А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Штурмы Великой Отечественной. Городской бой, он трудный самый" (страница 23)

   Большая роль в ночном штурме Запорожья отводилась 23-му танковому корпусу под командованием генерала Е. Г. Пушкина. Экипажи танков изучили направление атак на местности, для боев в городе были выделены специальные танковые десанты и штурмовые группы. Саперы подготовились к преодолению войсками противотанкового рва.
   Для организации взаимодействия с пехотой был отработан совместный план наступления. Стрелковые дивизии должны были продвигаться за танковыми бригадами и развивать и закреплять их успех. На организацию взаимодействия в 23-м корпусе отводилось 5 часов светлого времени и 2 часа темного. На местности были установлены общие ориентиры и определен порядок освещения. Направление атак танковых частей решено было протрассировать колышками с белыми стрелками, хорошо видимыми ночью. Каждой танковой роте выделялся колонновожатый из офицеров стрелковых войск. На танковые подразделения назначались десанты, а каждому танку придавалось по два-три бойца, которые охраняли машины от истребителей противника и обеспечивали целеуказание. Для лучшего опознания танки и САУ имели на бортах и сзади опознавательные знаки в виде геометрических фигур, нанесенных белой краской.
   Выход танков на установленный рубеж сигнализировался стоп-сигналами и кратковременным свечением фар на ходу. Пехота сигнализировала о выходе на рубеж светом карманных фонарей. Целеуказание осуществлялось в основном трассирующими пулями и снарядами. Ракеты применялись только для освещения противника и препятствий, а также путей их обхода. Было установлено, что до подхода к противотанковому рву танки движутся в боевых порядках пехоты, а после его преодоления с десантом они должны будут стремительно продвигаться вперед, ведя за собой пехоту. Чтобы не перестраивать войска, полосы наступления ночью оставались прежними. Много внимания уделялось разведке и морально-политической подготовке личного состава. 13 октября на юго-восточных подступах к городу была проведена разведка боем. В этот же день вышли специальные боевые листовки с призывом: «Гвардейцы! Вперед на штурм города!»
   Итак, не давая противнику передышки, которую он мог использовать для закрепления на промежуточных опорных пунктах или на внутреннем оборонительном обводе плацдарма, командующий фронтом решил закончить ликвидацию плацдарма ночным штурмом, проведенным одновременно всеми войсками, действовавшими против плацдарма, с привлечением 23-го танкового и 1-го гвардейского механизированного корпусов.
   Войскам были поставлены следующие задачи, которые они должны были разрешить ночным штурмом. 12-й армии (командующий – генерал-майор А. И. Данилов), 8-й и 3-й гвардейским армиям (командующие – генерал-лейтенант В. И. Чуйков и Д. Д. Лелюшенко) в 22 часа 13 октября приступить к штурму внутренних укреплений плацдарма по всему фронту, не дать противнику закрепиться на внутреннем оборонительном обводе, овладеть Запорожьем и сбросить врага в Днепр. (Схема.) 1-й гвардейский механизированный корпус (командир – генерал И. Н. Руссиднов) получил задание в 22 часа 13 октября атаковать противника с рубежа Люцерновский, к рассвету 14 октября захватить Запорожье и плотину Днепрогэс, не позволив противнику взорвать ее. 23-му танковому корпусу было приказано атаковать противника с рубежа кол. Ново-Еленовка, Ново-Александровка и к рассвету захватить южную часть Запорожья. 17-й воздушной армии (командующий – генерал В. А. Судец) была поставлена задача в ночь на 14 октября бомбить переправы противника у Запорожья и поддержать наступление 12-й и 8-й гвардейской армий.
   Основной задачей артиллерии было сопровождение пехоты и танков колесами, уничтожение огнем прямой наводки сопротивляющихся опорных пунктов и групп противника. С этими целями для стрельбы прямой наводкой в войска было выделено большое количество орудий, в том числе 122– и 152-мм самоходные орудия.
   В 22 часа 13 октября войска фронта перешли в наступление. Противник снял с северной части города танки, действовавшие против частей 12-й и 8-й гвардейской армий, и направил их против 39-й Чаплинской танковой бригады в центр города. Завязался тяжелый танковый бой внутри города, в результате которого противник, понеся большие потери, вынужден был отойти вначале на северную окраину города и затем, под прикрытием своих противотанковых орудий, расставленных на углах и перекрестках улиц, а также на площадях города, отошел к переправам. К 18 часам в руках противника оставалась только северная часть города, за которую вели упорные бои соединения 12-й армии. Войска 8-й и 3-й гвардейских армий начали наступление также ровно в 22 часа 13 октября. Части 12-й армии при поддержке большого количества орудий различного калибра, стрелявших прямой наводкой, уже к 4 часам 14 октября заняли опорные пункты противника в поселках Средний, Северный и Зеленый. Вступив в район заводов и заводских поселков, войска продолжали наступление.
   На фронте наступления 8-й гвардейской армии, после десятиминутной артиллерийской подготовки, решительной и стремительной атакой оборона противника была сломлена, и стрелковые части, продвигаясь вслед за танками 1-го гвардейского механизированного корпуса, отбрасывали противника к Запорожью. Еще до наступления рассвета 14 октября части 8-й гвардейской армии подошли к восточной окраине Запорожья. Войска 3-й гвардейской армии во взаимодействии с танковыми бригадами 23-го танкового корпуса успешно развивали наступление и к 6 часам овладели всей южной частью города.
   О событиях той ночи повествует генерал Д. Д. Лемошенко:
   «Атаки столь крупными силами противник, конечно же, не ожидал. Танкисты корпуса Е. Г. Пушкина совместно с 59-й гвардейской стрелковой дивизией Г. П. Карамышева и 266-й стрелковой дивизией К. Г. Ребрикова преодолели противотанковый ров, захватили населенные пункты Степное и Мокрая и устремились к городу. Но на пути оказался сильный узел сопротивления в районе поселка Южное. С ходу овладеть им не удалось. Тогда, применяя умелый маневр, 39-я танковая бригада полковника С. И. Беспалова во взаимодействии с 3-й танковой бригадой полковника И. А. Девятко 23-го танкового корпуса и пехотой 59-й гвардейской и 266-й стрелковых дивизий овладели этим поселком, обходя его с юга.
   Теперь открывались ворота в город, но вблизи Запорожья протекали две речки: Московка и Мокрая. Форсирование их представляло нелегкую задачу. Пойма была заболочена. Танковой бригаде полковника С. И. Беспалова в тесном взаимодействии с 59-й дивизией удалось преодолеть обе водные преграды ночью в течение двух часов. Впереди шла боевая машина лейтенанта П. В. Качимского (водитель – старший сержант Б. М. Романчук) с отделением саперов на броне танка. Они смело ворвались в боевые порядки противника и на его плечах с зажженными фарами пересекли по мостам обе речки. Беглым огнем из пушки и пулемета поддерживал их танк лейтенанта Канцеляристова, наступавший за ними. Смелые разведчики тогда же были награждены.
   Вскоре началась стремительная атака южной окраины города силами 23-го танкового корпуса, 59-й гвардейской и 266-й стрелковых дивизий. Утром 14 октября к центру города прорвалась 59-я гвардейская стрелковая дивизия вместе с танками корпуса Е. Г. Пушкина, а за ними наступали главные силы 3-й гвардейской армии – 32-й и 34-й гвардейский стрелковые корпуса.
   На фронте наступления 12-й армии особенно напряженные бои развернулись в заводском пригороде Вознесенка. Здесь штурмовые отряды вели горячие уличные бои с группами пехоты противника, яростно отбивавшимися в заводских зданиях и домах рабочих поселков. Вражеские гарнизоны городских опорных пунктов, прикрывая отход своих частей через плотину Днепрогэса, старались держаться как можно дольше. Однако лишь незначительным разрозненным группам неприятеля удалось проскочить по плотине Днепрогэса на западный берег Днепра. До вечера советские войска продолжали ликвидацию небольших вражеских групп, засевших в некоторых опорных пунктах и не сдававшихся в плен.
...
   Приказ
   Верховного Главнокомандующего
   генералу армии Р. Я. Малиновскому
   «Войска Юго-Западного фронта, продолжая успешные наступательные действия, сломили ожесточенное сопротивление противника и сегодня, 14 октября, штурмом овладели крупным областным и промышленным центром Украины городом Запорожье – важнейшим транспортным узлом железнодорожных и водных путей и одним из решающих опорных пунктов в нижнем течении Днепра…»
   Осенью 1943 года вермахт предпринимал все возможные меры, чтобы осуществить планомерный отход из Левобережной Украины, одновременно создать неприступный «Восточный вал» («Ostuall), основная часть сооружений которого проходила по Днепру. Задача эта была не из легких. Все более частыми становились самовольное оставление рубежей обороны, заторы на дорогах, перемешивание отходящих колонн, неразбериха на переправах. Участник тех событий, бывший командир 48-го танкового корпуса генерал Меллентин, писал: «Сплошного фронта больше не существовало, и подвижные части русских уже действовали в нашем глубоком тылу. Мы должны были как можно быстрее отойти к Днепру и поэтому шли на большой риск и возможные тяжелые жертвы. Мы не могли прекращать нашего отхода в дневное время, так как положение было слишком серьезным, и те, кто отставал или попадал под удары авиации, были предоставлены самим себе».
   Во второй половине сентября темпы и размах наступления советских войск продолжали нарастать. Наиболее успешно оно развивалось в полосе Центрального и Воронежского фронтов (командующие – генералы армии Р. Я. Малиновский и Н. Ф. Ватутин), усиленных резервами Ставки ВГК, – на киевском и гомельском направлениях. Разрыв фронта на стыке групп армий «Центр» и «Юг» все более расширялся. Усилия немецко-фашистского командования восстановить непосредственную связь между ними не привели к успеху.
   Войска правого крыла Центрального фронта форсировали Десну и 16 сентября освободили Новгород-Северский. Немецкая оборона на Десне рухнула, и командование вермахта уже не могло, опираясь на этот оборонительный рубеж, нанести удар во фланг и тыл советских войск, наступавших на гомельском и киевском направлениях. Войска левого крыла Центрального фронта продолжали развивать наступление к Днепру. Им предстояло еще форсировать Десну южнее Чернигова. Для захвата переправ через реку создавались передовые отряды из подвижных подразделений, усиленных артиллерией и инженерными подразделениями. В ночь на 19 сентября войска Центрального фронта форсировали Десну восточнее и юго-западнее Чернигова. Захватив плацдармы на правом берегу, главные силы 13-й армии продолжали развивать наступление к Днепру, а частью сил обходить Чернигов с востока и запада. С северо-востока к городу с боями продвигались соединения 61-й армии (командующий – генерал-полковник П. А. Белов) и 7-й гвардейский кавалерийский корпус.
   К исходу 20 сентября, сломив после двухдневных боев упорное сопротивление противника, войска 28-го стрелкового корпуса (командир – генерал-майор А. Н. Нечаев) вплотную подошли к Чернигову: 148-я стрелковая дивизия (командир – генерал-майор А. Я. Мещенко) с востока, а 181-я стрелковая дивизия (командир – генерал-майор А. А. Сараев) – с юга. 211-я стрелковая дивизия (командир – генерал-майор В. Л. Можлиновский) перерезала Черниговское шоссе на участке Михайло-Коцюбинское, Андреевка. Однако выйти к железной дороге и окончательно отрезать черниговской группировке врага пути отхода на запад ей не удалось. 77-я гвардейская стрелковая дивизия (командир – генерал-майор А. М. Астапов) 61-й армии, имевшая задачу отсечь черниговской группировке гитлеровцев пути отхода на север, сделать этого не смогла.
   В ночь на 21 сентября непосредственно в районе Чернигова оборонялись основные силы 203-й охранной дивизии, отдельные подразделения 2-й и 12-й танковых дивизий, а также различные тыловые и специальные части и подразделения противника. Севернее Чернигова действовали главные силы 12-й немецкой танковой и 1-й венгерской пехотной дивизий, а западнее – 2-я танковая дивизия. Сохраняя в своих руках коммуникации в северном и северо-западном направлениях, немецко-фашистское командование продолжало упорное сопротивление в районе Чернигова, стремясь как можно дольше удержать его, сковать здесь советские войска и тем самым создать более благоприятные условия для отхода своих главных сил за Днепр.
   В создавшейся обстановке необходимо было в минимально короткий срок завершить разгром черниговской группировки противника и освободить город Чернигов. Поэтому командир 28-го стрелкового корпуса принимает решение овладеть Черниговом ночным штурмом. В 15.00 он поставил задачи командирам 148, 181 и 211-й стрелковых дивизий, командиру 129-й отдельной танковой бригады майору А. М. Савченко (резерв корпуса), командирам – 874-го истребительно-противотанкового полка подполковнику А. П. Федорову, 476-го минометного полка майору В. Г. Гладких, 1287-го зенитного артиллерийского полка подполковнику Остроглазову. Предоставив подчиненным время для подготовки ночного штурма, генерал А. Н. Нечаев согласовал с командующим 16-й воздушной армией генерал-лейтенантом Руденко вопрос авиационного обеспечения, к которому привлекались 20-я гв. штурмовая авиационная дивизия, 273-я истребительная авиационная дивизия, 6-й истребительный авиационный корпус и 271-я авиационная дивизия ночных бомбардировщиков.
   После короткого огневого налета в 01.00 21 сентября 148-я и 181-я стрелковые дивизии приступили к штурму. 148-я стрелковая дивизия начала штурм с форсирования р. Стрижень, на западном берегу которой противник занимал подготовленную оборону. Ожесточенный бой на переправах через эту речку шел несколько часов. Только около 4.00 части дивизии ворвались в Чернигов и завязали уличные бои. В ходе их особенно успешно действовала штурмовая группа в составе 1-й стрелковой роты 654-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта И. Л. Быковского. В период штурма путь роте преградил сильно укрепленный опорный пункт гитлеровцев (крахмальный завод), подступы к которому были заминированы. Оборонял его довольно значительный гарнизон, располагавший несколькими артиллерийскими орудиями. Попытка овладеть этим опорным пунктом с ходу не удалась. Тогда командир роты, сковав частью сил противника с фронта, использовал ночные условия, чтобы главными силами совершить смелый обходный маневр с целью выхода противнику в тыл. Подвергшись внезапному удару с тыла и не зная истинной численности действовавшего перед ним советского подразделения, ошеломленный противник поспешно прекратил сопротивление и оставил опорный пункт, которым рота Быковского овладела почти без потерь.
   Преодолевая упорное сопротивление противника, части 148-й стрелковой дивизии к рассвету полностью овладели восточной частью Чернигова и вышли на соединение с наступающими с юга полками 181-й стрелковой дивизии. К этому времени ее 292-й стрелковый полк уничтожил вражескую группировку в юго-западной части города, овладев вокзалом. 129-й отдельный танковый батальон перерезал шоссе, идущее из Чернигова на запад. 288-й стрелковый полк во взаимодействии с 887-м полком 211-й стрелковой дивизии к рассвету перешел в преследование противника в западном направлении.
   Одновременно с севера к Чернигову с боями подходила 77-я гвардейская стрелковая дивизия. Почувствовав угрозу окружения, вражеский гарнизон начал поспешное отступление в северо-западном направлении. Свой отход противник осуществлял под прикрытием сильных арьергардов, борьба с которыми в северной части города продолжалась еще несколько часов. К полудню 21 сентября 1943 года город Чернигов был полностью освобожден советскими войсками.
   В результате трехдневных боевых действий 28-й стрелковый корпус во взаимодействии с левофланговыми соединениями 61-й армии осуществил разгром черниговской группировки противника. В ходе боевых действий с 19 по 21 сентября 1943 года частями корпуса были разгромлены две танковые и одна пехотная дивизии противника, а также несколько его отдельных частей. Было уничтожено более 2 тысяч гитлеровцев, до 30 танков и штурмовых орудий, 10 самолетов, 58 орудий и минометов, 5 бронемашин, а также много другой боевой техники и вооружения. Количество пленных превышало 100 человек, трофеями стали 51 орудие и миномет, около 80 пулеметов, до 120 тонн горючего, свыше 500 тонн продовольствия и 260 вагонов с различными воинскими грузами.
   Соединения 28-го стрелкового корпуса приобрели значительный опыт по форсированию крупных водных преград с ходу и овладению городом. Как показала практика боевых действий, успешное решение задачи по форсированию Десны было обусловлено следующими факторами: заблаговременной подготовкой войск к форсированию еще на подходе к водной преграде; тщательной организацией разведки противника и реки на широком фронте; высылкой передовых отрядов с целью захвата и удержания плацдармов до подхода главных сил; правильным выбором участков форсирования, направления главного удара и решительным массированием сил на этом направлении; стремлением к надежному подавлению противника огнем артиллерии, особенно выделенной для ведения огня прямой наводкой; широким использованием подручных средств в условиях отсутствия достаточного количества табельных; достижением внезапности форсирования при осуществлении его на широком фронте, с применением дымов на отдельных участках; непрерывностью форсирования днем и ночью; своевременным развитием успеха на том направлении, где он обозначился, за счет быстрой перегруппировки войск с других направлений.
   В боях за Чернигов обращает на себя внимание выбор способа разгрома противника в городе путем двухстороннего охвата его группировки с одновременной подготовкой и осуществлением штурма в ночных условиях. Выход советских войск на фланги противника сыграл решающую роль в исходе борьбы за Чернигов, а ночной штурм обеспечил им достижение внезапности действий.
   Еще в конце сентября 1943 года войска 1-го Украинского фронта под командованием генерала армии Н. Ф. Ватутина овладели плацдармами на правом берегу Днепра севернее и южнее Киева. Дважды (с 12 по 15 и с 20 по 23 октября) они предпринимали наступление с целью овладеть столицей Украины. Главный удар наносился с букринского (южного) плацдарма, вспомогательный – с северного (лютежского) плацдарма. Обе операции не получили развития. Тогда у командующего войсками фронта возникла идея нанести удар с севера, где войска 38-й армии (командующий – генерал Н. Е. Чибисов) сумели к этому времени значительно рассчитать плацдарм для создания крупной ударной группировки. Генерал Н. Ф. Ватутин доложил полный вариант решения Верховному Главнокомандующему. В ночь на 25 октября поступила директива Ставки ВГК.
...
   Приказ Командующему
   1-м Украинским фронтом
   «…Ставка приказывает произвести перегруппировку войск 1-го Украинского фронта с целью усиления правого крыла фронта, имея ближайшей задачей – разгром киевской группировки противника и овладение Киевом».
   В документе указывалось, как именно усилить правое крыло и создать на лютежском плацдарме перевес в силах и средствах. Ставка предложила перевести с букринского плацдарма на участок севернее Киева 3-ю гвардейскую танковую армию, использовав ее здесь совместно с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом. Верховное Главнокомандование требовало провести переброску войск незаметно для противника, применив средства маскировки.
   По замыслу Ставки, соединения, оставшиеся на букринском плацдарме, также должны были вести наступательные действия и притянуть на себя как можно больше сил противника, а при благоприятных условиях – прорвать оборону врага и двигаться вперед. Директива содержала конкретные указания и по поводу усиления правого крыла фронта стрелковыми дивизиями. К перегруппировке приказано было приступить немедленно, а наступление начать 1–2 ноября 1943 года.
   Ответственность за своевременную перегруппировку и сосредоточение войск на лютежском плацдарме возлагалась на заместителя командующего войсками фронта генерал-полковника А. А. Гречко.
   Вспоминает член Военного совета фронта генерал К. В. Крайнюков:
   «Для подготовки операции отводилось всего лишь 7–8 суток. Дорог был каждый день, каждый час. И уже в ночь на 26 октября началась крупная перегруппировка войск. На букринском плацдарме незаметно снимались с позиций танковые бригады и артиллерийские части. Вместо убывших боевых машин расставлялись макеты танков, оборудовались ложные огневые позиции батарей и дивизионов. Войска и штабы уходили с плацдармов, а многие радиостанции на прежнем месте продолжали вести обычный радиообмен. Оставшиеся в районе Букрина артиллерийские подразделения стремились поддерживать прежний режим огня. Войска на плацдарме продолжали оборонительные инженерные работы, углубляя траншеи, совершенствуя позиции.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация