А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Штурмы Великой Отечественной. Городской бой, он трудный самый" (страница 21)

   В указанное время на мост прибыл немецкий офицер, который от имени генерала Вейдлинга заявил о готовности берлинского гарнизона прекратить сопротивление. Утром 2 мая Вейдлинг и группа подчиненных ему офицеров сдались в плен. По словам генерала, такое решение он принял самостоятельно, когда узнал, что Геббельс отравился.
   Вейдлингу было предложено отдать письменный приказ о капитуляции подчиненных ему войск гарнизона, что он и сделал. Вскоре по просьбе советского командования аналогичный приказ отдал от имени германского правительства заместитель Геббельса Г. Фриче.
   Приказы о капитуляции усилительными радиоустановками передавались немецким войскам. Началась массовая сдача в плен. 2 мая сдались 134 700 человек. Среди них были солдаты и офицеры из различных частей и различных родов войск, военные чиновники, работники военной полиции.

   Победители

   Тем не менее отдельные вооруженные группы фашистов продолжали вопреки приказам пробиваться на запад. Самых крупных было две: одна (численностью около 17 тысяч человек) прорывалась из Берлина, другая (до 30 тысяч солдат и офицеров) – из Шпандау. Вместе с ними из окружения выходило около 300 видных функционеров нацистской партии.
   Советское командование приняло необходимые меры для воспрещения выхода этих групп. На путях их движения было спланировано огневое поражение артиллерией и атаки танковых войск. В результате обе группы оказались расчлененными на части и в тот же день были разгромлены.
   Итак, Берлин пал. Колонны пленных уныло двигались по улицам поверженной столицы. Впереди колонн шли генералы и офицеры. Многие из пленных были ранеными, и их поддерживали товарищи. На колонны пленных молча смотрели уцелевшие жители Берлина, стремясь увидеть своих родных и близких. А рядом – толпы ликующих советских воинов, бурно празднующих свою победу. Обычная картина финала любой войны…
* * *
   Берлин пал, но война еще продолжалась. С 26 апреля 2-й Белорусский фронт наступал в северо-западном направлении, стремясь прижать 3-ю танковую армию генерала X. Мантейфеля к Балтийскому морю. Маршал К. К. Рокоссовский наращивал силу ударов по противнику. Кроме трех его армий, в наступление перешла также 2-я ударная армия генерала И. И. Федюнинского. Вступили в сражение переправившиеся через Одер все танковые, механизированный и кавалерийский корпуса. При поддержке 4-й воздушной армии генерала К. А. Вершинина они стремительно продвигались в глубину.
   Навстречу войскам К. К. Рокоссовского наступала 21-я группа армий союзных войск. Командовал ею британский фельдмаршал Б. Монтгомери. В конце апреля английские войска форсировали Эльбу и, не встречая сопротивления, быстро пошли на восток. 3 мая им без боя сдался гарнизон Гамбурга. С утра 5 мая прекратили боевые действия немецкие войска и силы флота в Голландии и Дании, на северо-западе Германии и островах Северного моря.

   Побежденные

   Однако против Красной Армии вермахт продолжал борьбу. Командующий группой армий «Висла», куда входила и 3-я танковая армия, получил приказ ставшего преемником Гитлера адмирала Деница вести боевые действия так, чтобы как можно больше своих сил отвести на запад, за линию Демиц, Висмар, т. е. в зону боевых действий английских и американских войск.
   2-й Белорусский фронт следовал за 3-й танковой армией по пятам, хотя при отходе противник минировал дороги и взрывал мосты. Упорным сопротивлением на подготовленных по рекам, каналам и в межозерных дефиле оборонительных рубежах он стремился задержать преследующих.
   Но советские войска продолжали наступление. 2-я ударная и 65-я армии 2 мая вышли на побережье Балтийского моря. 70-я и 49-я армии, преследуя дивизии 3-й танковой и только что сформированной 21-й армий, наступали на запад. До соединения с группой армий фельдмаршала Монтгомери советским войскам оставалось всего 20–30 км.
   Главные силы Монтгомери в это время наступали на север, к Балтийскому морю. Для прикрытия с востока фельдмаршал выделил один американский корпус. 4 мая советские войска на рубеже Висмар, Шверин, Демиц соединились с союзниками, но противник куда-то бесследно исчез. Выяснилось, что еще два дня назад командующие 3-й танковой и 21-й армиями вермахта генералы Мантейфель и К. Типпельскирх установили контакт с американцами. В самый последний момент, когда советские войска должны были вот-вот подойти, обе немецкие армии перешли линию американского фронта и сложили оружие. При этом Мантейфель со своей 200-тысячной группировкой сдался одной американской пехотной дивизии.
   Важно то, что за весь период боевых действий 2-й Белорусский фронт не позволил противнику перебросить под Берлин ни одной дивизии. Даже те части, которые германское командование уже начало передвигать из-под Данцига к столице, были скованы и разгромлены.
   Войска 1-го Белорусского фронта, которые в период штурма Берлина обходили его с севера и юга, теперь продвигались к Эльбе. 2 мая передовые отряды 61-й армии генерала П. А. Белова встретились южнее Виттенберга с 84-й пехотной дивизией американских войск. В период с 4 по 7 мая на Эльбу вышли, соединившись с 9-й американской армией, 1-я польская и 47-я армии. Отступавшая под их натиском 12-я армия генерала Венка после предварительных переговоров с американцами переправилась на западный берег реки и сдалась им. По словам Типпельскирха, тогда «удалось спасти примерно 100 тысяч человек от русского плена».
   Еще южнее, сменив войска 1-го Украинского фронта, рубеж реки Эльбы заняли 3, 69 и 33-я армии 1-го Белорусского фронта. К реке Мульде вышли, соединившись с главными силами 1-й американской армии, две стрелковые дивизии 13-й армии 1-го Украинского фронта, в то время как его главные силы со 2 мая перемещались на юг, готовясь для наступления на Прагу.
   Советским войскам, проводившим Берлинскую операцию, существенную помощь оказал Балтийский флот, которым командовал адмирал В. Ф. Трибуц. 22 апреля народный комиссар Военно-морского флота адмирал Н. Г. Кузнецов потребовал от В. Ф. Трибуца сразу же после завершения разгрома немцев в Кёнигсберге и Данциге поддержать наступление войск 2-го Белорусского фронта вдоль морского побережья. В. Ф. Трибуц стремился воспретить эвакуацию германских войск из Восточной Пруссии и Курляндии в порты западной части Балтийского моря. Для выполнения поставленных задач флот использовал военно-воздушные силы, торпедные и сторожевые катера, тральщики и развернутые на позициях подводные лодки. Как и прежде, крупные надводные корабли оставались в Кронштадте, лишенные возможности из-за сложной минной обстановки выйти из Финского залива в открытое море.
   В начале мая авиация Балтийского флота нанесла массированные удары по военно-морской базе противника в Свинемюнде. Успех превзошел все ожидания: потоплен германский линкор «Шлезиен», уничтожены и повреждены шесть транспортов, три эскадренных миноносца, несколько тральщиков и сторожевых катеров. Войска 2-го Белорусского фронта, используя удары флота, 5–6 мая овладели Свинемюнде и островом Рюген.
   Вечером 7 мая командующие советскими фронтами, действовавшими против Германии, получили директиву Ставки ВГК, в которой указывалось, что германские Вооруженные силы как на Западном, так и на Восточном фронте 8 мая с 23 часов среднеевропейского времени, согласно достигнутому в Реймсе соглашению, должны капитулировать. Ставка приказывала любыми средствами известить об этом командование и войска противника, потребовать от них сложить оружие и сдаться в плен, а в случае продолжения сопротивления – нанести решительные удары. Правда, в полосе 1-го и 2-го Белорусских фронтов сопротивляться было уже некому. От капитуляции уклонялась лишь группировка противника, сосредоточенная в Южной Германии и Чехословакии, а также Военно-морские силы вермахта на Балтийском море.
   Итак, Берлинская операция успешно завершилась. 1-й и 2-й Белорусские и 1-Украинский фронты поставленную перед ними задачу выполнили. С 16 апреля по 8 мая, продвинувшись на глубину от 160 до 220 км, они овладели Берлином и соединились с англо-американскими войсками. За такой короткий срок Красная Армия разгромила 93 германские дивизии, большое количество отдельных полков и батальонов; было захвачено около 480 тысяч военнопленных, 11 тысяч орудий и минометов, более 1,5 тысячи танков и штурмовых орудий, 4,5 тысячи боевых самолетов. Столь высокой результативности не достигалось ни в одной из проведенных ранее операций Великой Отечественной войны.
   Берлинская операция содержит много поучительного и по праву составляет отечественную военную гордость. Если под Сталинградом разгром 300-тысячной группировки противника потребовал более двух месяцев, то на уничтожение полумиллионной группировки, окруженной в Берлинской операции, советскому командованию потребовалось только семь суток.
   Тем не менее оценка Берлинской операции содержит немало преувеличений, навеянных эйфорией победного завершения войны. Прежде всего, необходимо помнить, что общая военно-политическая обстановка, в которой проводилась операция, была особенно благоприятной. Германия вела вооруженную борьбу на два фронта, отражая одновременно удары с востока и запада. Ей, оставшейся в одиночестве, теперь противостояли державы, которые обладали сильной экономикой, огромными людскими ресурсами, могучими вооруженными силами.
   И при всем этом войска трех советских фронтов и силы Балтийского флота за три недели наступления потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 361 367 человек. Фронты потеряли 2108 орудий и минометов, 1997 танков и самоходных артиллерийских установок, 917 боевых самолетов.
   Берлинская операция занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самое кровопролитное сражение современности. В нем с обеих сторон участвовало 3,5 миллиона человек, 52 тысячи орудий и минометов, 7750 танков и 11 тысяч самолетов.
   Разумеется, столь огромные потери советских и польских войск – это следствие, прежде всего, отчаянного сопротивления немцев. Слишком велик был их страх, что пришло время держать ответ за многочисленные злодеяния, совершенные на оккупированной территории СССР.
   Однако и действия Красной Армии страдали недостатками. Это прежде всего спешка с началом наступления, вызванная политическими мотивами: стремлением опередить англо-американских союзников в овладении Берлином. Неудачным оказался лобовой удар 1-го Белорусского фронта по Берлину, что привело к необходимости прорывать оборону противника в самом сильном месте.
   Признавая недостатки в наступлении на Берлин, маршал Г. К. Жуков писал в своих мемуарах: «Взятие Берлина следовало бы сразу, и в обязательном порядке, поручить двум фронтам: 1-му Белорусскому и 1-му Украинскому… Мог быть, конечно, и иной вариант: взятие Берлина поручить одному 1-му Белорусскому фронту, ycилив его левое крыло не менее чем двумя общевойсковыми и двумя танковыми aрмиями, одной авиационной армией и соответствующими артиллерийскими и инженерными частями».
   Но надо понимать, что такое усиление 1-й Белорусский фронт мог получить только за счет 1-го Украинского фронта, то есть за счет И. С. Конева, который сам тоже хотел взять германскую столицу. Но И. С. Конев спустя 20 лет после войны признавал, что после окружения Берлина никакой надобности в помощи 1-му Белорусскому фронту в штурме города не было.
   Несмотря на все последующие разговоры и исследования, падение Берлина стало венцом в войне с фашистской Германией. Советские воины вошли в этот город победителями, а над Рейхстагом был поднят красный флаг. В ознаменование этого события была учреждена медаль «За взятие Берлина». Вручили ее непосредственным участникам штурма города – 1 082 тысячам солдат, сержантов и офицеров Красной Армии и Войска Польского.
   За Берлинскую операцию в 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах ордена и боевые медали получили 1 141 тысяча воинов. Г. К. Жуков стал трижды Героем Советского Союза, И. С. Конев и К. К. Рокоссовский были удостоены второй Золотой Звезды. Почетное наименование Берлинских было присвоено 187 частям и соединениям.
   Но даже после того, как советские войска успешно штурмовали Берлин, на территории Германии еще оставались города, превращенные в сильные опорные пункты, гарнизоны которых не собирались сдаваться. Одним из таких городов был Шпандау.
   О том, как капитулировал гарнизон цитадели Шпандау, рассказал в одном из очерков, помещенных в книге «Великая Отечественная война в письмах», капитан запаса В. С. Галл, в то время офицер политотдела 47-й армии:
   «…Конец апреля 1945 года. Войска 47-й армии 1-го Белорусского фронта освободили один из западных пригородов Берлина и с боями продвигались в направлении на Бранденбург. В тылу армии осталась цитадель Шпандау, так как взять с ходу ее не удалось и наступавшие части обошли крепость. Существенного влияния на развитие дальнейших событий она уже не имела. Но ее орудия держали под обстрелом мост через реку Хафель, по которому непрерывным потоком двигались наши войска, военная техника, машины с боеприпасами. Требовалось захватить цитадель. За ее стенами находились не только 24 гитлеровских офицера и свыше 200 солдат, но и их семьи, а также сотни местных жителей, главным образом старики, женщины и дети.
   – Засевшие в крепости фашисты не могут не понимать, что оказались в безвыходном положении. Чтобы избежать неоправданных потерь, командующий армией принял решение склонить их к капитуляции без боя, – сказал начальник политического отдела полковник М. X. Калашник. – Это задание в основном возлагаем на офицеров отделения майора Гришина.
   29 апреля в крытом кузове мощной громкоговорящей установки мы поехали в Шпандау. День выдался пасмурным и холодным. Через окошко виднелись развалины Шарлоттенбурга, заводские корпуса Сименсштадта. Война близилась к концу, и каждый из нас думал о своем…
   Агитмашина въехала в Шпандау. Городок походил на другие предместья Берлина: невысокие дома, узкие улочки, на окраине небольшой лес. За ним находилась цитадель, а дальше – река. Здесь, в лесу, мы и приступили к работе. На удобном месте установили машину репродукторами в сторону крепости и начали передачу: «Солдаты и офицеры! Цитадель окружена советскими войсками. Помощи вам ждать неоткуда. Дальнейшее сопротивление бессмысленно. Крепостные стены не спасут вас от верной гибели. Ваше единственное спасение – капитуляция. Высылайте парламентеров!»
   Это обращение нашего командования мы передавали на немецком языке в течение нескольких часов, делая небольшие паузы. Во время пауз ждали, не появятся ли парламентеры. Но их не было. Перед микрофоном выступали также местные жители – родственники солдат гарнизона. Они призывали своих мужей, братьев и отцов к немедленной капитуляции, чтобы избежать напрасного кровопролития. Когда и это не принесло желаемого результата, группа немецких женщин попросила разрешения пойти им самим к цитадели, поговорить с комендантом и офицерами и уговорить их сдаться. Получив одобрение полковника М. Калашника, майор В. Гришин дал согласие. Женщины, взяв с собой письма от бургомистра и других граждан Шпандау с просьбой о капитуляции, отправились с белым флагом. Вместе с ними пошел уполномоченный Национального комитета «Свободная Германия» Ганс Ульмер. Делегаты вернулись расстроенные: почти час они беседовали через амбразуры с офицерами крепости, передали им письма, но не добились успеха.
   С рассвета следующего дня решили сделать еще одну попытку избежать штурма. Майор Гришин и я, взяв белый флаг, отправились в путь. Чем ближе подходили к крепости, тем лучше ее видели. Потемневшие от времени башни, стены, амбразуры. Имелся и ров, правда, без воды. Через него перекинут мостик, хотя и неподъемный. По этому мостику мы подошли к массивным воротам цитадели. Они забаррикадированы, перед ними стоял «тигр». Ствол его орудия разворочен, гусеницы разбиты, броня покрыта ржавчиной.
   Никто нас не окликнул, мы никого не видели, только заметили, что в бойницах и амбразурах повернулись в нашу сторону стволы автоматов и пулеметов. Так как «языковая» часть переговоров лежала на мне, я должен был приступить к делу.
   – Халло! – громко произношу перед огромными воротами, чертыхнувшись про себя, что навстречу нам никто не вышел.
   – Что вам нужно? – откуда-то сверху отозвался голос.
   – Хотим переговорить с комендантом.
   – Подождите.
   Через несколько минут на непропорционально маленьком балконе, расположенном над воротами, появились два немецких офицера.
   – Я комендант цитадели, – сказал один из них. – Что вам угодно?
   Балкончик высоко. Чтобы продолжать разговор, необходимо запрокидывать голову и чуть ли не кричать. Это неудобно, да и унизительно.
   – Нашу беседу целесообразнее вести в лучших условиях.
   Комендант молча кивнул и так же молча подал кому-то знак рукой. На балкон вышли двое солдат, что-то приладили у перил, и вдруг к земле полетела веревочная лестница. По ней один за другим спустились оба офицера.
   – Комендант крепости полковник профессор Юнг.
   – Заместитель коменданта подполковник Кох, – представились они.
   Мы назвали себя. Напомнив о близком окончании войны, о том, что советские войска под Бранденбургом, разъяснили бессмысленность сопротивления гарнизона цитадели, а также изложили условия капитуляции (сохранение жизни, медицинская помощь больным и раненым, достаточное питание).
   Юнг и Кох отошли в сторону и стали тихо совещаться. Мы могли теперь детальнее рассмотреть их. Полковник – пожилой, почти старик. Морщинистое лицо. Из-под фуражки с высокой тульей видны коротко остриженные седые волосы. За стеклами очков в железной оправе тусклые серые глаза. Вокруг шеи излишне просторный ворот шинели, обвисшие узкие плечи. Все это плохо гармонировало с серебристым витьем его погон. Видимо, полковник – не кадровый военный.
   Кох несколько ниже и моложе. Шинель сидела как влитая на его коренастой фигуре. На полных глянцевых щеках играл румянец. Цепкие, словно ощупывающие все карие глаза.
   Офицеры подошли к нам. Полковник хмурился.
   – Я согласился бы капитулировать на условиях, предложенных вашим командованием, – сказал он. – Но есть приказ фюрера: если комендант осажденной крепости или командир окруженного соединения самовольно сдастся в плен, то любой подчиненный ему офицер может и обязан его расстрелять и возглавить оборону. Поэтому мое единоличное решение капитулировать не принесло бы пользы, – он горько усмехнулся, – ни вам ни мне. Предлагаю, чтобы мой заместитель сообщил всем офицерам гарнизона ваши условия капитуляции и возвратился с их решением.
   Вскоре вернулся подполковник Кох. Офицеры цитадели согласия на капитуляцию не дали.
   – Если к 15 часам не получим от вас ответа на предложение капитулировать, мы начнем штурм крепости, – заявил майор Василий Григорьевич Гришин.
   Вскоре майор Гришин и я прибыли в Шпандау, доложили командованию армии о результатах переговоров. Мне приказали вернуться к назначенному месту встречи и ждать парламентеров. Это на той же опушке леса, у тех же окопов.
   Так как все наши попытки склонить гарнизон цитадели сложить оружие были в основном известны бойцам, они задавали много вопросов, интересуясь подробностями переговоров. Кто-то даже завел спор с сослуживцем, стоило ли тратить столько усилий, когда еще неизвестно, чем все кончится, не проще бы без всяких проволочек выбить немцев. Я отвечал почти машинально: сказывалась усталость и в то же время не покидала тревога за исход дела.
   Постепенно все примолкли, стали готовиться к бою. До 15 часов оставались считаные минуты, когда один из солдат взволнованно сообщил:
   – Товарищ капитан, идут!
   Выбрался из окопа, пошел навстречу. Это полковник Юнг и подполковник Кох с белым флагом.
   – Прошу сообщить вашему командованию, господин капитан, – сказал Юнг, – что гарнизон цитадели решил капитулировать.
   Спустя некоторое время через разбаррикадированные ворота в крепость вошли подразделения 605-го стрелкового полка, и наши автоматчики начали уводить солдат и офицеров сложившего оружие гарнизона к сборному пункту для военнопленных.
   К майору Гришину и ко мне подошли комендант и его заместитель.
   – Мы хотели бы попрощаться с вами, – сказал Кох на чистом русском языке. Заметив наше удивление, пояснил: – Несколько лет я жил в Санкт-Петербурге и немного говорю по-русски.
   Тогда мы поняли: неспроста подполковник в течение нашего недавнего визита в цитадель находился всегда рядом. Хорошо, что мы не обронили ни одного лишнего слова!..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация