А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Штурмы Великой Отечественной. Городской бой, он трудный самый" (страница 15)

   Войска медленно продвигались в глубь города, частью сил решая задачи на первой позиции. Противник отчаянно сопротивлялся. Только в течение 7 апреля им было произведено 35 контратак, в основном против войск 43-й и 39-й армий. Несмотря на это, советским войскам к исходу дня удалось захватить несколько важных объектов, в том числе один из самых мощных фортов – «Король Фридрих Вильгель III» (форт № 5), который сопротивлялся особенно упорно. Впоследствии за героизм, проявленный при штурме этого форта, 15 солдат и офицеров были удостоены звания Героя Советского Союза.
   С утра 8 апреля штурм возобновился с новой силой. К середине дня, соединившись в районе Амалиенау, войска 11-й гвардейской и 43-й армий отсекли северо-западную часть города. После этого соединения 11-й гвардейской армии сломили сопротивление противника в южной части города и завязали бои в его центре.
   Особенно большую роль сыграли штурмовые группы, ранее прошедшие специальную подготовку. Группы автоматчиков просачивались между домами, проникали в тыл противнику, вели разведку и до подхода основных сил штурмового отряда блокировали отдельные улицы. Орудия сопровождения, действуя попарно, вели огонь прямой наводкой, уничтожая огневые средства в зданиях и разрушая баррикады на улицах. Передвигались скачками: в то время, когда одно орудие вело огонь по противнику, второе совершало перемещение на новые огневые позиции.
   Танки и САУ двигались за пехотой на удалении 15–22 м. Как только пехота встречала сопротивление противника, они выдвигались вперед, вели огонь по вновь обнаруженным целям или разрушали баррикады.
   В 15 часов соединения 11-й гвардейской армии ворвались на площадь перед Королевским замком. Артиллерия открыла по замку огонь прямой наводкой, а в воздухе над ним появились тучи советской авиации. Самолеты 18-й воздушной армии совершили массированный налет на крепость. Под прикрытием 232 истребителей они разрушали крепостные оборонительные сооружения, огневые позиции артиллерии и уничтожали войска противника. Неоднократным массированным налетам авиации флота и 4-й воздушной армии подверглась и база Пиллау, где находились военные корабли и транспорты врага. Всего за третьи сутки штурма советской авиацией было совершено 6000 самолето-вылетов и сброшено 2100 бомб разного калибра. Поздно вечером в полосе наступления 50-й армии сдался последний форт внешнего оборонительного обвода Кёнигсберга – «Гнейзенау».
   В этот день наступавшие войска действовали преимущественно штурмовыми отрядами и группами. Вся дивизионная артиллерия была придана штурмовым отрядам. Непрерывно росло число орудий сопровождения. Например, если в 43-й армии 6 апреля их было 188, то к исходу 8 апреля – 312. Кроме того, в уличных боях для стрельбы прямой наводкой широко применялись одиночные реактивные снаряды. С этой целью в гвардейских минометных бригадах было создано по 2–3 штурмовые группы по 12 человек каждая. Стрельба реактивными снарядами М-31 велась прямо из укупорки, которая устанавливалась напротив объекта, подлежавшего разрушению.
   В этот день гарнизону Кёнигсберга через парламентеров было предложено сложить оружие, однако немецкое командование не приняло этого предложения, и подчиненные им войска продолжали сопротивление. Более того, была предпринята попытка силами отдельных частей гарнизона Кёнигсберга прорваться на запад в полосе 43-й армии, которая была пресечена. Также не увенчалась успехом и попытка противника деблокировать город ударом 5-й танковой дивизии с Земляндского полуострова.
   9 апреля в 9 часов 30 минут советские войска вновь открыли шквальный огонь артиллерии по кварталам и объектам, которые все еще продолжал удерживать противник. С воздуха по ним наносились удары авиации. Не выдержав этого напора, отдельные группы немецких войск в разных местах города начали сдаваться в плен. Вскоре этот процесс стал массовым. В 21 час в бетонном каземате бомбоубежища акт о безоговорочной капитуляции гарнизона подписал комендант крепости генерал О. Ляш. Над фортом «Дердона» взвился советский флаг.
   Вспоминает генерал И. Х. Баграмян:
   «К вечеру 9 апреля вся северо-западная, западная и южная части Кёнигсберга были в наших руках. Противник продолжал из последних сил удерживать лишь самый центр и восточную часть города.
   Наконец комендант Кёнигсберга принял первое за последние два дня боев разумное решение. Он выслал к нам парламентеров с сообщением о прекращении дальнейшего сопротивления. В 18 часов 30 минут генерал К. Н. Галицкий доложил маршалу А. М. Василевскому о прибытии в штаб 11-й гвардейской стрелковой дивизии представителей коменданта полковника Хевке и подполковника Кервина. А. М. Василевский распорядился послать с ними наших представителей в штаб генерала О. Лаша для принятия капитуляции. В качестве парламентеров в расположение противника пошли начальник штаба 11-й гвардейской стрелковой дивизии подполковник П. Г. Яновский, капитаны В. М. Шпитальник и А. Е. Федорко. С опасностью для жизни они пробрались к бывшей Университетской площади по заваленным обломками, подбитой техникой и заминированным улицам. В 21 час 30 минут генералу О. Лашу был вручен ультиматум советского командования, и он после некоторых колебаний подписал письменный приказ своим войскам о прекращении сопротивления.
   На рассвете из центра города потянулись первые колонны пленных. Возвратившись на командный пункт фронта, я застал там группу фашистских генералов, которую возглавлял высокий и худощавый комендант павшего Кёнигсберга Отто Лаш. Подавленные столь неожиданным для них падением неприступной, по их мнению, крепости, они с мрачным видом ожидали встречи с А. М. Василевским, который выразил желание допросить руководителей фашистской обороны. Когда я вошел в кабинет командующего войсками фронта, там уже собрались Главный маршал авиации А. А. Новиков, генералы В. Е. Макаров, А. П. Покровский и другие. Маршал Советского Союза А. М. Василевский обменивался с ними впечатлениями о ходе штурма Кёнигсберга. Я с удовольствием присоединился к беседующим и с восхищением услышал из уст начальника штаба фронта о результатах нашей победы».
   В ходе Кёнигсбергской операции было уничтожено около 42 тысяч вражеских солдат и офицеров, взято в плен почти 92 тысячи человек, в том числе 1800 офицеров и 4 генерала во главе с комендантом крепости генералом О. Лашем. Было захвачено 2023 орудия, 1652 миномета и 128 самолетов.
   В связи со взятием Кёнигсберга Москва салютовала воинам 3-го Белорусского фронта 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий. За штурм этой крепости около 200 советских воинов были удостоены звания Героя Советского Союза. В их числе были командующий войсками 43-й армии генерал А. П. Белобородов, командующий 11-й гвардейской армией генерал К. Н. Галицкий, командующий 1-й воздушной армией генерал Т. Т. Хрюкин, командующий 3-й воздушной армией генерал Н. Ф. Папивнин, командир 36-го стрелкового корпуса генерал П. К. Кошевой, командир 5-й гвардейской стрелковой дивизии генерал Г. Б. Петерс, командир 18-й гвардейской стрелковой дивизии генерал Г. И. Карижский, командир 91-й гвардейской стрелковой дивизии полковник В. И. Кожанов и многие другие.
...
   Приказ
   Верховного Главнокомандующего
   командующему войсками
   3-го Белорусского фронта
   Маршалу Советского Союза
   Василевскому
   Начальнику штаба фронта
   генерал-полковнику Покровскому
   «Войска 3-го Белорусского фронта после упорных уличных боев завершили разгром кёнигсбергской группы немецких войск и сегодня, 9 апреля, штурмом овладели крепостью и главным городом Восточной Пруссии Кёнигсберг – стратегически важным узлом обороны немцев на Балтийском море.
   За день боев к 20 часам войска фронта взяли в плен свыше 27 000 немецких солдат и офицеров, а также захватили большое количество вооружения и разного военного имущества. Остатки кёнигсбергского гарнизона во главе с комендантом крепости генералом от инфантерии Ляшем и его штабом сегодня в 21 час 30 минут прекратили сопротивление и сложили оружие…»
   Праздничным салютом отметила Москва подвиг героев. 97 частям и соединениям, непосредственно штурмовавшим главный город Восточной Пруссии, было присвоено почетное наименование Кёнигсбергских. 9 июня 1945 года для награждения всех непосредственных участников штурма Указом Президиума Верховного Совета СССР была учреждена медаль «За взятие Кёнигсберга». Всего этой медалью было награждено более 750 тысяч человек (в четыре раза больше, чем было в составе группировки войск, штурмовавших город). В боях за Кёнигсберг советские войска потеряли убитыми более 60 тысяч человек, более сотни тысяч получили ранения. Сам А. М. Василевский за взятие Кёнигсберга был награжден орденом Победы.
* * *
   Таким образом, падение крепости Кёнигсберг фактически предопределило успешный исход наступательной операции советских войск в Восточной Пруссии, которая стала первой крупной операцией в полководческой деятельности маршала Советского Союза А. М. Василевского.
   Кёнигсбергская наступательная операция советских войск характеризовалась одновременным ударом трех армий по сходящимся направлениям и решительным массированием сил и средств на направлениях главных ударов. Огромная роль в достижении успеха штурма принадлежала применению артиллерии всех калибров, авиации и инженерных войск.
   Особенностью применения артиллерии стала организация артиллерийской блокады Кёнигсберга, в результате которой были разрушены и уничтожены многие важные объекты в обороне противника. Характерным для этой операции стало массовое применение артиллерии большой и особой мощности (152-мм пушек Бр-2 и 305-мм гаубиц Бр-18).
   Большой вклад в подавление противника в крепости внесла авиация. Так как поражать точечные цели было очень трудно, в основе тактики действий штурмовиков лежал принцип длительного воздействия на противника. Для этого одна волна самолетов постоянно сменялась другой волной, а удары с воздуха наносились только по разведанным площадям и по целеуказаниям с земли. Для этого с момента вылета летчики постоянно держали радиосвязи с авианаводчиками и делали по несколько заходов, чтобы убедиться в правильности выхода на заданную цель. Все важные цели заранее были пронумерованы, и в ходе боя летчики только получали короткие команды: «Работайте по цели № 245».

   Медаль «За взятие Кенигсберга»

   Группы штурмовиков, посылавшиеся для сопровождения пехоты, ведущей уличные бои, состояли из 4–6 самолетов Ил-2. Получив задачу, командир выводил группу на боевой курс и строил в боевой порядок «тупой клин». За 5–7 километров до подхода к линии фронта командир группы связывался по радио с авианаводчиком и уточнял боевую задачу и сигналы обозначения переднего края своих войск. После этого штурмовики делали первый «холостой» заход на цель, а удар наносили, как правило, со второго захода.
   В основе тактики действий наземных войск лежали действия штурмовыми отрядами и штурмовыми группами, которые формировались на основе разнородных сил и средств. Перед началом наступления формировалось по одному штурмовому отряду на каждый полк дивизий первого эшелона и по две штурмовые группы на каждый полк второго эшелона. Состав штурмовых отрядов и групп был указан в приказе по части и за весь период боевой подготовки не менялся. Во всех дивизиях были оборудованы учебные поля по схеме обороны противника в полосах предстоящих действий, на которых происходила подготовка личного состава. Штурм отдельных каменных сооружений (зданий) отрабатывался в поселках и на хуторах, где имелись такие здания.
   В бою штурмовой отряд двигался следующим порядком. Впереди двигались танки. За танками следовали стрелковая рота и два взвода саперов, которые несли штурмовые мостики и их устанавливали. Между взводами находились 76-мм орудия полковой артиллерии, а на флангах стрелковой роты – огнеметчики и 76-мм орудия дивизионной артиллерии. За первым эшелоном двигались 5 122-мм самоходных орудий. Несколько позади на флангах – по одному 122-мм орудию дивизионной артиллерии. За самоходными орудиями двигалась вторая стрелковая рота, построенная в одну линию. В резерве оставались взвод автоматчиков и взвод саперов. Минометы и артиллерийский дивизион располагались на закрытых огневых позициях.
   Штурмовая группа действовала следующим порядком. Впереди двигался танк. За ним справа и слева шли два стрелковых взвода со взводом саперов в своих боевых порядках. На флангах находилось по одному 45-мм орудию и огнеметчики, а между стрелковыми взводами – 76-мм орудие полковой артиллерии. Третий взвод с 76-мм орудием полковой артиллерии двигался за одним из взводов первой линии в готовности нарастить усилия группы на решающем направлении.
   Говоря о штурме Кёнигсберга, вопрос следует разделить на две составные части. В первой части – тактические вопросы: мужество и героизм отдельных воинов, военное искусство командиров подразделений, частей, соединений. Эта часть не вызывает никаких сомнений, и низкий поклон всем участникам штурма вражеской твердыни.
   Вторая часть – вопрос стратегии уровня – намного сложнее. Он связан с рациональностью штурма крепости Кёнигсберг за месяц до окончания Великой Отечественной войны, в то время, когда победа Красной Армии уже была совершенно очевидной, союзники не планировали захват Восточной Пруссии, а сам Кёнигсберг уже был блокирован войсками 3-го Белорусского фронта.
   На стратегическом уровне этот вопрос лежал чисто в политической и конъюнктурной плоскости. Сталину нужны были очередные громкие победы, и взятие крепости Кёнигсберг (оплота прусского милитаризма) должно было стать такой победой.
   В числе полководцев завершающего периода войны должны были быть только преданные И. В. Сталину люди. Именно поэтому на должность командующего 3-м Белорусским фронтом после гибели И. Д. Черняховского в феврале 1945 года был назначен А. М. Василевский, который до того времени с начала войны работал в Генеральном штабе, а с 1942 года – в должности начальника Генерального штаба. За это время он настолько хорошо сработался с И. В. Сталиным, что всего за три года с генерал-майора вырос до маршала Советского Союза. Также не следует забывать, что А. М. Василевский, как и И. В. Сталин, до революции окончил духовное училище, и Иосиф Виссарионович хорошо помнил об этом.
   Теперь о самом А. М. Василевском. Получив на завершающем этапе войны под командование 3-й Белорусский фронт, нацеленный против Восточной Пруссии, Александр Михайлович решил в полной мере проявить свои полководческие качества.
   После потери Кёнигсберга гитлеровское командование все еще пыталось удержать Земляндский полуостров. К 13 апреля здесь оборонялись восемь пехотных и танковая дивизии, а также несколько отдельных полков и батальонов фольксштурма, входивших в оперативную группу «Земланд», в составе которой имелось около 65 тысяч человек, 1,2 тысячи орудий, 166 танков и штурмовых орудий
   Из обращения советского командования к командованию Земляндской группировки:
   «…Вам хорошо известно, что вся немецкая армия потерпела полный разгром… Русские – под Берлином и в Вене. Союзные войска – в 300 км восточнее Рейна. Союзники – уже в Бремене, Ганновере, Брауншвейге, подошли к Лейпцигу и Мюнхену. Половина Германии – в руках русских и союзных войск. Одна из сильнейших крепостей Германии Кёнигсберг пала в три дня. Комендант крепости генерал пехоты Лаш принял предложенные мною условия капитуляции и сдался с большей частью гарнизона. Всего сдалось в плен 92 000 немецких солдат, 1819 офицеров и 4 генерала…
   Немецкие офицеры и солдаты, оставшиеся на Землянде! Сейчас, после Кёнигсберга – последнего оплота немецких войск в Восточной Пруссии, ваше положение совершенно безнадежно. Помощи вам никто не пришлет. 450 км отделяют вас от линии фронта, проходящей у Штеттина. Морские пути на запад перерезаны русскими подводными лодками. Вы – в глубоком тылу русских войск. Положение ваше безвыходное. Против вас – многократно превосходящие силы Красной Армии. Сила на нашей стороне, и ваше сопротивление не имеет никакого смысла. Оно приведет только к вашей гибели и к многочисленным жертвам среди скопившегося в районе Пиллау гражданского населения…
   Чтобы избежать ненужного кровопролития, я требую от вас в течение 24 часов сложить оружие, прекратить сопротивление и сдаться в плен. Всем генералам, офицерам и солдатам, которые прекратят сопротивление, гарантируется жизнь, достаточное питание и возвращение на родину после войны. Всем раненым и больным будет немедленно оказана медицинская помощь. Я обещаю всем сдавшимся достойное солдат обращение… Если мое требование сдаться не будет выполнено в срок 24 часа, вы рискуете быть уничтоженными. Немецкие офицеры и солдаты! Если ваше командование не примет мой ультиматум, действуйте самостоятельно. Спасайте свою жизнь, сдавайтесь в плен».
   Срок, предоставленный А. М. Василевским противнику, истекал в полночь 12 апреля по московскому времени. «Один день и две ночи ждали мы, – пишет И. Х. Баграмян, – что блокированные на полуострове фашисты образумятся. Под утро 13 апреля А. М. Василевский отдал приказ: «Атаковать и уничтожить противника».
   Для ликвидации вражеских войск на полуострове командование 3-го Белорусского фронта выделило 2-ю гвардейскую, 5, 39, 43-ю и 11-ю гвардейскую армии. К операции привлекалось свыше 111 тысяч солдат и офицеров, 5,2 тысячи орудий и минометов, 451 установка реактивной артиллерии, 324 танка и самоходно-артиллерийские установки. Главный удар в направлении на Фишхаузен должны были нанести 5-я и 39-я армии, чтобы рассечь войска противника на северную и южную части и в последующем уничтожить их совместными усилиями всех армий. Для обеспечения ударной группировки с флангов 2-я гвардейская и 43-я армии готовились к наступлению вдоль северного и южного побережий Земляндского полуострова, 11-я гвардейская армия составляла второй эшелон. Краснознаменный Балтийский флот получил задачу обеспечить приморский фланг 2-й гвардейской армии от возможных обстрелов врага и высадки десантов с моря, огнем корабельной и береговой артиллерии содействовать наступлению вдоль побережья, а также сорвать эвакуацию вражеских войск и техники морем.
   В ночь перед наступлением 1-я и 3-я воздушные армии нанесли серию массированных ударов по боевым порядкам войск противника, оборонительным сооружениям, портам и узлам коммуникаций. Утром 13 апреля, после часовой артиллерийской подготовки, войска 3-го Белорусского фронта при поддержке авиации перешли в наступление. Враг, опираясь на систему полевых инженерных сооружений, оказал необычайно упорное сопротивление. Многочисленные контратаки его пехоты поддерживались не только огнем полевой артиллерии, но и артиллерии надводных кораблей и самоходно-десантных барж.
   Медленно, но неуклонно продвигались на запад советские войска. Несмотря на сильную и непрерывную боевую поддержку авиации, совершившей в первый день операции 6111 самолето-вылетов, главной ударной группировке удалось продвинуться всего на 3–5 км. Тяжелые бои продолжались и на следующий день. Особенно упорным было сопротивление противника перед центром и левым крылами фронта. Однако, опасаясь расчленения, гитлеровское командование с 14 апреля начало постепенно отводить свои части к Пиллау. Воспользовавшись этим, советские войска атаковали его позиции на всем фронте. Наибольшего успеха добилась 2-я гвардейская армия.
   Ее соединения 15 апреля очистили от противника всю северо-западную часть Земляндского полуострова и устремились вдоль восточного побережья Балтийского моря к югу. К концу дня под натиском советских войск рухнула оборона, преграждавшая путь на косу Пиллау. В ночь на 17 апреля двойным ударом с севера и востока соединения 39-й и 43-й армий овладели городом и портом Фишхаузен.
   Остатки группировки противника (15–20 тысяч человек) отошли в северную часть косы Пиллау, где закрепились на заранее подготовленном оборонительном рубеже. 2-я гвардейская армия, ослабленная в предыдущих боях, не смогла с ходу прорвать его оборону и приостановила наступление.
   С большим напряжением вели боевые действия 1-я и 3-я воздушные армии, совершавшие ежесуточно около 5 тысяч самолето-вылетов. Силы флота прикрывали приморский фланг наступавших войск, нарушали эвакуацию личного состава и боевой техники противника морем, потопили несколько кораблей и транспортов, десантных барж и подводных лодок. Командующий фронтом принял решение ввести в сражение 11-ю гвардейскую армию. Сменив в ночь на 18 апреля войска 2-й гвардейской армии к западу от Фишхаузена, соединения 11-й гвардейской армии в первый же день провели разведку боем, а утром 20 апреля после артиллерийской подготовки атаковали противника. Шесть дней шли бои на подступах к Пиллау, одному из опорных пунктов Восточной Пруссии. Лесистая местность косы в сочетании с инженерными сооружениями повышала устойчивость обороны противника, а небольшая ширина суши (2–5 км), полностью исключавшая маневр, вынуждала наступавших проводить лобовые атаки. Только к исходу 24 апреля 11-я гвардейская армия прорвала 6-километровую зону оборонительных позиций, прикрывавших подступы к Пиллау с севера.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация