А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пурпурное сердце" (страница 20)

   Глава тридцать девятая
   Майкл

   Он стоит, сцепив руки за спиной, пристально глядя на свою мать. Мать Уолтера. Нет, на свою мать. Он уже не знает, есть ли какая-то разница, да и неважно это, в конце концов.
   Он в Оушн-сити, в помещении для гражданской панихиды. Нет никакой формальной службы, просто каждый прощается с умершей. В зале стоит открытый гроб, и люди приходят и уходят, отдавая последнюю дань уважения. Высокие окна из витражного стекла придают моменту оттенок скорбной величавости. Ковер на полу темно-коричневый, толстый и мягкий. Такие похороны, думает он, наверняка обошлись семье в круглую сумму. Например, гроб. Тысячи долларов за ручную работу уйдут в землю. Он бы предпочел, чтобы люди, которые любили Милли, потратили на нее столько денег, когда она была жива.
   Но сама она удивительно красива. Несмотря на старую, почти пергаментную кожу, искривленные артритом пальцы, лицо Милли красиво.
   Вот так надо умирать, думает он. Ее тело износилось. Отработало свой срок службы. И пришло время уйти в мир иной.
   Он даже завидует ей.
   Он чувствует, как что-то зреет в нем, но это не грусть. Чувство, более похожее на торжество. Он не может объяснить его, но приветствует.
   И тут он вспоминает похороны собственной матери, матери Майкла. Он помнит, как стоял у ее гроба. Ему шестнадцать лет. Тогда он испытывал совсем другие чувства – более тягостные, никакого торжества. Где все эти годы скрывалась его способность чувствовать?
   Он гонит прочь смущающую его мысль и все внимание вновь сосредоточивает на Милли.
   Он позволяет себе слегка коснуться теменем ее руки.
   «Я подстригся». – Он улыбается ей, зная, что ее уже нет здесь, но ему все равно хочется отдать последний долг ушедшей Милли. – «Я люблю тебя, мама».
   Он наклоняется и целует ее в холодный лоб.
   Выпрямляясь, он видит человека, стоящего совсем рядом. Достаточно близко, чтобы тот мог расслышать, как он назвал ее мамой. Мужчина выглядит встревоженным. Майкл думает, что он, должно быть, из числа близких родственников. И тут сто озаряет.
   – Робби? – спрашивает Майкл.
   Мужчина выглядит еще более обескураженным. Это темноволосый коренастый крепыш. Лицо широкое, скуластое и в общем изменившееся. Но глаза… Эти горящие глаза выдают его.
   Теперь Майкл знает, почему приехал.
   – Роб Кроули, – отвечает он. – Меня давно уже никто не называл Робби. Я вас знаю, да?
   Робби не упомянул про сказанное «Мама», но Нет сомнения, что он слышал, и напряжение в его голосе это подтверждает.
   – Ты чувствуешь, что знаешь меня?
   – Как вас зовут?
   – Майкл Стиб.
   – Что-то не припомню.
   – Но что-то во мне знакомо. Верно?
   – Да, я только никак не пойму, что именно. Где я вас видел?
   «Все, Уолтер, – мысленно произносит Майкл. – H нашел его, и что мне теперь с ним делать? Я сам пойму? Хорошо. Спасибо. Ты, как всегда, помог».
   – Думаю, тебе лучше спросить у Мэри Энн или Эндрю.
   – Они еще не пришли.
   – Я знаю.
   – Нет, в самом деле, – не унимается Робби. – Меня разбирает любопытство. Я хочу знать, откуда я вас знаю. Почему вы сами мне не скажете?
   – Ба! Не тетушка ли это Пэтти и дядя Дэн?
   Да, это они, и он их знает. Видел несколько минут тому назад. Он намеренно сменил тему разговора, но, разумеется, увяз от этого еще глубже. Это был непродуманный шаг.
   Робби прищуривается.
   – Вы из нашей семьи? Нет, конечно нет. Я бы вас знал. Не понимаю. Почему вы не скажете, кто вы?
   – Робби… Роб. Я просто думаю, что такого рода вопросы не задают малознакомому человеку.
   Майкл поднимает глаза и видит входящих в зал Мэри Энн и Эндрю. Под руку. Обида закипает внутри и ложится на сердце тяжким грузом. Он перехватывает взгляд Мэри Энн, но она тут же отворачивается, словно устыдившись.
   – Вон она, – говорит Майкл. – Иди у нее спроси.
   Робби еще какое-то время присматривается к нему, стоя совсем рядом. Потом отходит, чтобы поприветствовать Эндрю и Мэри Энн.
* * *
   Рано или поздно Майклу придется подойти к ним. От этой мысли у него все переворачивается внутри, но он решает преодолеть себя.
   Он направляется в их сторону.
   Эндрю критически оглядывает его с ног до головы. Майкл знает, что одет недостаточно хорошо. У него нет костюма. Деннис одолжил ему темную спортивную куртку, но она слишком веника ему. И он надел ее вместе с джинсами, потому что выбора не было. Это все, что у него имеется из одежды.
   – Эндрю, – произносит он. – Мэри Энн.
   – Стиб, – отвечает Эндрю. В его устах это звучит явно не как комплимент.
   Эндрю так крепко ухватил Мэри Энн за предплечье, что ей с большим трудом удалось высвободиться. Видимо, ей стало больно, но когда она убирает руку, это для него равносильно предательству. Похоже, это приводит его в бешенство.
   С минуту двое мужчин стоят, словно начеку, при этом никто не хочет первым отвести взгляд.
   Мэри Энн нарушает тревожное молчание.
   – Эй вы, двое. Сейчас не время и не место для этого.
   Майкл отводит взгляд. Он видит Робби, который стоит невдалеке, все так же уставившись на него. Все еще пытается угадать, кто он.
   – Что ты рассказала ему, Мэри Энн?
   Он видит секундный испуг в ее глазах. Возможно, она подумала, что речь идет об Эндрю. Что ты рассказала Эндрю? Насчет нас?
   – Кому?
   – Робби. Он спрашивал обо мне?
   – Извините, – произносит Эндрю.
   Майкл думает, что он перебивает их, но дело в другом. Он извиняется, пересекает зал и садится на скамью у стены. Складывает руки на груди и ждет. При этом не сводит с них глаз.
   – Да, – отвечает Мэри Энн. – Он спросил меня, кто ты.
   – И что ты сказала?
   – Я сказала, что ты – перевоплощение его старшего брата.
   – Правда? И что он сказал?
   – Шучу, Майкл. Я не говорила ему этого. Как я могла сказать такое? Я попросила его встретиться со мной в кафе на углу возле нашего мотеля. В три часа. Я сказала, что это долгая история.
   – Он даже не представляет, какая долгая. Мне прийти?
   – Не знаю, Майкл. Никогда раньше я так не поступала. Ты хочешь присутствовать при нашем разговоре?
   Майкл мельком посмотрел на Эндрю, который ответил тяжелым взглядом, полным гнева. Это чувство появилось у него с момента их последней дней встречи. Не удивительно. То, что он узнал об Уолтере и Мэри Энн, было для него тяжелым ударом, и теперь ему нужно время, чтобы прийти в себя.
   – Он знает про нас, Мэри Энн?
   – Кто, Эндрю?
   – Эндрю.
   – Что знает?
   – Самое главное.
   – Я не говорила ему. Но это вовсе не значит, что он не знает.
* * *
   Покидая ритуальный зал, окунаясь в прохладный свежий полдень, он слышит за спиной голос Эндрю:
   – Стиб.
   Он оборачивается и видит, что Эндрю в нескольких шагах от него.
   – Что бы ни было между тобой и моей женой в прошлом, это прошлое. Мне неважно, было это в сорок втором или на минувшей неделе. Все равно это прошлое. А она все еще моя жена. Мы покончили с этим делом. Возвращайся в Калифорнию и оставь нас в покое.
   Эндрю разворачивается и вновь исчезает в ритуальном зале, оставляя Майкла одного на пустынной улице.
   «Да, ты права, Мэри Энн, – думает он. – Это не по мне».

   Глава сороковая
   Мэри Энн

   Мэри Энн сидит за столиком кафе, пьет чай и смотрит в окно. Она скучает по этим местам. Ей кажется, что она не была счастлива с того самого дня, когда они отсюда уехали. Если бы не Эндрю, она бы с радостью вернулась в Оушн-сити.
   Подняв глаза, она видит приближающегося Роба.
   Она встает навстречу ему, чтобы обнять, но он просит ее не беспокоиться. Он сам наклоняется к ней и целует в щеку, потом присаживается за столик.
   Они улыбаются друг другу. Немного нервно, как ей кажется.
   – Как ты, Роб?
   – Нормально, – говорит он. – Этого следовало ожидать. В последние несколько месяцев она была такой беспомощной. И когда она наконец отмучилась, я понял, что уже давно смирился с ее смертью. Тяжело, конечно, но я пережил.
   Воцаряется неизбежное молчание.
   Мэри Энн бросает взгляд на часы. Майкл сказал, что придет. И она вдруг чувствует, что не хочет вести эту беседу в одиночку. И потом, прошло всего две минуты после назначенного часа. Возможно, он скоро появится.
   – Ну ладно, хватит о грустном. Мне не терпится узнать другое. Кто этот парень? – Он придвигается ближе, словно для того, чтобы прошептать ей некий секрет. – Хочешь, расскажу тебе кое-что? Он наклонился к гробу, поцеловал ее в лоб и назвал мамой. Тебе это не кажется странным?
   – Ну, это не самая странная часть истории.
   Она опять смотрит на часы. Вполне возможно, что он не нашел в себе сил прийти сюда. И тогда ей придется брать на себя эту миссию.
   – Тогда поделись со мной другими тайнами, – просит он. – Давай рассказывай.
   – Роб, Майкл появился в нашей жизни не так давно, потому что… Ну, потому что ему нужно было узнать побольше об Уолтере.
   Она обращает внимание, как он едва заметно изменился в лице при упоминании об Уолтере. Словно промелькнула догадка.
   – И что он хочет знать об Уолтере?
   – Наверное, я неправильно выразилась. Ему не то чтобы нужно выяснить что-то об Уолтере. Нa самом деле он знает о нем гораздо больше, чем все мы, вместе взятые. Пожалуй, в большей степени его интересуют люди, с которыми Уолтер был знаком.
   – Откуда ему столько известно об Уолтере?
   – Трудно сказать. Мне кажется, все зависит от того, чему ты готов поверить. Единственное, что невозможно оспаривать, так это то, что он помнит такие детали из прошлого Уолтера, которые могут быть известны только самому Уолтеру.
   Взгляд Роба становится мрачным, и Мэри Энн понимает, что он уходит в себя. Отгораживается стеной от посягательства на его внутренний мир.
   – Что ты имеешь в виду, говоря, что он «помнит»?
   – Я не знаю, как это лучше объяснить, Роб. Просто теряюсь. О таком не написано в учебниках, и я просто не знаю, что говорить.
   – Почему ты не скажешь мне, – несколько напряженно произносит он, – что ты думаешь обо всем этом.
   – Мое личное мнение?
   – Да.
   – Я думаю, что Уолтер… вернулся.
   Она выдерживает паузу, намеренно избегая его взгляда.
   – Ты действительно веришь в это.
   – Понимаешь, слишком много того, что может помнить только он. Давай я скажу по-другому. Почему ты так разнервничался, пытаясь выяснить, кто он? Все потому, что у тебя такое чувство, будто вы знакомы. Я права?
   – Ну да, но… Он просто напоминает мне кого-то.
   – Уолтера? Может, он напоминает тебе Уолтера?
   Они оба поднимают глаза и видят Майкла, который, запыхавшийся, стоит возле их столика.
   – Извините, что опоздал, – говорит он. – Мэри Энн. Робби.
   Роб стремительно встает и выходит из кафе, не проронив ни слова.
   Майкл садится напротив нее, и они обмениваются многозначительными взглядами.
   – Вижу, это прошло успешно.
   – Дай ему время, – говорит она.
* * *
   Мэри Энн и Майкл вместе выходят из кафе и сворачивают за угол, направляясь к ее мотелю.
   Она не имеет представления о том, где остановился он.
   – Мне очень жаль, что тебе одной пришлось это делать.
   – Может быть, все было бы еще хуже, если бы ты там был. Не знаю.
   Они слышат какой-то крик на улице.
   – Эй! Вы!
   Они останавливаются и оборачиваются. Роб стоит в двадцати-тридцати шагах от них, широко расставив ноги – точно так же, как делал это в детстве, когда злился. Эта его излюбленная поза «попробуй-ка, ударь меня».
   Мэри Энн понимает, что он шел за ними следом, и это кажется одновременно забавным, грустным и трогательным, поскольку напоминает о прошлом. Когда он бродил следом за старшим братом. Ей интересно, видит ли сам Роб иронию в этом. Возможно, что нет, решает она.
   Он даже выглядит по-детски рассерженным, этот мужчина средних лет.
   – Расскажите мне то, что мог знать только Уолтер, – говорит он, приближаясь к ним на несколько шагов.
   Майкл прокручивает в голове его слова. Потом улыбается и поднимает вверх два пальца, слегка касаясь ими лба.
   – Как насчет салюта на финише?
   Мэри Энн не знает, о чем идет речь, но догадывается, что Роб понимает.
   Он разворачивается и убегает за угол, словно нашкодивший мальчишка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация