А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Академия Ранмарн" (страница 26)

   – Ну, если Лирель уже закончила нарушать пункт о недопустимости проявления эмоций, тогда мы продолжим, – насмешливо объявила маноре Райхо, и я услышала: – Женщине рода Шао категорически запрещено смотреть на других мужчин, разговаривать с ними, позволять дотрагиваться до себя.
   Надо же… И я вспомнила поведение Киена в тот момент, когда он появился у озера, а Шен держал меня за руку… Шен! И сердце сжалось…
   – Женщине рода Шао категорически запрещено проявлять стеснительность и робость наедине со спутником. Любое желание спутника – закон и обязано исполняться немедленно!
   Перед глазами пронеслись поступки Шао в ванной, его требования…
   – Женщине рода Шао категорически запрещено сопротивляться наказаниям! Любые возражения запрещены!
   А я вспомнила, как щеку обожгла боль, а затем словно снова услышала слова Шао: «Не плачешь? Значит, виновата!»
   – Женщине рода Шао категорически запрещено скрывать от спутника даже мысли! Ложь в любой форме – запрещена!
   И я снова вспоминала слова инора Адана: «Сегодня я увидел ту, прежнюю Лирель Манире, которая рыдала над экспозицией с нарийскими детьми. Я увидел таларийку, которую разрывают сомнения в правильности современного режима власти, не отрицай, я вижу это! И это недопустимо! Сомнения ведут к поражению, Лирель!» Но как я могла принять все услышанное? Как?! Меня даже не унижали, меня растаптывали, медленно и со вкусом.
   – Радость женщины – дать радость спутнику. Цель женщины – способствовать достижению цели спутника. Удовольствие женщины – доставить удовольствие спутнику.
   Странно, я стояла на коленях здесь, в месте, которого не могло существовать, и вновь и вновь вспоминала сказанное инором Аданом: «Лирель, ты сильная, ответственная, умная, ты прирожденная знающая и как никто другой понимаешь, что необдуманные, спонтанные и основанные на эгоизме решения могут привести к необратимым последствиям! Забудь о себе, забудь о прежней жизни, отныне твоя жизнь – это Киен Шао! Твои мечты – это его мечты! Твои желания – это его желания! Твои победы – это его победы! Ты стремилась быть идеальной знающей, отныне ты должна стремиться быть идеальной спутницей! И ты станешь идеальной для Киена Шао! Это твой долг, Лирель. Долг! И ты выполнишь свой долг!» Мой долг? Мой долг?! Долг, который выбран не мной, который навязан мне, который отнимает у меня не просто всё, он отнимает всю меня!
   – Женщина обязана быть благодарной за любое проявление внимания со стороны спутника – от ласки до сурового наказания!
   «Лирель, ты дочь Талары, ты должна быть Светом Талары, и поверь – Киен Шао сделал абсолютно верный выбор, потому что я не знаю иной женщины, которая сумела бы стать его достойной спутницей!» И я думала именно об этих словах, сказанных мне тем, кого я с уверенностью могла назвать своим другом. О словах инора Адана, а не о диких, не поддающихся объяснению правилах для женщины рода Шао…
   – Эля, – шепот маноре Шао вырвал из оцепенения, – ты должна сказать, Эля…
   Знаете, что мне сейчас хотелось сказать? Что-нибудь в духе героического прошлого борьбы за единство Талары, эдакое «Лучше смерть!»… Да, как наивно… Как нелепо и наивно думать, что у меня все еще есть выбор…
   – Эля… – это снова маноре Шао.
   – Хватит нас всех задерживать! – а это уже маноре Райхо.
   – Лирель! – инор Шао.
   А затем я услышала тихое и насмешливое: «Она не скажет…» – И я безошибочно узнала голос Райхо. Все я скажу, потому что так надо, потому что это мой проклятый долг.
   И я встала, не могла больше находиться на коленях, а затем уверенно, как истинная знающая, проговорила:
   – Я, Лирель Шао, обязуюсь подчиняться Киену Шао в соответствии с традициями клана Шао.
   Надеюсь, это все на сегодня!
   Перевела взгляд на маноре Райхо и увидела абсолютную злость. Появилось ощущение, что она очень не хотела, чтобы я согласилась. Зато на губах поднимающейся маноре Шао была радостная улыбка… Чему тут радоваться? Чему?!
   – Теперь мы уходим. – Маноре Шао дернула меня за рукав, вынуждая поторопиться.
   А я… я чувствовала, как глаза наполняются слезами… Не могла больше, просто не могла. Я родилась свободной, в свободной стране, я не просто дочь Талары, я знающая! Я…
   – Идем, Эля, все хорошо. Все хорошо, цветочек, сейчас мы поднимемся в твою комнату, ты выйдешь на балкон и увидишь деревья… Тебе же нравятся деревья, да? Или я тебе сначала покажу розы, ты так хотела их увидеть. Давай, Эля, шаг, еще шаг, ты же сильная девочка и…
   И я шла, придерживая край одеяния и глядя под ноги. Передо мной расступались женщины, гул голосов слышала, но даже не хотела вслушиваться в сказанное. Когда-то я мечтала о счастье с Шеном, о жизни, наполненной светом знаний и радостью дарить знания обучающимся… Теперь у меня не было даже права мечтать…
   Хватит, Эля, хватит об этом думать! Ты должна извлекать из прошлого уроки, а не предаваться сожалениям! Хватит! Ты же сильная, ты знающая, ты… Ты никто! Ты тень своего спутника без прав, без желаний, без возможности даже просить! Ты…
   Погруженная в собственные мысли, я и не заметила, как мы подошли к кимарти, скрытому большей частью в скале, а там стоял Киен. Он стоял и смотрел на идущую с трудом меня и ждал… Чего?!
   – Эля… – Ведущий подошел медленно, продолжая пристально смотреть в глаза.
   Понимал ли Шао, как сейчас чувствую себя я? Понимал ли? Неважно, главное, чтобы я понимала, что чувствует он… потому что отныне только его чувства имели значение.
   Контроль Вейслера, техника, к которой прибегать не рекомендуется, но… но я использовала ее, чтобы заглушить то дикое чувство несправедливости, которое мешало дышать. И боль в груди замерла, стала просто тупой и неприятной. А я улыбнулась своему спутнику и сдержанно произнесла:
   – У семьи Шао древние традиции.
   – Да, Эля, – он улыбнулся, – очень древние…
   Возможно, он хотел сказать что-то еще, но нас столь внимательно слушали, и Шао обратился к матери:
   – Боюсь, времени крайне мало, и наставления уважаемых спутниц мы опустим. – Отчетливо услышала вздох разочарования, но даже маноре Райхо не посмела возражать. – Пусть Эля переоденется… сама переоденется! Мы покинем Дайган сразу после подписания мной соглашения.
   – Но, – попыталась возразить маноре Шао, – традиции предписывают проведение обряда послушания и…
   – Традиции недопустимы там, где есть реалии современности! «Алый клин» ожидает вылета! Возражения не принимаются! – И Шао обратился ко мне: – У тебя не более тридцати кан, мой цветочек.
   Кивнула и… и решила не думать о словах маноре Шао! Не думать! Не буду думать! Не буду…
   Едва Киен ушел все по той же дорожке, я совершила немыслимое – наклонилась и сняла с ног эти ужасные колодки, которые меня заставили надеть.
   – Эля! – испуганно прошептала маноре Шао, но я не могла больше.
   Я уже не могла остановиться, и даже контроль Вейслера не помогал. И я вынула заколки из волос, которые утяжелили прическу так, что я едва могла поворачивать голову, а затем сорвала первый хате, второй, третий, пока на мне не осталась рубашка до пола. И почти сразу волосы волной упали на спину, позволяя нещадно болящей шее хоть немного расслабиться.
   – Это в традициях знающих? – нарушила молчание маноре Райхо.
   Резко развернулась к этой женщине и сорвалась:
   – Это в моих традициях, маноре Райхо!
   – Неповиновение… – протянула Райхо.
   – Ну что вы, – я заставила себя вежливо улыбнуться, – я дословно выполняю указание своего спутника: «Пусть Эля переоденется… сама переоденется!»
   По ступеням в это странное огромное кимарти семьи Шао я поднялась сама. Нет, я не бежала, я шла, но очень быстро, оставив позади «кобр». Я уже не хотела видеть розы… Кажется, я возненавидела их аромат!
   Комнату нашла безошибочно, стремительно вошла и остановилась, увидев трех женщин, которых Киен назвал меидо. До моего появления они складывали вещи, которые мне не принадлежали… точнее, которые, видимо, теперь были моими. Хотя нет, я же собственность семьи Шао, так что ни о чем «моем» речи идти не могло.
   – Даканэ Лирель… – Все три женщины низко поклонились, а та, что обратилась ко мне, произнесла: – Вам требуется подготовиться для «Обряда наставлений», следуйте за мной…
   – Нет! – Как приятно было произнести это слово. – Мне нужна только одежда.
   И, не дожидаясь ответа, я подошла к разноцветным стопкам, совершенно не задумываясь, выбрала традиционный костюм и цвет под мое настроение – серый. Меидо протянула белоснежный сате… Я взяла прозрачную ткань и устало опустилась на край кровати… Сате – теперь я обязана его носить постоянно. Волна отчаяния накатила снова… Система Главного хранилища Талары верно определила мое состояние – дистресс! Плохо, мне просто плохо.
   – Эля, – вошла маноре Шао, следом за ней женщина, которая сидела по правую сторону от меня во время «Зачитывания приговора». – Тебе помочь?
   Кивнула и опустила голову ниже, стараясь скрыть слезы.
   – Маноре Харуси, попросите остальных подождать нас во внутреннем дворике, – торопливо произнесла маноре Шао.
   Женщина средних лет вышла и вскоре вернулась, а меидо, собрав мои вещи, поспешно оставили нас втроем.
   – Лирель, – маноре Харуси подошла и начала расстегивать мою рубашку, – не грусти, Лирель, Киен замечательный, ты будешь… вы будете счастливы вместе.
   Смахнула слезы и встала, позволяя ей снять рубашку, маноре Шао протянула выбранное мной серое айке, и я просто молча позволила одеть себя. Не было сил даже поблагодарить за помощь, а потом… потом я поняла, что пыталась сказать маноре Харуси. В этот момент маноре Шао нагнулась, натягивая на безвольную меня традиционные штанишки, и я… заметила синие пятнышки на ее шее… «Если спутник наказывает женщину, она не должна стонать, просить о прекращении наказания и не имеет права жаловаться на боль. Когда женщину бьют, она не имеет права плакать, роняя слезы!»…
   – Маноре Шао, – я протянула руку и коснулась этих отметин, – вы ведь не ударились, да?
   Мать Киена замерла, потом стремительно выпрямилась и села рядом на постель. В ее глазах появились слезы… но она не позволила себе «уронить слезу», и это было красноречивее всяких слез.
   – Никогда не разочаровывай Киена, Эля… Никогда.
   А я смотрела на нее и понимала, откуда в этой женщине столько страха и почему читающая души ведет себя так, словно она подросток, – ее сломали! И с губ сорвались слова:
   – Он… он бьет вас?
   На губах маноре Шао была улыбка, а в глазах слезы. И она тихо прошептала:
   – Мужчина в душе всегда остается зверем, но… только ведущие любят и убивают, как звери, без жалости и сожалений… Помни об этом, Эля, всегда помни.
   – И никогда не лги ведущему, – добавила маноре Харуси.
   Больше я ни о чем не спрашивала. Просто не хотела знать. Поднявшись, поправила одежду, набросила на плечи протянутый маноре Шао сате и позволила маноре Харуси расчесать мои волосы, в которых, как оказалось, запуталось несколько шпилек.
   В двери постучали, когда я осторожно стирала алую шессе с губ.
   – Войдите, – откликнулась маноре Шао.
   Вошел молодой мужчина… ведущий, чем-то похожий на Киена. Вместо слов долго смотрел на меня, потом представился:
   – Шаер, младший брат твоего спутника. А ты, значит, цветочек. – И, не дожидаясь моего ответа, продолжил: – Идем, цветочек, Киен ждет.

   Мы спустились все в тот же сад. Женщин там не было, только мужчины. Все поздравляли Шао, я слышала отголоски речей, но по мере нашего с Шаером приближения речи становились все тише, и в результате мы подошли в полной тишине. Ведущие… в ярко-алых мундирах, высокие, сильные, положительные герои, в которых… я больше не видела ничего положительного.
   Медленно подошла к Киену и невольно вздрогнула, когда спутник обнял за плечи. Но он заметил, и улыбка исчезла, сменившись едва скрываемым раздражением. Обнял крепче и, указав в небо, произнес:
   – Смотри…
   И я снова вздрогнула от грохота и шире распахнула глаза, потому что в небе началась огненная феерия. Грохот, и в темном небе расцветали огненные лирели… Так красиво… бесподобно прекрасно… Снова взрыв, и я читаю свое имя… Взрыв, и снова цветы, их сменила огненная Академия Ранмарн… Взрыв, и мой образ – образ знающей из синего огня…
   – Киен, я…
   – Ш-ш-ш, – он погладил плечи, наклонился и поцеловал, – просто смотри…
   И я смотрела, как расцветает на небосклоне история любви… Взрыв, и в небе сверкают огненные слова: «Мой любимый цветочек». Вновь грохот, и «Ты мое счастье, моя сладенькая Эль». Замерла и почувствовала, как по щекам катятся слезы… Я не ожидала подобного… И это было так прекрасно, что все страхи просто исчезли… Я сделаю все, чтобы Киен Шао был счастлив, потому что он этого достоин.
   – А теперь самое главное, – сообщил Киен и прижал меня к себе спиной.
   Я смотрела все так же вверх и не сразу заметила, что алые фонарики взлетели в небо.
   – Есть такая примета, – Шао взял мои ладони и чуть сжал, – если все фонарики поднимутся разом – союз будет счастливым… Как думаешь, мой цветочек, они поднимутся?
   Я закрыла глаза, стараясь отбросить все мысли, и произнесла то, что он хотел от меня услышать:
   – Да…
   И лишь затем открыла глаза – фонарики, алые яркие фонарики разом взмыли в небо. Они поднимались так, словно их несла невидимая рука… ни один не упал, ни один не отстал, и когда алые огоньки почти слились со звездами, я с удивлением увидела древний символ «Счастье».
   – Невероятно, – произнес один из ведущих, – никогда ничего подобного не видел.
   – Ты счастливчик, Шао, – я и не заметила, что инор Райхо стоит рядом с нами, – даже небеса благоволят тебе.
   – Сын, – на плечо Киена легла рука Отнара Шао, – это ты сделал?
   – Как я мог? Их зажигал не я. – Киен продолжал обнимать меня, и голос у него был очень счастливый. – Это просто судьба, а я… я действительно нашел свое счастье!
   …На память об этом долгом дне, дне, когда я стала Лирель Шао и покинула Талару, у меня осталось два самых светлых воспоминания: воспоминание о том, как гордый ведущий склонился перед моей мамой, и воспоминание о расцветающих в небе огненных цветах, в честь которых я была названа. Впереди меня ждали внешний хатран и новые открытия, позади я с сожалением оставляла мои мечты быть знающей, моего Шена, который стал для меня лучшим другом, и Алеса Агейру… мою странную болезнь, о которой я постараюсь больше никогда не вспоминать. Я знающая, я смогу…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация