А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Темный набег" (страница 23)

   Глава 37

   На замковом дворе к нему подскочил обеспокоенный кастелян.
   – Что-то случилось, русич? На тебе лица нет!
   Всеволод зыркнул на него исподлобья. Тевтон осекся, отшатнулся.
   – Кто-нибудь входил в главную башню, Томас?
   Однорукий рыцарь энергично замотал головой:
   – Никого не было. Все снаружи работали. Только ваши воины, которые…
   «Охраняли упырицу…»
   – А кто-нибудь, выходил? – перебил, не дослушав, Всеволод.
   – Откуда? – не понял тевтон.
   – Из башни! Из внутреннего детинца!
   – Нет, – растерянно захлопал глазами рыцарь.
   – Кто-нибудь вообще покидал замок, пока нас не было?
   – Ну… кто за стенами трудился – тот и покидал. Еще кнехты падаль вывозили. Еще за дровами для рва в лес ездили.
   – А дозоры? Дозоры на стенах были?
   – На стенах – нет. Только на наблюдательной площадке донжона. Да ваш же боец там и стоит. Еще один дозорный – над воротами. Никто бы не смог пройти через них незамеченным.
   Через ворот – нет. Не смог бы.
   Но если Эржебетт… тварь, прикидывавшаяся Эржебетт, в своем истинном темном облике столь же ловка, как прочие упыри, ей не составило бы труда спуститься по любой из замковых стен. Хотя… С донжона-то ее все равно бы заметили. Да, наверняка, заметили бы, сунься беглянка дальше тына. Но…
   «Кнехты падаль вывозили» – вспомнились слова Томаса.
   … Но Эржебетт могла притаиться в телеге среди мертвых кровопийц.
   И – вместе с ними? Со скалы? А что ей станется-то, твари темного обиталища, не боящейся ни солнечных лучей, ни белого металла…
   Впрочем, такой твари трудно, наверное, спрятаться в груде дохлых упырей, истлевающих под солнцем. Такая тварь должна, наверное, отличаться от обычной падали.
   Или не должна?
   Или все же должна?
   Проклятье! Голова – кругом!
   А ведь из замка еще и…
   «За дровами для рва в лес ездили»
   …другие повозки выезжали. К какой-нибудь из этих телег Эржебет тоже могла бы незаметно прицепиться. Между колес где-нибудь, под днищем.
   Могла… Да, вполне могла она тайком покинуть Сторожу. А могла и притаиться где-нибудь в укромном уголке. А что? В этом тоже есть смысл. Кровушки-то – свежей, теплой, живой, человеческой – нигде больше в разоренном эрдейском краю не сыскать. Только здесь, в замке осталось немного.
   Так зачем же тогда из него уходить?
   – А в чем дело, русич? – Томас встревожено смотрел на Всеволода. – Что стряслось?
   – Пять моих воинов убито, – ответил Всеволод. Уточнил: – Убито и испито.
   – Иезус Мария! – выдохнул кастелян. Однорукий рыцарь аж переменился в лице, и сам сделался бледным, как жертва упыря. – Замковый нахтцерер! Значит все-таки правда?
   Всеволод тряхнул головой. Вряд ли то, о чем говорят в замке, правда. Правда оказалась страшнее. Милая, беззащитная юница Эржебетт, так долго сдерживавшая свою жажду, и, в конце концов, не совладавшая с собой – вот она, правда. Впрочем, об этом Всеволод хотел сейчас поговорить не с Томасом.
   Только-только въехавшие в крепость тевтоны расседлывали коней, однако магистра среди вернувшихся из вылазки рыцарей Всеволод не увидел.
   – Где мастер Бернгард? – спросил он кастеляна.
   Томас молча показал где.
   Тевтонский старец-воевода был на своем излюбленном месте – на открытой надвратной площадке. Судя по всему, Бернгард проверял готовность крепости к ночному штурму.
   Всеволод поднялся к нему.
   … – Пропала? – магистр, выслушав союзника, смотрел на Всеволода из-под сведенных бровей. – Значит, говоришь, твоя Эржебетт пропала?
   Они стояли у искрошенных защитных зубцов. На камне отчетливо выделялись глубокие царапины. Будто секирой рубили, а не когтями чиркнули.
   Ветер трепал седые волосы Бернгарда и колыхал складки отяжелевшего от грязи орденского плаща. На левом плече магистра как живой шевелился черный крест.
   – Пропала, оставив после себя пять обескровленных трупов?
   Всеволод не ответил.
   Бернгард вздохнул:
   – А ведь я предупреждал тебя, русич.
   Всеволод сжал зубы и опустил глаза. Предупреждал… А он не внял предупреждению. Но теперь-то это уже не имеет значения. Случившегося не исправить. Мертвых не вернуть.
   Но вот найти Эржебетт, если она еще скрывается в замке – можно…
   – Нужно обыскать крепость, – глухо проговорил Всеволод. – Начать с главной башни и детинца.
   Магистр нахмурился:
   – Боюсь, на это у нас уже нет времени. Солнце садится, после заката начнется новый штурм, а у меня еще не все готово к обороне. Я не могу выделить людей на поиски Эржебетт.
   – Я возьму свою дружину! – вскинул голову Всеволод.
   – Твоей дружине тоже найдется дело. У меня сейчас каждая пара рук на счету.
   – Но…
   – Не спорь, русич. Взгляни на небо.
   Низкое пасмурное небо хмуро и недобро смотрело на замок. В закатной стороне, за безжизненным плато с котловиной Мертвого Озера цеплялись брюхом за скалистые пики грозовые тучи – синеватые и раздутые, как непогребенные покойники. Они были еще далеко, но уже сейчас в их свинцовом чреве можно разглядеть беззвучные пока вспышки молний.
   А ветер дул с запада и тучи постепенно подползали к Серебряным Вратам, подобно упыриным полчищам. Медленно плывущие, зловещие, набухшие грозой и влагой, они своими массивными телами полностью заслонили солнце. Лишь по верхнему краю туч еще слабо розовел кровавый ободок – прощальный отблеск закатывающегося светила.
   – Ночь будет тяжелой, – спокойно, даже слишком спокойно продолжил Бернгард. – Сегодня солнце скроется раньше. Значит, и штурм тоже начнется раньше. И что совсем скверно – будет гроза. Дождь зальет ров и погасит огни.
   А ведь, тевтон прав! Так все и будет.
   – Если мы не приготовимся к этой битве как следует, если разбредемся по замку в поисках Эржебетт, Серебряные Врата падут.
   – А если Эржебетт выйдет во время боя? – спросил Всеволод. – Если ударит в спину?
   – Она не всесильна. А замок обороняют не пять человек стражи. Если Эржебетт высунется – ее убьют вместе с прочей нечистью. Но если мы сейчас бросим все и затеемся искать одну темную тварь, как потом отразить натиск сотен и тысяч тварей?
   Всеволод шумно вздохнул. Выдохнул.
   – Я понимаю твои чувства, русич, – Бернгард заглянул ему в глаза. Тепла и сопереживания в его взгляде не было. Но холодного понимания – да, этого, действительно, хватало. – Мне тоже не нравится, что в люди гибнут в замке не только ночью, но и днем. Однако сейчас защитить крепость от внешнего врага для нас важнее, чем искать червоточину внутри. А Эржебетт мы найдем позже – это я тебе обещаю.
   – Сейчас, – упрямо сказал Всеволод. – Я должен найти ее сейчас.
   Найти и поквитаться!
   Найти и успокоиться!
   Бернгард неодобрительно качнул головой.
   – Ладно… Вижу, от тебя здесь все равно проку будет немного: сам изведешься и других перед битвой перебаламутишь. Знаешь что… Возьми-ка с собой брата Томаса – у него ключи от всех дверей. Возьми Бранко. Он тоже знает замок как свои пять пальцев. Возьми еще несколько воинов. Только немного, человек шесть-семь. Осмотри, что успеешь, раз это для тебя так важно. Но возвращайся на стены сразу, как только услышишь сигнальный рог. Твои мечи лишними не будут.

   Глава 38

   Кроме Бранко и Томаса Всеволод взял с собой лишь четырех своих десятников. К их поисковой группе пожелали также присоединиться Сагаадай, Золтан и Раду, которым тоже не хотелось перед битвой оставлять в тылу неведомого и непонятного врага.
   Десять человек с посеребрёнными клинками наголо и с трескучими факелами в руках, начали поиски. В первую очередь решили проверить донжон и пристройки к главной башне.
   Мелькали перед глазами крутые лестницы и тесные коридоры. Наблюдательные и боевые площадки. Широкие проемы, узкие бойницы. Низкие двери, глухие стены…
   Они осматривали каждое помещение, каждую нишу, каждую каморку. Все проверяли – и открытое, и запертое. Однорукий кастелян ловко управлялся с тяжелой напоясной связкой ключей – больших и малых, простых и хитрых.
   Томас отпирал замки и запирал их снова. Массивные двери со скрипом распахивались и с грохотом захлопывались.
   Впустую… Пока все было впустую.
   Донжон и примыкающие к нему пристройки они обошли довольно быстро. Здесь обшарили все сверху донизу. Эржебетт в главной замковой башне не было.
   Поиски продолжались. Однако, по мере того, как небольшая группка людей продвигалась по безлюдным строениям замкового детинца, тьма вокруг Закатной Сторожи густела, будто по всему небосклону разливалась упыриная кровь. А с запада, со стороны Мертвого Озера и не открывшегося еще Проклятого Прохода надвигалась стена и вовсе уж сплошного мрака. Тучи – теперь не темно-синие даже, а чернильно-черные – жадно пожирали небо. Молнии сверкали ярче, чаще, ближе. Явственно слышались громовые раскаты.
   На Серебряные Врата надвигалась гроза.
   Стихия сегодня была на стороне темного обиталища. И это следовало признать. С этим следовало смириться. Отложить поиски и вернуться на внешние стены, где шла лихорадочная подготовка к обороне.
   …Они стояли внизу возле донжона и замковой часовни, в узком прямом проходе, ведущим к воротам внутренней цитадели… За воротами был застроенный замковый двор. Дальше – внешние стены.
   – Куда теперь, воевода? – спросил Федор, с опаской поглядывая на предгрозовое небо. – Сдается мне, мы не успеем обойти даже половину крепости.
   Куда теперь?!
   В самом деле – куда?
   Снаружи, из-за ворот внутреннего замка доносились крики воинов, лязг стали и встревоженное ржание запертых лошадей, которые похоже, тоже чуяли грозу.
   Надо было возвращаться к дружине.
   – Штурм скоро, – подлил масло в огонь нервничающий Томас.
   Всеволод глянул влево, вправо… Глухие стены. Две глухие стены. Вверху – на закрытых дощатых галереях – частые бойницы, из которых так удобно обстреливать ворвавшегося в детинец противника. Внизу – двери нижних этажей. Запертые. Только одна дверь, из которой тевтоны выносили на боевые площадки греческий огонь, сарацинский порошок и серебряную воду, чуть приоткрыта. Видимо, еще не все вынесли…
   Всеволод направился туда. Бросил на ходу:
   – За мной. Идти осторожно. Смотреть в оба.
   Теперь они спускались в знакомые уже подземелья крепости, осматривая каждую нишу, каждый закуток и каждую лестницу.
   Всеволод шел впереди. Рядом – Федор с факелом.
   – Здесь! – цедил сквозь зубы Всеволод. – Она где-то здесь!
   Должна быть здесь! Подземные лабиринты – самое подходящее место для темной твари, скрывающейся от чужих глаз.
   Для Эржебетт.
   – Я знаю, я чувствую… – шептал Всеволод. – Мы найдем ее здесь…
   Двери открывались и закрывались. Но за дверями никого не было. И за поворотами. И в боковых ответвлениях путанных ходов.
   Томас уже не просил – требовал вернуться. Всеволод не слушал. Он вел невеликий отряд дальше. Ниже.
   Еще.
   Еще.
   И – еще…
   Они все же осмотрели подземелье. Увы, безрезультатно…
   Последний коридор. Алхимическая лаборатория.
   Могла ли Эржебетт спрятаться там? Вряд ли. И все же…
   – Открывай, Томас! – приказал Всеволод.
   Однорукий тевтон что-то недовольно пробурчал о тупом упрямстве русичей. Но открыл.
   – С огнем тут осторожней только, – напомнил кастелян.
   Всеволод вошел в лабораторию один. Без огня. Прикрыл дверь, чтобы снаружи не мешали факельные отблески. Сморгнул, приспосабливаясь к темноте и переходя на ночное зрение.
   Осмотрелся… Все здесь было как прежде. Как в тот, в первый и единственный раз, когда он сюда заглядывал. Низкий широкий и длинный стол, оббитый листовой медью. Пара лавок. Зияющее в потолке отверстие дымохода. Тигль, светильник, свечи в подсвечниках с защитными колпачками. Только жаркие угли и слабые огоньки сейчас не мерцают. Пламя было погашено, и в лаборатории царил мрак, к которому не привычно нетренированное человеческое зрение. Только специально подготовленный глаз способен был хоть что-то различить в такой тьме. Или глаз темной твари, которой не нужна никакая подготовка.
   Повсюду стояли какие-то горшки, склянки, реторты, ступки. На полках, на полу, на столе… У самой двери лаборатории – большая плетеная корзина с полудюжиной железных шаров уже снабженных фитилями, но еще не покрытых серебром, и видимо, по этой причине, не отнесенных на стены. В углу – ручной сифон с мехами и трубками, предназначенный для бальзамирования павших орденских братьев. Трупов, правда, нет. Пока нет…
   И орденских алхимиков тоже.
   А главное: нет Эржебетт.
   Здесь ее тоже нет!
   Он проверил все углы, заглянул в дымоход.
   Нет. Нет. Нет…
   Про-кля-тье!
   Выходя из лаборатории, Всеволод в сердцах хлопнул дверью. Не удовлетворившись, развернулся и с силой пнул ногой по несчастным доскам.
   Все! Впереди – тупик, заканчивающийся запертой дверью склепа. Единственной дверью, ключа от которой нет на связке кастеляна: ключ от замкового склепа хранится у Бернгарда.
   – Пора уходить! – в который раз уже сказал Томас. – Здесь не слышно сигнального рога.
   Пора. Не слышно…
   – Пошли, воевода, – мягко сказал Федор. – Мы ее сейчас все равно не найдем.
   Не найдем… У-у-у! Безумно, страшно хотелось выть. Всеволод не стал себя сдерживать. А зачем?
   – Эржебетт! – потрясая кулаками, взревел он. – Эр-же-бетт!
   Нет, сейчас кричал не он даже – кричало что-то в нем… Злость, ненависть, давящее чувство вины за испитых дружинников, неутоленная ярость и жажда отмщения, оскорбленная подлым предательством любовь, и просто задетое самолюбие обманутого человека. Поверившего другому… Нечеловеку.
   Много чего сейчас кричало, скопившись в тугую пульсирующую сердечную боль, и обретя, наконец, выход вместе с проклятым именем.
   Всеволод кричал, не надеясь ни на что. И на ответ Эржебетт – меньше всего. Кричал просто потому, что не мог сейчас не кричать.
   – Эр-же-бетт!!!
   – Э…э…э!!! – разлеталось и раскатывалось по подземелью гулкое эхо.
   Трепетало чуткое пламя факела в руке Федора.
   – Эт… эт… эт!
   И…
   Почудилось?
   Нет. Вот еще! И снова!
   – Тихо! – побледнев, приказал Всеволод. – Всем молчать!
   А все и так молчали. Все тоже прислушивались.
   Все слышали…
   – Е…о…о!
   «Всеволод»?! Или что-то иное?
   … Слабый-слабый, приглушенный, едва угадывающийся, но все же слышный…
   Ответный крик?
   – Е…о…о!
   Точно! Никаких сомнений!
   Невероятно, но она откликнулась! Немая девчонка! Неведомая темная тварь! Тварь отзывалась на его зов. Мало того – проклятая тварь тоже призывала его. Или просто глумилась над ним?
   – Е… о… о!
   А звук-то доносится из…
   Всеволод выругался сквозь стиснутые зубы.
   Из склепа он доносится, этот звук! Из-за последней запертой двери, от которой у них не было ключа.
   Но как Эржебетт-то туда попала?
   Не важно. Это сейчас не важно совершенно. Сейчас важно попасть туда самим.
   – В склеп! – негромко, но твердо промолвил Всеволод. – Нам нужно в склеп.
   – Но мы не сможем, – растеряно пробормотал Томас. – Да и нельзя ведь.
   – Сможем, брат Томас! Можно! Нужно потому что. То… та, что там таится, угрожает живым, так что придется побеспокоить мертвых.
   Всеволод осмотрел низенькую тяжелую дверь склепа, расположенную в глубокой нише, куда вели четыре каменные ступени. Да уж, дверка! Такую впору ставить в крепостной стене. Массивные доски моренного дуба, укрепленные железными полосами. Две толстые и чуть-чуть, самую малость, тронутые ржавчиной скобы. Между скобами – железный засов, который на добрую половину уходит в каменную кладку, укрепленную мощным металлическим косяком. В засове и в угловатом косяке высверлены отверстия для замка.
   Большой, тяжеленный замок намертво схватывает стальной изогнутой дужкой в два пальца толщиной и крайнюю скобу на двери, и засов, и косяк. Замок не висит даже, а лежит в специально выдолбленной в кладке нише.
   Пока не разомкнешь этого неподъемного замочка – не сдвинешь засова. А снять замок без ключа… Как? Мечом не подковырнешь, секирой не срубишь, булавой не собьешь. Только с ключом к нему и подлезешь.
   И такую дверь тоже нипочем не высадить.
   Да, похоже, мертвых орденских братьев в крепости оберегают пуще живых. Основательно так оберегают…
   И ведь что странно… По всему выходит, что склеп запирали снаружи. Замок-то вот он, с этой стороны. Но голос, который услышали все, доносился изнутри. И как такое может быть? Как Эржебетт пробралась в склеп?
   Может, скрытые вентиляционные ходы-воздуходуи? Но если они такого же размера, как дымоход в алхимической лаборатории, в них разве что ребенок пролезть сможет. Впрочем, сама Эржебетт – почти ребенок. Во всяком случае, та щуплая юница, какую он знал прежде. А сейчас? Какова она сейчас?
   Им нужно зайти в склеп, чтобы узнать…
   – Мастера Бернгарда надо найти, – посоветовал Томас. – У него ключ…
   – Не надо, – покачал головой Всеволод. – Нет времени.
   Да и желания уговаривать тевтонского магистра тоже нет.
   – Обойдемся без Бернгарда и без ключа.
   Он шагнул мимо недоумевающего кастеляна, вернулся в алхимическую лабораторию. Вынес оттуда железный шар с громовым сарацинским зельем и с самым длинным фитилем. Один из тех шаров, что лежали в корзине у двери.
   Во время ночных штурмов Всеволоду уже доводилось видеть, как сила заключенная в этих невзрачных сосудах разрывала в клочья десятки упырей. Может, и с запертой дверью эта сила тоже совладает? И не беда, что тевтонские алхимики не успели посеребрить шар. Для задуманного им серебра не нужно.
   – Русич, – нахмурился Томас, – ты что, хочешь…
   – Хочу, – оборвал его Всеволод.
   Он впихнул шар в каменную нишу, за железный косяк. Аккурат между стеной и замком. Вложил поглубже, чтобы торчал только край фитиля.
   Пообещал:
   – Будем живы – после все починю, брат Томас.
   Приказал:
   – Факел мне. А вы все ступайте. Туда вон хотя бы…
   Всеволод кивнул на открытую дверь алхимической лаборатории.
   Отошли. Возмущенного Томаса, правда, пришлось оттаскивать от двери склепа силой. Бранко тоже отпихнули назад без лишних церемоний.
   Всеволод поднес огонь к фитилю…
   Занялось!
   А вот теперь уже никто не упирался. Теперь даже Томас сам вбежал в лаборатории. Последним в укрытие забежал Всеволод. Отбросив по пути факел (туда, где греческий огонь и сарацинский порошок, с горящим факелом нельзя) он скользнул за дверь. Захлопнул ее за собой.
   Секунда кромешной тьмы и звенящей тишины. Секунда или две.
   А после…
   Громыхнуло.
   Грохнуло.
   Да как!
   Вздрогнули пол, стены и потолок. Упали с полок и разбились с полдесятка алхимических горшков и склянок. Закрытая дверь тоже дернулась, будто снаружи кто-то ударил с разбега.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация