А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чистилище СМЕРШа. Сталинские «волкодавы»" (страница 6)

   Румынские разведчики

   3-й Украинский фронт был образован на юго-западном направлении 20 октября 1943 года на основании приказа Ставки ВГК от 16 октября 1943 года путем переименования Юго-Западного фронта.
   В августе 1944 года в ходе проведения Ясско-Кишиневской стратегической операции войсками 3-го Украинского фронта была освобождена вся территория Молдавии, а Румыния объявила войну фашистской Германии.
   7 августа 1944 года во время короткого боестолкновения на правом берегу реки Прут в советский плен попала группа румынских военнослужащих. В их числе оказался раненый майор без каких-либо документов.
   Начальник 2-го отдела УКР СМЕРШ фронта доложил руководителю – генерал-майору П.И. Ивашутину о подозрительном майоре.
   – Товарищ генерал, меня насторожил тот факт, что все офицеры при документах, только у одного майора они отсутствуют, – насторожился начальник отдела.
   – Значит, что же выходит: или он их утерял, или ему есть что скрывать, – задумчиво проговорил Петр Иванович Ивашутин.
   – Думаю, тут больше тянет на второй вариант – скрывает что-то бестия… Глазки бегают, говорит зачастую невпопад, словно чего-то и кого-то остерегается.
   – Что же, проверьте эти версии, и найдите истинный ответ на такое поведение задержанного. Подключите агентуру из числа румынских военнопленных. Сейчас этих «мамалыжников» у нас предостаточно, – спокойно рассуждал генерал.
   Пока пленный майор приходил в себя после контузии, были допрошены остальные военнопленные. Один из них назвал в числе задержанных в группе двух офицеров румынской разведки – Нацеску и Маринеску.

   Офицеры 2-го отдела решили детально поработать с ними. Проведя личный обыск, смершевцы обнаружили у румын прямые улики их принадлежности к спецслужбам – шифрблокноты и коды. Тем ничего не оставалось делать, как чистосердечно признаться, что они действительно являются кадровыми офицерами разведорганов Румынии, а «контуженный» майор их начальник – руководитель разведцентра «Н» 2-й секции генштаба румынской армии по фамилии Ботезату.
   После поправки майор Ботезату дал контрразведчикам ценные показания не только по структуре разведцентра, но и всех разведывательных и контрразведывательных органов Румынии. Раскрыл три резидентуры, оставленные на освобожденных территориях Молдавии и Одесской области, назвал ценную агентуру, находившуюся у него на личной связи. Правдоподобность его показаний вскоре подтвердилась. Сотрудниками СМЕРШ была арестована его сеть.
   Начальник Управления КР СМЕРШ фронта генерал-майор П.И Ивашутин. много интересного почерпнул, присутствуя на допросах румынского разведчика, высветившего историю создания тайной службы Румынии – Сигуранца. Оказывается, румынскую охранку возглавлял с 1924 по 1940 год, создавая ей мрачный имидж, потомок запорожских казаков Михаил Морузов. Его карьера началась еще во время Первой мировой войны, когда он согласился с ролью агента генерального штаба Румынии.
   Он занимался установлением активистов революционных комитетов в русской армии, склонявших к дезертирству румынских солдат, имевших русское и украинское происхождение. Так ему впервые пригодились его русские корни. С началом же Второй мировой войны он с одинаковой степенью напряженности работал против немецкой и советской разведки. Морузов даже разоблачил в Бухаресте глубоко законспирированную немецкую резидентуру, которую возглавлял полковник фон Майер. Потом переориентировал Сигуранцу на борьбу с советской агентурой.
   Надо отметить, что руководством советских органов госбезопасности румынская разведка рассматривалась в одном ряду с польской Дефензивой, французской Сюрте Женераль и британской Интеллидженс Сервис в качестве главного противника. Руководство НКВД СССР подозревало румын не только в проведении подрывной деятельности, но и в поддержке троцкистских организаций, как за границей, так и на территории Советской России.
   Так в газете «Правда» от 21 июля 1937 года в статье под названием «Шпионский интернационал» утверждалось:
   «Выполняя задание обер-шпиона Троцкого, Гелертер, с ведома румынской разведки (Сигуранца), широко развернул работу своей группы (Партия унитарных социалистов). Эта троцкистско-шпионская шайка всячески срывает создание единого фронта в Румынии, единство профсоюзов, распространяет клевету против СССР, выдает Сигуранце коммунистов».
   Правда в этой статье была одна, а именно, – в Румынии действительно расстреливали коммунистов пачками. А что касается Морузова, то его русское происхождение в конце концов погубило и его самого.
   С началом войны главу румынской спецслужбы начали подозревать в двойной игре. Ярый антикоммунист в 1940 году был неожиданно арестован и тут же расстрелян по обвинению в сотрудничестве с НКВД. Не помогло сохранить ему жизнь и заступничество всесильного в то время шефа абвера адмирала Канариса, на кого, по всей вероятности, он тоже активно работал.
   Управление СМЕРШ фронта уже располагало материалами, что Сигуранца отличалась крайне жестокими методами работы в захваченных советских городах Одессе и Кишиневе. Во время борьбы с партизанами и военнослужащими в одесских катакомбах в начале войны каратели зверели при допросах военнопленных. Устраивали пытки, избивали, выдирали щипцами ногти, насиловали женщин.
   С начала июля до середины сентября 1941 года части Отдельной Приморской армии и подразделения Черноморского флота героически обороняли Одессу. Но силы были неравными. С каждым днем становилось ясно, что рано или поздно город придется оставить врагу. Но сопротивление оккупантам продолжалось…
   По личному указанию наркома внутренних дел СССР для оказания помощи местным органам НКВД в создании резидентур, разведывательно-диверсионных групп и партизанских отрядов на случай оккупации города, из Москвы в Одессу выехал сотрудник центрального аппарата НКВД капитан госбезопасности Владимир Александрович Молодцов.
   Центр не настаивал, чтобы контрразведчик обязательно остался в городе, но офицер принял окончательное решение – остаться!
   Москва ответила согласием. Ядро подпольной организации составили чекисты: Сергей Виноградов, Петр Морозовский, Тамара Мижгурская, Павел Шевченко, Петр Балонин, Иван Петренко, Иван Гринченко и радист Евгений Глушков.
   При резидентуре Молодцова (оперативный псевдоним «Бадаев») было создано два партизанских отряда, руководимых местными гражданами Афанасием Клименко и Антоном Федоровичем. Для жизнеобеспечения отряда Клименко в катакомбах подготовили специальную базу. Под землей хранились продукты питания, рассчитанные на шестимесячное пребывание под землей до полусотни человек. Туда же завезли взрывчатку, оружие и боеприпасы.
   16 октября 1941 года, в день оккупации города немецко-румынскими войсками, в одесские катакомбы через шахту в селе Нерубайское вошел весь партизанский отряд Клименко и руководящий состав резидентуры.
   О том, что в оккупированной Одессе остались партизаны и подпольщики, румынской контрразведке было известно. В одном из ее документов, захваченном после войны, по борьбе с партизанским движением, говорилось:
   «Советское правительство организовало и хорошо снабдило партизан на потерянных территориях. Они составляют невидимую армию коммунистов на этих территориях и действуют со всем упорством, прибегая к самым изощренным методам выполнения заданий, ради которых они оставлены. Вообще все население, одни сознательно, другие несознательно, помогают действиям партизан».
   Партизанами и подпольщиками проводилась определенная положительная работа: уничтожалась живая сила противника, подрывались железнодорожные пути и склады с продовольствием и вооружением, пускались под откосы поезда, велась агентурная разведка побережья…
   Центр периодически принимал сообщения от «Кира» (радиопозывной Молодцова). Документы, начинающиеся словами: «Нелегальный резидент НКВД в Одессе сообщает…» нередко ложились на стол руководителю НКВД и даже Верховному главнокомандующему. Сталин их внимательно читал…

   Но случилось предательство со стороны… руководителей партизанских отрядов, сначала Антона Федоровича, а затем и Афанасия Клименко. Согласились сотрудничать с Сигуранцей еще несколько арестованных подпольщиков, в том числе и радист отряда Евгений Глушков, инициативно предложивший свои оперативные услуги недавнему противнику.
   Как писал Олег Матвеев по этому поводу в газете «Независимое военное обозрение»:
   «По заданию немецких спецслужб с августа 1942 по ноябрь 1943 г. он поддерживал по рации связь с Москвой, дезинформируя о партизанском отряде и требуя прислать помощь. Однако уже в сентябре 1942 г. на Лубянке пришли к выводу, что Глушков работает под контролем, и включились во встречную дезинформационную радиоигру с противником».
   8 февраля 1942 года Владимир Молодцов вместе с Тамарой Межигурской во время выхода из катакомб были выслежены и схвачены румынской контрразведкой возле дома Антона Федоровича.
   По доносам предателей за небольшой промежуток времени было расстреляно более тридцати партизан.
   Суд над Молодцовым, Межигурской и Шестаковой состоялся 28 мая 1942 года. Они сидели на скамье подсудимых, закованными в цепи кандалов. После того, как 29 мая был зачитан приговор военно-полевого суда, по которому все трое приговаривались к расстрелу, на предложение подать прошение на имя короля о помиловании чекист категорически отказался, заявив: «Мы на своей земле и у врага помилования не просим!»
   В июле 1942 года герои были расстреляны.
   После освобождения Одессы войсками Красной Армии органы военной контрразведки СМЕРШ 3-го Украинского фронта разыскали Афанасия Клименко, Антона Федоровича и других предателей…
   Все они были судимы военным трибуналом.
   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года капитану госбезопасности Владимиру Молодцову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
   Большую роль в расследовании причин провала Одесского подполья и розыска предателей для привлечения их к суду военного трибунала сыграли армейские чекисты 2-го отдела УКР СМЕРШ 3-го Украинского фронта.
* * *
   В ходе проведения розыскной работы оперсоставом 2-го отдела этого же фронта в лагере военнопленных № 22 было установлено, что унтер-офицер Остермайер не пехотинец, а кадровый военный разведчик, располагавший, как выяснилось потом, интересной информацией.
   Через агента-опознавателя, сослуживца проверяемого по 219-му полевому резервному батальону, было установлено, что он до пехотного подразделения проходил службу в подразделении абвера, в частности, в «абвергруппе-253».
   На допросе немец все-таки признался в принадлежности к германским разведорганам и раскрыл «профессиональный профиль» – специалист по диверсиям. Оказалось, что он готовил диверсионные команды и забрасывал их в тыл наших войск.
   В ходе дальнейшей работы с Остермайером стал известен перечень конкретных диверсионных устремлений абвера в зоне ответственности 3-го Украинского фронта. Об этих сведениях начальником военной контрразведки П.И. Ивашутиным сразу же было доложено командующему фронтом Маршалу Советского Союза Ф. И. Толбухину, который приказал начальнику штаба фронта генерал-полковнику С. С. Бирюзову усилить охрану означенных для диверсий объектов.
   Через некоторое время у этих сооружений (складов, ангаров и железнодорожных магистралей) действительно было задержано несколько диверсантов, что говорило о честном сотрудничестве немца со смершевцами.
   По мере дальнейшей работы с абверовцем стали известны сведения о структуре и численности «абвергруппы-253», входившей в состав «абверкоманды-212», о закладке на территории Италии 150 тайных складов с оружием и взрывчаткой. Назвал он псевдонимы и реальные фамилии диверсантов, которые должны были осуществить подрывы тыловых объектов в полосе действий фронта.
   Результаты работы военных контрразведчиков фронта докладывались в Центр – Абакумову и Карташову…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация