А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чистилище СМЕРШа. Сталинские «волкодавы»" (страница 5)

   Лейтенант Ритц из «Цеппелина»

   Этот случай произошел в сентябре 1943 года в войсках Южного фронта (ЮФ), образованного директивой Ставки ВГК от 30 декабря 1942 года на базе расформированного Сталинградского фронта. 20 октября 1943 года ЮФ был переименован в 4-й Украинский.
   После провала операции вермахта «Цитадель» в ходе Курской битвы, немецкое командование рассчитывало упорной обороной остановить наступательный порыв Красной Армии и сохранить за собой важнейшие экономические районы восточнее Днепра, который представлял собой серьезную естественную преграду для наступающих войск. Одновременно противник ускорил строительство стратегического оборонительного рубежа, названного «Восточным валом», главной частью которого был водный барьер – могучий Днепр.
   По фронту от Навли до Таганрога нашим частям противостояли две крупнейшие немецкие группировки: группа армий «Центр» – командующий генерал-фельдмаршал Г.Клюге и группа армий «Юг» – командующий генерал-фельдмаршал Э.Манштейн. Эти две армейские группы располагали 62 дивизиями, в том числе 14 танковыми и моторизованными. Наземные войска поддерживались силами 4 и 6-го воздушных флотов.
   В августе – сентябре Красная Армия разгромила немецкие войска на Левобережной Украине и в Донбассе. Советские воины вышли к Днепру в его среднем течении на 750-километровом фронте, форсировали реку и захватили 23 плацдарма.
   Во время одного из боев в плен попали несколько немецких офицеров, в том числе и назвавший себя лейтенантом вермахта некий Ритц. Сотрудники 3-го отделения фронта группу пленных фашистских вояк тщательно обследовали – допросили и обыскали…
   Один из агентов-опознавателей указал, что лейтенанта Ритца он видел в штаб-квартире группы армий «Юг» во время его посещения подразделения «Цеппеллин». Поначалу немецкий офицер пытался убедить агента в том, что тот обознался, что он воевал совсем на другом участке фронта. Но у агента-опознавателя была цепкая зрительная память.
   В ходе проведения дополнительных агентурных и оперативно-технических мероприятий военным контрразведчикам удалось получить подтверждающие данные о принадлежности Ритца к немецкой разведке.
   Начальник отдела материалы по этому военнопленному доложил начальнику Управления СМЕРШ фронта генерал-майору Николаю Кузьмичу Ковальчуку.
   Сразу же об этом факте было ориентировано Главное Управление КР СМЕРШ НКО СССР. От комиссара госбезопасности 2-го ранга В.С.Абакумова пришел ответ: «Выясните подробности служебной деятельности лейтенанта Ритца… Используйте его информацию для поиска агентуры противника и армейских нужд… Он может быть глубоко осведомлен о местах дислокации разведшкол и диверсионных курсов, а также расположении и концентрации немецких войск…»
   Понимая, что в руки армейских чекистов попала важная птица, Ковальчук поставил в известность об этом факте своего командующего – генерала армии Ф. И. Толбухина. Зайдя в кабинет командующего, Николай Кузьмич заметил:
   – Федор Иванович, через наши оперативные возможности среди военнопленных выявлен офицер из «Цеппелина», который, несомненно, может знать кое-что, а может и многое, о расположении противостоящих нам частей.
   – Николай Кузьмич, все правильно, – хорошенько попытайте его по этим вопросам вместе с нашим главным военным разведчиком. Нам сейчас очень важна и интересна информация, где что стоит и что строится из оборонительных редутов. Если сможете что-нибудь выудить у него о планах гитлеровцев, поставьте меня немедленно в известность.
   Спустя несколько дней Ковальчук и начальник разведки фронта генерал-майор Грязнов буквально выжали из немецкого офицера все необходимые данные об объектах, – будущих целях нашей артиллерии и авиации, что помогло с меньшими потерями сломить сопротивление неприятеля.
   Что же касается оперативной информации, то на последующих допросах он подробно рассказал о структуре «Цеппеллина» (условное наименование «Унтернемен Цеппелин» – «Предприятие Цеппелин») – специального разведывательно-диверсионного органа, созданного в марте 1942 года РСХА.
   – В своей деятельности «Цеппелин», – рассказывал Ритц, – руководствуется так называемым планом действий для политического разложения Советского Союза. В этом органе созданы специальные группы действия: разведывательные, пропагандистские, повстанческие и диверсионные. Немцы стараются организовать и поддерживать сепаратистские движения на основе буржуазно-националистических элементов, направленные на отторжение союзных республик от СССР и организацию марионеточных «государств» под протекторатом гитлеровской Германии. С этой целью Главное управление имперской безопасности совместно с имперским Министерством по делам оккупированных восточных областей в 1941–1942 годах создали в Берлине несколько «национальных комитетов»: Грузинский, Армянский, Азербайджанский, Туркестанский, Северо-Кавказский, Волго-Татарский и Калмыцкий. Большая работа офицерами «Цеппелина» проводится в созданном «Русском комитете» во главе с генералом Власовым.
   – Назовите места дислокации штаб-квартиры и имена руководителей вашей организации, – задал ему вопрос следователь.
   – Руководящий центр «Цеппелина» до весны 1943 года находился в Берлине, в служебном здании четвертого управления РСХА, в районе Грюнвальд, Беркаерштрассе, д. 32/35, а затем в районе Ванзее – Потсдамерштрассе, д. 29.
   Сначала «Цеппелин» возглавлял штурмбаннфюрер СС Курек, потом его сменил штурмбаннфюрер Редер. Сейчас его возглавляет оберштурмбаннфюрер СС доктор Грефе.
   Затем Ритц подробно остановился на структуре отделов и подотделов «Цеппелина». Рассказал об особых лагерях и главных командах – «Русланд норд» и «Русланд зюд», а также о воинских формированиях и их местах дислокации.
   В результате предметной работы с офицером германской спецслужбы военные контрразведчики получили сведения о 17 кадровых сотрудниках и 25 агентах, а также о диверсантах, заброшенных или готовящихся к выброске в тыл войскам Красной Армии.
   Масштабы деятельности подразделений «Цеппелина» впечатляли. Всего на советско-германском фронте действовало более 130 разведывательных и контрразведывательных команд абвера и СД и около 60 школ, готовивших шпионов, диверсантов и террористов.

   Немецкий «перебежчик»

   Это случилось жарким летом 1943 – переломного года в войне с фашистской Германией. Части Красной Армии, обретя уверенность и приобретя опыт побед, постепенно выдавливали гитлеровские войска со своей земли и гнали их на Запад, откуда они пришли непрошеными гостями.
   Позади победоносные, ставшие легендарными, битвы за Москву и Сталинград. Впереди ждала еще одна на Курской дуге. Измотав и обескровив ударные немецко-фашистские группировки в оборонительных боях, советские войска создали благоприятные условия для перехода в наступление. Битва на Курской дуге, особенно в районе неприметной деревни Прохоровка, где сошлись лоб в лоб лучшие танковые силы воюющих армий, окончательно развеяла миф, созданный фашистской пропагандой, что советские войска могут удачно воевать только под сезонной защитой коварной распутицы и такого же по вредности «генерала Мороза».
   Значение победоносного сражения для советских войск было так велико, что всегда спокойный и уравновешенный американский президент Ф.Д. Рузвельт, не сдержав эмоций, заявил: «Если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то, возможно, что будущей весной второй фронт и не понадобится!»
   Конечно, он лукавил, потому что подготовка к операции «Оверлорд» – открытие второго фронта – проходила под неослабным вниманием американского президента и британского премьер-министра, но все же в этой оценке американца была устрашающая правда, что Советский Союз способен разгромить фашистскую Германию сам. А такой поворот событий, как говорится, не входил в планы западных союзников. Они хотели из войны извлечь своеобразные дивиденды.
   Накануне этой грандиозной битвы немецкие спецслужбы, особенно абвер, делали все возможное, чтобы добыть сведения о местах расположения наших войск, сосредоточенных на направлениях как тактических, так и стратегических ударов.
   Надо отметить, что на этом театре военных действий противостояла нашим войскам группировка вермахта, которая в соответствии с оперативным приказом ОКВ № 6 – «Цитадель» совершала наступление в полосе около 40 километров и стремилась нанести удар вдоль железной дороги Орел – Курск. В группировку входили соединения и части 2-й танковой и 9-й полевой армий группы «Центр».
   Не безынтересен в связи с этим документ, подписанный начальником Управления контрразведки СМЕРШ Юго-Западного фронта генерал-майором П. И. Ивашутиным о переходе линии фронта и сдаче в плен ефрейтора вермахта Генриха Суммера.
...
   Указание УКР СМЕРШ Юго-Западного фронта № 11194/2 подчиненным органам о тщательной проверке перебежчиков из немецко-фашистской армии.
   24 июня 1943 г.

   «8 июня с.г. в районе Лисичанска перешел линию фронта и сдался нашим частям ефрейтор германской армии Суммер Генрих, 1922 г. рождения, уроженец Баварии.
   Будучи доставлен в КРО СМЕРШ армии, Суммер заявил, что «он не верил в победу Германии, антифашистски настроен и собирался перейти на сторону Красной Армии еще до приезда на фронт».
   Суммер дал довольно обширные показания о предстоящем наступлении германских войск в районе г. Орла, а также организации в широком масштабе противохимической защиты противником, изобретении каких-то особых газов и прочее.
   Несмотря на показания, которые заслуживали оперативного интереса, обращало на себя внимание, что Суммер – антифашист, но ничем конкретным не подтвердил свое враждебное отношение к гитлеровской Германии, хотя мог, если верить его возможностям, принести шифры, коды, применяемые немцами при переговорах по радио, и другое.
   В ночь на 21 июня Суммер, знавший русский язык, обработал сидевшего вместе с ним арестованного в подозрении в шпионаже Гарбузова и военнопленного поляка Сикорского. Он их уговорил совершить побег. Группа напала на охранявшего их часового Глухова и пыталась задушить. Глухов при обороне применил оружие, убил Суммера и Гарбузова, а Сикорского ранил.
   Допрошенный о происшествии Сикорский показал, что Суммер переброшен германским командованием с заданием выяснить расположение частей и штабов по реке Северский Донец на участке 3-й гвардейской армии. Находясь в камере, Суммер заявил, что «немцы подготовлены к наступлению, и он должен возвратиться к своему командованию не позднее 22 июня, хотя бы это стоило ему жизни.
   Произошедший случай с Суммером подтверждает нашу ориентировку, что германская военная разведка вербует и перебрасывает на нашу сторону военнослужащих немецкой армии под видом перебежчиков для разведки и дезинформации командования Красной Армии.
   Предлагаю:
   1. Обращать особое внимание на перебежчиков и военнопленных, знающих русский язык, легко дающих показания по каким-то особым сенсационным вопросам, обеспечивая их надежной охраной и крепкой агентурой.
   2. Проверять обстоятельства перехода в этих случаях линии фронта, чтобы лишний раз убедиться в искренности перебежчика германской армии, учитывая, что противник будет направлять агентуру из военнослужащих германской армии для указанной выше цели.
   3. О переходе линии фронта и добровольной явке к нам военнослужащих армии противника, как вам уже предлагалось, немедленно сообщать телеграфом.

   Начальник Управления контрразведки СМЕРШ Юго-Западного фронта
   Генерал-майор Ивашутин.»
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация