А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чистилище СМЕРШа. Сталинские «волкодавы»" (страница 4)

   В нем говорилось, что в связи с новой расстановкой войск Красной Армии на Западе утратили силу старые нормативные акты.
...
   Нарком ВД приказал:
   «1. Аппараты уполномоченных НКВД СССР по 2-му и 3-му Белорусским, 1-му и 4-му Украинским фронтам расформировать.
   2. Уполномоченного НКВД СССР по 1-му Белорусскому фронту переименовать в уполномоченного НКВД СССР по Группе советских оккупационных войск в Германии.
   3. Назначить уполномоченным НКВД СССР по Группе советских оккупационных войск в Германии комиссара государственной безопасности 2 ранга т. Серова.
   4. Возложить на уполномоченного НКВД СССР по Группе советских оккупационных войск в Германии следующие задачи:
   а) организацию и руководство агентурно-оперативной работой на территории Германии, оккупированной советскими войсками;
   б) выявление и ликвидацию шпионов, диверсантов, террористов, а также враждебных СССР организаций и групп как созданных и оставленных германскими разведывательными органами для подрывной работы в тылу Красной Армии, так и вновь возникающих;
   в) розыск и изъятие военных преступников, сотрудников гестапо и других немецких карательных органов, руководящего состава областных, городских и районных национал-социалистских организаций и командно-политического состава военизированных организаций: «Фольксштурм», СС, СА, а также тюрем концлагерей, военных комендатур и других военизированных учреждений фашистского государственного аппарата;
   г) выявление и ликвидацию нелегальных радиостанций, складов оружия, боеприпасов и подпольных типографий;
   д) руководство работой проверочно-фильтрационных комиссий НКВД при лагерях для репатриируемых советских граждан;
   е) руководство работой отдела НКВД по делам о военнопленных на территории советских оккупационных войск в Германии, контролирование и наблюдение за отправкой военнопленных в СССР и организация передачи германской администрации возвращаемых из плена больных и инвалидов немцев.
   5. Выделить в распоряжение уполномоченного НКВД СССР по Группе советских оккупационных войск в Германии комиссара государственной безопасности 2 ранга т. Серова – 127-й, 157-й, 331-й, 333-й, 38-й, 105-й, 87-й, 219-й, 16-й и 83-й пограничные полки войск НКВД.
   6. Уполномоченному НКВД СССР по Группе советских оккупационных войск в Германии комиссару государственной безопасности 2 ранга т. Серову подчинить:
   а) войска НКВД по охране тыла при Группе советских оккупационных войск в Германии;
   б) лагери, тюрьмы и проверочно-фильтрационные пункты НКВД на территории Германии.
   7. Тов. Серову о результатах проводимой работы систематически отчитываться перед НКВД СССР в установленном порядке.
   8. Начальнику Главного управления контрразведки НКО СМЕРШ, комиссару государственной безопасности 2 ранга т. Абакумову дать указание Управлению контрразведки НКО СМЕРШ Группы советских оккупационных войск в Германии, наряду с проводимой работой, оказывать т. Серову необходимую помощь в выполнении возложенной на него задачи.

   9. Руководство работой проверочно-фильтрационных комиссий НКВД при лагерях для репатриируемых советских граждан и отделов НКВД по делам военнопленных. А также содержание тюрем и лагерей для заключенных на участке Северной группы войск Красной Армии в Польше, Центральной группы войск в Австрии, Венгрии и Чехословакии и Южной группы войск в Румынии и Болгарии возложить на начальников управления войск НКВД по охране тыла указанных групп войск.
   Придать начальникам управлений войск НКВД по охране тыла Северной, Центральной, Южной групп советских оккупационных войск для выполнения вышеуказанных обязанностей оперативных работников в 15 человек каждому…

   Народный комиссар внутренних дел Союза ССР,
   Генеральный комиссар государственной безопасности
Л.Берия.»

   СССР и женевская конвенция о военнопленных

   Развязав Вторую мировую войну, гитлеровская Германия не столько проигнорировала некоторые пункты и параграфы общепринятых и установленных Гаагскими и Женевскими конвенциями правил ведения войн, сколько полностью их отбросила. Она не считалась ни с нормами международного права, ни с требованием человеческой морали, прибегая к самым жестоким методам и средствам, беспощадно разрушая без всякой военной необходимости города и села, истребляя мирное население, превращая оккупированные территории в «выжженную землю», применяя нечеловеческие пытки, изощренную жестокость к военнопленным и гражданским лицам.
   Характерными чертами преступлений немецких фашистов было то, что они планировались заранее и готовились исподволь, одновременно с подготовкой планов очередных актов агрессии.
   Приняв план нападения на Советский Союз под названием «Барбаросса», главари Третьего рейха разработали вместе с ним и ряд чудовищных документов, в которых преступления и зверства были возведены в разряд государственной политики.
   В качестве примера можно привести ряд документов, разработанных перед нападением на СССР:
   – «Распоряжение об особой подсудности в районе «Барбаросса» и об особых мероприятиях войск от 13 мая 1941 г.» Оно предусматривало массовое уничтожение советского мирного населения;
   – «План Олденбург» и «Зеленая папка» Геринга. Они определяли правила ведения экономической войны на оккупированной территории, под которой понималось ограбление захваченных районов и уничтожение их промышленного потенциала;
   – «Директива ОКБ от 12 мая 1941 г.». Этот документ предписывал уничтожение советских политических работников и комиссаров.
   Надо отметить, что в ходе самой войны рождались новые планы жесточайшего обращения с мирным населением, которые претворялись в жизнь с еще большим остервенением и изуверством.
   К таким планам можно отнести:
   – «Директива Геринга…» от 1 июля 1941 г. Она разрешала экономическое ограбление захваченных территорий и вывоз награбленного в Германию;
   – «Правила обращения с советскими военнопленными» от 8 сентября 1941 г. Практически они давали санкции на их безнаказанное уничтожение;
   – «Приказ о беспощадном подавлении освободительного движения» от 16 сентября 1941 г. Этим приказом предусматривалось на оккупированных территориях по подозрению в причастности к партизанскому движению расстреливать заложников;
   – Приказ «Мрак и туман» от 2 декабря 1941 г. о заключении без суда и следствия любого лица на оккупированных территориях.
   Это только часть преступнейших приказов, подготовленных гитлеровским руководством к ведению войны на территориях СССР. Надо сказать, что все они рассматривались нацистскими главарями как одно из важнейших средств достижения победы. Они считали, что одержат победу, а победителей, как говорится, не судят.
   Гитлер в одной из бесед с Германом Раушнингом, состоящим в ближайшем окружении фюрера, президентом Данцигского сената, так прокомментировал цель этой политики: «Мы должны развить технику обезлюживания. Если вы спросите меня, что я понимаю под обезлюживанием, я скажу, что имею в виду устранение целых расовых единиц. И это – то, что я намерен осуществить, это, грубо говоря, моя задача… Одна из главных задач немецкой государственной деятельности на все время – предупредить всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами дальнейшее увеличение славянской расы».
   Кстати, Раушнинг вскоре разочаровался в нацизме и сбежал в Великобританию, где написал и опубликовал несколько книг с антигитлеровской направленностью. Основные его работы – «Зверь из бездны» (1940) и «Говорит Гитлер» (1941), в которых он последовательно разоблачал безжалостную сущность Гитлера и нацизма.
   А с другой стороны, гитлеровская пропаганда постоянно пугала своих солдат и офицеров о бесчеловечном отношении россиян к военнопленным «оси», особенно, солдатам и офицерам Третьего рейха. Геббельс неоднократно в своих выступлениях подчеркивал, что немецкому солдату опасно попадать в плен к недочеловекам-вампирам. Там якобы в их лагерях под открытым небом германские солдаты и офицеры обречены на неминуемую гибель от холода и голода. И все потому, что, мол, правительство Советского Союза проигнорировало практически все положения Женевской конвенции о военнопленных, подписанной 27 июля 1929 года.
   Не отсюда ли пошел гулять по просторам сначала мировой желтой прессы, а потом и современной России тезис, а точнее, опасное заблуждение, о том, что Советский Союз, не признавший настоящую Конвенцию, обрек таким образом советских солдат и командиров на неисчислимые страдания в немецком плену в годы Второй мировой войны.
   Отечественные шулеры от истории и литературы и всякого рода «правозащитники», подкармливаемые западной «зеленью», длительное время утверждали, не удосужившись заглянуть в архивные святцы, и сегодня в своих опусах на страницах газет, журналов и книг продолжают жевать одну и ту же геббельсовскую жвачку. Суть ее общеизвестна – русским военнопленным плохо из-за того, что якобы Сталин не подписал Конвенцию.
   За годы Второй мировой войны через лагеря смерти прошли 18 миллионов человек, из них около пяти миллионов – граждане Советского Союза. Всего на территории Германии действовало более 14 тысяч таких лагерей.
   Женевская конвенция 1929 года содержала запрет не только на жестокое обращение, всякого рода оскорбления и угрозы, но и на неприменение мер принуждения для получения от военнопленных сведений военного характера. Для пленных допускалось предельное наказание в виде тридцати суток ареста, а ограничения в еде применялось лишь в том случае, если это позволяло состояние здоровья военнопленного. В то же время не допускалось организации никаких тюрем и никаких расстрелов по этническому признаку. Гарантировался доступ представителей Красного Креста в лагеря. Конвенцию поддержали 47 государств, в том числе и Германия.
   – Хотя, если вдуматься, – писал Ю.Веремеев, – то уже тот факт, что Германия подписала в свое время эту Конвенцию, обязывающую гуманно обращаться с любыми военнопленными вообще, превращает стенания «правозащитников» в лицемерие и явный обман. Да и что мешало Гитлеру обращаться по-человечески с пленными красноармейцами?
   Ответ на этот вопрос лежит в плоскости идеологии. В секретном документе канцелярии Третьего рейха № 39058/41 от 8.9.41 г. – «Распоряжения об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленных» в первой же главе под названием «Общие вопросы обращения с советскими военнопленными» говорилось: «Большевизм является смертельным врагом национал-социалистской Германии. Впервые перед немецким солдатом стоит противник, обученный не только в военном, но и в политическом смысле, в духе разрушающего большевизма.
   Борьба с национал-социализмом привита ему в плоть и кровь. Он ведет ее всеми имеющимися в его распоряжении средствами: диверсиями, разлагающей пропагандой, поджогами, убийствами. Поэтому большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение с ним, как с честным солдатом в соответствии с Женевским соглашением…»
   А вот еще отрывок из одного немецкого документа, подписанного Кейтелем, а написанного доктором Геббельсом. Фельдмаршал только подмахнул его своей крючковатой подписью:
   «Верховное Командование Сухопутных Сил. Берлин. 8 октября 1941 г.
   Советский Союз не присоединился к соглашению от 27.7.1929 г. относительно обращения с военнопленными. Вследствие этого нам не угрожает предоставление соответствующего снабжения советским военнопленным, как по качеству, так и по количеству…»
   Гитлер счел себя вправе жестоко обращаться с советскими военнопленными не потому, что Сталин якобы не присоединился к Конвенции, а потому, что наши солдаты были идеологическими и этническими врагами нацизма и германцев. Гитлер начал войну против СССР не как войну государства с государством, а как способ уничтожения страны с иной идеологией, с другим этносом. И Женевская конвенция здесь абсолютно ни при чем.
   – А как же горькие слезы А. И. Солженицына, – писал в Интернете тот же Ю. Веремеев, – о тяжкой участи красноармейцев в плену по вине Сталина? А это просто ложь. Этому разоблачителю «тоталитарного режима» в нашей стране было просто крайне необходимо доказывать, что Сталин, а вместе с ним социализм и советский строй ужасные в своем существовании. Еще бы, светила Нобелевская премия. А в этом случае все средства хороши, когда Запад санкционировал возглас: «Ату их, Советов вместе с народом».
   Вы скажете, что Солженицын не знал, что СССР подписал Конвенцию еще в 1931 году, а потому в книге «Архипелаг Гулаг», 1990 года издания, искренне изложил свое виденье проблемы. Но в эти годы он жил в США, где копии этого документа имелись в национальной библиотеке и библиотеке Конгресса США. Получается одно из двух: или он не знал о существовании советского документа, или не хотел знать.
   А вот другой разоблачитель сталинского режима неудачник в разведке и предатель по своей сущности, господин В. Б. Резун, пишущий под псевдонимом Виктор Суворов, упоминает в своих книгах сцены, «как американские, английские, французские и даже польские военнопленные с презрением отвергали немецкую похлебку и наслаждались продуктовыми посылками, присылаемыми из дома через Красный Крест».
   А вот наши бедные, брошенные Сталиным красноармейцы не получали даже сносного питания.
   Получается, что Гитлер очень хотел облегчить их участь, но не мог. Ну, как тут дашь лишний кусок хлеба советскому военнопленному, если Сталин не захотел подписать Конвенцию. В таком случае его Германию весь мир может осудить.
   И тут резуновская злонамеренная ложь – в его распоряжении были лучшие библиотеки Лондона, где он укрылся как трус и преступник, и где мог легко ознакомиться с копией советского документа. Но за сладкий кусок западного пирога можно и не то солгать. И он лжет до сих пор.
   Для того чтобы поставить точки над «i» в вопросе о Конвенции, приведу исторический текст.
...
   Декларация

   «Нижеподписавшийся народный комиссар по иностранным делам Союза Советских Социалистических Республик настоящим объявляет, что Союз Советских Социалистических Республик присоединяется к конвенции об улучшении участи военнопленных, раненых и больных в действующих армиях, заключенной в Женеве 27 июля 1929 г.
   В удостоверение чего народный комиссар по иностранным делам Союза Советских Социалистических Республик, должным образом уполномоченный для этой цели, подписал настоящую декларацию о присоединении.
   Согласно постановлению Центрального исполнительного комитета Союза Советских Социалистических Республик от 12 мая 1930 года настоящее присоединение является окончательным и не нуждается в дальнейшей ратификации.
   Учинено в Москве 25 августа 1931 г.
Литвинов.»
   Этот документ – для всяких Резунов, Солженицыных и им подобных – находился в ЦГАОР СССР фонд 9501, опись 5, ед. хран., 7 лист дела 22, если архивы не почистили горбачевские «перестройщики» и ельцинские «реформаторы».
   Именно согласно требованиям этой Конвенции содержались в советском плену немцы, это подтверждают многие вышеприведенные нормативные документы НКВД СССР. По ним они жили и трудились, частично восстанавливая порушенные ими же объекты народного хозяйства нашей страны.
   А сколько благородства и сострадания проявляли наши женщины, бросавшие в проплывающие по городам и селам колонны немецких военнопленных ломти хлеба и картофелины в «мундирах». Этих примеров доброты не счесть. О них писали очевидцы – военные журналисты и писатели того времени.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация