А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чистилище СМЕРШа. Сталинские «волкодавы»" (страница 35)

   8 августа японскому послу в Москве Н. Сато было сделано мотивированное заявление Советского правительства о том, что с 9-го числа СССР считает себя в состоянии войны с Японией.
...
   «Заявление Советского правительства правительству Японии.
   8 августа 1945 г.

   После разгрома и капитуляции гитлеровской Германии Япония оказалась единственной великой державой, которая все еще стоит за продолжение войны.
   Требование трех держав – Соединенных Штатов Америки, Великобритании и Китая от 26 июля сего года о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил было отклонено Японией. Тем самым предложение японского правительства Советскому Союзу о посредничестве в войне на Дальнем Востоке теряет всякую почву.
   Учитывая отказ Японии капитулировать, союзники обратились к Советскому правительству с предложением включиться в войну против японской агрессии и тем самым сократить сроки окончания войны, сократить количество жертв и содействовать скорейшему восстановлению всеобщего мира.
   Верное своему союзническому долгу, Советское правительство приняло предложение союзников и присоединилось к заявлению союзных держав от 26 июля сего года.
   Советское правительство считает, что такая его политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от тех опасностей и разрушений, которые были пережиты Германией после ее отказа от безоговорочной капитуляции.
   Ввиду изложенного Советское правительство заявляет, что с завтрашнего дня, то есть с 9 августа, Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией».
   На бледном, почти что мраморном лице посла, заходили желваки. Потом оно начало краснеть. Глаза тоже налились кровью. Он тяжело вздохнул, так как прекрасно понимал момент истины с неизбежностью этого шага Советской стороны.
   – Хорошо, я передам текст этого заявления в Токио, – заскрипел Сато и передернулся. Он тут же покинул помещение Министерства иностранных дел СССР.

   В этот же день на Дальнем Востоке объявили военное положение.
   Вот как оценивал ситуацию на Дальнем Востоке хорошо знавший эту военную проблему и решаемую с позиций Генерального Штаба ВС СССР генерал армии С.М.Штеменко:
...
   «Генеральный штаб пристально следил за недобрым поведением соседа. Восточный партнер Гитлера по оси Берлин – Рим – Токио интересовал нас не только как источник непосредственной военной опасности для СССР. «Японская проблема» имела и другое значение: она прямо связывалась с задачей сокращения продолжительности Второй мировой войны. Этого требовало истекающее кровью человечество. Без разгрома империалистической Японии мир на земле немыслим. Наконец, необходимо помочь народам Азии, и в первую очередь Китая, сбросить ярмо иностранного ига».
   Решением Государственного Комитета обороны (ГКО) главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке, включавшими в себя три фронтовых объединения – Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточный фронты, был назначен маршал А. М. Василевский. Он выступал в роли генерал-полковника Васильева.
   Военные действия начались 9 августа 1945 года. В 00 часов 10 минут по местному времени на Забайкальском фронте на территорию противника начали вклиниваться наши передовые отряды. А через четыре с половиной часа выступили и главные силы, сначала не встречая на своем пути почти никакого сопротивления.
   Войска 1-го и 2-го Дальневосточного фронтов пересекли государственную границу в час ночи.
   Корабли Краснознаменной Амурской флотилии вошли в устье Сунгари и завязали бой в укрепленном районе японцев. Торпедные катера на Тихом океане произвели первые атаки кораблей противника.
   Авиация в свою очередь наносила удары по японским войскам и другим военным объектам.
   Начало войны было успешным.
* * *
   Три фронта возглавляли: Забайкальский – маршал Р. Я. Малиновский, выступавший в роли генерал-полковника Морозова, 1-й и 2-й Дальневосточный фронты соответственно – маршал К. А. Мерецков – в роли генерал-полковника Максимова и генерал армии М. А. Пуркаев.
   Силами Тихоокеанского флота командовал адмирал И. С. Юмашев, Северной Тихоокеанской флотилией контр-адмирал В. А. Андреев, а Краснознаменной Амурской флотилией вице-адмирал Н. В. Антонов.
   Руководство военно-воздушными силами осуществлял главный маршал авиации А. А. Новиков.
   Надо отметить, что в подразделениях и частях фронтов на Дальнем Востоке против Квантунской армии воевали уже закаленные в жестоких боях с хвалеными вояками «непобедимого вермахта» наши солдаты и офицеры, генералы и адмиралы, что называется, люди, аттестованные войной.
...
   «Начиная боевые действия на Дальнем Востоке, – писал командующий 1-ым Дальневосточным фронтом, Маршал Советского Союза К. А. Мерецков, – мы твердо верили в справедливость нашего дела.
   В интересах быстрейшего окончания Второй мировой войны, обеспечения безопасности дальневосточных границ и ликвидации очага агрессии в Азии СССР, верный своему союзническому долгу, после отказа Японии капитулировать перед антифашистской коалицией, приготовился объявить Японии войну…»
   Немного истории той земли, на которой стояла Квантунская армия. В1898 году Россия арендовала у Китая часть Квантунского полуострова с городами Порт-Артур и Дальний. В 1905 году Япония после поражения России в войне по Портсмутскому миру переняла право аренды. Срок ее истек в 1923 году, но Япония отказалась вернуть Квантунскую область Китаю, а в 1931 году захватила весь Дунбэй (так называют китайцы Маньчжурию). Название «Квантунская армия» распространилось теперь практически на все японские войска в Маньчжурии.
   Квантунская армия была атакована на суше, с воздуха и моря. Характеризовать боевые действия не входит в план этого повествования, но сопротивление противника было ожесточенным. Несмотря на 17 мощных, сильно укрепленных районов, в которых насчитывалось более 4500 долговременных многоярусных железобетонных сооружений, с развитой сетью подземного хозяйства, оно было сломлено.
   В первый же день нашего наступления ставка японского военного командования отдала Квантунской армии приказ – во что бы то ни стало отбить все атаки противника. Однако расчеты и надежды японцев на то, что главные силы наших войск застрянут в пограничной полосе и будут здесь частично обескровлены, а потом обессиленные втянуты в изнурительные бои для последовательного «прогрызания» укрепрайонов, потерпели провал.
   Советские войска за первые шесть дней операции, сломив яростное сопротивление японцев на всех направлениях, быстро преодолели Большой Хинган и другие горные массивы, пересекли степи Внутренней Монголии, форсировали Амур и Уссури и вышли в глубокий тыл Квантунской армии.
   Когда утром 9 августа советские войска пересекли границу с Маньчжурией, премьер-министр Японии Судзуки воскликнул: «Игра окончена».
   А 15 августа к нации обратился император Хирохито – невысокий человек, родившийся в 1901 году. Это было нарушением традиций, ибо потомок богини солнца Аматерасу с мифом, внушенным ему его советниками, о божественном происхождении его предков, еще никогда лично не обращался к японскому народу. Люди никогда не слышали его голос.
   И вот без одной минуты в полдень отзвучали последние аккорды японского национального гимна «Кимагайо», после чего диктор объявил выступление императора. Над страной повисла гробовая тишина. Движение на автодорогах остановилось. Граждане Японии запрокинули головы к громкоговорителям на улицах и площадях, а в домах прильнули к радиорепродукторам и приемникам. Вскоре уставший голос почти детским дискантом произнес:
...
   «Я обращаюсь к моим законопослушным подданным. После долгого размышления над событиями последних дней, складывающимися условиями в нашей стране мы решили стабилизировать ситуацию при помощи экстраординарной меры. Мы отдали приказ нашему правительству связаться с правительствами Соединенных Штатов, Великобритании, Китая и Советского Союза, чтобы сообщить им о том, что империя принимает условия совместной Декларации.
   Достижение всеобщего процветания и счастья всех наций, как и безопасность подданных, является единственным моим обязательством перед великими предками нашей империи. В самом деле, мы объявили войну Америке и Британии вне зависимости от нашего желания обеспечить защиту Японии и стабилизацию в Юго-Восточной Азии. Мы также были далеки от мысли о нарушении суверенитета других государств или о территориальных захватах. Но сейчас война длится уже четыре года. Несмотря на все усилия, приложенные каждым гражданином нашего отечества, и самоотверженность всего стомиллионного народа, никто не может гарантировать победы Японии в этой войне. Более того, общие тенденции современного мира обернулись не в нашу пользу.
   Кроме того, противник начал использование нового оружия небывалой мощности. Эта смертоносная бомба причинила непоправимый ущерб нашей земле и унесла тысячи невинных жизней. Если мы продолжим борьбу, это приведет к полному уничтожению японской нации, но и даст старт искоренению всего человечества. В сложившейся ситуации мы обязаны спасти миллионы сограждан и оправдать себя перед святыми духами наших императорских предков…
   Мы выражаем свое сожаление всем союзным государствам, которые сотрудничали с Японской империей во время захвата Восточной Азии. Мысль о солдатах и офицерах, павших на полях сражений и на боевом посту, о безвременно ушедших от нас и их осиротевших семьях наполняет болью наши сердца день и ночь.
   Наша первейшая обязанность – забота о пострадавших и раненых, тех, кто потерял свои дома и средства к существованию. Жизнь нашего государства будет полна тягот и лишений. Мы понимаем это, однако, в сложившихся условиях нам выпала судьба пройти по тернистому пути к достижению великого мира для всех грядущих поколений. В этих условиях мы должны вынести невыносимое.
   Я прошу вас воздержаться от вспышек эмоций, которые могут вызвать ненужные раздоры, ввести других в заблуждение и привести к сумятице в мире.
   Объединим наши усилия во имя будущего.
   Будьте честными, крепите бодрость духа, трудитесь, чтобы возвысить славу императорского государства и идти в ногу с мировым прогрессом!»
   Император говорил архаичным языком, деликатно оправдываясь за поражение своей страны в войне и высказывая соболезнования подданным, многое потерявшим, в том числе и близких людей. Но Хирохито в своем выступлении ничего не сказал о тех злодеяниях, которые совершили солдаты и офицеры – его подданные на чужих территориях, в других странах. Разве о явных преступлениях – фактах элементарного геноцида против китайцев ему ничего не было известно? О таких «мелочах» небожителю военные, наверное, не докладывали. А если об этих фактах он был осведомлен, то почему молчал всю войну и не признался в своей речи? Стыдился или боялся мирового общественного мнения, да и своих трезвомыслящих граждан.
   После этого выступления шок охватил Японию. Одни плакали, другие травились и стрелялись, третьи долго еще мстили американским оккупантам.
   Уже 19 августа части Квантунской армии капитулировали. Символичный эпизод произошел в Яньцзы. Японский генерал положил свою саблю на гусеницы советского танка. Его примеру последовали и другие военнослужащие. Советскими войсками только в плен было взято более 640 000 японцев. Военная кампания советских ВС на Дальнем Востоке была победоносно завершена 2.9.1945 года на борту американского линкора «Миссури», где состоялось подписание Акта о капитуляции Японии.
   Нельзя забывать, что скоротечная победа наших войск над Квантунской армией сберегла сотни тысяч человеческих жизней в связи с сокращением сроков боевых действий. По рассказам очевидцев, музы тоже помогали победить. Самой модной, самой популярной у солдат песней тех дней была песня 30-х годов, обретшая вторую жизнь на полях Маньчжурии со словами:

«Стоим на страже всегда, всегда.
А если скажет страна труда, —
Прицелом точным врагам в упор,
Дальневосточная, даешь отпор!»

   И вот настало время, когда для Страны восходящего солнца с поражением это самое «солнце» стало заходящим. Политика милитаризма потерпела позорное фиаско с захватом противником островов, которого, как считали амбициозные самураи, страна не знала 2600 лет. Надо отметить такую деталь, – ни один советский воин в качестве оккупанта не ступал на территорию Японских островов, там находились только американцы.
   Военным преступникам надо было отвечать за свои злодеяния. Международный военный трибунал для Дальнего Востока был образован 19 января 1946 года в Токио в результате переговоров между представителями союзных правительств. В Трибунале были представлены 11 государств: СССР, США, Китай, Великобритания, Австралия, Канада, Франция, Нидерланды, Новая Зеландия, Индия и Филиппины.
   Все участники суда над военными преступниками были преисполнены решимости покарать злодеев. Они понимали, что тот, кто не карает зла, тот способствует, чтобы оно совершалось или совершилось. Или, как говорил Гете, судья, который не способен карать, становится в конце концов сообщником преступника.
   В ходе процесса было проведено 818 открытых судебных заседаний и 131 заседание в судейской комнате. Трибунал принял 4356 документальных доказательств и 1194 свидетельских показаний, из которых 419 были заслушаны непосредственно Трибуналом.
   В обвинительном акте было сформулировано 55 пунктов, содержащих общие обвинения всех подсудимых и виновность каждого в отдельности. Все пункты обвинения были объединены в три группы: преступления против мира, обычаев войны и человечности.
   Всего было 28 обвиняемых. Семерых из них приговорили к смертной казни через повешение и казнили 23 декабря 1948 года во дворе тюрьмы Сугамо. Часть умерло естественной смертью во время следствия или отравились, остальных приговорили от 7 лет лишения свободы до пожизненного заключения.
   Продолжением Токийского Трибунала явился Хабаровский судебный процесс над группой бывших военнослужащих японской армии, обвинявшихся в подготовке и применении бактериологического оружия для массового истребления войск и мирного населения СССР. Он проходил с 25 по 30 декабря 1949 года.
   Военные контрразведчики СМЕРШа трех фронтов сделали все возможное, чтобы разыскать, арестовать, собрать оперативные материалы о злодеяниях «квантунцев» и, проведя предварительное следствие, подготовить подследственных к суду. Судили 12 бывших военнослужащих ВС Японии – от главнокомандующего Квантунской армии генерала О. Ямада до офицеров «отряда 731».
   На основании документов, вещественных доказательств, свидетельских показаний, заключения экспертов и признаний подсудимых в ходе процесса вина военных преступников была доказана.
   На Хабаровском процессе впервые прозвучало признание, что Токийское руководство планировало в случае высадки и захвата американскими войсками Японских островов перебраться в Маньчжурию и, опираясь на Квантунскую армию, продолжать сопротивление с целью добиться заключения более выгодного мира.
   Комитет начальников штабов США пришел к выводу, что в этом случае пришлось бы воевать не менее одного года, и потери союзников, по их расчетам, могли бы составить более одного миллиона человек. Только вступление в войну Советского Союза против Японии и быстрый разгром Квантунской армии сорвали эти планы японских милитаристов и позволили предотвратить массовое применение биологического оружия против советских войск и, главным образом, населения.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация