А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чистилище СМЕРШа. Сталинские «волкодавы»" (страница 2)

   Руководство к действию

   Искать и обезвреживать вражескую агентуру – вот главный девиз любой контрразведки. Армейским чекистам в годы войны выпало противостоять этому крайне опасному тайному оружию, противостоять в боевых условиях.
   Инструкция СМЕРШ по организации розыска вражеской агентуры была утверждена ГУКР НКО СМЕРШ 9 сентября 1943 года и объявлена директивой ГУКР НКО СМЕРШ № 49519 от 9 сентября 1943 года.
   В ней, в частности, говорилось, что «розыск и ликвидация агентуры, забрасываемой противником на нашу сторону, является важнейшей задачей органов СМЕРШ.
   Для успешной борьбы с агентурой разведки противника необходимы:

   а) правильная и четкая организация розыскной работы;
   б) систематический контроль за выполнением мероприятий, направленных на выявление, розыск и задержание вражеских агентов;
   в) умелое использование всех агентурных и иных возможностей по выявлению и розыску агентуры противника;
   г) тщательный допрос задержанных диверсантов об известных им германских агентах с уточнением данных, облегчающих их розыск в нашем тылу;
   д) быстрое оперативное использование добытых материалов;
   е) немедленная информация вышестоящих инстанций о каждом выявленном и задержанном агенте разведки противника, его показаниях о других известных ему агентах, новых методах работы вражеской агентуры;
   ж) контакт в розыскной работе с органами НКГБ и НКВД. Розыскная работа требует от оперативного состава органов СМЕРШа исключительной оперативности, большой инициативы и изобретательности.

   1.1. Основание для розыска

   Розыску подлежат все без исключения агенты разведки противника и, в первую очередь, уже переброшенные на нашу сторону или намеченные к выброске в ближайшее время.
   Основанием для объявления в розыск агента вражеской разведки являются:
   а) показания арестованных и разоблаченных агентов разведки противника;
   б) заявления и показания свидетелей;
   в) показания военнопленных, бывших официальных сотрудников разведки противника;
   г) сообщения зафронтовой агентуры и других наших агентов;
   д) списки и другие материалы на агентуру, изъятые в разведывательных органах противника.

   Материалы, послужившие основанием для розыска, не должны вызывать никаких сомнений в их правдивости, поэтому при допросах заявителей и свидетелей необходимо тщательно выяснять, не являются ли их показания оговором или результатом сведения личных счетов, и, по возможности, перепроверять эти показания через других лиц.

   Все добытые материалы немедленно сообщаются в Главное управление контрразведки СМЕРШ, которое на основании полученных материалов дает указание подчиненным органам СМЕРШ по ВЧ или шифром о розыске вражеских агентов, переброшенных на нашу сторону или подготовленных к выброске в ближайшее время.

   1.2. Организация местного розыска

   Получив данные о выброске агентов и уточнив по возможности время, место и обстоятельства выброски, немедленно:
   а) организует розыск и задержание;
   б) ориентирует о выброске ближайшие органы СМЕРШ, местные органы милиции и НКВД, которые принимают меры розыска по своей линии, а также в вышестоящий орган СМЕРШ.

   1.3. Использование перевербованных агентов разведки противника

   Для активизации работы по розыску вражеской агентуры надлежит использовать некоторых явившихся с повинной агентов разведки противника.
   Перевербовка и освобождение агентов разведки противника в целях розыска германских шпионов и диверсантов, а также лиц, известных им по совместному пребыванию в лагерях военнопленных, производятся только по предварительной санкции Главного управления контрразведки СМЕРШ и при наличии следующих данных:
   а) явка агента с повинной была действительно добровольной;
   б) агент дал конкретные показания о себе, назвал значительное количество известных ему германских шпионов и диверсантов;
   в) показания, полученные от агента, не вызывают сомнений в их правдоподобности, а также и его поведение не вызывает никаких подозрений;
   г) допросом других арестованных агентов не установлена изменническая, предательская деятельность вербуемого агента на территории, оккупированной немцами, в лагерях военнопленных и в школе германской разведки;
   д) агент переброшен противником на нашу сторону не свыше 2<197>3 месяцев тому назад и обладает хорошей зрительной памятью.
   Следует заметить, что перевербовка вражеской агентуры сопрягалась с дезинформацией противника. Это прекрасно понимали сотрудники госбезопасности. Так в докладной записке Л. П. Берии Сталину о задержании агентов германской разведки говорилось:
...
   «Сов. секретно

   25. 04.1942 г.
   № 732 / б
   г. Москва

   ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ
   Товарищу Сталину

   В марте – апреле 1942 года органами НКВД задержано 76 агентов германской разведки, переброшенных на самолетах в составе разведывательно-диверсионных групп и в одиночку для шпионской и диверсионной работы в гг. Вологда, Ярославль, Иваново, Александров (Ивановской области), Пенза, Молотов, Тамбов, Куйбышев, Сталинград, Казань, Горький и в войсковых тылах Западного фронта.
   У задержанных изъяты 21 портативная приемопередаточная радиостанция, через которые они должны были шифром передавать собранные сведения и сообщать результаты диверсионных действий.
   Все эти германские агенты являются бывшими военнослужащими Красной Армии, находившимися в плену у немцев, где они были завербованы и обучены в разведывательных школах.
   Из них 25 человек бывших средних командиров Красной Армии, 19 младших и 32 рядовых бойца.
   Часть переброшенных агентов (23 человека) добровольно явились в органы НКВД с повинной.
   В целях ограничения активности германских разведывательных органов в указанных выше городах и создания видимости работы переброшенных шпионских групп и одиночек по заданию германской разведки, по 12 захваченным радиостанциям противника нам удалось установить радиосвязь с немецкими разведывательными органами в гг. Варшава (центр военной германской разведки), Псков, Дно, Смоленск, Минск, Харьков, Полтава.
   НКВД СССР считает, что захваченные немецкие радиостанции можно использовать в интересах Главного командования Красной Армии для дезинформации противника в отношении дислокации и перегруппировок частей Красной Армии.
   Поэтому, если данное мероприятие будет признано Вами целесообразным, считаем необходимым поручить начальнику Оперативного Управления Генерального Штаба Красной Армии тов. БОДИНУ и начальнику Главного Разведывательного Управления тов. ПАНФИЛОВУ выработать порядок разработки материалов по дезинформации противника и передачи их в НКВД СССР для реализации через захваченные немецкие радиостанции.
   Передача дезинформации противнику через захваченные рации будет обеспечиваться надежным контролем.
   Прошу Ваших указаний.

Народный Комиссар Внутренних дел Союза ССР Л.Берия»
   Эта сторона контрразведывательной работы нашла отражение во многих книгах, вышедших в последнее время. Именно использование выявленной вражеской агентуры в ходе розыска нанесло большой ущерб спецслужбам противника и обеспечило нашим войскам благоприятные условия в боях, сражениях и других боевых действиях.

   1.4.Организация и порядок работы оперативно-розыскных групп

   Оперативно-розыскная группа по активному розыску вражеской агентуры организуется в составе:
   Старшего группы – оперативного работника СМЕРШ.
   Перевербованного агента германской разведки.
   Разведчика наружного наблюдения или младшего командира из приданной органам СМЕРШ воинской части.
   Оперативно-розыскная группа должна вести розыск агентуры противника на коммуникациях, ведущих к линии фронта и в населенных пунктах, представляющих для германских разведывательных органов интерес по сбору шпионских сведений и осуществления диверсионных актов.
   Район работы подвижной оперативно-розыскной группы должен совпадать с районами выброски и действия вражеской агентуры, обучавшейся в тех же школах германской разведки, где обучался перевербованный агент.

   1.5. Заградительные мероприятия

   Все заградительные мероприятия должны быть направлены на то, чтобы исключить для агентуры разведки противника возможность безнаказанного перехода линии фронта, передвижения в прифронтовой полосе и в глубоком тылу, проживания в населенных пунктах и местах, удобных для укрытия.
   Меры заграждения должны способствовать выявлению и аресту разведчиков и диверсантов, забрасываемых на нашу сторону.
   «Проверка не должна ограничиваться просмотром документов. Необходимо запросить часть или учреждение, которыми якобы эти документы выданы, и лишь после подтверждения их подлинности считать проверку законченной».
   Эта инструкция являлась основным документом, которым руководствовались военные контрразведчики во время поиска вражеской агентуры, забрасываемой в тыл Красной Армии.
   Надо отметить, что начальник ГУКР СМЕРШ НКО СССР комиссар госбезопасности 2-го ранга В.С.Абакумов постоянно контролировал этот важнейший участок контрразведывательной работы в армии. С течением времени в деятельности 2-го отдела и его подразделений в управлениях СМЕРШ фронтов все большую роль приобретала информационно-аналитическая работа, облегчающая поиск вражеской агентуры. Разработанная в сжатые сроки Карташовым и его подчиненными система учета поступающих данных позволяла быстро осуществлять обмен информацией между всеми подразделениями СМЕРША и существенно повысить качество проверок подозреваемых лиц.
   В поисковой работе среди военнопленных результативным оказалось использование агентов-опознавателей. Захваченные во время проведения чекистско-войсковых операций и радиоигр вражеские агенты и диверсанты хорошо знали в лицо своих хозяев из абвера и «Цепеллина», а также сослуживцев по разведшколам и курсам. После перевербовки они широко применялись в розыскной работе.
   Так, бывший сотрудник 2-го отдела СМЕРШ полковник Н.В. Левшин, принимавший участие во многих розыскных операциях, рассказывал автору – своему подчиненному по службе в Южной группе войск (Венгрия), что в его лагере имелось 7 агентов-опознавателей.
   «Это было под Брянском, – поведал Николай Васильевич. – При передвижении по железной дороге поезд с оперативно-розыскной группой остановился на одной их узловых станций. С нами был хорошо проверенный агент-опознаватель. Решили зайти в станционный буфет. Там было много народа, – какие-то помятые мешочники-спекулянты, крестьяне, рабочие-путейцы, солдаты с вещмешками и несколько офицеров. Вдруг наш проверенный агент подал сигнал, – встретил «знакомого».
   – И кто им оказался?
   – Вместе учились в разведшколе.
   – Дали им поговорить?
   – А как же! Николай, так звали перевербованного нашего агента-опознавателя, огляделся и подошел к незнакомцу в форме старшего лейтенанта Красной Армии. Сначала гость побледнел, а потом, видно, взял себя в руки и разговор получился. Николай задавал ему вполне объяснимые логикой такой встречи вопросы: когда и с кем прибыл, по какому адресу остановился, имеется ли у него радиостанция.
   О себе наш агент заявил, что выполняет задание немецкой разведки, собрал много материалов, а передать их не может, так как радист с радиостанцией утонул в озере при приводнении. Назвал себя одиноким волком, отбившимся от стаи. Спросил о радиостанции только потому, что хочет передать данные о себе, собранных материалах и получить указания в направлении дальнейшей работы в тылу Красной Армии.
   Свояк по разведшколе сначала переминался с ноги на ногу, видно, соображал, как действовать дальше, а потом все-таки поверил Николаю и сообщил ему всю необходимую информацию.
   Задержание агента прошло без эксцессов. Он был препровожден в ближайший пункт милиции и подвергся тщательному личному обыску и первичному допросу.
   – А какова была его дальнейшая судьба?
   – Отправили в специальный лагерь, где продолжалась его дальнейшая проверка. С ним работали мои коллеги. Потом и он стал агентом-опознавателем…»
   Следует заметить, что в последние годы войны эффективность этой деятельности по розыску вражеской агентуры настолько возросла, что в каждом лагере создавались целые группы агентов-опознавателей от 10 до 15 человек.
   Так, с конца 1944 и на начало 1945 г., только оперативным составом УКР СМЕРШ Ленинградского фронта с их помощью было выявлено около шести десятков вражеских агентов.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация