А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чистилище СМЕРШа. Сталинские «волкодавы»" (страница 21)

   Член Евросоюза Эстония в очередной раз в открытую бросает вызов странам антигитлеровской коалиции. В Европе нацистским недобиткам не позволяется проводить мероприятия, даже отдаленно напоминающие копошение бывших эсэсовцев. Но власти Эстонии и Латвии к манифестациям бывших вояк из элитных подразделений Гитлера относятся более чем лояльно. Получается так, что эти уродства – позор, бесславие и бесчестие стали длиннее самой жизни. Вот уж действительно позорно не чувствовать позора, но у каждого народа есть вариант очиститься от него.
   Вся возвышенность Синимяэ была ограждена лентой. За нее пропускали только по специальным приглашениям со свастикой и эмблемой 20-й дивизии ваффен СС. К тому же от ветеранов Великой Отечественной, сражавшихся против гитлеровцев и неонацистов бережно защищали полицейские кордоны. При малейшей опасности «стражи порядка» бросались на тех, кто пытался мешать проведению марша.
   Так, во время проведения утреннего пикета против шествия ветеранов эстонских ваффен СС были задержаны полицией пять человек, в том числе один из лидеров движения «Ночной дозор» Максим Рева. Позже эстонские «правоохранители» арестовали еще двух эстонских антифашистов и двух их товарищей из Латвии. Только вечером того же дня все участники пикета были освобождены из-под стражи.
   «Мы успели простоять у Гренадерской горки, где проходил слет, около 20 минут, – рассказал член правления «Ночного дозора» Максим Рева. – Мы были в полосатых тюремных робах с фотографиями из нацистского лагеря «Клоога» и надписями на эстонском языке, напоминающими об ужасах концлагерей. После этого нас забрала полиция и доставила в Йыхвиское отделение».
   На нацистский шабаш не допустили и многих активистов антифашистского движения, в том числе представителя «Антифашистского комитета» Финляндии Йохана Бэкмана.
   «То, что происходит здесь – это самая настоящая пропаганда нацизма, узаконенная государством, – заявил Бэкман. – В цивилизованной европейской стране такое невозможно. Особую тревогу у меня вызывает привлечение к этому шабашу молодежи».
   Выступая на эсэсовском митинге рядом с отдававшими им почести представителями эстонских властей, бывшие участники разгромленных в 1944 году Красной Армией подразделений СС без стеснения рассказывали о своих совместных с гитлеровцами «подвигах».
   «Мы остановили русские оккупационные войска почти на полгода», – гордо заявлял Хиндерг Пивер перед телекамерой российского «Первого канала». – «Я сражался с русскими в составе элитного батальона, – вторил ему бывший эстонский легионер СС Койо Якобс. – Нужно, чтобы правительство страны закрепило за нами официальный статус борцов за освобождение Эстонии».
   Ветеран бельгийских ваффен СС Паули Тонн гордился тем, что один из его соратников за бои под Синимяэ получил «Железный крест».
   «Мы счастливы, что можем собраться здесь, в Эстонии, открыто, – радовался бельгийский эсэсовец. – В других странах, например, в Германии, это невозможно».
   Следует заметить, что ожесточенные бои в районе Синимяэ в 1944 году, получившие название «битвы с европейскими силами ваффен СС», считаются самым кровавым сражением, когда-либо происходившим на территории материковой Эстонии.
   2 февраля 1944 года части Красной Армии форсировали реку Нарва и создали на берегу несколько плацдармов. 11 февраля гитлеровцы и их союзники – эстонцы, датчане, бельгийцы, фламандцы, норвежцы из ваффен СС – отступили к линии «Таннненберга», оборудованной примерно в двадцати километрах западнее Нарвы в пересеченной местности Синимяэ. Гитлеровские войска, в составе которых были и бойцы Эстонского стрелкового корпуса, сдерживали наступление советских войск до 10 августа. По оценкам историков, в тех боях потери с обеих сторон составляли около 200 тысяч человек. В том же году легион ваффен СС был разгромлен – и немцы, и легионеры, те кто не погиб, разбегались в страхе отправиться к праотцам, как тараканы. Таким образом, бывшие эсэсовцы отмечали скорее памятную дату в истории Красной Армии, чем триумф гитлеровских войск.

   Спецсообщение № 58

   Интерес к этому спецсообщению начальника отдела контрразведки 3-й Ударной армии полковника Андрея Селиверстовича Мирошниченко, адресованному руководителю Управления КР СМЕРШ 2-го Прибалтийского фронта генерал-майору Железникову Николаю Ивановичу, продиктован уже упоминаемыми отрядами ваффен СС в Эстонии.
   В Латвии их основу составляли националистические организации так называемых «айзсаргов». Для успешного розыска их активистов армейские контрразведчики решили глубоко вникнуть в историю зарождения этой националистической боевой организации.
   Но прежде чем переходить к документу, мне хочется немного остановиться на личности полковника А.С. Мирошниченко.
   Как известно, 30 апреля 1945 года пятидесятишестилетний рейхсканцлер покончил с собой в бункере имперской канцелярии на берлинской улице Вильгельмштрассе № 77–78. В тот же день оборвалась жизнь и его двойника Густава Велера.
   4 мая 1945 года подчиненные полковника Мирошниченко – контрразведчик СМЕРШа 3-й ударной армии Алексей Панасов вместе с рядовыми Иваном Чураковым и Ильей Сероухом обнаружили обгоревшие останки Адольфа Гитлера и Евы Браун недалеко от последнего пристанища фюрера.
   Но это будет потом, а пока шли упорные бои в Латвии.
   26 июля 1944 года полковник Мирошниченко А.С. в совершенно секретном спецсообщении № 58 «О возникновении военно-фашистской организации «Айзсарги» в Латвии» писал:
...
   «Военно-фашистская организация в Латвии организована в 1920 году на базе бело-латышских охранных батальонов. Свое организационное развитие она получила после фашистского переворота в Латвии в 1934 году и стала во главе политической жизни Латвии.
   Организация «Айзсаргов» охватывала все слои населения Латвии общей численностью около 30 тысяч – 19 полков. Члены организации имели у себя оружие и являлись прямыми помощниками полиции – задерживали подозрительных лиц с оружием, пресекали революционные настроения среди населения.
   Во время советской власти в Латвии ответственные руководители «Айзсаргов» и все ее активные члены были изолированы, и сама организация «Айзсаргов» была парализована и подпольной деятельности против советской власти вести не пробовала, за исключением одиночек, которые вступили в организацию по своим собственным убеждениям и классовой принадлежности.
   В целях личной выгоды одни занимали выжидательную позицию, некоторые из них быстро переключились на советскую политику.
   В 1941 году во время оккупации Латвийской ССР немецкими войсками командованию Латвии было предоставлено самоуправление, и бургомистром Латвии был назначен полковник латышской армии, видный член организации «Айзсаргов» Данкерс.
   После восстановления организации «Айзсаргов» последняя послужила базой, откуда брались кадры для государственных должностей самоуправления – бургомистры, старшины. Полицейские и другие ответственные государственные служащие.
   Наряду с этим из «Айсаргов» были созданы карательные отряды, проводившие борьбу с советскими партизанами, расстреливающие еврейское население, а некоторые выезжали проводить карательные экспедиции против партизан в Белоруссию, Ленинградскую и Калининскую области.
   В 1942 году на базе таких карательных отрядов были созданы латышские легионы, которые несли охрану важных государственных объектов и частично использовались в экспедициях против партизан. Эти легионы уже были созданы по структуре немецкой армии – вооружались, обмундировывались, снабжались наравне с немецкими частями, из которых впоследствии, после проведения тотальной мобилизации в 1943 году, были созданы латышские национальные части с довольно большой прослойкой бывших легионеров и латвийские пограничные отряды, которые заменяли ушедшие на фронт легионы по охране объектов и борьбе с партизанами.
   Будучи национал-шовинистически настроенными, многие члены «Айзсаргов» начали проявлять недовольство немцами, и готовиться к борьбе с помощью Англии после истощения в войне Германии и СССР за свободную Латвию и уже имелись некоторые национально-партизанские отряды с запасом оружия и боеприпасов, припрятанных в лесах.
   При наступлении войск Красной Армии и приближении к территории Латвии видные немецкие пособники и государственные деятели (они же являлись руководителями немецких очагов организации «Айзсаргов») ушли с территории Латвии, а рядовой состав полиции и групп «В» и «С» из полицейских отрядов с оружием ушли в леса. Часть из них присоединилась к партизанам и ушли с ними, сдав оружие органам советской власти. Многие скрывались в лесах и проживали на хуторах, дезертировав из немецкой армии – все они имеют оружие.
   Ушедшие в лес и скрывающиеся у себя на хуторах бывшие члены вспомогательных полиций «В» и «С», а также дезертиры из немецкой армии из леса не выходят, главным образом по той причине, что боятся репрессий со стороны советской власти, как лица, скомпрометировавшие себя во время немецкой оккупации.
   В целях недопущения возможного формирования террористических групп этими лицами, а также в целях предотвращения их морального разложения нами проводятся следующие мероприятия:
   – задержанные в полках и дивизиях, а также заградотрядами и опергруппами для проверки скрывающиеся до этого в лесах лица, нами после соответствующей беседы освобождаются, чтобы убедили других прийти и сдать оружие и что они никем и никаким репрессиям подвергаться не будут;
   – посланные с такой задачей «айзсарги» Иссакович, Петровский, Лунде возвратились и вместе с ними добровольно пришли и сдали оружие еще 19 человек, скрывавшихся в лесах;
   – таким образом, из лесов были выведены добровольно – Иссакович Петр, Ярош Тимофей, Бежбукий Родион, Лапик Иван, Данилов Михаил, Малошенко Ераним, Шибаев Дмитрий, Лунды Владимир, Чета Дмитрий, Осадич Федор, Исаков Александр, Григорьев Александр, Григорьев Илья, Пенюш Иосиф, Радчук Иван, Петровский Оверьян, Семененко Владимир;
   – Лендер Борислав, Гусач Павел и другие также отпущены нами по домам, чтобы агитировть за добровольный переход к нам и сдачу оружия.

   Начальник ОКР СМЕРШ 3-й Ударной армии.
Полковник Мирошниченко.»
* * *
   Возникновение «айзсаргов» как вооруженного националистического движения восходит к началу двадцатых годов. В конце 1923 года в Риге возникает идея сплочения разрозненных националистических групп. В начале следующего года создается товарищество «Фонд полковника Бредиса», учредителями которого стали 18 всевозможных организаций активного национал-патриотического толка. Для пропагандистской деятельности нужно было очертить круг героев, кому можно подражать, на кого следовало равняться, и врагов, с кем надо бороться.
   Легендарными героями объявили полковников царских латышских стрелков Бриедиса и Калпакса, а символом освободительной борьбы стал генерал Янис Балодис – командующий армией Латвии с1919 по1921 годы, а с 1931 по 1940 год – военный министр Латвии.
   И все же официальной датой основания организации «айзсаргов» Латвии принято считать 20 марта 1919 года, когда Временное правительство издало «Правила об отделах айзсаргов в волостях». Именно там предписывалось образовать отряды самообороны под названием «айзсарги» – «защитники».
   При тогдашнем высоком уровне бандитизма и слабости центральных органов власти такие отряды вооруженных крестьян хоть как-то гарантировали безопасность в волостях и на дорогах. По сути добровольцы-айзсарги не только защищали близких, но и выполняли функции полевой жандармерии – вылавливали дезертиров, мародеров и грабителей, обеспечивая порядок в прифронтовой полосе.
   Сразу после ввода войск Красной Армии в 1940 году генерал Балодис был арестован и депортирован в СССР. По суду приговорен к 25 годам лагерей, но содержался в специальной тюрьме во Владимире. Жена – Элвира Юльевна сидела там же. Здесь Балодис с женой были «номерными заключенными». Их просто содержали без имени и фамилии. Оба были известны по номерам «9» и «10». Сам факт нахождения их в тюрьме являлся тайной.
   После смерти Сталина Балодис был освобожден из тюрьмы, и только в 1960 году ему хрущевская власть разрешила вернуться в Латвию. Проживал в комнате коммунальной квартиры по соседству с алкоголиком. Умер в 1965 году.
   Но вернемся ко времени образования «айзсаргов». Герои Бриедис, Калпакс и Балодис определились.
   Врагов же нашли быстро – они были на виду: во-первых – местные левые (социал-демократы и коммунисты), во-вторых – большевики в России и русские вообще, в-третьих – евреи.
   Несмотря на третью строчку в табеле о степени враждебности, именно от них, по утверждениям пропагандистов воинствующего латышского национализма и только что зародившегося фашизма, исходило все мировое зло.
   Гитлер пропагандировал свои оценки еврейства такими словами: «Многие евреи не сознают деструктивного характера своего бытия. Но тот, кто разрушает жизнь, обрекает себя на смерть, и ничего другого с ним не может случиться!.. Мы не знаем, почему так заведено, что еврей губит народы. Еврей чует, где зреет конфликт, и использует его в своих целях…»
   Чем не руководство к действию?!
   В боевом органе латышских националистов, газете «Выбирай», был целый раздел – «Красный Мордухай бесчинствует», где обывателя пугали растущей еврейской опасностью.
* * *
   15 мая 1934 года в Латвии устанавливается власть профашистского диктатора Карла Улманиса. Активную помощь диктатору в приходе к власти оказали одетые в зеленую форму «айзсарги». В ходе государственного переворота были ликвидированы все либеральные партии и организации, упразднена Конституция, разогнан парламент – Сейм и избранные местные органы самоуправления, закрыты 31 газета и многие журналы прогрессивного толка, усилились аресты инакомыслящих граждан. В годы правления Улманиса фашизм укрепился в армии и среди «айзсаргов», а русский народ был превращен во второсортный. А ведь проживало в то время в Латвии около 15 % русских.
   Вот поэтому в 1940 году именно русские в первую очередь встречали Красную Армию цветами и улыбками, ничего не зная о сталинских репрессиях конца тридцатых годов. Вместо того, чтобы проводить разумную политику, сообразуясь с обстановкой в Европе, представители советской власти наломали немало дров как на Украине в 1939-м, так и в Латвии в 1940-м году. Стали массово вывозить латышей, поляков и даже русских в Сибирь. Не поэтому ли в списках «айзсаргов» встречались и русские имена. Все эти драконовские меры прямо-таки взбесили «молодую гвардию Улманиса».
   В 1941 году в Прибалтику пришли немцы и сразу же на местах отдали власть «айзсаргам», которые в отместку за вывезенных латышей стали жестоко мстить ни в чем не повинному местному русскому беспартийному населению.
   20 июля 1941 года – это первый день массовых арестов русских, многие из них были тут же расстреляны «айзсаргами» без суда и следствия с единственным обвинением – русские.
   Со слов генерал-лейтенанта Н.И. Железникова оперативниками СМЕРШа, занимающимися розыском преступников в Латвии, было установлено, что накануне войны нацисты готовили восстание в Прибалтике. Так в одном и документов «Абвер-2» – восточно-прусское управление военной разведки – от 21 мая 1941 года говорилось: «Восстания в странах Прибалтики подготовлены, и на них можно надежно положиться. Подпольное повстанческое движение в своем развитии прогрессирует настолько, что доставляет известные трудности удержать его участников от преждевременных акций.
   Им направлено распоряжение начать действия только тогда, когда немецкие войска, продвигаясь вперед, приблизятся с тем, чтобы русские не могли участников восстания обезвредить».
   3 июня 1941 года группы местных националистов – «айзсаргов» получили задание от «Абвер-2» – после нападения Германии на СССР захватить и охранять (или испортить, но не уничтожать) 16 важных военных объектов на территории Советской Латвии, в том числе радиостанции Риги, Кулдиги, Мадонны, Лиепаи, железнодорожные и шоссейные посты в Даугавпилсе и Екабпилсе, главпочтамт в Лиепае, а в Приекуле почтамт, телеграф и телефонную станцию.
   Органы госбезопасности СССР отреагировали на это упреждающе, раскрыв несколько ультранационалистических подпольных организаций. В ходе допросов некоторых членов «айзсаргов» были получены материалы, свидетельствующие о подготовке восстания. И вот в ночь с 13 на 14 июня 1941 года началась первая активная фаза депортации с целью обезвредить подполье, ту самую «пятую колонну». Среди задержанных оказались и многие организаторы так называемой «турпоездки» для захвата радиостанций. Однако в условиях культа личности Сталина были допущены и серьезные просчеты и даже преступления – выселение невинных детей, стариков, женщин. Общее число высланных по политическим мотивам составило 13 669 человек. Некоторые, даже служившие власти, были репрессированы без оснований. Такая участь постигла, в частности, командира 24-го территориального корпуса генерал-лейтенанта Кливиньша и командира 181-й стрелковой дивизии этого же корпуса генерал-майора Лепинья, которые спустя многие годы были посмертно реабилитированы.
   По данным полиции безопасности и СД, в оккупированной Латвии «советами» в первые дни этой операции было арестовано и выслано около 5000 участников сопротивления советской власти. А всего борцов за свободу Латвии насчитывалось тогда более 40 000 человек.
   В ходе войны были созданы вооруженные отряды Латвии численностью около 12 000 человек. В основном «айзсаргами» удалось в 1941 году арестовать 7944 советских активиста, пытавшихся эвакуироваться в советский тыл, – учет расстрелянных на месте не велся.
   Как ни больно это утверждать сегодня, виновниками латвийской политической сшибки были власти обеих сторон, но отдуваться пришлось простым гражданам – одураченным гражданам Латвии и воинам Красной Армии вместе с военными контрразведчиками СМЕРШа, а также после войны сотрудникам территориальных органов госбезопасности Латвийской ССР.
   В советские годы, естественно «айзсарги» были распущены. И вот после развала СССР в 1992 году в Латвии было объявлено о восстановлении айзсаргов, которые не скрывают и по сей день своего антисемитизма и антирусскости, а также крайнего национализма. Они признают идеи диктатуры периода правления Улманиса и латышского легиона СС.
   «Айзсарги» сегодня официально зарегистрирована как общественная организация. В ней ныне насчитывается около 5000 членов, из которых более тысячи человек активны и вооружены стрелковым оружием. Нынешние айзсарги добиваются от властей принятия их в оборонные структуры. Они стремятся монополизировать патриотическое воспитание молодежи. Недаром в народе говорится: у кого молодежь, у того и будущее страны.
   Вместе с тем власти Латвии продолжают заигрывать с потомками тех, кто вкупе с нацистами строил «новый порядок» на латвийской земле. Так, бывший президент Латвии В.Вике-Фрейберги с неприкрытым цинизмом заметила в 2005 году – в 60-летний юбилей Победы: «Конечно, мы не переубедим, не изменим сознание тех пожилых россиян, которые 9 мая будут класть воблу на газету, пить водку и распевать частушки, а также вспоминать, как они геройски завоевывали Балтию».
   Видимо, она считает настоящим освобождением Латвии тот период, когда ее страна, да и вся Прибалтика с Литвой, Эстонией и частью Белоруссии были включены в 1941 году в состав Восточных провинций Рейха под наименованием «Остланд» и управлялась через рейхскомиссариат во главе с германским нацистом Х. Лозе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация