А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чистилище СМЕРШа. Сталинские «волкодавы»" (страница 20)

   В борьбе с эстонской «Омакайтсе»

   В ходе Таллинской наступательной операции, проведенной с 17 по 26 сентября 1944 года войсками левого крыла Ленинградского фронта (8-й и 2-й Ударной армиями) и при поддержке кораблей и морской пехоты Балтийского флота, была разгромлена крупная войсковая группировка гитлеровцев. Территория Эстонии была очищена от немецких оккупантов и освобождена ее столица город Таллин.
   Как и везде после ликвидации фашистского оккупационного режима, подавляющее число граждан встречали на улицах и площадях городов и сел своих освободителей искренними улыбками и живыми цветами. Но были и такие, которые уходили в леса, чтобы оттуда вести борьбу с армейцами и возвратившейся советской властью. Бандиты себя называли «лесными братьями».
   Это были в основном сторонники и члены созданных в 1917–1918 годах эстонской буржуазией, напуганной размахом революционного движения в России, националистических организаций «Кайтселийт» – «Союз защиты» и «Омакайтсе» – «Самозащита». Всего в составе «самозащитников» перед войной было 13 дружин, составленных из 64 территориальных батальонов – 43 757 человек.
   В феврале 1944 года по распоряжению «эстонского самоуправления» была проведена мобилизация в «Омакайтсе» лиц мужского пола в возрасте от 17 до 60 лет. После освобождения Эстонии часть их ушла в подполье, где они становились «лесными братьями».
   Для простого народа они, конечно, не являлись братьями. Понятие прижилось только в отрицательном смысле. Отряды «Омакайтсе», действовавшие во время Второй мировой войны на стороне Германии, занимались ловлей и уничтожением евреев, сторонников советской власти, несли караульную и конвойную службу, проводили облавы и другие карательные операции против партизан и окруженных советских военнослужащих, поступали в карательные полицейские батальоны. Но в конце концов пришел им конец, в том числе и в результате активных действий оперативников-розыскников СМЕРШа.
* * *
   Благодарные эстонцы в честь освобождения своей столицы от немецких оккупантов поставили 22 сентября 1947 года монумент – «Бронзового солдата» на холме Тынисмяги в центре Таллина. Памятник воздвигли рядом с братской могилой, в которой 14 апреля 1945 года были перезахоронены тринадцать советских воинов, павших под эстонской столицей в ходе Таллинской операции 1944 года. В 1980 году каждую могилу украсили бронзовые плиты. В ночь на 1 сентября 1994 года эти плиты были похищены неизвестными вандалами. А через несколько лет по указанию новых властей из центра города власти убрали «Бронзового солдата» и останки наших воинов. Они были отправлены на Воинское кладбище, что на окраине города. Не буду развивать эту тему, о вандализме «новых эстонцев» написано уже много.
   А мы вернемся к теме розыска тех, кто стрелял в спины нашим воинам, проводил шпионскую деятельность, совершал диверсии и другие преступления. Они, эти «лесные братья», называли себя освободителями.
   В связи с этим хочется привести слова, сказанные недавно скончавшимся эстонским патриотом, Героем Советского Союза, полковником в отставке Арнольдом Константиновичем Мери. Он вспоминал: «В период с 1945 по 1949 год, когда я был первым секретарем ЦК комсомола Эстонии, то встречал свыше пятнадцати случаев, когда «лесные братья» убивали пионеров при сборе ягод в лесах только за то, что у них были красные галстуки. Так какие же это освободители? Это ж подумать только!»
   Для охранной службы и борьбы с партизанским движением в тылу гитлеровской группы армий «Север» (командующий фельдмаршал фон Лееб) с сентября 1941 года немецкое командование занималось формированием эстонских батальонов вспомогательной полиции. Всего было сформировано 26 таких батальонов. Как показатель особого доверия немцев к эстонским полицейским батальонам, в них были введены воинские звания вермахта.
   Эстонская полиция и «силы самообороны» ликвидировали сторонников советской власти, к которым зачастую причислялись все русские жители некоторых городов и сел, а также эстонцев, придерживавшихся левых взглядов. После занятия вермахтом Тарту летом – осенью 1941 года, в противотанковом рву под городом, в населенном пункте Лемматси, эстонскими националистами было убито более 12 тысяч мирных жителей и советских военнопленных.
   Эстония во время оккупации была покрыта сетью концлагерей, охрану которых несли полицейские батальоны, сформированные из местных граждан. Масштабы уничтожения людей в этих лагерях можно продемонстрировать на одном из них – концлагере Клоога. Сюда в 1943–1944 гг. было доставлено несколько тысяч евреев из гетто Вильнюса и концлагеря Саласпилс в Латвии для использования их на торфоразработках и различных стройках. Когда 19 сентября 1944 года советские воины неожиданно для немцев прорвались к самому лагерю, фашисты приказали расстрелять всех узников. В казнях принимала активное участие и эстонская охрана. В день казни евреев погнали на близлежащую железнодорожную станцию, куда накануне привезли дрова. Узникам было приказано взять по одному полену и нести к месту расстрела, где потом из трупов разжигали костры.
   А если умножить эту цифру на все лагеря (а их, по данным Интернет-портал «Свободная пресса», на территории Эстонии было более 140), то получится, что проводился элементарный этнический и политический геноцид. Как писал Александр Дюков на одном из сайтов в Интернете «…беззастенчиво завышая количество жертв «советской оккупации», эстонские историки попутно преуменьшают число жертв нацистской оккупации. Доходит до того, что число убитых нацистами и их пособниками на территории определяют в 10 тысяч человек, хотя советская сторона после освобождения Эстонии насчитала около 125 тысяч уничтоженных мирных жителей и военнопленных…»
   По воспоминаниям выживших очевидцев, эстонские отряды «Омакайтсе» и «полицаи» из «Остланд» убивали всегда с особой жестокостью. Только в Тартуском лагере было уничтожено 12 тысяч человек, в концлагере в Клооге было убито около 8 тысяч. Всего, по разным данным, с 1941 по 1944 год здесь было убито от 120 до 140 тысяч евреев, русских, украинцев, белорусов и людей других национальностей, из них около 70 тысяч а зиму 1941-го и весну 1942 года.
   В 1942 году по приказу Гитлера был срочно создан Эстонский легион СС, который с января 1944 года больше известен как 20-я дивизия ваффен СС.
* * *
   Огромную работу по борьбе с «лесными братьями» из военно-фашистских организаций – эстонской «Омакайтсе» и латвийской «Айсарги» провели военные контрразведчики – смершевцы Ленинградского фронта во главе с генерал-лейтенантом Александром Семеновичем Быстровым и 2-го Прибалтийского фронта под руководством генерал-майора Николая Ивановича. Железникова
   Армейским чекистам приходилось участвовать вместе с войсковыми подразделениями в подавлении бандитских отрядов, документировании преступной деятельности конкретных «повстанцев», ловле и передаче «лесников» в руки правосудия. Не стоит идеализировать, как это делал Ющенко на Украине. Запад им – пособникам фашистов – в то время помогать отказывался, боясь общественного мнения. Страшась ответственности за свои злодеяния, бандиты в теплое время года сидели в землянках и схронах, а зимой прятались по хуторам и тихо жили у родственников на чердаках и в подвалах, а с наступлением тепла выползали на прокорм. Днями эти пламенные борцы за свободу в стройных рядах СС – рыбачили, ставили силки, капканы, а ночами увлекались налетами, грабежами, убийствами.
   В связи с военными поражениями Германии и продвижением частей Красной Армии с 1944 года члены «Омакайтсе» начали подвергаться арестам как сотрудниками СМЕРШа, так и территориальными органами государственной безопасности. В своих показаниях задержанные под воздействием многочисленной свидетельской базы вынуждены были признаваться в чудовищных преступлениях, совершенных вместе с немецкими адептами «нового порядка».
   Для наглядности рекламируемой властями сегодняшней Эстонии «степенности борцов за свободу» есть смысл привести показания некоторых из них.
   Задержанный Видрик Паргмэ, работавший надзирателем тюрьмы города Выру с 15 июля 1941 года по август 1944 года, подтвердил, что «…члены «Омакайтсе» принимали самое непосредственное участие в расстрелах мирных граждан. Приезжали они обычно на машинах в ночное время в количестве до 30 человек. Выводили заключенных и на машинах увозили их за город, где и расстреливали. По сколько сказать точно не могу, но мне известно, что был случай, когда за один раз было расстреляно сорок человек. Расстрелы производились в лесу Редо – это по шоссе в пяти километрах за город Выру».
   Опрошенный один из эстонских «лесников» Рихард Ярвамаа, рассказывая о своих сослуживцах Ребане, Мооритс, Оси, Аннманн, Лехапау, Веси и командире Йоханнесе Ныммике, заявил: «Когда в Тарту пришли первые немецкие части, пришел и он (Ныммике. – Авт.) и вступил в «Омакайтсе». Их обязанностью было снимать одежду с людей, уводимых на расстрел, завязывать им руки за спиной и сопровождать машину, выставлять вокруг посты и расстреливать. Кроме того, они насиловали перед уводом на расстрел молодых женщин из еврейской нации. Кто же сопротивлялся, их держали за руки и ноги.
   Ныммик был героем того времени, он не имел ни жалости, ни пощады к арестованным. Был такой случай в концлагере, когда во время увода на расстрел одна девочка бросилась на землю и не хотела идти добровольно в автомашину, тогда Ныммик вывернул у нее пальцы из суставов, и девочка, крича, пошла к машине, где ей связали руки за спиной…»
   О фельдфебеле Тойво Валгеристе задержанный говорил, что тот, «…будучи в 3-й роте старшиной взвода, где все время вспоминал о днях, проведенных в «Омакайтсе» и о тех моментах, когда люди погибали от его выстрелов. По его словам, он чувствовал самое большое удовольствие, когда мог кого-нибудь убить. Еще говорил, как однажды вел на расстрел еврея, у которого руки были связаны за спиной и на нем была веревка, за которую он тащил его как собаку. Так привел на окраину города и там застрелил…»
   Бывший руководитель «Омакайтсе» в городе Каллисте Рихард Тяте в конце июля 1941 года с группой «Омакайтсе» задержал председателя Каллистского горсовета М. Феклистова, которого подвергли пыткам: «Ему вырвали нос железными крючками, прострелили плечо, а на второй день, полуживого закопали в землю».
   Из показаний бойца «Омакайтсе» и 36-го полицейского батальона Рахумеель Юханес-Овальда Юхановича: «В 36-й полицейский батальон я вступил добровольно в начале февраля 1942 г. 2-я рота формировалась в городе Курессааре, и она состояла только из добровольцев и членов организации «Омакайтсе». 4 августа 1942 года весь 36-й полицейский батальон, в том числе и я, был погружен в эшелон и направлен в Белоруссию, где нас на станции Новоельня выгрузили и маршем направили в город Нововогрудок с задачей задержания советских граждан, в основном евреев, и впоследствии конвоирования их на расстрел. Приблизительно 10 августа 1942 г. ночью нас погрузили на машины и поехали в село Дятлово, где в то время находился еврейский лагерь. Там находилось около 1000–1500 евреев. После того, как мы выгнали их из домов на одну площадь, приказали лечь на живот, не разрешая подняться. К утру подъехали грузовые машины и одна газовая машина-«душегубка». Мы все начали евреев сгонять в автомашины, я лично сажал их в «душегубку». Потом отвозили на автомашинах на место расстрела, которое находилось в нескольких сотнях метров от села Дятлово…»
   Аналогичная операция была проведена эстонскими фашистами в районе города Новогрудок и станции Новоельня. Там было расстреляно около 1000 человек, в основном евреев. На вопрос об участии в боях против частей Красной Армии Рахумеель ответил: «Осенью 1942 г. 36-й полицейский батальон был переброшен на Сталинградский фронт, где я участвовал в боях. 12 декабря 1942 г. был ранен. За участие в Сталинградских боях и за показанную смелость немецким командованием был награжден Железным крестом 2-го класса».
   А вот показания другого птенца «Омакайтсе» Рудольфа Мязорга, принимавшего участие в зверствах на территории Белоруссии в составе 36-го эстонского полицейского батальона: «В начале февраля 1942 года поступил добровольно в 36-й полицейский батальон, сформированный на острове Сааремаа. 11 февраля 1942 года нас погрузили в поезд и тогда поехали в Тарту. Там нам дали обмундирование. После наша 2-я рота ушла в город Псков, где нас обучали. В августе 1942 года поехали в Белоруссию. Главной нашей задачей было убийство евреев…»
   Из показаний Эверхарда Микельсона: «В начале 1942 года я совершенно добровольно вступил в немецкую армию в 36-й карательный полицейский батальон. Из Тарту батальон убыл в Белоруссию в район города Новогрудок. В местечке Дятлово нами было расстреляно около 1500 человек евреев. Личное участие в боях против Красной Армии я принимал в конце 1942 года под Сталинградом и осенью 1943 года под Невелем. На службе в немецкой армии находился до 1945 года…»
   В конце допроса он назвал контрразведчикам более полутора десятков участников 36-го карательного полицейского батальона.
   Из показаний Александра Куузика – участника карательных операций в составе 40-го эстонского полицейского батальона на территориях Псковской, Ленинградской, Калининской и других областей России: «1 апреля 1942 года я добровольно поступил в 40-й полицейский батальон. В мае 1942 года наш батальон выехал в город Псков, где находился в Иркутских казармах. Временно наш 40-й батальон был направлен на оккупированную советскую территорию Калининской и Псковской областей для борьбы с советскими партизанами. В районе городка Новоржев Калининской области мы совершили налет на штаб партизанского отряда…»
   Далее каратель рассказал о своем сослуживце Оскаре Мардинсоне, который из пулемета застрелил советского летчика, приземлившегося на парашюте. Когда пилот снял парашютные ремни и стал удаляться в лесной массив, Мардинсон открыл огонь на поражение, а затем побежал в сторону упавшего советского офицера. Рядом с убитым он обнаружил пистолет «ТТ», который был изъят вместе с документами. В этот же период группа вместе с Мардинсоном в ходе облавы задержала русскую женщину, которую заподозрили в разведке их позиций. Несмотря на ее пояснение, что она шла к стогу сена, где хранила картошку, несчастную отвели в сторону и тут же расстреляли, предварительно изнасиловав.
   Из показаний легионера 20-й эстонской дивизии ваффен СС Вяйно Вызу, участвовавшего в военных преступлениях фашистской организации «Омакайтсе», 33-го и 287-го полицейских батальонов: «Находясь на службе в «Омакайтсе», я нес вооруженную патрульную службу военных объектов. Кроме этого, я лично нес охранную службу лагеря на площади «Няйтузе» в Тарту. В лагере содержались только политические заключенные – советские граждане, а позднее и советские военнопленные, которых содержали в отдельных бараках. Большая часть заключенных указанного лагеря была уничтожена. На расстрел жертвы возились на грузовых машинах обычно в ночное время. Расстреливать ходила специальная команда «Омакайтсе», состоявшая из личного состава взвода, руководимого Соовяли Яном.
   Организацию «Омакайтсе» в городе Тарту осенью 1941 года возглавлял капитан Саар Людвиг. Под его личным руководством в 1941 году происходили массовые аресты, а впоследствии и массовые расстрелы советских граждан».
   Дополнительно Вяйно Вызу показал, что в конце войны члены «Омакайтсе» из Тарту казнили заключенных путем поджогов бараков, в которых они содержались. Бывали случаи, когда «лагерники» – заключенные, пытаясь избежать быть заживо сожженными, вырывались из бараков и бежали к лесу в надежде спастись. Но по ним тут же открывался огонь из автоматов и пулеметов. Все они погибали. Трупы расстрелянных узников лагеря сжигались на кострах.
   Из показаний свидетельницы Япас, проживавшей недалеко от лагеря: «Поздно вечером из леса поднялось пламя, а потом я увидела, как загорается барак. В то же время горели костры, от которых неслись стоны и крики людей…»
* * *
   Контрразведчики СМЕРШа в ходе проведения чекистско-войсковых и агентурно-оперативных мероприятий не только уничтожали не сдавшихся бандитов, но и собирали уликовые данные на тех, кто совершал кровавые злодеяния для дальнейшего расследования преступлений с последующим направлением материалов в суды и военные трибуналы.
   После освобождения Эстонии многие «лесные братья» были арестованы, осуждены и отправлены в места не столь отдаленные. Немалая часть их бежала за обозами своих недавних хозяев – отступающих нацистов. Они жили шкурными интересами – уйти от справедливого возмездия. Их пришлось буквально годами «выцарапывать» оттуда, ссылаясь на постановление Нюрнбергского Международного военного трибунала о преступных организациях всех СС и Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности. Одним из таких примеров может быть проведенная работа контрразведчиков по делу Карла Линнаса – офицера СС и коменданта нацистского концлагеря в городе Тарту, виновного в уничтожении в годы Второй мировой войны более 3,5 тысячи человек.
   В 1944 году в связи с продвижением частей Красной Армии в глубь территории Эстонии Линнас вместе с родителями и сестрой бежал на Запад и обосновался в США, скрыв от иммиграционных властей свое нацистское прошлое. Советская внешняя разведка установила его место обитания – он проживал в Лонг-Айленде, где в одной из школ руководил духовым оркестром.
   11 октября 1961 года руководство СССР направило властям США просьбу об экстрадиции Линнаса на Родину. В ноте было сказано, что на проходившем в Таллине с 16-го по 20 января 1962 года судебном процессе по делу Юхана Юристе, Карла Линнаса и Эрвина Викса – Линнас был заочно приговорен к расстрелу. Его обвиняли в организации лагеря смерти и участии в уничтожении 12 тысяч человек. Но, как известно, «холодная война» в то время находилась в разгаре, и было ощутимым действие двойных стандартов. Против депортации Линнаса в течение ряда лет выступали многие эстонские эмигранты, среди которых была ставшая позднее депутатом Эстонского и Европейского парламентов Мари-Анн Келам (в девичестве Доценко). Однако, несмотря на эти «подводные камни», Линнаса все же удалось получить в руки советского правосудия.
   Следует заметить, что делом Линнаса в США занимался прокурор Рудольф Джулиани, избранный в конце девяностых мэром Нью-Йорка. Суд принял решение о лишении Линнаса гражданства США и его экстрадиции в СССР.
   Карл Линнас стал первым военным преступником, переданным американскими властями Советскому Союзу.
   20 апреля 1987 года военный преступник был отправлен из нью-йоркского аэропорта имени Кеннеди авиарейсом в Прагу, а оттуда спецрейсом Аэрофлота в Москву. 22 апреля 1987 года авиарейсом Линнас был доставлен в Таллинский аэропорт.
   Палач понял, что за злодеяния против эстонского народа его ждет виселица или пуля. Не дожив до суда, он скончался в тюремной больнице в Ленинграде. Ходили слухи, что ему помогли это сделать свои, дабы он не смог потянуть за собой кого-то, стоявшего тогда близко к власти.
* * *
   Сегодня в Эстонии оккупантами называют освободителей – воинов Красной Армии, а эсэсовцев – «освободителями». Дело в том, что в лихие и окаянные девяностые годы к власти в молодой стране пришли дети и внуки тех, кто рукоплескал приходу фашистов и всячески им помогал. Это они поделили страну пополам – на граждан и «не граждан», чего нет, кроме Латвии, ни в одной цивилизованной стране мира. Они нынче хорохорятся – отмечают вчерашнее время – мрачные годы нацизма. Но разве можно жить таким грязным былым? Ведь прошлое для нормальных людей – это будущее, с которым они разминулись в пути.
   Совсем недавно, 26 июля 2009 года, – как писал «Русский обозреватель», – близ эстонского местечка Синимяэ состоялся традиционный слет легионеров 20-ой дивизии ваффен СС и их сподвижников из Прибалтики, Австрии, Германии, Бельгии, Голландии, Норвегии, Дании, Грузии и других стран Европы. Таким образом, Эстония подтвердила свой статус страны, наиболее трепетно чтящей память нацизма и привечающей наиболее одиозных пособников гитлеровцев.
   Около полутысячи эстонских эсэсовцев прошли парадом в честь 65-й годовщины боев с Красной Армией под знаменами со свастикой, эстонскими, латышскими и, что примечательно, грузинскими государственными флагами, с музыкальным сопровождением в виде нацистских маршей и патриотических песен. В рядах празднующих было много молодежи – участники «Клуба друзей Эстонского легиона», одетые в черные рубашки с сине-черно-белыми галстуками, и молодые нацисты из Латвии.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация