А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чистилище СМЕРШа. Сталинские «волкодавы»" (страница 18)

   Цифра – разоблачитель

   Участник Великой Отечественной войны генерал-майор в отставке Леонид Георгиевич Иванов, ветеран военной контрразведки и легендарного СМЕРШ, член Совета ветеранов Департамента военной контрразведки ФСБ РФ, как-то на встрече с коллегами поделился одной фронтовой историей.
   Это произошло в ходе проведения розыскной работы.
   Начиная с 1943 года, абвер несколько изменил тактику заброски своей агентуры. Если раньше он практиковал пешие переходы через линию фронта, то именно с этого временного рубежа стал активно перебрасывать свою агентуру на нашу территорию, в тылы Красной Армии, воздушным путем.
   «Помню, – рассказывал Леонид Георгиевич, – на 3-м Украинском фронте, в состав которого входила наша 5-я армия, на территории Молдавии, в районе Тирасполя, мы получили сигнал от одного пастуха. Он поведал о том, что в прифронтовой полосе в районе Фрунзенское слышал в ночное время гул самолета и наблюдал, как приземлялись несколько парашютистов…»
   Такой информации руководство военной контрразведки фронта придало самое серьезное внимание. Надо отметить, что в это время войска готовились к Ясско-Кишиневской наступательной операции, и заброска группы немецких парашютистов вызвала, естественно, у командования тревогу.
   Руководством УКР СМЕРШ НКО 3-го Украинского фронта, в частности его начальником – генерал-майором Ивашутиным, было поручено Леониду Георгиевичу Иванову возглавить работу по поиску и задержанию парашютистов. Вся эта деятельность проводилась по линии и силами отдела контрразведки 5-й армии.
   «Все хорошо – будем искать, – рассуждал руководитель поиска. – А если пастух этот говорит неправду? В таком случае мы зря тратим время и силы. Но, если мы не отреагируем, то упустим немецких шпионов».
   Иванову несколько раз пришлось разговаривать с пастухом.
   На последней встрече оперативный работник строго спросил:
   – Вы не ошиблись?
   – Нет, товарищ начальник, – последовал ответ.
   – Так вам можно верить?
   – Да! Клянусь – говорю правду!
   Только после этого группа розыскников выехала в район предполагаемой высадки, чтобы, как говорится, на месте искать вражеских парашютистов. Группа состояла из опытных армейских контрразведчиков, хорошо знавших повадки и действия таких непрошеных гостей, которые, как правило, закапывали свои парашюты на склоне оврагов или прятали в густых кустарниках. Стали тщательно осматривать местность. Особое внимание офицеры обращали на овраги, свежие земляные бугорки, взрыхленную почву, примятую траву возле кустов.
   Вскоре на одном из склонов оврага контрразведчикам удалось обнаружить закопанными пять парашютов.
   А дальше встал вопрос – как и где искать? Примет особых нет, следов тоже не видно. Решили сотрудники СМЕРШа разделиться и создать четыре оперативные поисковые подгруппы, которые были направлены на четыре стороны. Каждой подгруппе, возглавляемой офицером военной контрразведки, Ивановым была поставлена задача: опрашивать местных жителей, не видели ли они посторонних, которые своим поведением вызвали бы подозрение, и выявлять следы возможного пребывания парашютистов во время привалов.
   На второй день поиска одной из подгрупп удалось получить первичную информацию от косаря о подозрительном поведении двух человек в красноармейской форме.
   – А чем они вам не понравились? – спросил военный контрразведчик, возглавлявший группу.
   – Я спросил у них, откуда они идут? Они ответили, что из Глинного, но указали другое направление. Село Глинное находится в противоположной стороне, – бойко ответил косарь.
   – Что еще они говорили?
   – Ничего, больше молчали, только вот угостили сигаретой. Я давно таких «вкусных» не курил.
   И вот тут руководителю группы стало ясно, что сигарета, возможно, импортная, в условиях военного времени, была роскошью, – элементарной махорки и той не хватало.
   – Не могли ли вы припомнить какие-то приметы, особенности в их облике? – неожиданно спросил офицер.
   – Красноармейцы как красноармейцы…Подождите, подождите… На вещмешке одного из бойцов написано чернильным карандашом «23», – пояснил бдительный косарь.
   Так родилась основа дальнейшего розыска агентов-парашютистов. Со слов фронтовиков на войне был такой порядок, получая вещевой мешок, каждый красноармеец надписывал на нем либо свою фамилию, либо ставил какую-либо цифру. Это помогало не перепутать свой вещмешок с чужим.
   Теперь перед сотрудниками СМЕРШа встал очередной вопрос розыска – по числу «23». В первую очередь решили проверить запасные полки, которые были созданы при каждой армии. Туда поступали солдаты по мобилизации, из госпиталей после ранений и болезней, вышедшие из окружения и проверенные военной контрразведкой, призванные на освобожденной от оккупантов территории, и прочие. Их по соответствующим программам определенное время обучали военному делу, а потом маршевыми ротами отправляли в действующие полки и дивизии.
   В ходе активных розыскных мероприятий в 194-м запасном полку 54-й армии был обнаружен вещмешок, помеченный числом «23».
   При проверке красноармейской книжки его хозяина было установлено, что скрепки изготовлены из нержавеющей стали. Этот признак, широко входивший в практику опознания вражеских агентов, усилил подозрения. Вскоре парашютиста задержали.
   – Как вы оказались в этой части? – спросил оперативный работник.
   – После выписки из военного госпиталя в Тамбове, – довольно таки смело ответил солдат. – Я находился там после осколочного ранения в ногу.
   – Покажите ранение.
   Солдат оголил голень, на которой действительно был розоватый шрам, свидетельство недавнего ранения.
   – Что собой представляет здание госпиталя? – опять поинтересовался офицер.
   Задержанный военнослужащий четко обрисовал контуры здания.
   – На каком этаже вы лежали? Какой номер вашей палаты? Кто был лечащий врач? Назовите имя вашей медсестры? – не унимался смершевец.
   На все каверзные, как казалось, вопросы солдат бойко ответил чекисту.
   Срочно запросили по ВЧ сведения из Тамбова. Как и ожидалось, все рассказанное «раненым красноармейцем» было неправдой, хотя он продолжал настаивать, что лечился в госпитале и никакой он не агент-парашютист.
   И только после того, как был привезен свидетель – косарь и проведена очная ставка, он признался, что является агентом гитлеровской разведки. Тут же дал подробные показания на четырех остальных шпионов (установочные данные, приметы, звания и прочее).
   В течение нескольких дней все остальные агенты были задержаны и разоблачены. Один из них, «капитан», успел получить направление в отделе кадров армии в оперативный отдел штаба 32-го стрелкового корпуса!
   По пути в штаб он был «снят» с кузова грузовика. Двое остальных оказались диверсантами и имели задание взорвать важный железнодорожный мост в районе Балты. Они попали в засаду, устроенную возле моста. У агентов-парашютистов были изъяты магнитные мины большой разрушительной силы, оружие, радиопередатчики, большое количество советских денег.
   Таким образом, за одну неделю была ликвидирована опасная, хорошо подготовленная группа агентов и диверсантов.
   Участники операции – сотрудники СМЕРШа, участвовавшие в розыске, были представлены к правительственным наградам. Добрым словом вспоминали косаря, запомнившего число на вещмешке одного из парашютистов.

   Палачи – Еккельн и Арайс

   Органы военной контрразведки с первых дней войны не только внимательно следили за деятельностью прибалтийских националистов, вставших сразу же после оккупации Латвии на путь вооруженной борьбы против Советской власти, Красной Армии и евреев, но и всячески противодействовали вместе с партизанами их преступным поползновениям. Красно-бело-красные знамена и такой же расцветки нарукавные повязки латышских легионеров – мелькали в карательных операциях на территории Прибалтики, Белоруссии и Украины.
   По данным российских архивов, против советских партизан, мирных граждан, военнопленных Красной Армии действовало 27 латвийских батальонов. В Румбульском лесу руками карателей-латышей были уничтожены около 38 тысяч человек. Латвийские легионеры действовали не только в Латвии. Так в 1942 году карателями 2-й латвийской бригады СС были сожжены деревня Федоровка Чудского района Новгородской области и село Осино. Ими же проводились массовые поджоги и расстрелы в населенных пунктах Лубницы, Осец, Кречно в 60 км северо-западнее Новгорода, а также в лагере для военнопленных в Красном Селе под Ленинградом. В массовых расстрелах и поджогах участвовал личный состав 19-й латышской дивизии СС, которым за период с 18 декабря 1943 года по 2 апреля 1944 года было уничтожено 23 деревни и расстреляно более 1300 человек. На Украине каратели 22-го Даугавпилсского полицейского батальона безжалостно действовали в районах Житомира и Луцка; 23-го Гауйского полицейского батальона – в районах Днепропетровска и Керчи; 25-го Аравского – в районах Коростеня и Овруча, а 28-го Бартского – в районе Кривого Рога.
   Еще до образования эсэсовских частей в Латвии в 1941 году солдаты 21-го латышского полицейского батальона расстреливали лиепайских евреев в Шкедских дюнах, а каратели из 18-го латышского полицейского батальона «прославились» массовыми казнями евреев в городе Слоним на территории Белоруссии.
   Оставили свои следы латышские легионеры и в Польше. По данным немецкого генерала Штропа, они участвовали в операции по уничтожению Варшавского гетто в 1942–1943 годах.
   Уже через несколько дней после начала Великой Отечественной войны, а именно, 26 июня 1941 года руководитель СД и Главного управления имперской безопасности обергруппенфюрер СС и генерал полиции Рейнхард Гейдрих направил всем командирам «айнзатцгрупп» директиву. В ней предписывалось «не препятствовать устремлениям по самоочищению со стороны антикоммунистических и антиеврейских кругов на оккупированных территориях».
   Пресса тут же поддержала «великое начинание арийцев». Латышская газета «Тевия» от 11 июля 1941 года писала: «Еврейские грехи очень тяжелы: они хотели уничтожить нашу нацию, и поэтому они должны погибнуть как культурная нация».
   Тот, кто писал эти строки, наверное, хорошо знал взгляды Гитлера по этому вопросу, сказавшего однажды, что «чем решительнее будет расправа с евреями, тем быстрее будет устранена опасность большевизма. Еврей – это катализатор, воспламеняющий горючие вещества. Народ, среди которого нет евреев, вернется к естественному миропорядку…»
   Вскоре появляются «лесные братья» – отряды самообороны, а 10 февраля 1943 года, когда фашистам стало невмоготу от второй подряд холодной зимы и проигранных горячих сражений за Москву и Сталинград, фюрер подписывает приказ о создании Латышского добровольческого легиона СС.
   Для оказания ему помощи в Ригу направляется в качестве руководителя рейхскомиссариата Остланд титулованный нацист обергруппенфюрер СС и генерал полиции Фридрих Еккельн, отличавшийся особой жестокостью.
   Так по собранным данным сотрудниками УКР СМЕРШ 2-го Прибалтийского фронта к моменту вступления в Прибалтику советских войск в ней осталось лишь около 1,6 % довоенного еврейства, а к началу декабря 1941 года, согласно отчету СС – айнзацгруппы «А», в Латвии было уничтожено уже более 35 000 евреев. А за всю войну, из более чем 80 000 латвийских евреев, уцелело только 162 человека. Массовое этническое уничтожение проводилось как немецкой администрацией, так и ее сатрапами из местного населения.
   Одним из местных палачей был некий Виктор Арайс – юрист по профессии, сколотивший так называемую свою полицейскую команду, помогавшую нацистам в борьбе с партизанами, евреями и просоветскими элементами.
   К моменту вступления гитлеровцев в Ригу 1 июля 1941 года «команда Арайса» захватила оставленное здание управления НКВД и таким образом заявила о себе как о реальной силе. Немцы оценили «поступок» некогда лояльного советской власти юриста и реорганизовали его команду в «латышскую вспомоательную полицию безопасности». Оправдывая оказанное доверие, эта банда во главе с Арайсом 4 июля сожгла заживо в рижской Большой хоральной синагоге около полутысячи евреев.
   Этот зверь во плоти убивал, вешал, насиловал. После расстрелов бандиты «премировались» вещами казненных, прочим местным жителям эти вещи запрещалось брать под угрозой расстрела. В некоторые дни, оказывая помощь фашистам, они расстреливали до 2000 человек, то есть практически на пределе физических возможностей палачей.
   В уже упоминаемой рижской газете «Тевия» появилась статья под заголовком: «Борьба против жидовства», в которой говорилось: «Наконец, пришло время, когда почти все нации Европы научились распознавать своего общего врага – жида. Почти все народы Европы начали войну против этого врага, как на полях сражений, так и в деле внутреннего строительства. И для нас, латышей, пришел этот миг…»
   Вскоре после этой публикации националисты из «команды Арайса», выслуживаясь перед немцами, 8 декабря 1941 года провели расстрел детей, находившихся в одной из местных больниц, под предлогом того, что большинство из них были евреями…
   Следует заметить, что армейские чекисты не только устанавливали дислокацию разведывательных органов противника и их спецшкол, внедряя туда свою агентуру, но и собирали данные о злодеяниях германских оккупантов и местных фашистов.
   Начальник Управления военной контрразведки СМЕРШа 2-го Прибалтийского фронта генерал-лейтенант Н.И. Железников лично инструктировал оперативный состав о необходимости проведения этой работы.
   24 августа 1944 года он предложил подготовиться и провести операцию по захвату рижского разведывательного отдела северной армейской группировки противника «Абверштелле-Остланд». 13 октября эта операция была успешно осуществлена группой, возглавляемой капитаном СМЕРШа Михаилом Андреевичем Поспеловым. Подробности этой операции описаны в моей книге «СМЕРШ в бою».
   В ходе захвата документации этого «осиного гнезда» удалось получить не только данные о вражеской агентуре на территории Риги и Латвии в целом, но и пролить свет на факты в организации террора и массовых убийств местного населения. Они легли в основу обвинения фашистских генералов на Рижском уголовном процессе в 1946 году.
* * *
   Рейхскомиссару земель Остланд Еккельну принадлежали слова из изданного за его подписью приказа:
   «…Пленных комиссаров после короткого допроса направлять мне для подробного допроса через начальника СД моего штаба. С женщинами-агентами или евреями, которые пошли на службу к Советам, обращаться надлежащим образом».
   «Подробный допрос» и «обращение надлежащим образом» означало одно – истязания, пытки и в конечном счете расстрел или повешение. Кровавый список преступлений на советской земле Еккельн и его подручные открыли в начале декабря 1941 года в Румбульском лесу около Риги. Тогда при участии команды Арайса было уничтожено около 25 тысяч евреев.
   В 1942 году Гиммлер вызвал Еккельна в Летцен (Восточная Пруссия) и потребовал от него активизировать работу в Саласпилсском концлагере, располагавшемся в 20 км от Риги.
   – Надо очистить Прибалтику от низшей расы – литовцев. После окончательной победы национал-социализма необходимо будет германизировать тех латышей и эстонцев, которые хорошо проявят себя на работе в пользу Германии. Всех остальных использовать на работах в рейхе. Освободившееся пространство заполним немцами. Что касается русских – это отсталая, некультурная, нисколько не способная руководить большим государством низшая раса. От евреев надо очистить Прибалтику, уничтожив их всех до единого. В Саласпилсский лагерь будем свозить выловленных евреев из европейских стран. Как вы думаете решить проблему их утилизации? – неожиданно спросил Гиммлер.
   – Самый эффективный метод ликвидации человеческой массы – расстрел, а для острастки живых – повешение.
   – А что намереваетесь делать с детьми? Я знаю, там у вас целый детский сад, – ощерился рейхсфюрер СС.
   – Да, детей много, мы их отделяем от матерей, и они живут в отдельном бараке… Тесноты не будет, – цинично улыбнулся Фридрих.
   – Желаю удачи, – действуйте, – завершил шеф СС. – Не забывайте о партизанах. Их надо полностью вытравить из лесов. Хайль Гитлер!
   И уже в феврале – апреле 1943 года Еккельн руководил проведением крупной карательной антипартизанской операции «Зимнее волшебство» на севере Белоруссии. В ходе этого кровавого действа латышские, литовские и украинские коллаборационисты расстреляли и сожгли несколько тысяч мирных жителей и более десяти тысяч были вывезены на работу в Германию.
   Саласпилсский лагерь площадью около тридцати гектаров был обнесен тремя рядами колючей проволоки. Узники размещались в бараках по 400–500 человек. Существовали детские бараки, в том числе для грудных, санитарный барак, где умерщвляли больных и раненых.
   Дело в том, что когда изможденные люди с больными и замученными детьми прибывали в лагерь, ребят тут же забирали у матерей и поселяли их в детский барак, предварительно заставляли помыться холодной водой. Естественно тут же начинали свирепствовать простудные заболевания. В бараках было холодно. Никакой медицинской помощи не оказывалось, поэтому дети находились в состоянии маленьких животных, лишенных даже примитивного ухода. Немецкая охрана ежедневно выносила в корзинах трупики детей, погибших мучительной смертью. Их сбрасывали в выгребные ямы, сжигали на кострах или закапывали в лесу близ концлагеря.
   Однако каждый день в барак приходили нацистские врачи и отбирали молодую кровь у несчастных ребят для подпитки «живительным эликсиром» солдат вермахта. Тут же с ними проводили разного рода биологические «лечебные» эксперименты.
   В Саласпильсском лагере было уничтожено более 100 000 человек, в том числе фашисты и их латышские приспешники замордовали около 35 000 ни в чем не повинных детей разных национальностей.
* * *
   Банда Арайса разрасталась. Вскоре она была поделена на роты. Немцы теперь стали разрешать им выезжать «на гастроли» с карательными акциями в Белоруссию и Россию. От рук арайсовцев в общей сложности погибло около 26000 евреев. «Заслуги» Арайса по достоинству оценил Берлин. В 1942 году Гиммлер присвоил ему звание штурмбаннфюрера СС, а в июле 1943 года он был награжден крестом «За боевые заслуги» с мечами, ни разу не побывав на фронте. Вояжи команды Арайса в восточные земли Польши и северо-западные районы Белоруссии и России сопровождались трупами расстрелянных, повешенных, изнасилованных, сожженных в домах и живьем закопанных местных граждан. В одном из белорусских сел Арайс, ворвавшись в избу, заметил плачущего младенца. Он выдернул его из колыбели и, схватив его ножки, разорвал пополам…
   Даже нацисты уступали жестокости банде Арайса. Среди своих земляков он тоже отметился казнями отлавливаемых дезертиров и уклонистов. Бандиты бахвалились:
   «Там, где команда Арайса побывала, трава не растет». Сотрудник команды Арайса – Эриньш кичился тем, что лично расстрелял 2500 человек.
   Вечером 30 ноября 1943 года они вместе с сотрудниками полиции охраны и порядка немецких войск СС посетили еврейское гетто. Они врывались в квартиры, стаскивали людей с кроватей и тут же расстреливали, детей кололи штыками. Всего за «ночь острых штыков» было убито более 700 человек.
   Интересная деталь – никто и даже из членов команды Арайса или сотрудников полиции и порядка не имели права без разрешения коменданта посещать гетто. Квартиры убитых евреев стояли открытыми с мебелью, бельем и одеждой. Несмотря на запрещение латышские легионеры и арайсовцы ночами неоднократно пробирались сквозь проволочные заграждения и грабили квартиры. Иногда дело доходило до вооруженных конфликтов между немецкими часовыми и грабителями. Скоро жены полицейских стали ходить по улицам Риги в чужой одежде.
   Часть награбленного имущества, которым брезговали немцы, свозилась на сборный пункт – во дворец бывшего латвийского президента доктора Карлиса Ульманиса, где оно охранялось латышскими полицейскими как фондовый материал.
* * *
   Большинство из этих материалов были получены военными контрразведчиками УКР СМЕРШ 2-го Прибалтийского фронта, руководимого генерал-лейтенантом Железниковым, ставшим через двадцать лет моим начальником факультета в Высшей школе КГБ при СМ СССР.
   Что же дополнительно собрали армейские чекисты?
   Были систематизированы способы убийства в Саласпилсском концлагере – страшные и мучительные:
   – нанесение смертельных травм тупыми твердыми предметами;
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация