А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Игра не на жизнь. Проходная пешка" (страница 1)

   Н. Л. Курсанина
   Игра не на жизнь. Проходная пешка

   Факты, описанные в книге, являются вымышленными на 50 %, имена – на 70 %, а все остальное соответствует действительности.

   Глава І

   1

   Перенос – термин, употребляемый в фантастике для обозначения внезапного перемещения тела или сознания в другой мир или время. В общем, кому как повезет. Как правило, перенос происходит с героями, когда они одни, или в результате смерти оных в момент катастрофы или аварии. Мне не повезло.
   Игра в этот раз происходила в далеком от меня краю – на Урале. С Украины на Урал – двое суток поездом, а уж пехом я и считать не возьмусь – до… много. Поперлась я на эту ролевую Игру из чистой наглости. Мастера специально позаботились, чтобы после прошлогодней я получила письменное уведомление об их нежелании видеть меня. Но я, как последняя стерва, едва услышав, что меня ищет Дракон Запада (в просторечии нашей шальной компашки – ДЗ), шустро подсуетилась и вышла на трассу пораньше, так и не получив заветный свиток в руки. А раз не получила, то мастерам можно (и нужно) сказать, что я его в глаза не видела и не знала, что в нем написано. Дорогу мне, ясное дело, не оплатили. Да и чего оплачивать – билеты я бы все равно не смогла предъявить. Я законченная автостопщица. Вот только доспех приходится брать с собой облегченный – только пластинчатый нагрудник и наплечники из «двойки». Вес четыре килограмма. Нагрудник, благодаря гроверным соединениям, складывается в две узкие полоски: спина и грудь. А наплечники «раковая шейка» удобно трамбуются в боковые карманы. При таком весе и объеме приходится чем-то жертвовать. Я жертвую едой. Никаких консервов и всего остального поменьше. Это когда в горы идешь, надо брать с собой пищи побольше – там не у кого ее взять, а Дорога… в Дороге надо еще уметь остаться голодным. В крайнем случае, можно всегда заработать. Но я это делаю исключительно редко, когда уже совсем припечет, и совсем не тем способом, о котором могут подумать читатели мужской стати. Бывает, что иногда по два дня не жрамши… бывает. А кому легко? «Жрать и спать – свыняче дило» – любимая пословица моего капитана Ворона. По ней и живем.
   В этот раз тоже приехала – минимум еды, максимум хамства. Игровые деньги, как правило, покупают за наличные или зарабатывают. Я предпочитаю последнее. Наемники всем нужны. Правда, не все командиры видят в бабе наемника. Приходится браться за меч и в который раз доказывать, что меня надо уважать и вполне можно нанять. К этому пирогу идет приправою неприкрытая ненависть и зависть тех, кого я поваляла в травке, но это уже привычные специи – острота только добавляет пикантности.
   Мастера, увидев меня, скривились, как будто я каждому выдала по килограмму лимонов и заставила съесть. Но отправлять назад не решились. Чувствовали, что я только этого и жду, чтобы обвинить их в трусости. Боялись они. Их пятеро, да еще подмастерья в круг взяли. Я ухмыльнулась. Де-юре я должна принять их решение, каким бы оно ни было, а вот де-факто… могла и не согласиться. Или сделать свою игру. Что в прошлый раз и было выполнено с такими отточенными приколами, что весь полигон враз стал полем боя. Хотя изначально это была сугубо мирная Игрушка. Ну не стерва ли я?! Стерва! На том и стоим.
   – Хорошо, – наконец поняв, что выжить меня не получится, согласились они. – Но… первое – ты примешь ту роль, которую мы тебе дадим. Второе – ты отдашь нам свой меч!
   Вспылить сейчас – это доставить им удовольствие и дать повод для отказа. Не дождетесь!
   – Принято! Что еще?
   Опешили. Не ожидали такого быстрого согласия. Жалко меч отдавать, но они забыли сказать, чтобы я не брала также никакой другой. Юридическая лазейка. Вот ею мы и воспользуемся. Мечи – дело наживное, когда умеешь ими пользоваться. А не умеешь, так и самый лучший меч палкой станет.
   – Жди здесь! Мы выберем для тебя роль.
   Нагло сажусь по-турецки. Ждать, значит, ждать. В ногах правды нет. Вот и отдохнем заодно.
   Мастера, неодобрительно покосившись, скрылись в палатке. Подмастерья остались. Смотрят на меня, как на какую-то диковинку. У них, бедных, в головах не укладывается, что с Мастерами можно так разговаривать. У меня, кстати, тоже. Своих Мастеров, киевских, я уважаю. Может быть, потому, что у нас все, от новичка до капитана, знают непреклонный закон Полигона – «Мастер-козел! По определению!». И тот, кто примеряет на себя мастерскую мантию, должен сразу понять, как легко и быстро она становится козлиной шкурой, когда за спиной стоит очень недовольная мастерским решением команда. Здесь же Мастера чуть ли не Боги! Вот и опустим их немножко на землю, чтобы нас, грешных, заметили…
   Я уже подумывала, а не вытащить ли мне на свет божий вчерашний бублик, затерявшийся в одном из моих брючных карманов, как снова предстала пред светлы очи Мастерской команды.
   – Вот твоя вводная: ты лекарка, травница. Ты должна собирать травы и лечить всех, кто об этом попросит. Ты никому не должна отказывать и не можешь брать деньги за лечение. Вместо оплаты «больной» по излечении должен поставить на вот этом листе подпись. Когда соберется десять подписей, ты подходишь к одному из мастеров, и он тебе дает талон на питание.
   – То есть если меньше десяти подписей – я голодная?
   – Да. Ты должна ходить и предлагать свои услуги.
   Вот тут он меня подъел. Как говорится – респект и уважуха. Нашел чем прижучить. Я терпеть не могу лечить и лечиться. В медицине понимаю, как эльфийка в оружии – то есть зеленку от йода отличу, и на этом все. К тому же с моей репутацией у меня «лечение» примет или смертельно больной, или полный идиот. Боюсь, что и тех и других на Полигоне слишком маленький процент, чтобы я могла быть сытой. Да и аптечки у меня нет.
   – Лекарства ты будешь менять у Дока, – Мастер махнул рукой в сторону медпалатки. – Он тебе будет давать задание, какие травы ему собирать, и в обмен на это ты будешь получать нужный препарат…
   – …пурген, – не удержалась от колкости. Как же они все завернули и продумали! Теперь у меня на свою Игру не останется ни времени, ни возможности. Да и ходить по лагерям… как лох последний, выпрашивая их «полечиться» у меня. Ну, ничего, ребята, вы не представляете, как много лазеек вы мне оставили. Лекари, они ведь разные бывают, они ведь не только лечить способны… Да и одну миску из общего котла всегда раздобыть можно, а не в кабаке питаться. Так что ваши талоны… и ваши вводные… ну, и вы сами – туда же!
   Поднимаюсь, оставляя на траве свой клиночек. Жалко, да ничего не попишешь.
   – А меч?
   – Он ваш… пока.
   А ты что, хотел его из рук в руки? Трофеем победным? Ничего, сам поднимешь. Или кто-то из твоей своры в зубах принесет, хвостиком виляя.
   – А этот?
   – Какой? – делано удивляюсь.
   – Вот этот, на ноге!
   – А, этот? – Я достаю из набедренных ножен свой походный нож. Восемнадцать сантиметров лезвие с острием «щучкой», уменьшенная копия «полковника Боуи». Полуторная заточка. С обратной стороны рукояти еще одно складное лезвие – для разделки.
   – Так это же не игровой! – улыбаюсь я и, держа двумя пальцами, поворачиваю рукоять плоскостью к мастерам, чтобы они увидели выдавленную в пластике надпись. – Хозяйственный!

   День у меня выдался на редкость насыщенный. Если к этому прибавить еще пятеро суток трассы, то можно понять, что палатку я ставила на чистом автомате. Спать было еще рано, но организм, вымотанный подчистую бессонными ночами и минимумом питания, просто поставил меня перед фактом, что он из палатки не выползет. Отдых – это святое. Завтра будет новый день – начнется Игра, так что самое время почитать вводную. Я завалилась на спальник и вытащила выданные мастерами бумажки.
   Писалось явно не под меня, а под тихую, спокойную девочку практически без игрового опыта. Было много ссылок, которые меня раздражали, и указаний, как поступать в той или иной ситуации. А фразы «…с бургомистром надо разговаривать вежливо…» или «…все магические сущности на полигоне могут оказать вам помощь, если вы их попросите…» меня просто доконали. Не подумайте ничего плохого – я человек вежливый и спокойный, я даже улыбаюсь, когда со мной здороваются, и желаю «доброго дня». Но я не люблю, когда это делается в приказном порядке. Что такое «фактор магической проекции на любой указанный мастерами район игрового полигона», осталось для меня «по-за зоною» понимания. Кого это они «проецировать» хотят? Ладно, разберемся по ходу Игры. Почитав еще с полчасика и прикинув еще несколько лазеек для моей бурной нетрадиционной фантазии, я откинулась на сложенный под голову свитер и блаженно закрыла глаза. «Трудная дорога в дюны» подошла к концу.

   2

   Утро началось с того, что об мою палатку кто-то споткнулся. Не очень приятный способ просыпаться под дикие вопли и маты. Откинув полог, я ступила босиком на росу.
   – Чего ты ее сюда поставила? Пройти нельзя!
   – Так не ходи! Или глаза себе новые купи, если этими не видишь, куда прешь!
   – Пасть закрой!
   – А что, правда глаза колет?
   – Да ты мне, бл…, поболтай!
   – А ты мне повы…йся!
   Ну, знаю, знаю! Несдержанная я! Завожусь с четвертьоборота. Вот поэтому меня на Играх не очень-то и любят. Не знаю, как это у меня получается, но нарываюсь я постоянно. Мой друг Ано все ждет, когда я получу наконец в морду и успокоюсь. И каждый раз до мордобития не доходит. Как будто Боги хранят, мать их!
   Вот и в этот раз:
   – Олег, отстань от девушки! – Как-то я не заметила, что метрах в двадцати разбиты палатки какой-то команды.
   – Да это не девушка, а крыса какая-то!
   – Зубы показать или укусить, чтобы запомнил получше?!
   – Блин, да ты…
   – Олег!
   – Коза!
   – Птеродактиль!
   – Кто?
   – Оба-на! Да мы еще тупые и неначитанные ни в одном глазу! Сэ-ло и лю-ды!
   – Олег, иди сюда! Девушка, а вы бы и вправду палатку переставили!
   – Ага, тебе на голову!
   – Не хамите, пожалуйста, я же с вами нормально разговариваю!
   Умный, да? А попробовал бы сам адреналин погасить за пару вздохов. Я ведь уже на драку настроилась, а тут, как всегда, облом.
   – И куда я ее переставлю?
   – Хотя бы вон туда, – парень показал на маленькую полянку между осин.
   – Щщас! Под осины! С дуба упал?
   – А так вы стоите на тропинке к речке.
   – Тропа козлов на водопой, – съязвила я, уже понимая, что переставить палатку придется. – Ладно. Уговорили. Но пока я не найду нового места, она постоит здесь!
   Парень кивнул:
   – Хорошо. Ее никто не тронет.
   Команда за его спиной удивленно рассматривала меня. Но недовольных взглядов было на порядок больше. Не всем приятно просыпаться с утра пораньше под крики и ругань. У меня, правда, право первого места. Я, когда ставила палатку вчера, их не видела. Они пришли вечером. А я-то и не слышала! Видно, притомилась знатно, если организм выключил все функции, даже защитные. Не слышала, не видела, не чуяла. По логике, я могла бы потребовать, чтобы они переехали, но у них целый лагерь – шесть палаток, а у меня одна. Да еще у меня куполок, а не стандартные, как у них, на растяжках. Мне палатку снять дело двух секунд – легкая она и удобная. А вот им пару часов маяться. По логике – да, а по факту – переезжать все-таки мне. Вот так всегда – делай добро и бросай в воду. Ведь никто не поблагодарит за то, что я им предъяву не кинула и к Мастерам не побежала жаловаться, что меня с законного места сгоняют.
   Рюкзак на одно плечо, палатку на палке на второе – и легким шагом на новое место.

   – Тук-тук, – обозначила я свое пребывание у медпалатки, – можно?
   – Заходи! – донеслось изнутри, и я откинула полог армейской четырехместной палатки.
   Внутри оказался парень лет под тридцать, небольшого роста, но уже с серьезной проплешиной.
   – Я тут, – я замялась, – вот… травница я!
   Он удивленно провел глазами снизу от самых берц до моей макушки, поднимающейся над полом на метр семьдесят три. Я понимаю, что он представлял травницей какую-нибудь мелкую девчушку, а не нечто одетое в черное и с ножом в набедренных ножнах, хмуро смотрящее на него из-под длинной челки.
   – Интересная вы «травница».
   – Ну, – я ухмыльнулась, вспомнив Мастеров, – так получилось…
   – Я Андрей, доктор, можно Док, – протянул мне руку парень. – Извините, не думал, что мне пришлют ТАКУЮ травницу.
   – Да я… вообще-то наемница, – я смущенно опустила глаза.
   – Да вы что? Это же не женское дело?
   – Тоже мне проблема! – огрызаться не сильно хотелось, но смолчать уже не могла.
   – Ой, чаю хотите? – внезапно перебил Док. – Я только заварил.
   От этих слов у меня рот наполнился слюной. Вспомнить бы, когда я в последний раз чай пила… дней так пять назад. А с позавчерашнего дня кроме двух бубликов ничего во рту не было.
   – Хочу, – расплылась я в широкой улыбке. Друзья говорят, у меня обаятельная улыбка, только улыбаюсь я ею редко, скорее можно увидеть перекошенные, стянутые в нить губы, способные вызвать у недоброжелателей легкий ступор. Или ухмылку на одну сторону – привычка.
   – Садитесь, чай хороший. На травах. Сам завариваю. Вы такой пьете?
   – Только без мяты, пожалуйста!
   – Ой, а этот с мятой как раз! У вас проблемы на мяту?
   – Да… – мне было неловко отказывать, но мята для меня яд, – она вызывает у меня спазм горла.
   – Это серьезно. Я вам сейчас заварю другой. Надеюсь, зверобой вы переносите хорошо?
   – Да, спасибо. Со зверобоем все в порядке.
   – Вот и славно. А как вас зовут? Вы так и не сказали?
   – Леттлерг. Можно Летт. Это игровое имя. А так – Ника.
   – А вы случайно не та самая наемница из Киева?
   – Ну, не знаю, как насчет «той самой», но я из Киева.
   – Это ж как далеко? Как вы добирались?
   – Автостопом. Как всегда.
   – С кем-то?
   – Сама, – я пожала плечом. – В паре всегда дольше.
   – Вот и чаек! Может, вам печенья к чаю?
   – Ой, а можно? Спасибо огромное!
   – Может, вы останетесь покушать? – предложил Док, умильно глядя, как я пожираю печенюшки. – У меня каша варится, скоро будет готова.
   – Наши дорогие Мастера дали мне квест зарабатывать харчи в поте лица своего. Но я пока еще ничего не сделала, так что на завтрак претендовать не могу.
   А жрать хочется конкретно. Но не меньше этого хочется оставить Дока в стороне от выяснения отношений с Мастерами.
   – Ника, – из глаз Дока пропали веселые смешинки, и лицо стало серьезным, – ты думаешь, что я отпущу тебя в лес голодной? Ты когда в последний раз ела? У тебя мешки под глазами. И ты устала. Не каждый человек выдержит дорогу в четыре тысячи километров автостопом. Давай договоримся – ты меня не обманываешь, а я ничего не скажу мастерам. Договорились?
   – Так точно, господин начальник.
   – Прикалываешься?
   – Как умею… иногда получается.
   – Тогда хорошо. Милости прошу к нашему шалашу! Сейчас на стол соберем, и будет нам счастье!
   – Спасибо, – я еще раз улыбнулась. Этот человек мне явно нравился.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация