А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Княгиня Ольга. Обжигающая любовь" (страница 19)

   Глава 29

   На Днепре снова собирались ладьи, но это был не торговый караван, а боевой флот Руси. Сначала киевляне ворчали: давно ли князь едва ноги унес, оставив большую часть ладей сгоревшими в Русском море? Неужто греки разучились метать свой огонь? Или князь придумал, как сделать ладьи, чтоб не горели?
   Игорь не мог не слышать такие разговоры, но упорно молчал. Только самые доверенные знали, что пойдет не один, позовет многих и многих, послушав советы опытных воевод и собственной жены.
   В небе появилась первая вечерняя звезда, она то скрывалась за легким облачком, то снова подмигивала, как бы обещая не только тихую ночь, но и везение в жизни. Игорь почему-то вспомнил, что, когда уходил на Царьград в прошлый раз, небо почти все время было хмурым. Во дворе послышался конский топот, всадник явно торопился. Это могло означать что угодно. Князь ждал возвращения Любомира, который отправился к печенегам на переговоры. Игорь вскочил: он ли или кто с бедой?
   Перед крыльцом гриди уже приняли взмыленного коня Любомира, а он сам резво, несмотря на многочасовую скачку, взбегал по ступеням. Понимая, что князь ждет результата, кивнул, давая понять – все в порядке. Игорь облегченно вздохнул или показалось? Любомир чуть улыбнулся, конечно, вздохнул. Уговор с печенегами перед самым походом на Царьград для него важен, ох как важен! Иметь позади степняков, вполне способных ударить в спину, очень опасно. Но одно дело – обещать не мешать, совсем другое – пойти вместе. Потому Любомир начал рассказ именно с этого:
   – Пойдут с нами.
   Игорь на мгновение закусил губу, уж очень хорошо получалось.
   – Не обманут?
   Любомир чуть усмехнулся:
   – Ромеи им, видно, не платят, потому печенеги готовы и сами напомнить о себе.
   Князь вспомнил, что Любомир устал, потому вдруг велел:
   – Иди помойся, отдохни, потом расскажешь подробно.
   Тот кивнул, но не удержался, добавил:
   – Только идти надо быстрее, чтоб не передумали или цареградцы не перекупили. Те могут…
   Это Игорь хорошо понимал и сам, он готов был большую часть будущей добычи пообещать своим союзникам, только чтоб помогли одержать верх над заносчивой Византией.

   Глава 30

   Долгих два года князь Игорь собирал новую скуфь, договаривался с варяжской дружиной, с печенегами, с хазарами, со своими давними друзьями уграми. И наступило время, когда киевский князь двинул в сторону своих противников новую рать, теперь это были не только дружины князя, но и новгородские словене, тиверцы, кривичи, варяги, берегом шла нанятая печенежская конница. Верные договору угры не так давно ходили на Царьград и основательно потрепали греков, тем с трудом удалось замирить противника большими дарами. Князь Игорь хорошо знал, что в случае необходимости угры снова нападут на окраины Византии.
   Вновь, как в 941 году, Византия была предупреждена своими форпостами о подходе русских, но теперь это звучало гораздо более грозно: мол, русские идут без числа, их корабли покрыли все море, а берегом движется нанятая конница печенегов. Четко определился расклад сил на международной арене вокруг Руси. Когда князь Олег ходил на Царьград, за ним стояли только силы собственно Руси, и решающим фактором была именно неожиданность появления под стенами города невесть откуда взявшейся огромной военной силы, о существовании которой никто не подозревал. Совсем другое дело во времена князя Игоря, силу Руси уже не раз испытали на себе многие ее противники, и неожиданностью подход русского войска быть никак не мог. Этого не учел в 941 году князь Игорь, понадеявшись только на свое войско. К 944 году он стал значительно умнее, запомнил печальный опыт предыдущей военной кампании и создал против Византии мощную коалицию. Византия могла опираться только на Болгарию, значительно потерявшую к тому времени свою мощь с помощью самой же Византии. С Хазарией у Константинополя благодаря непримиримости Романа Лакапина к иудеям отношения испортились, и хазары по просьбе Руси достаточно легко согласились держать в новом противостоянии нейтралитет. Венгры вполне успешно воевали с Константинополем. Даже степняков-печенегов князь Игорь смог привлечь на свою сторону. Можно только догадываться, каких усилий и, главное, средств ему такой союз стоил, но он давал возможность не просто использовать быструю конницу печенегов, но и не иметь врагов в своем тылу, которых Византия могла бы натравить на русов. Константинополь сделает это, но значительно позже, уже воюя с сыном князя Игоря Святославом.
   То ли собранная рать была впечатляющей, то ли сама Византия не имела достаточно сил для разгрома русских, а скорее всего, и то, и другое, но греки быстро запросили мира. Войско князя Игоря остановилось, не дойдя до границ Византии. Его уже на Дунае встретили послы императора Романа Лакапина. Одновременно такие послы появились и в стане печенегов. Русскому золоту, уплаченному за наем печенежской конницы, греки противопоставили свое золото. Началась борьба за печенегов. Но главным для Византии было замирение русов, практичные греки решили, что лучше заплатить дань, чем подвергать страну новому разорению.
   Князь Игорь, по обычаю, собрал совет дружины, перед русскими встал вопрос, что делать дальше – продолжать ли поход или принять предложение греков. В принятии решения сыграли роль воспоминания о провале предыдущего похода и понимание, что идти придется по территории недружественной Болгарии, что печенеги хотя и идут вместе, но могут в любой момент повернуть свои мечи против русских. Вопрос был решен философски: зачем рисковать жизнями за золото, которое можно получить сразу, тем более никто не знает, что там у греков за пазухой, кроме греческого огня.
   Оставались печенеги. Князь Игорь не забыл своих союзников, здраво рассудив, что негоже терять печенегов, он провел с их вождями новые переговоры и перенаправил их удар на земли дружественной Византии Болгарии. Видимо, возможность пограбить Болгарию оказалась для печенегов более заманчивой, чем предложенное Константинополем золото. И здесь снова показала свою суть Византия, греки не стали перекупать печенегов у русов ради безопасности своих союзников.
   Но Константинополь все же кое-чего добился, с венграми был заключен мир на целых пять лет, который, кстати, соблюдался, печенеги оказались поколеблены, Болгария осталась союзницей, а антивизантийская коалиция так и не сложилась.

   Глава 31

   Но для князя Игоря тогда было главным заключение мирного договора на его условиях. Князь вернулся в Киев с богатыми дарами от Византии, взятыми на всех воев, обещанием Царьграда платить дань по старинке ежегодно и прислать в Киев послов для заключения мирного договора.
   Ольга не могла понять, почему же хмур муж, ведь все его условия греки выполнили. А князь просто не чувствовал удовлетворения, в прошлый поход его рать была разбита, теперь он жаждал отмщения, но ничего не получилось. Даже большая дань и заверения в глубоком мире с готовностью прислать послов в Киев не могли заменить ему одной большой сечи. Умом Игорь понимал, что добился многого, не пролив и капли русской крови, за что ему благодарны многие матери на Руси, а сердце жаждало крови греков, пожаров в их домах и на их кораблях.
   Греки прислали послов для заключения договора в Киев, это совсем не то, что при князе Олеге, когда русские посланники были вынуждены без конца ездить в Царьград и выслушивать длинные речи византийцев. Князь Игорь добился того, чего так желал его наставник Олег: Византия признала Русь равной по силе. И хотя рать так и не состоялась, греки были поставлены на колени.
   На княжьем дворе готовились к приему цареградских послов. Когда в комнату близ большого зала вошла княгиня Ольга, Игорь невольно залюбовался женой. Княгиня уже немолода, время и невзгоды оставили на ее лице след, но глаза Ольги все такие же яркие и синие, как тогда, когда она протянула ему на руках первого сына: «Смотри, князь, на наследника!» Тот мальчик не стал наследником, князь так и не узнал, кто сгубил ребенка. Но есть еще два, Святослав станет отличным воином, уже стал, а младший, Улеб, мудрый и спокойный в названую мать. Тут князь подумал, что еще неизвестно, кто добился бы больших успехов, он своими ратными подвигами или Ольга своей хитростью. У княгини цепкий неженский ум и женская хитрость, она властна и спокойна, недаром когда-то Роман Лакапин восхитился ее разумностью и даже звал стать императрицей.
   При воспоминании о византийском императоре у князя Игоря сами собой сжались кулаки, он так и не смог разгромить Царьград, не смог поставить перед собой на колени проклятого грека, как это сделал когда-то князь Олег. У Игоря к Роману был личный счет, тот посмел посягнуть на его жену! Только сам князь знал, как мечтал унизить императора. Игорь вдруг понял, что встреться они лично, и князь не удержался бы от упоминания о его предложении княгине Ольге. Но Роман наверняка давным-давно забыл об этом, сам князь вспоминал только вот в такие минуты. Было бы смешно. Игорь едва не затряс головой, вот уж поистине хорошо, что не встретились…
   Ольга заметила раздумья мужа, подойдя ближе, тихонько спросила, о чем это он. По странному взгляду, какой князь бросил на нее, поняла, что сама причиной этих мыслей. Позже в ложнице Игорь со смехом пересказал мысль о том, что выговорил бы императору про давешнее сватовство, встреться они лично. Ольга посмотрела долгим взглядом в лицо князя и вдруг прижалась к нему всем телом:
   – Как я могла променять тебя на него…
   Это было столь необычно для всегда сдержанной Ольги, что Игорь не нашел что ответить.
   А тогда перед послами и своими лучшими боярами он был искренне горд за красавицу и умницу жену. Женщин у князя, как и у других, немало, но ни одна из них не сравнится с Ольгой. Тоненькая девочка с горделивой осанкой и властным взглядом превратилась в красивую сильную женщину, взгляд остался таким же, и спина пока не согнулась.
   И князь в договоре с Византией вопреки всем правилам Руси поставил вслед за собой и наследником Святославом не второго сына Улеба, а княгиню. Такого русичи еще не знали – женщина упоминалась наравне с мужчинами. Но никто не был против, это их Ольга, их княгиня, разумности которой подивился давным-давно византийский император! Русь еще не ведала, что эта женщина станет править ею до самой своей смерти, завершит дело, начатое вместе с мужем, будет помогать сыну Святославу так же, как помогает и князю Игорю. Она хозяйка огромной семьи под названием Русь и управляется с этой семьей с женской рачительностью и мужской хваткой.
   После возвращения из похода князь не единожды общался с сыновьями. Маленький Улеб вряд ли хорошо понимал, что говорил отец, а вот Святослав впитывал каждое его слово. Ольга видела, что Игорь настраивает сыновей против Византии, и не могла понять зачем. Ведь рать окончилась успехом, это хорошо, что не полегли русичи в греческой земле, Царьград выплатил большую дань, подписал договор, что еще нужно князю? Сейчас время думать о своей земле, казна пуста, торговля последние годы шла плохо, пора заниматься делами на Руси. Наступало мирное время, соседи не беспокоили, с греками мир, со степняками тоже, но Игоря словно что изнутри точит.
   Мудрая Ольга надеялась, что заботы отвлекут князя от мыслей о том, что не смог отомстить за гибель русичей в предыдущем походе, поэтому была рада, когда он объявил, что пойдет в полюдье сам. В последние годы, пока Игорь воевал с греками или готовился к рати, за него часто ходил Свенельд. Это никогда не нравилось Ольге, она своим хозяйским глазом видела, что воевода не отдает положенной части дани киевскому князю, слишком много забирает себе, князю не до того, а княгиня заметила. Варяжская дружина слишком сильна, как бы не пришлось потом Игорю воевать с ними на своей земле. Княгиня решила поговорить об этом с мужем.
   К ее удивлению, князь не отмахнулся, как делал обычно, когда она заводила разговор о Свенельде и его воях, наоборот, почти вздохнул:
   – Сам вижу… Свенельд много взял власти, но без него пока не могу. Время придет, и возьму под себя! – кулак князя сжался, показывая, что будет с воеводой.
   Ольга беспокойно покосилась на княжью сомкнутую длань: ой ли. А про себя решила, что сама примет меры, дабы ослабить зарвавшегося варяга. На всякую силу есть хитрость.
   Если бы знала тогда княгиня, что ей придется самой прибегать к помощи Свенельда! Но она сумеет удержать его от захвата власти, оставив на положении пусть и сильного, но только воеводы. И лишь тесный контакт хитрого варяга с ее сыном Святославом снова даст Свенельду силы, поставит наравне с князем во главе дружины. Свенельд предаст своего князя, бросив у днепровских порогов, но сумеет удержаться у власти при его сыне Ярополке и сыграет свою черную роль в кровной войне братьев – сыновей князя Святослава – в борьбе за власть. Только смерть старого варяга уберет его наконец с поля деятельности русских князей. Но все это будет уже после смерти княгини Ольги, она, к счастью, не узнает о гибели обоих сыновей, младшего по воле старшего, а старшего от рук печенежского князя Кури.
   А тогда Киев праздновал победу над Царьградом и жил мирной жизнью. Князь собирался в очередное полюдье. Ничто не предвещало страшных событий, разразившихся зимой 944/945 года.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация