А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Княгиня Ольга. Обжигающая любовь" (страница 13)

   Глава 19

   Ольга по-прежнему жила в Вышгороде, она уже даже свыклась с мыслью, что это ее вотчина и большего не видать. Князь сам по себе, после пересказа о выполненном поручении снова забыл о ней, для Игоря Ольга умница, и только. И ничего с этим не поделаешь, насильно мил не будешь. Какой уж тут сын, вряд ли и Заступница поможет, если князь в Вышгород ни ногой.
   Поэтому, когда во дворе вдруг застучали копыта коней, а в ложницу метнулась Злата: «Князь!», у Ольги похолодело в груди. Срочный приезд мужа мог означать только беду, он не бывал в ее тереме просто так. Но княгиня постаралась взять себя в руки, и, войдя в ложницу, Игорь увидел спокойную, как всегда, красивую женщину. Она, не опуская глаз, выдержала его бешеный взгляд, мысленно гадая, чем тот вызван. Почему недоволен князь? Ольга перебирала в памяти события последних дней, нет, ничего такого… О том, что княгиня крещена, муж узнал сразу, посоветовал молчать и не выставлять свою веру перед всеми. Ольга, понимая, что это действительно ни к чему, молилась тайно, грекам наказала в глаза никому не лезть. Оба грека при ней, ведут себя тихо, никому не мешают. Что же случилось?
   А князь нервно прошелся по ложнице, остановился перед иконой, висящей в углу, насмешливо фыркнул и вдруг резко повернулся к жене:
   – Византиец к тебе приставал?
   – Что? – даже не сразу сообразила, о чем это он, Ольга.
   – Император тебя замуж звал?!
   Тут княгиня поняла, что мужу рассказали-таки о домогательствах Романа Лакапина. Он ревнует? Неужели ревнует? Стараясь не выдать радости, Ольга спокойно ответила:
   – Император был приветлив со мной…
   Игорь схватил жену за плечо, грубо и почти зло, повторил вопрос:
   – Он тебя замуж звал?!
   Ольге было очень больно, она с трудом сдержала слезы, но высоко вскинула голову:
   – Звал, да только я не пошла!
   Князь выпустил наконец ее плечо и заскрипел зубами:
   – Я его Царьград с землей сровняю!
   А княгиня вдруг успокоилась, поглядела на икону и возразила:
   – За что? Что мою красоту заметил?
   Скажи Игорю такие слова кто другой, отправился бы в поруб вместе с рабами, но синие глаза Ольги смотрели на мужа вызывающе, все же она не теремная сиделица, муж должен это понимать! И князь отвел взгляд, хмыкнул, почему-то упоминание о красоте жены, не доставшейся византийскому императору, ему понравилось. Игорь уже мягче поинтересовался:
   – У них же нельзя две жены иметь?
   – Я про то не спрашивала…
   – А почему не пошла? – теперь глаза князя смотрели насмешливо.
   Ольга разозлилась, но вида не подала.
   – Зачем?
   – Была бы в Царьграде императрицей.
   И снова подбородок княгини вздернулся:
   – У меня есть Вышгород!
   Игорь, не зная, что ответить, примиряюще хмыкнул:
   – Велики владения!
   Княгине очень хотелось ответить, что да, большие, но она лишь пробормотала:
   – Зато порядок…
   У князя Игоря был хороший слух, он с интересом посмотрел на жену, а ведь права, такой, как у нее, порядок не у всякого князя найдешь.
   Сел уже спокойно, выпрямил уставшие за день ноги, чуть откинул голову:
   – У себя сделаешь, как у греков?
   Разговор снова шел только о деле, для мужа Ольга хорошая хозяйка, и не более. Но еще хуже, что князь говорит о ней отдельно от себя. Стараясь не подать вида, как ей тошно, княгиня отрицательно помотала головой:
   – Не все нам хорошо, но что и перейму.
   Игорь вздохнул, ярость прошла, почему-то больше не хотелось кричать и уничтожать далекого Романа Лакапина, позволившего себе позариться на его жену. Стал спрашивать о Византии, о том, удержится ли Роман у власти и сможет ли Константин скинуть тестя? Ольга возражала:
   – Константин молод, куда ему с Романом тягаться!
   И все-таки Ольга видела, что недоговаривает князь, что-то его еще интересует, а спросить не могла.
   В ложницу заглянула Стеша с вопросом, будут ли ужинать. Князь вскинул голову:
   – Да, голоден сильно!
   За ужином Игорь вдруг сообщил:
   – Симеон снова на Романа войной пошел. Сейчас можно с греками хорошо поторговаться. Как думаешь, боится его византиец?
   Это было неслыханно, князь советовался с княгиней не по вопросам хозяйства, как раньше, а о возможности похода на Византию! Но Ольга не выдала своих чувств, только чуть дрогнули опущенные ресницы, подняла спокойные синие глаза и улыбнулась:
   – Симеон Роману что кость в горле. Сами же научили, знает, чем взять. Если захочет, может и Царьград повоевать. – И чуть тише добавила: – И нам надо воспользоваться.
   Сейчас ее занимал даже не столько далекий Роман Лакапин, сколько то, что на дворе почти ночь, а князь не спешит на коня, даже и не вспоминает, что ехать пора. Останется в Вышгороде? Такого давно не бывало…
   Остался и после того приезжал очень часто, точно нелепое сватовство Романа Лакапина снова открыло киевскому князю глаза на красоту своей жены. Дивились все, а Ольга ежедневно мысленно произносила слова благодарности лику женщины с младенцем на руках, висящему в углу ее ложницы. Тем более когда поняла, что снова носит под сердцем ребенка.
   Прекраса с грустью глядела в зеркало, расчесывая длинные, но уже заметно поредевшие волосы. Она с молодости не любила, чтоб другие чесали, почему-то казалось, от этого волосы редеть начнут. Никто не касался гребнем кос княгини, но поредели они все равно. Волосы светлые, потому седины не видно, как у болгарки, но она есть, сама княгиня про то знает. Жизнь прошла, дочки уже в других семьях, живут счастливо, и то радость. А Прекраса одна, если раньше князь хоть к дочерям заходил, то теперь совсем не появляется. У него варяжская разумница есть, с ней по всем вопросам совет держит, она главная. И к Яне не ходит, все только у Ольги или вдали где.
   Прекраса вспомнила, как однажды с горечью спросила воеводу Асмуда, что князь находит в этой гордячке?! Тот покачал головой:
   – Разумна…
   – Да разве за то жен любят?! – невольно вырвалось у княгини.
   Воевода смутился откровенности хозяйки, но ответил:
   – Сначала за это, потом заметил и красоту, и ласку…
   Прекрасе хотелось швырнуть в Асмуда чем-нибудь, но сдержала себя, только глазами зло сверкнула. Тот все понял и быстро ушел, а зло княгиня сорвала на ближней девке, оттаскав бедолагу за волосы. И девка была не виновата, но у нее косы оказались ровно такого цвета, какие были у самой княгини в молодости, а теперь уж нет, вот и досталось несчастной. С Яной Прекраса давно уже не встречалась и о княжиче больше никогда не заговаривала. Вообще, болгарка напоминала ей о нехорошем, а потому видеть вторую жену первой не хотелось. Да та и сама больше не рвалась в киевский терем, видно, смирилась с судьбой.
   Смирилась… А сама Прекраса смирилась? Княгиня вздохнула: да куда ж денешься? Мысли снова вернулись к проклятой сопернице. Как сумела та заполучить себе князя? Не иначе как колдовством.
   Неужто?! Но на всякое колдовство есть и другое, посильнее. Прекраса почему-то никогда не задумывалась, кто все же пытался извести князя и погубил княжича. Мало ли недовольных? И старого князя Олега вон тоже отравили. Всех можно, всех. А варяжку тоже? От этой мысли стало страшно, Прекраса попыталась прогнать ее, уже хорошо понимая, что не сможет, что теперь будет так думать, пока не случится что-то либо с варяжкой, либо с князем, либо с ней самой. Такие страшные мысли, возникнув однажды, человека не покидают.
   Прошло немало времени, но отделаться от недобрых чувств Прекраса так и не смогла. И однажды кликнула девку, отправила к ворожее, что славилась на весь Киев, велела позвать к себе.
   – Чего ты хочешь, княгиня? – глаза старухи смотрели неожиданно молодо из-под седых бровей, а голос был надтреснутый, скрипучий, точно ей не одна сотня лет.
   – Извести соперницу, – Прекраса почему-то вызывающе вскинула голову.
   Старуха усмехнулась:
   – Извести-и… Которую? У тебя их две.
   – Да какая болгарка соперница? – фыркнула княгиня.
   – А вторую никак нельзя, – глаза колдуньи смотрели жестко.
   – Не можешь?
   – Не могу, – покачала головой та. – Не в моей власти, если бы и хотела. За ней сила, ей Русью править.
   Прекраса не обратила внимания на это «если бы и хотела», заметила только последнюю часть.
   – Но у нее и детей нет!
   – Будут, – скрипучим голосом поведала колдунья.
   – Снова сын? Он станет править?
   – И он. И она. Больше она.
   – Врешь! Пошла вон! – не выдержала княгиня.
   Но колдунья вдруг сокрушенно покачала косматой головой:
   – А тебе, княгиня, недолго осталось…
   Она молча склонила голову и исчезла за дверью неслышным шагом. Откуда было Прекрасе знать, что когда-то именно эта колдунья помогла заполучить Ольге мужа в свою ложницу. Но уже тогда старуха ведала большое будущее молоденькой княгини, потому и помогла.
   Прекраса вдруг решила, что сделает все, чтобы такого не случилось, нет, не будет варяжка править Русью! Прекраса такого не допустит!
   Ольгу спасло только то, что сама княгиня через несколько дней слегла, простыв на холодном ветру, в бреду она кляла соперницу и всех, кто мешал им с князем быть вместе, вспоминала молодые годы, звала мужа… Тот пришел, поглядел на мечущуюся в беспамятстве жену, сокрушенно покачал головой, но сидеть у ее ложа долго не стал, прошли времена Прекрасы. Померла княгиня через неделю, и так долго боролась со смертью. Она не пришла в себя, но успела много сказать и про первенца князя, и про Яну, и про воеводу Свенельда… Только слышали это лишь ближние холопы, а те лишнего никогда не болтали, понимая, что длинный язык укорачивает шею. Князь никогда не узнал то, что хранила в секрете княгиня.

   Глава 20

   За окном уже светало, князь привык просыпаться с первыми петухами и лежал, глядя на неясные тени на стене. Он недавно вернулся с полюдья, дани собрано много, ладьи у стен Киева стоят, готовые по первому слову князя двинуться в сторону Царьграда. Ладьи не только купеческие, даже больше дружинные.
   Вздохнул Игорь. Еще осенью, когда узнали про то, что Симеон снова против Царьграда пошел, они с Ольгой решили пригрозить Византии, пусть думают, что и они хотят воевать. Только поверят ли греки, не зря ли столько ладей собрали?
   Княгиня давно не спала тоже, она слышала вздох мужа и поняла его заботу. В тишине раздался ее голос:
   – К Григорию человек из Царьграда прибыл…
   Игорь повернул к жене голову, не ожидал, что не спит. Она уже тяжелая, уверена, что под сердцем сына носит. У других только дочери…
   А Ольга продолжила, чуть вздохнув:
   – Я ему еще с осени сказала, что ты страшно гневался на Романа и грозил пойти против него по весне, потому и ладьи строишь. Гневался за его сватовство ко мне…
   Игорь изумленно замер, такое могла придумать только женщина, сообщить императору, что муж может пойти на него войной из-за приставаний к жене! С трудом выдавил из себя:
   – Поверит ли?
   – Поверил, – кивнула Ольга.
   – Откуда ты знаешь?
   – Патриарх просил Григория разузнать, когда ты выступать собираешься и много ли сил.
   – Это священник тебе сказал?
   Княгиня усмехнулась:
   – Нет, я к священнику за стену поселила Дуняшу, стена тонкая, ей все слышно.
   – Почему девку, а не гридя? – Похоже, князь просто не знал, что спросить, но Ольга объяснила:
   – Мужчина может храпеть, а Дуняша спит тихо и ходит тоже.
   Не в силах сдержать изумление, Игорь даже сел на ложе. Ну и женщина! Эта перехитрит кого угодно!
   – Что Григорий ответит, как думаешь?
   – Я сказала, что выступим по первой воде, а с Симеоном договорились, он поддержит. И печенеги тоже. – Чувствуя, что уж совсем взяла все в свои руки, Ольга скромно добавила: – Я верно сделала, князь? Ты далече был, а спросить не у кого.
   Игорь только и смог ответить:
   – Умница!
   Были минуты, когда он просто не понимал, кто из них при ком. Ольга перед всеми старается делать вид, что все по воле князя, она, мол, только выполняет его поручения, но не устает поражать своей сообразительностью. Игорь задумчиво смотрел на уже сильно располневшую станом жену. Ему доля послала необычную женщину, совсем девочкой Ольга пришла в вышгородский княжий терем, никто и не думал, что младшая жена князя станет самой толковой и незаменимой. С этой княгиней не сравнится никто другой, Ольга способна править и сама, уже не раз это доказывала. Немного найдется женщин с таким ясным умом и жесткой хваткой. Но притом княгиня и красива, прав был Роман, когда восхищался ею!
   Для себя князь Игорь решил, что больше Ольга никуда без него не поедет, мало ли что…
   Царьград поверил в возможность похода, пришлось, правда, даже выступить из Киева, но тотчас прибыли послы от Романа с предложением большого откупа и подтверждением прежних договоров. Поход не понадобился. Мало кто понял, что произошло, почему князь Игорь, собираясь на греков, вдруг остался дома, почему греки выплатили откупной. Только двое знали причину, но князь Игорь молчал, молчала и его жена княгиня Ольга, только блеск в опущенных глазах говорил о том, что она очень довольна.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация