А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спасти Батыя!" (страница 12)

   Каракорум

   Все услышанное от шамана Огуль-Гаймиш было знакомо. Однажды приехал странный гонец от Бату-хана. Хатун даже не сразу поверила, с чего бы Бату посылать к ней гонцов, тем более тайных? Но тайна в его сообщении касалась только шаманов. Хан тоже сообщал, что приедет странная женщина и просил именно шаманов посмотреть, что она такое. Кто это и зачем едет, не сообщил.
   О такой просьбе Бату-хана говорить мужу Великая хатун не стала, тем более того привычно не было в Каракоруме.
   И вот теперь гадание говорило о том же. Необычная женщина, цель приезда которой неизвестна… Что ж, в Каракорум ежедневно приезжают тысячи людей и тысячи же уезжают, но необычных женщин среди них не так уж много…
   Несколько слов – и нужные люди точно знали, о ком должны предупредить Великую хатун.

   Меня ждали в Каракоруме, только совсем не так, как я предполагала.
   Что скоро Каракорум, мы поняли, еще не увидев ни одного строения, – по увеличившемуся числу повозок и всадников на дороге. Можно было не спрашивать, куда ехать, если тебе после совершенно пустынной местности вдруг начинают попадаться люди, да еще и во все возрастающем количестве, поневоле поймешь, что впереди большой город.
   В Каракорум везли и везли провизию, тяжело ступая, видно, после долгого пути, вышагивали верблюды, ослы, лошади и даже яки тащили доверху груженные повозки, гнали стада, все это мычало, блеяло, ржало, орало, скрипело…
   У города уже привычно нам не было стен, просто вдруг начинались ряды юрт, сначала победнее, поставленных на землю, потом пошли получше уже на большущих повозках… А ворота все же нашлись и даже не одни, нас направили в те, в которые входили караваны.
   Я отчаянно крутила головой, пытаясь понять, куда деваться и почему нас не встречают, хотя какая тут встреча в таком бедламе? Удивительно, но бедлам как-то легко распределялся по воротам, улицам, на которых уже стояли здания, расползался по караван-сараям, нырял в ворота больших дворцов и напрочь терялся в переулках… И это безо всяких правил дорожного движения, светофоров, лежачих и стоящих полицейских. Ругань, конечно, слышна, но не в таких количествах, как у нас на перекрестке со сломанным светофором.
   Вот бы нашим поучиться у этого Вавилона!
   То, что я в Вавилоне, то есть если бедламе, то вселенском, поняла быстро. Мы только успели добраться до определенного нам караван-сарая (оказалось, что для караванов из разных мест разные караван-сараи, так проще и общаться, и учитывать прибывших), как уже увидела пару куполов явно мечетей и христианский храм. Толпа вокруг галдела на всевозможных языках.
   Во дают монголы! К ним действительно «все флаги в гости», хотя подозреваю, что не совсем по доброй воле. Но и купцов тоже было много.
   Моя пайцза произвела на местных впечатление, но не обморочное, приняли спокойно, то ли здесь таких много, то ли им Батый не указ. Боюсь, что второе, да и в столице с пайцзой все равно что в Москве с мигалкой или правительственными номерами, кто купил, тот и правительство, а уж изготовить эту пластину легче, чем стодолларовую банкноту, разве что дороже, золотишка много уходит.
   Но благодаря пайцзе нас разместили с максимальными, как я поняла, удобствами. Мы народ не избалованный (уже), потому придираться по поводу отсутствия душевых кабин в номерах и выделенного Интернета не стали. Хотя по поводу Интернета я не удержалась и съерничала, поинтересовавшись его наличием. Серьезный монгол внимательно посмотрел на меня и покачал головой:
   – Нет, хатун, такого нет. Не приезжал. А может, не в нашем караван-сарае остановился?
   – Наверное, не в вашем.
   Даже смеяться неинтересно, они просто не понимали, о чем я.
   И все же я в первый день отыгралась за все месяцы вынужденного почти приличного поведения. Разве можно было не использовать такой шанс?
   Сказать, что на меня глазел весь Каракорум, значит просто смолчать. Это был бенефис!.. По-моему, сбежался весь город, таких чудес здесь явно не видали. Мелькнула шальная мысль показать им несколько приемчиков карате, но потом подумала, что они в ответ могут показать такое, к чему я сама могу оказаться не готова, все же Китай-то рядом. А вот монолог Гамлета, причем на языке оригинала, вполне подошел.
   Правда, после риторического «Быть иль не быть? Вот в чем вопрос!» выяснилось, что дальше с текстом у меня плоховастенько. Вот он, недостаток нормального образования, поверхностно все, миледи, поверхностно, не углубились ни в Шекспира, ни в теорию относительности, ни в особенности построения музыкальных фраз у Глюка, например (интересно, а они есть, эти особенности? Неважно)… Ладно, с цитированием Уильяма нашего Шекспира у местного населения, думаю, еще хуже, чем у меня, потому сойдет и так.
   Сошло, народ рты распахнул шире некуда, одному особо увлеченному даже пришлось захлопнуть изящным движением:
   – Не надо рот открывать, не у стоматолога…
   Последовало еще более идиотское: «А?» Ясно, интеллектом данный представитель аборигенов не изуродован. И много тут таких? Чуть поразмыслив, я поняла, что лучше, если много, пусть рты распахивают, вид их кривых желтых зубов я как-нибудь стерплю, научилась уже это переносить без тошниловки. Хуже будет, если станут задумываться над моими репликами и сентенциями. Выход нашелся быстро: если тут еще могли найтись умельцы уловить смысл произнесенного по-русски, то по-английски совсем уж вряд ли. Что ж, будем хохмить на родном диалекте бессмертного Уильяма…
   Карим попросту потянул меня за руку в сторону:
   – Настя, что ты говоришь? Это опасно.
   – Что опасно, Карим? Может, я восхваляю их хана?
   – Восхваляй по-монгольски, а то можно и головы зря лишиться.
   – А как же презумпция невиновности?
   – Это опять по-английски?
   Ишь ты, выучил название языка!
   – Это по-международному, Карим. Прежде чем карать, мою виновность надо доказать.
   – Ты не в своей Англии, здесь никто ничего доказывать не станет, голову долой, и все.
   – Ну и глупо, а вдруг я не виновата?
   По взгляду, который бросил на меня Карим, я поняла, что в слове «зря» он уверен не до конца, ему явно надоела придурошная жена Вятича. Ну и пусть, обойдусь, монголов я уже понимала, сама худо-бедно говорила, приспичит, так и вообще соловьем зальюсь…

   Соловьем заливаться пришлось довольно скоро. То ли от скуки, то ли из простого бабьего любопытства, но хатун пожелали видеть меня довольно скоро.
   А вот тут встал вопрос, к кому первой идти. Теоретически я прибыла к вдове Толуя Сорхахтани-беги, той, что правила после мужа улусом, на территории которого стоял сам Каракорум. Но главной женщиной во всей Монголии была жена Великого хана Гуюка Огуль-Гаймиш. Если верить отзывам, то первая умница-разумница, вторая – дурочка да еще и шаманистка. Сам хан привычно где-то мотался, а когда мужа нет дома, правит жена. Дурочка у власти опасна, надо бы сначала повидаться с этой «беги», может, что путное скажет.
   Но как бы я ни прикидывала, кто позовет, к тому и пойду, потому как это вам не Рио-де-Жанейро и не набережная Круазет в разгар сезона…
   Первой позвала Сорхахтани-беги. Мысленно перекрестившись, я отправилась к той, к которой, собственно, и ехала. Раз Гуюка нет в Каракоруме, она должна подсказать, как и где его найти и как втереться в доверие. То, что Сорхахтани так быстро позвала меня, убеждало, что хатун прониклась наставлениями Батыя и готова помогать. Это мне уже нравилось, потому что торчать здесь невесть сколько тоже не хотелось.

   Вдова хана Толуя Сорхахтани-беги считалась (да и была) умнейшей женщиной Великой Монголии еще во времена Потрясателя Вселенной. Думал ли Чингисхан, когда дал в жены своему сыну Толую племянницу кереитского Ван-хана, что эта женщина станет значить для империи? Она на много даже не лет, а десятилетий оказалась скрепляющим, цементирующим составом семьи чингисидов. Ее сестра Биктутмиш-фуджин стала женой старшего сына Чингиса, Джучи, а мирно жить Сорхахтани умела не только со своей сестрой, она умудрялась мирить всех и везде.
   С моей точки зрения, это не хатун, а клад. Тетка предпенсионного возраста, у нее сын – ровесник Батыю. Она тетя и Гуюку, и Батыю, но и свои сыночки тоже есть, а потому поддерживать ни одного, ни второго не станет. К тому же тетка христианка, пусть несторианского толка, я в этом не разбираюсь, постараюсь в религиозные дискуссии не ввязываться. По крайней мере, кровавых жертвоприношений не предвидится, и то хорошо. Из всяческих проверок Гуюка, подозревавшего ее в связи с Батыем, вышла с незапятнанной репутацией, умудрилась выдержать нейтралитет. Конечно, ей-то что, пусть бодаются между собой до посинения, вернее, до обоюдного кирдыка. А когда перегрызут глотки друг дружке, тут Сорхахтани свою мудрость и покажет, если Гуюк верх возьмет, то она снова ни при чем, если Батый, то он же дружок с ее сыном Мунке, хуже не будет.
   Мне на моральность или аморальность такого поведения просто наплевать, тетка при любом раскладе в выигрыше остается, а мне она также при любом раскладе полезна. Мне, как и ей, ни Гуюк, ни Батый не нужны. Только вот как я ей это объясню?
   Но я с юности не привыкла задумываться раньше необходимого, как говорится, будем решать проблемы по мере их поступления.

   Однако все оказалось не так просто. Я откровенно недоумевала: ну кто так встречает тайных агентов? В моем представлении, меня должны были озадачить вопросом, не продаю ли я славянский шкаф, еще на подходе к Каракоруму. Или там «Висла – Одер», «Балхаш – Титикака» в качестве пароля и отзыва назвать. Конечно, пароль-отзыв мы с Батыем не обговорили, но чтоб до такой вот степени… Не догадаться даже конспиративную квартирку не такую заметную подобрать, а то ведь почти Джеймса Бонда с Анной Чапман в придачу (а что, Сильвия даже куда фигуристей!) поселили на самом видном месте в Каракоруме. Что это, простой ляп или уж очень изощренная конспирация? Если недоработка, пожалуюсь Батыю, впрочем, если конспирация, тоже пожалуюсь, нечего мне нервы мотать!
   Но это потом, сначала надо сделать дело и вернуться. Пока меня спасало откровенное безразличие монголов ко всему, вернее, их немыслимая, умопомрачительная терпимость, здесь можно было молиться любым богам, говорить на любых языках, жить по любым обычаям, если ты не нарушал их собственные, тебя вроде даже не замечали. В Нью-Йорке и то небось сложнее, там не станешь вставать посреди улицы на молитвенный коврик, потому что с минарета орет их мулла (муэдзин, кажется), призывая всех правоверных немедленно преклонить колени. А здесь никто не шарахается, ну встал и встал… Каракорум определенно мне начинал нравиться своей демократичностью.
   Я принялась ехидненько намекать Сильвии, что это ей не Париж или Рим, тут никто никого на костры не отправляет, если вдруг не тому богу молишься. Подруга согласилась:
   – Да, сюда обязательно нужен крестовый поход. Самый большой за всю историю. Здесь много некрещеных, было бы полезно.
   Вот те на!

   Сорхахтани на меня особого впечатления не произвела. Пожилая сухощавая тетка, явно никогда не пользовавшаяся кремами с фильтром от ультрафиолета. Вообще-то, по монгольским меркам, она немолода, сын Мунке, как сказал Карим, а в этом ему можно верить, ровесник Батыю, значит, самой хатун за пятьдесят всяко, не в детсадовском же возрасте она его родила?
   Узкое по сравнению с остальными лицо, длинный нос, губки бантиком… Косметику бы бабе и мужика хорошего… поставить на каблучки, юбку укоротить до колен… ничего получилось бы. И гулю эту дурацкую с головы снять. Что у них за шапки такие у женщин?! Обычные бабы ходят нормально, а знатные…
   Тканевая шапочка плотно облегала голову, опускаясь хвостами на спину. На макушке из нее вверх торчала какая-то трубка, из которой еще выше разные украшения – павлиньи перья, всякие блестяшки, жемчуга. Носить эту дребедень, наверное, тяжело, не говоря уже об удобстве. Каждое движение заставляло сооружение покачиваться, словно султанчик на голове у лошади при парадной выездке.
   Но сооружение высокое, как в двери-то проходить? А кланяться как, можно же хана без глаз оставить, если, неудачно поклонившись, метелкой по глазам махнуть. Если это не оружие массового поражения мужчин, то тогда что?
   В общем, мне сооружение, называемое бохтагом – головным убором знатной дамы, – совершенно не понравилось, шлем мотоциклиста и то лучше. А лично мне куда лучше вообще бейсболочка… или капюшон, например. Живенько так…
   Приняла меня хатун вежливо и без особых церемоний. Почему-то вспомнился анекдот, когда одна кума другой все предлагает пить пустой чай:
   – Да пейте, кума, без церемоний.
   Той надоело водичку хлебать, смущенно возражает:
   – Я уж без церемоний пила. Теперь как бы с церемонией…
   Меня принимали без этих самых церемоний, а так хотелось с ними, в смысле, чтобы сесть предложили, кофейку, пирожных, фрукты, музычку хорошую. Но не было в Каракоруме таких церемоний, хоть плачь. Пришлось стоять без кофия и музыки, не говоря уже о пирожных. Дикари, что с них взять.
   Наверное, мое откровенное разглядывание хатун было наглостью, но она стерпела. Я мысленно съехидничала: а куда она денется от ханского тайного посла? Ехидство было тайной местью за отсутствие церемоний. А что, у тайного посла и месть тайная. Вот покажу ей мысленно кукиш, и никуда не денется, перетерпит!
   Нет, лучше не ей, она тетка, похоже, не зловредная, про церемонии просто не догадывается. А кукиш мы покажем вон тому мухомору в блестящем халате рядом с хатун. Надеюсь, это не муж? Тьфу ты дура! Какой муж у вдовы? А может, он гражданский? В нормальном обществе гражданский муж попросту означает постоянного любовника. Я критически оглядела мухомора, вызвав у того сильное недоумение. Где она такого откопала-то? С дедка песок сыпался уже во времена юности фараона Тутанхамона, бывают такие, которые живут за себя и за десяток других. Нет, если он и был чьим-то любовником, то так давно, что сам об этом забыл…
   Хорошо хоть не обратилась к мухомору «ваше величество», тот оказался просто советником.
   Вот так и шел прием, мысленно я говорила гадости мухомору, показывала ему кукиши и даже жесты похуже, а внешне мило улыбаясь, пытаясь вызвать хатун на откровенность. Хатун не вызывалась, она внимательно слушала, не давая никаких знаков, что знает и второй смысл произносимых мной слов.
   Я смотрела на Сорхахтани и не могла поверить своим ушам. Это что, такая конспирация, или она действительно ничего не получала от Батыя? Или… неужели этот гад меня обманул?! Нет, зачем ему? Тетка эта дурит? Тоже зачем? Неужели так боится, что даже в собственном доме не может слова вольного сказать?
   Ладно, что-нибудь придумаем…
   – Саин-хан обещал замолвить за меня словечко…
   Вот оно, когда приспичило, откуда и словарный запас взялся, я правда заливалась соловьем, причем без малейших усилий с моей стороны. Почему-то мелькнула мысль, сохранится ли это умение свободно говорить по-монгольски, когда я вернусь обратно, или дано напрокат?
   – У меня брат в Каракоруме… хотела бы выкупить, обратно привезти… домой… Здесь хорошо, а дома всегда лучше. Отец с матерью ждут.
   Сорхахтани смотрела на меня как-то странно, я никак не могла понять, верит мне хатун или нет.
   – Брат? Кто он?
   Вот, блин, об этом я и не подумала. Но врать так врать! Что, впервые, что ли? Или я студенткой не была? Ляпнула первое, что пришло в голову:
   – Оружейник. Дома оружие делал. Здесь, наверное, тоже…
   В ответ странный взгляд уже не только ханши, но и окружающих. Ясно, брякнула что-то не то. Черт их знает, надо было сначала все разузнать. Карим тоже хорош, не мог предупредить, что можно говорить, а чего нельзя! Тут же подумала, что все равно слушать не стала бы, потому и не предупреждал. Сама, все сама, теперь вот расхлебывай.
   Мысли скакали галопом, словно горные козлы по скалам, нет, куда быстрее. Главное, врать убедительней, в конце концов, брата же можно и не найти… надо время протянуть, чтобы эта ханша успела очухаться и поверить, что я именно та, о ком ей сообщал Батый. А то небось боится, потому и таращит на меня глаза. Ладно, я дам тебе время очухаться, пока похожу, погляжу на местных, якобы брата поищу…
   – В Каракоруме урусы не делают оружие. Если тебе удастся найти брата и уговорить его сделать кольчугу – озолочу.
   Это влез в разговор противный дедок, от которого за версту несло всяческими подвохами. Бывают этакие вредные создания, доживет такой кощей лет до семидесяти и считает, что все про всех знает, ладно бы только это, а то ведь всех норовит во лжи уличить, всем на вид поставить, что лгут. Ну и что? Я вот никогда не лгу, а если и несу небылицы, как сейчас, то это же творческая импровизация! Интересно, дедок знает, что такое импровизация? Спросить бы, да опасно, мало ли что взбредет в его явно лысую (а как же иначе после стольких лет под шапкой даже в помещении?) башку.
   Оставив в стороне уточнение про импровизацию, я усмехнулась:
   – Мне ли брата уговорить, если вы не смогли? К тому же его еще найти надо. Я надеялась, что пока я доберусь, хоть что-то известно будет…
   Сорхахтани-беги сокрушенно покачала головой:
   – Не было гонца от Батыя, давно не было. Может, что в дороге случилось, всякое бывает… А что он еще сообщить хотел, кроме твоего брата?
   Сейчас! Так я выложила тебе все прямо при этом мухоморе! Пожала плечами, кажется, вполне натурально:
   – Я только про свое знаю, а зачем гонец ехал, не ведаю. Может, просто о делах рассказать, это ханское дело.
   Молодец, Настя, мухомор явно сник, сдулся, как воздушный шарик. Может, эта «беги» его и боится? Чего боится, его же прихлопнуть – раз плюнуть. Хотя нет, мухомор, как любую поганку, простой отравой не возьмешь. Ладно, что-нибудь другое придумаем, дайте только срок. Я уже мысленно спасала хатун от ее зловредного помощника, как тот подал голос:
   – А как зовут-то брата?
   Вот это вопрос! Почему я об имени-то не подумала? Назвать ему Уильяма Шекспира, что ли? Или Элтона Джона? Нет, лучше Джонни Деппа, пусть ищет. Но язык мой враг мой уже озвучивал другое имя:
   – Назар.
   Вот с чего взяла-то? В жизни ни одного Назара не встречала. Сказанного не воротишь, придется величать гипотетического братца Назаром. Не забыть бы только, а то ведь ляпну иначе.
   – А откуда?
   – Из Новгорода.
   Вот фиг у них в Орде есть оружейник Назар из Новгорода! Туда монгольские тумены не дошли, оттуда пленных быть не должно. Сказала и вдруг испугалась: сейчас спросит, как же мой Назар в плену оказался?
   Но мухомор уточнять такие подробности не стал, он почему-то… обрадовался:
   – Есть такой! Видел я оружейника Назара из этого города. Невольный он, потому к такой красавице сестре и не спешил.
   Сорхахтани тоже обрадовалась, словно ей удалось сделать дорогой подарок, не вложив ни гроша:
   – Сходи завтра посмотреть. Я скажу, чтобы тебя пропустили.
   Во влипла! А если там и правда есть Назар? Ну, вообще-то ничего страшного, выкуплю человека из плена, помогу домой вернуться, спасибо скажет.
   Пришлось благодарить, причем не одну хатун, но и мухомора.

   В Каракоруме действительно было множество ремесленников, так или иначе попавших в плен и уведенных за тридевять земель. Вернуться надежды никакой, вокруг горы и чужие люди, но и работать на монголов стали не сразу, многие погибали, не взяв в руки инструмент, другие брали, потому что жить надо и душа работы требовала.
   Труднее всего монголам было с русскими оружейниками.
   Очень быстро в Орде поняли, что лучше урусов никто не умеет делать кольчуги. Их изделия получались тонкими, на вид просто воздушными, они даже звенели в руках, когда колечки касались друг дружки, но, несмотря на свою ажурность, были очень прочными. Ни одному другому мастеру не удавалось собрать из тонких колец столь прочную защитную рубаху. Конечно, немало готовых кольчуг сумели привезти из урусских городов, но этого было недостаточно. Каракоруму нужны свои, а потому велено немедленно разыскать мастеров, способных сотворить такое тонкое, но крепкое чудо.
   Однако ничего не вышло. То есть мастеров-то нашли, и даже в Орду привезли, и к горнам поставили, и молотки в руки дали, и железом снабдили… Но урусы оказались упорными, все как один наотрез отказывались делать оружие и кольчуги для монголов. Ни показательные казни не помогали, ни уговоры, ни посулы свободы после некоторого количества изделий, ни щедрая оплата… Как ни бились, ничего поделать с русскими мастеровыми не могли. Даже ценой собственной жизни они не желали делать то, что защитило бы жизни врагов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация