А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Казаки Карибского моря. Кубинская Сечь" (страница 16)

   Глава 9,
   слегка информационная, но в основном военная…

   «Главная деталь любого оружия – это мозги его владельца…»
26.06.1898…Куба, база «Замок» (плантация Дебре)… (вечер)
   – Ну что ж… мальчики и девочки… – Киборг откинулся на спинку кресла. Кресло затрещало, но выдержало, – …а жизнь-то налаживается! Тигра… почти целый пароход оружия пригнал. Барт… скоро свою газету выпускать начнет. Макс… надо будет ему новые документы сделать – на другую фамилию, например… фон Штирлиц!
   – Ну, и отчество тоже сменить… на Максимович, – добавил Олег.
   – Как вариант… но с этим можно не торопиться, – продолжил Киборг, переждав взрыв смеха. – Айсберг… Эйли… Викинг… вы тоже очень хорошо поработали, ребята! Да и все остальное внушает определенный оптимизм. Армия формируется, мастерские работают, союзники… довольны. И отношения с Мексикой наладились…
   – Значит, съездил удачно? – Викинг улыбнулся. – Я так понял, что переговоры со старшим Кастро прошли нормально, а то Рауль, того… сомневался…
   – Угадал, Влад… дон Хуан Антонио Луис Диего Мария Кастро уже согласился. У отца Рауля несколько десятков кораблей, правда, в основном парусных, но нам-то какая разница? А вот аппетиты у него большие. Да и связи неплохие – как в Мексике, так и вообще в Южной Америке. А теперь еще доступ на Кубу и радость… от того, что «вот и младшенький наконец за ум взялся!» – Киборг повернулся к Айсбергу. – Так что, Алекс, на свои опасения – «Да так у нас скоро все деньги закончатся!» – можешь плюнуть… слюной. Мы на тех сигарах, которые за последний месяц скупили в Пинар-дель-Рио, уже заработали два к одному. И это не считая того продовольствия, которое получим из Мексики. Как там по похожему поводу говорил Гонсалес: «Не гонять же пустой корабль… несерьезно это!» Старший Кастро того же мнения…
   – Значит, вопрос продовольствия в Пинар-дель-Рио скоро решится… – Лида мечтательно улыбнулась. – Киборг, а когда он решится окончательно, то можно будет мне пристрелить с десяток интендантов в Гаване?
   – Что, они тебя так достали, – несколько удивился тот, обычно за Эйли никаких кровожадных наклонностей не замечалось, скорее, совсем наоборот, – или к тебе «нагло приставали», пользуясь отсутствием Айсберга?
   – Достали! Киборг, ребята, вы бы только знали, как они меня достали… твари! Я еще у себя дома всяких подонков навидалась… подлостью и жадностью меня удивить трудно, но… местные интенданты смогли!
   «Да уж, талантливые они мужики, эти интенданты, – внимательно глядя на нее, подумал Киборг. – Так достать малютку Эйли, что она начнет хвататься за пистолет, это уметь надо! Ладно, порадуем ее, а заодно и…»
   – После того как установится прочный канал связи с Мексикой, – вслух сказал он и улыбнулся, – если до того момента не передумаешь, можешь перестрелять хоть всех интендантов в Гаване. Правда, к тому времени «разрешение на операцию» тебе буду выдавать не я… но с ним ты точно договоришься!
   – Спасибо! Ой, погоди-ка, а с кем это – «с ним»?
   – Со мной… если я все правильно понял, – грустно сказал Айсберг и посмотрел на Киборга, тот кивнул, – и если ты не передумаешь…
   – Все правильно, именно с Алексом ты и будешь договариваться… – Киборг встал и, подойдя к Эйли, положил руку ей на плечо. – Наверное, ты единственная пока не в курсе, что с первого июля он становится «Главным Боссом» здесь, на западе, а я еду в Орьенте. Ваша «учеба» закончилась, ребята, – он обвел взглядом всех собравшихся на крыше «Замка». – Тигра уезжает со мной, Барт будет заниматься пропагандой, Макс нужен в Майами, так что… Айсберг, Викинг, Эйли, вся остальная работа ложится на вас троих. Не спрашиваю, справитесь ли вы, – я и так это знаю…
27.06.1898…Куба, к востоку от Сантьяго, где-то между развалинами поселка Дайкири и Винентом, трасса узкоколейки… (ночь, незадолго до рассвета)
   «Хотя и говорят, что «лучше плохо ехать, чем хорошо идти», но это смотря как ехать… БЛИН!!! Опять!!! Нет, я таки сегодня пристрелю этого машиниста!.. – Билли, все еще продолжая мысленно материться, выглянул из вагона. У первой платформы «бронепоезда» гарцевали всадники с факелами… – Так, выстрелов нет… значит, свои. Надо сходить узнать новости, а то до Дайкири уже рукой подать!»

   – Привет, Ковбой! Давно не виделись! – Аспера появилась из темноты и с размаху хлопнула Билли по плечу. – Слезай, приехали! Дальше только пехом…
   – Ну, здравствуй… рыжий кошмар! В каком смысле – пехом?
   – Да в самом прямом – ножками, ножками… Здравствуйте, Стефан, – кивнула она подошедшему артиллеристу и посмотрела на капитана Стэнфорда, ехавшего как раз на первой платформе. – Ну, если все командиры уже собрались, сообщаю новости… как всегда, все хорошее рано или поздно заканчивается. До поселка поезд не дойдет, пути возле него разбиты снарядами… ваша «баррикада на колесах» смогла бы пройти еще чуть больше километра, но здесь самое удобное место для выгрузки, дальше насыпь гораздо выше. Я понимаю, что идти в темноте по незнакомой местности удовольствие ниже среднего, вот только все альтернативы, по-моему, гораздо хуже…
   – Проводники есть? А то еще забредем не туда, – задумчиво протянул Стэнфорд и закурил сигару. – Кстати, сзади идет еще поезд – с испанцами Баррахеса.
   – Проводники? Есть, конечно! – Аспера возмущенно фыркнула. – Вашим ребятам, капитан, хватит, а вот испанцам… у капитана Баррахеса триста бойцов и…
   – Поменьше – сотни две, – перебил ее Билли. – Нет, потерь не было, просто сотню своих солдат с одним из лейтенантов он в Конкордии, Виненте и на мосту через речку Дайкири оставил. Там еще Курт и Янош, так что для обороны хватит…
   – И проводников тогда хватит! Дюжина «корсиканцев» и четверо «легионеров» прошли по этому маршруту – раз по пять. Все ямы, деревья и кочки они на собственной шкуре отметили, так что давайте-ка на выход… и к утру закончим…
   – Стоп! Не торопись… – Стефан достал карту. – Покажи-ка мне, где именно пути разрушены… – Аспера склонилась над ней, некоторое время присматривалась в свете факелов, а затем поставила жирную точку карандашом. – Ага, понял… ты не права. Нет смысла выгружать мои «плевательницы» и «Утесы» тоже. И те и другие прекрасно достанут до Дайкири от этого места, так зачем лишняя возня?
   – Ты хочешь проскочить туда по железке? Рискованно…
   – Совсем нет. И командир Стефан прав – нет смысла выгружать тяжелое оружие, если его можно использовать прямо с платформ! – Стэнфорд, уже понявший суть идеи, теперь развивал ее. – Моей роте и стрелкам Баррахеса действительно будет неудобно атаковать отсюда, но ему-то атаковать не надо! Подъехать даже не до разрушенного участка, а вот до этого места. Оно как раз прикрыто оврагом и небольшой рощей, там будет удобно… наблюдателей на край рощи и – огонь! Если янки пойдут в контратаку, то через овраг им не перебраться, придется идти в обход, а там их встретят четыре тяжелых пулемета! Два прямо с передней платформы, а еще два надо будет снять и установить вот здесь и вот здесь. Мешков с песком на платформах хватает, так что позиции для них можно соорудить быстро. Да, и еще часть артиллеристов вооружена автоматическими карабинами – в пехотном прикрытии они не очень нуждаются…
   – Спасибо, капитан… ваши поправки приняты, – кивнул Стефан. – Эту местность вы знаете гораздо лучше меня. Да и сомневаюсь я что-то, что вы с Баррахесом дадите янки перейти в контратаку! Кажется мне, что им будет явно не до того!
   – Нет, почему же… НАЧАТЬ ее они успеют, – улыбнулся «Красавчик Джек», – но вот при этом… как раз подставятся под наш огонь! А если не начнут, то… им же хуже! От минометов окопы не защищают… и от гранатометов тоже.
   – Кстати, про окопы… – Аня не вмешивалась в разговор офицеров… в конце-то концов, кто лучше разбирается в военном деле?! А вот сообщить свежие разведданные посчитала своей обязанностью. – До тех позиций, что на опушке, американцы так и не добрались, а те «патриоты», что добрались, в Дайкири не вернулись. Вокруг самого поселка почти все перекопано корабельной артиллерией. Есть там пара более-менее целых участков, их сначала заняли англичане, но они ушли, а на их место никто не пришел! Волонтеры кучкуются возле развалин поселка – в палатках…
   – Мисс Аспер, вы хотите сказать, что янки не используют уцелевшие окопы?! Они что, не готовятся к обороне?! – Стэнфорд не сразу в это поверил…
   – Абсолютно! Не знаю, кто ими командует, но, после того как ушли эссекцы, там, возле Дайкири, творится такой бардак… да в бардаке порядка больше!
   – Ну что ж… если это так, то, – протянул Билли, – разгильдяйство наказуемо! Сам я тоже изрядный разгильдяй… и очень хорошо знаю, о чем говорю!

   Все засмеялись. И тут же, как бы в ответ на смех, с севера донесся сиплый гудок паровоза. Отряд капитана Баррахеса прибыл «поучаствовать в веселье». Кстати, свое в нем участие Диего Мануэль Баррахес – еще на совещании в Васкезе, при обсуждении дальнейших планов – обосновал очень просто (и никто не смог ему возразить!): «Но, сеньоры, ведь Дайкири – место нашей постоянной дислокации!»
27.06.1898…Куба, к юго-западу от города Гуантанамо (северо-западнее бухты Гуантанамо) – лагерь повстанцев на берегу одноименной реки… (утро)
   Командир Первой Дивизии Первого Корпуса Кубинской Освободительной Армии Педро Агустин Перес (с недавних пор – Mayor General… хорошо быть родственником Generalisimo!) пребывал в ярости. Хотя нет, скорее, в бешенстве… «Подлые твари! И некоторые из них смеют называть себя кубинцами! Для них, видите ли… «Есть вещи поважнее, чем власть для Максимо Гомеса, например, свобода для Кубы и честь!»… Мануэль Антонио Гарсия, ты чертов ублюдок!!!»… – вспомнив «Открытое Письмо» бывшего повстанца, капитана из Третьего Корпуса, Перес побагровел так, что его собственные адъютанты шарахнулись подальше… правда, он не обратил на это никакого внимания – глаза его застилала кровавая пелена…

   А это «Письмо», текст которого уместился всего на одной стороне отпечатанного в типографии листа бумаги, несмотря на все усилия представителей Inspeccion General del Ejercito [29] и американских инструкторов, продолжало ходить по рукам… и вызывать ненужные мысли. Хорошо еще, что большинство повстанцев не умели читать! Хотя это не спасало – им читали те их товарищи, которые умели, или священники. И это было хуже всего. Если с «не там, где надо» грамотными «inspektores» [30] и инструкторы не церемонились, то со святыми отцами это не проходило. По крайней мере, публично этого делать не стоило, только вот тайком тоже не всегда получалось! Некоторые из священников и монахов приобрели одну (не очень приятную) привычку и без оружия не ходили! Причем не просто носили с собой, пользоваться им они тоже умели и, как выяснил на собственном горьком опыте кое-кто из тех, в чьи обязанности входило «пресекать ненужные разговоры» и «ликвидировать потенциальную опасность», очень неплохо умели! А еще святые отцы предпочитали стрелять первыми и очень метко, так что «передать опыт» другим своим коллегам у «пресекателей» уже не получалось. Он просто был последним полученным ими в этой жизни. Кстати, кое-кого те самые священники и монахи, следуя своему долгу, даже успевали исповедовать…

   – Команданте Маркес, немедленно пошлите гонцов в полки!!! – Перес наконец-то слегка успокоился… по крайней мере – смог говорить членораздельно. – Я приказываю их командирам оставить пока испанцев в покое и… Дьявольщина!!! Я… покажу этим подлым ублюдкам… как бить мне в спину!!! Приказываю – ко всем чертям уничтожить этих герильясов… конфедератов… кто там еще… Дьявол!!! Приказываю – уничтожить их ВСЕХ… как бы они себя ни называли!!! И пусть этого мерзавца – бывшего капитана Гарсия – возьмут живым!!! Это тоже впишите в приказ!!! Мистер Райс, вам… что-то не нравится?!! – Педро Агустин развернулся к американскому «советнику» Джону У. Райсу, обратив внимание на его недовольное лицо, но тот только дернул плечом. А что он мог сказать? Возражения бесполезны – генерал бы их просто не услышал!
27.06.1898…Куба, к юго-западу от города Гуантанамо (северо-западнее бухты Гуантанамо) – район дислокации повстанческих войск (утро – день)
   Вообще-то, когда у вас тысяча бойцов (ну, чуть больше… какая разница?), а вот у противника этих тысяч – семь (а то и семь с половиной), то атака напоминает особо изощренную попытку коллективного самоубийства. Тут даже и лучшее оружие вряд ли сможет уравнять силы (разве что, как сказал когда-то один из полководцев, «это не принесет победы, но увеличит потери врага!»… кстати, он тогда проиграл, а потери врага в том сражении были минимальны). На первый взгляд, у тех, кто на такое решится и попытается проделать, нет никаких шансов… даже на выживание.
   Но это только «на первый взгляд», а на самом деле шансы есть всегда! Все дело в одной… можно сказать, что аксиоме (потому что ее пока еще никто так и не смог опровергнуть!). Вот она – «Суперменов в природе не существует!» (Нигде их нет, даже и в Голливуде их нет… да там вообще одни только сплошные спецэффекты!) То есть нельзя быть сильным везде, всегда и во всем, ну… не бывает так!
   Да, и еще… вам кто-то сказал, что «победа – это полный разгром противника!»?! Так вот – он вам соврал… и на самом деле «победа – это заставить противника сделать то, что вам нужно!». Разгром – это «частный случай» победы, «заставить противника сдаться», и не более того. К тому же – «если мы уничтожим противника сейчас, то с кем мы будем сражаться потом?!» (кстати, а этот победил!)…
   Кое-кто может возразить, что «Бог на стороне больших батальонов!»… забывая, чем закончил автор этого высказывания (хотя некоторые до сих пор утверждают, что он был гением) и что случилось с его «большими батальонами», в смысле с «Великой Армией». Кстати, «о численном превосходстве», а где это вы его нашли в данном случае? Батальоны «дивизии» Переса растянулись дугой, отрезая город Гуантанамо и тех испанцев, которые его обороняют от Сантьяго. Один из «полков» вообще возле бухты Гуантанамо «охраняет сладкий сон маринеров»…

   Именно на всем вышеперечисленном Лейт и построила схему операции. Ну, и еще на том, что она прекрасно знала, на что именно способны ее кавалеристы и как использовать эти способности в бою. Бесшабашные «смертники», точные и аккуратные стрелки и пулеметчики «стюарты», бойцы батальона «Хосе Марти», отлично знающие свой родной остров, прекрасно дополняли друг друга! А кроме того, все они и драгуны Бишопа, и «смертники» Эспады, и кавалеристы-кубинцы Гарсия, добираясь до Сантьяго, прошли с боями практически половину Кубы. Прошли вместе – плечом к плечу и великолепно научились взаимодействовать. В тот день это взаимодействие «на себе ощутили» и «генерал» Перес, и повстанцы из его «дивизии»…
   Большинство кавалеристов майора Гарсия ушли к бухте Гуантанамо разбираться с тамошним «полком», но разведчики, вот уже дней десять следившие за остальными «полками», остались, и теперь они стали проводниками для восьми ударных отрядов. В каждом таком отряде полусотня «смертников» и полуэскадрон драгун при четырех пулеметах. Еще один отряд в резерве. Пулеметов в нем не было, но там собрались лучшие бойцы. «Последний резерв» Лайонела Бишопа – снайпера-драгуны. И «личный отряд» Родриго де Кордова (в основном его старые друзья из Мексики, хотя были там и кубинцы), все они не слишком уступали ему в фехтовальном мастерстве, а многие из них были даже еще более «безкрышными», чем их отчаянный командир…

   Ударили, по уже сложившейся традиции, на рассвете. «Смертники», разбрасывая свои любимые «подковные гранаты» на палатки и под навесы, стреляя из «маузеров» и рубя саблями или мачете, ворвались в лагеря восьми повстанческих батальонов, но, как только раздались первые ответные выстрелы, сразу же отступили, а командиры этих самых батальонов не придумали ничего лучшего, как снарядить за ними погоню, благо имелись конные отряды… Ни один из них, бросившись за «этими наглецами», обратно не вернулся – засады были подготовлены еще с вечера… да и против четырех пулеметов и стрелков-конфедератов шансов у преследователей не было. Не всегда даже требовались «атаки на добивание», и «смертники» были очень разочарованы… но утешали себя тем, что это пока еще только начало! Продолжение следует…

   Первая фаза «Операции «Коррида» завершилась, и оттянувшиеся на следующие позиции отряды слились попарно. Сейчас нужны были более мощные подразделения, так как теперь отдельными взводами и ротами «патриоты» в бой уже не пойдут… да и таких удачных засад, скорее всего, не будет. Среди командиров-повстанцев «дураков нет – давно закончились»… что неудивительно – за столько-то лет войны!

   Через несколько часов, получив приказ «генерала» Переса, «патриоты» начали зачистку местности. Отрядами не меньше батальона. Точнее, попытались ей заняться, но примерно половину наличной кавалерии повстанцы уже потеряли, а те конники, что счастливо избежали утреннего разгрома, совсем не горели желанием повторить судьбу предшественников. В результате на зачистку пошла пехота, а против нее была использована тактика, известная еще со времен скифского прохода Дария. Кстати, ту же тактику внезапных налетов легкой кавалерии на пехотные колонны очень любили применять сами «патриоты» – против испанцев. Теперь, на себе испытав все ее «прелести», они почему-то ее ругали… вычурно, цветисто и очень громко! Странные люди, правда? Как результат – повстанческим «майорам» и «полковникам» пришлось все-таки бросить в бой остатки кавалерии… ну, должен же кто-то гоняться за «этими чертовыми призраками»! А то пехотинцы уже начинали стрельбу, услышав в зарослях даже малейший шорох – зверям и птицам в тот день очень не повезло! «Смертникам» и «стюартам» же было наплевать. Пока, кое-как прикрывшись остатками кавалерии, командиры повстанческих «полков» стягивали в кулак свои потрепанные отряды, все участники «Корриды» спокойно отступили, переправились через реку Гуантанамо и заняли оборону по ее берегу. А в ходе отступления еще раз (на очередных примерах) пояснив повстанческой кавалерии, что… Во-первых, атаки на пулеметы (пусть даже и ручные) в конном строю бесперспективны. Во-вторых, карабины Маузера, особенно в руках у конфедератов, стреляют дальше и точнее «ремингтонов» и «винчестеров», а пистолеты Маузера С96 имеют ряд неоспоримых преимуществ перед револьверами на ближней дистанции. Ну а в-третьих, умения кое-как ездить верхом, громко вопить и размахивать мачете совсем недостаточно, чтобы быть кавалеристом и сражаться со «смертниками» на равных. Большинство кабальеро еще с детства не вылезали из седла сутками и примерно тогда же первый раз взяли в руки саблю…

   «Я всегда верила в удачу, хотя на глупость противника никогда не надеялась, да и удача бывает разная! – Лейт оглядела «походный штаб». Забрызганный кровью Эспада (несмотря на ругань Тани – «Черт возьми, ты же командир, а не простой фехтовальщик!», он все-таки не утерпел и ввязался в рукопашную, а помыться было особо негде – «патриоты» уже вышли к реке). Бишоп с рукой на перевязи (Лейт хотела было отправить его в госпиталь с очередным караваном раненых, но Лайонел, заявив, что «рука не нога, сидеть в седле не помешает, а из «маузера» я и одной выстрелить смогу!», отказался наотрез). Бывший герильяс Мардеро (рассматривающий разбитый пулей «винчестер» с такой тоской во взгляде, что казалось, это его убитый друг, хотя, возможно, так оно и было). – Извини, Карлос, но сожалеть о потере будешь потом! Сейчас нам позарез нужен ты и твои ребята. Потому что мы потеряли уже больше половины разведчиков Гарсия, а уцелевшие не смогут прикрыть ОБА фланга… один из них твоей роте и придется взять на себя, иначе можем нарваться!»

   Они все-таки чуть было не нарвались… Педро Агустина Переса можно было обвинить во многом, но уж точно не в глупости… Несмотря на всю свою горячность и несдержанность, Mayor General был умелым и знающим командиром. Он, сообразив что к чему, очень быстро понял, как с этим бороться, и не стал гнать своих бойцов в реку под пулеметы и винтовки конфедератов, а послал два полка в глубокий обход. Две трети бывших герильеро так и остались в зарослях по правому берегу реки, пытаясь хоть ненадолго их задержать. Самого Карлоса Мардеро с пулей в груди вытащили на конных носилках, сделанных из пончо десятка три израненных бойцов, но они дали остальным время, чтобы выскользнуть из захлопывающегося капкана. Не оставалось ничего другого, как отступать, потому что никаких удобных для обороны позиций поблизости больше не было. Отбиваясь от осмелевшей кавалерии «патриотов» и задерживая пулеметными засадами (по одному, максимум по два магазина, только бы ненадолго остановить, а потом на коней и галопом к основным силам!) пехотные «батальоны» повстанцев, кавалерия Конфедерации, прикрывая караван с ранеными (а после каждой стычки он увеличивался), медленно отходила к укрепрайону у «Трех Дубов»…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация