А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хонорик и его команда" (страница 11)

   Глава XI
   Болванка и болван

   – А может, она золотая была? – вздохнул Ладошка после долгого молчания, когда ребята шли по аллее вдоль пруда.
   Следить больше ни за кем не хотелось, идти домой – тоже, просто так гулять – холодно… В общем, настроение было отвратительное. Вот Ладошка, наверное, и пытался хоть как-то заинтриговать старших брата и сестру.
   – Ее надо было хорошенько потереть или распилить, тогда бы мы увидели, из чего она сделана. Я знаю, что многие драгоценные вещи так маскируют: просто красят сверху, и все, – объяснил он.
   – Ты примус свой натирай, – сердито посоветовал Макар. – Увидишь, станет он золотым или нет. Да и как ты собираешься разрезать эту болванку – ножиком, как колбасу? Если глупый, то молчи!
   Тут ему стало стыдно. Вечно он отыгрывается на младшем брате, а ведь тот только что совершил такое, за что его, наверное, похвалил бы сам Шерлок Холмс. Пустить хонорика по обратному следу не всякий взрослый догадается! Поэтому Макар миролюбиво добавил:
   – Ничего, Ладошка, бывает в жизни невезение. Зато мы опыта набираемся. В следующий раз, наверное, Нюк найдет серебряные коньки прямо в пруду, и ни за каким Летчиком следить не понадобится. Да и пара пистолетиков не помешает! На дуэли мы драться не собираемся, а вот на стене пистолетики смотрелись бы очень красиво.
   – Честно говоря, – улыбнулась Соня, – я даже рада, что так получилось. Никакого страшного преступления мы не раскрыли, зато осталось время сделать уроки.
   Наверное, она хотела подбодрить братьев, но только расстроила их. Нашла чем обрадовать! В такую черную минуту еще и напомнить про уроки – это все равно, что насыпать соль на рану. Тут уж и Макар, и Ладошка молча засопели и не произнесли до дома ни слова. Все-таки переживать неудачи лучше в молчании, чтобы не травить душу лишними разговорами.
   – Ну, что наш пруд? – спросила мама, когда ребята пришли домой.
   – Хорошеет на глазах, – хмуро ответил Макар. – Только лебедей с утками что-то не видно. Вместо них бульдозеры с самосвалами ползают. Скоро, наверное, до центра земли докопаются.
   – А почему вы такие грустные? – встревожилась мама. – Заметили приготовления к возведению примуса?
   – Нет, не заметили, – сказала Соня. – А грустные… Знаешь, мама, нашим мальчикам достаточно напомнить про уроки, и у них сразу портится настроение.
   Мама засмеялась, а Макар тяжело вздохнул:
   – Уроки не волки, в лес не убегут. А на пруду – ничего интересного. Пусть бы уж лучше примус там устанавливали. Мы бы им порошочка распылили – чихали бы неделю.
   – Какого еще порошочка? – насторожилась мама.
   Макар понял, что ляпнул лишнее. От плохого настроения.
   – Это я пошутил, – попытался улыбнуться он. – На стройке всегда пыльно. А где пыльно, там и чихают. Ладно, пойду, и правда, уроки делать. Потом, может, еще раз придется на пруд сходить. Надо же следить за этим примусом!
   – А про порошок Макар сказал потому, что я у него спрашивал, каким порошком лучше мою лампу начистить! – подсказал Ладошка.
   – Чихальным, – шепнул Макар Ладошке на ухо и улыбнулся.
   Все-таки младший брат делает успехи! И сообразительность свою проявляет, и находчивость. Сразу бросился спасать Макара, пусть даже и с помощью небольшого обмана. Придумал же объяснение для слова «порошок», которое так неосторожно высказал Макар!
   Ребята зашли в гостиную. Папа сидел перед выключенным телевизором.
   – Хорошая передача, – сказал Макар, кивнув на пустой экран.
   – Что? – спросил папа. – Какая передача?
   Макар понял, что папины мысли витают где-то далеко. Наверное, в воспоминаниях. Однажды папа говорил о том, что чем больше человек живет, тем больше его тянет вспоминать. И заметил при этом грустно:
   – Наверное, я старею. Все чаще вспоминаю. Воспоминание безмолвно предо мной свой длинный развивает свиток…
   – Ничего ты не стареешь, – сказал ему тогда Макар. – Стареют старички. А ты взрослеешь. И говоришь, как поэт.
   – Это не я, это Пушкин так сказал, – улыбнулся папа.
   Вот и сейчас, наверное, папа «смотрел» этот самый свиток. Потому что глаза у него были печальные. Правда, в руках он держал даже не фотографии, а самый обыкновенный альбом с репродукциями.
   – Что это у тебя? – спросил Макар.
   Папа вздохнул:
   – Да так… Рассматриваю каталог одной парижской художественной выставки. Это работы моего друга Вени. Он и меня на выставку приглашал, но я не смог поехать. Если б знал, что так случится… Хорошо, что Веня альбом прислал. На память.
   Макар догадался:
   – А он…
   – Веня умер, – сказал папа. – От одной очень быстрой болезни… А вот работы его остались. И, знаешь, они сейчас признаны во всем мире как шедевры. Музеи современного искусства гордятся ими, коллекционеры не жалеют огромных денег на приобретение… Правда, в частных коллекциях их очень мало. Запоздалое признание таланта моего друга, что и говорить.
   Ладошка почувствовал, что разговор начался взрослый, поэтому ему остается только слушать, переводя взгляд с папы на Макара и Соню. К тому же Соня вдруг почему-то ахнула и застыла. Ладошка сразу понял: произошло что-то важное. Тут уж надо помалкивать, как Нюк, и ждать, чем все это кончится.
   Соня дрожащими руками взяла альбом и принялась его лихорадочно листать. Потом они с папой долго смотрели друг на друга, как будто только что познакомились.
   – Что тебя так удивило? – спросил папа.
   Но Соня, не отвечая, продолжала листать альбом, как будто смотрела его раньше и не могла найти страницу, на которой остановилась.
   – Это работы твоего друга Вени? – наконец спросила она. – Все?
   – Мне кажется, не так уж мало, – пожал плечами папа. – А почему ты спрашиваешь так, как будто недовольна количеством? Разве художник обязательно должен создавать много произведений? Он же не булочник, не строитель, которые чем больше испекут и построят, тем лучше. Художнику главное – выразить свои чувства, мысли. Кстати, это можно сделать и в одном-единственном произведении, история знает такие примеры.
   – Какие примеры? – заинтересовался Макар.
   Он сразу же захотел создать какое-нибудь одно произведение, чтобы родители раз и навсегда отстали от него насчет трудолюбия и развития неизвестных талантов. А что, сделал дело – гуляй смело! Занимайся всякими расследованиями в свое удовольствие.
   Папа быстро открыл рот, готовый произнести какое-нибудь имя, но тут же закрыл его. Видно, не так просто было найти пример! Все-таки, наверное, великие люди успевали сотворить самое малое несколько произведений… Макар вздохнул. Понятно было, что одним шедевром ему от родителей не отделаться.
   – Да нет, я не об этом, – сказала Соня. – Не о том, что их мало. Мне почему-то кажется, что здесь представлены не все его работы…
   – Странно, – улыбнулся папа. – Во-первых, любой художник не дает на одну выставку все свои произведения, а во-вторых, откуда у тебя такая уверенность? Ты же впервые видишь этот альбом!
   – Просто удивительно… – задумчиво произнесла Соня. – Сколько я ни пыталась заниматься живописью, а даже красками не могла передать столько движения, столько динамики и эмоций, столько живого чувства… А ведь это скульптуры! Посмотри, каждая из его работ выражает какое-нибудь сильное чувство.
   «Опять лекции про искусство! – вздохнул Макар. – Вот интересно: Лешка глупый, Соня умная, а я не понимаю ни одного, ни другую… Не выйдет из меня создателя шедевров – люблю ясность. А творцы эти, видно, вечно мозги пудрят сложностями».
   – Наверное, я вам в прошлый раз не очень подробно рассказал про Веню, – ответил папа. – Лучше показать на примерах. Вот – «Порыв». Можно подумать, что это просто кусочек растянутой пружины. Но он напоминает руку, посланную вперед, и при этом кажется, что рука оглядывается, словно не может оторваться от пославшего ее. В этом порыве и сомнение, и устремленность! А вот скульптура «Уныние». Ведь даже человеческую фигуру трудно распознать – а чувство ярче, чем в любом живом существе. Смотрите, как безвольно опустились две хворостинки, изображающие руки, какая линия спины – ведь в ней нет ни радости, ни надежд.
   «Точно как я на математике!» – подумал Макар.
   Ему стало интересно сличить себя со скульптурой «Уныние» – похоже ли? Он взял альбом и начал его листать.
   Макар рассматривал одну фотографию, вторую – и рот его открывался, глаза расширялись, а веснушчатые уши топорщились еще больше, чем обычно. Вид у него был даже не удивленный, а просто офонаревший. Точно как Соня, он начал с бешеной скоростью листать альбом.
   – Да что с вами со всеми? – воскликнул папа. – Почему на вас так подействовали Венины работы? Вы меня просто пугаете! Неужели у вас у всех будет такая же реакция на них? На очереди Ладошка. А может, и Нюка проймет?
   – Такая реакция бывает, – пробормотал Макар, – от совпадения удивительного с невероятным…
   – Какого совпадения? – не понял папа.
   – Да, портрета нашей болванки здесь нет, – не отвечая папе, прошептал Макар.
   – Да что вы, заболели, что ли? – рассердился папа. – Ладошку пожалейте – вертит головой справа налево и ничего не понимает. И я не больше его!
   Макар с Соней переглянулись. Наверное, Соня поняла, что брату не очень приятно признаваться в том, что он держал в руках бессмертный шедевр и спокойно бросил его в снег. И она решила спасти положение.
   – Просто Макар хочет сказать, – начала объяснять она, – что эти вещи хоть и похожи на болванки, но на самом деле…
   – На самом деле, – удрученно закончил Макар, – это я болван.

   Глава XII
   Зовущая фигурка

   Уроки и правда не волки. В лес они не убежали. Даже Соня не притронулась к своим учебникам и тетрадкам, не говоря уже про Ладошку и Макара.
   Папа решил, что ребята так разволновались от рассматривания каталога. Ему было приятно, что его дети настолько восприимчивы к искусству. Особенно к такому сложному, как скульптуры его друга Вени. И папа продолжал листать и рассматривать каталог, который теперь действительно напоминал ему свиток воспоминаний. Воспоминаний о молодости, о Вене, который выразил столько сильных чувств в своих скульптурах…
   Мама, конечно, удивилась, что дети опять заспешили на прогулку.
   – Ничего не понимаю, – обратилась она к Соне как к самой серьезной и обязательной в смысле подготовки домашнего задания. – Ты же собиралась усадить мальчишек за уроки! А сама туда же, опять на пруд. Ну не дает вам покоя этот примус! Ведь решили вчера на митинге, что не будут его устанавливать.
   Если бы мама знала, что вовсе не примус беспокоит ребят! А лежащая в снегу болванка, то есть уже совсем не болванка… И Соня, и Макар были абсолютно уверены, что там лежит та самая скульптура, которую когда-то бросил в пруд папин друг Веня. Почему он ее бросил? Действительно ли потому, что обиделся на девушку? Или, может, не очень был доволен своей работой? Но не расспрашивать же папу! Времени на это сейчас уже не было.
   И Ладошка не понимал, почему брат с сестрой заторопились на улицу. Но хоть и не понимал, а полностью был с ними согласен. Тем более что они не отказывались взять его с собой, а с ними бегать интересней, чем оставаться дома.
   – Может, Нюка на этот раз не брать? – засомневался Макар.
   – Ты что? – возмутился Ладошка таким тоном, будто не Нюка, а его самого решили бросить. – Разве вам не нужны помощники?
   Под «помощниками» он подразумевал, конечно же, не только Нюка. И Макар махнул рукой в знак согласия, поторапливая Ладошку: быстрей, мол, одевайся.
   – Волосы и уши спрячь под шапку, – напомнил он. – Не забыл про маскировку? Не Нюка уши, а свои. Хонорика я сам понесу.
   Боясь, что мама начнет уговаривать сначала сделать уроки, а потом пойти гулять, Макар первым выскочил из квартиры.
   «Только бы успеть, только бы успеть!» – приговаривал он, сбегая по лестнице.
   Он чувствовал, что фигурка, лежащая в снегу, словно зовет его, взывает о помощи. И странно, Соня, выбежавшая на улицу следом, подтвердила это ощущение:
   – Помнишь, как выглядела эта скульптура? Это отверстие, напряженные линии вокруг него, и словно ладони приложены по краям… Будто зовет кого-то.
   – Нас зовет, кого же еще! – воскликнул Макар. – Обиделась, что мы посмотрели на нее и сунули обратно в снег… Лучше бы я взял ее с собой, а потом бы разбирались, что к чему. Вернуть всегда можно, даже если она и не нам принадлежит.
   – Как это вернуть? – удивилась Соня. – Кому? И кому это она принадлежит? Этому Сене, который приказал Петрову найти ее? Наверное, он знает, что Венины скульптуры так ценятся, вот и захотел заполучить одну из них. Думаешь, он ее в музей сдаст? Что-то я сомневаюсь! А ее место в музее, это же очевидно.
   Макар только отмахнулся. Конечно, правильно рассуждает Соня, правильно выстраивает свою логическую цепочку. Но сейчас время рассуждений и всяких цепочек кончилось. Макар даже с легкой радостью понимал, что начинается время действий. А это все-таки приятней, чем голову ломать!
   Ладошка слушал, не перебивая. Наверное, и так все понимал. А вот Нюк испуганно прятал мордочку под куртку Макара. Наверное, боялся, что его опять ожидает чихание. Не понимал он, зачем выискивать какие-то неприятные запахи, когда вокруг так много чистого морозного воздуха!
   – Я… на физкультуре… быстрее всех бегаю! – сообщил Ладошка, вырываясь вперед.
   – Я тебе сейчас поводок прицеплю! – пообещал Макар. – Беги, как все люди! На аллею ведь нельзя вылететь, будто мы кипятком ошпаренные… Сейчас осторожность нужна. Хотя и спешка не помешает.
   В действиях всегда надо выбирать золотую серединку. А серединка – между двумя крайностями. Надо торопиться, но не спеша…
   Какая из этих крайностей сработала лучше, Макар узнал, когда они прибежали. Хоть они и торопились, и все-таки не спешили при этом, оглядываясь осторожно по сторонам, но… опоздали.
   На месте тайника в сугробе зияла пустая нора. Снег разворошили совсем недавно, уже не таясь. Фигурки не было.
   – Вот и закончилось наше расследование, – тяжело вздохнул Макар. – Интересно получается: все знаем, а делать нечего…
   – Папа говорит, что делать всегда есть чего, если не лениться, – вспомнил Ладошка.
   – Ну вот и делай! – Макар сердито обвел рукой пространство перед собой. – Делай, делай! С чего ты начнешь?
   – Ничего начинать и не надо – надо только продолжать, – как взрослый, ответил Ладошка. – Искать продолжать! Я свой дневник уже десять раз терял. И ничего, всегда он находился.
   – Сравнил бесценную скульптуру со своим дневником! – возмутился Макар. – Кому он нужен? Твой дневник отрицательную ценность представляет для человечества.
   Пока братья препирались, Соня успела обойти вокруг котлована.
   – Еще одна пропажа, – спокойно сказала она. – Петров исчез.
   – Можно подумать, что он нам очень дорог! – сердито сказал Макар. – Так мы о нем заботимся – на месте ли он, исчез ли, куда подевался… И никакого толку от нашей заботы! Улизнул, гад.
   Макар и Ладошка были так расстроены, что дело пришлось взять в свои руки Соне.
   – У нас очень мало информации о том, где может находиться Петров, – сказала она. – Мы знаем только два его адреса: дом и работа. Если на работе его нет, значит, надо искать дома. Сейчас обеденный перерыв, он успеет отнести фигурку домой.
   «Вообще-то дураком надо быть, чтобы нести такую вещь домой, – подумал Макар. – А если туда Сеня со своим Слоном нагрянет? Они же всю квартиру перевернут, и Летчик никакую милицию на помощь не позовет!»
   Он мог сейчас думать все, что угодно, но вынужден был согласиться с Соней: если Летчика здесь нет, остается только искать его дома. Не ждать же здесь – он наверняка вернется без фигурки.
   – К дому с башенкой! – скомандовал Макар.
   Впрочем, и без его команды все уже понимали, что предстоит быстрая пешая прогулка по Садовому кольцу.
   На широком тротуаре Садовой-Триумфальной улицы возле арки, ведущей во двор дома с башенкой, сновали десятки, а может, и сотни пешеходов. Но внимание ребят привлек только один, который притаился за киоском… Лица его ребята, правда, не видели, но по знакомой фигуре узнали Летчика.
   Никогда в жизни Макар не подумал бы, что к своему дому можно приближаться так осторожно, заглядывая во все потайные углы – в щели между киосками, даже за мусорные контейнеры. Спецовка у Летчика впереди топорщилась, и он придерживал рукой выпуклость у себя на груди.
   – Слежки боится, – довольно заметил Макар. – А вот и мы!
   – Он совсем не нас боится, – заметила Соня. – Он вообще не знает о нашем существовании. Просто он опасается, что Шкаф уже выспался и возобновил слежку. А у Петрова не так много времени до конца обеденного перерыва, он должен успеть спрятать фигурку, и, видимо, кроме своей квартиры, ему спрятать ее негде.
   – Что же делать, что же делать? – шептал Макар. – Как у него эту фигурку выманить? Что, квартиру его грабить?
   – О чем ты говоришь? – укоризненно сказала Соня. – С нечестными людьми нельзя бороться их методами.
   Но тут Летчик перестал осматривать двор и наконец решился войти в свой подъезд.
   «Вот и все, – подумал Макар. – Фигурка в квартире…»
   Вслед за ним по очереди вздохнули Соня и Ладошка. Даже Нюк засопел у Ладошки за пазухой. Если учесть, что между этими вздохами проходило секунды две-три, то получалось, что все они вздыхали не больше десяти секунд. Макар невольно подсчитал это время… Из подъезда опять выскочил Летчик! С совершенно свободными руками, которыми он радостно размахивал. Никакой выпуклости под его спецовкой не было – значит, и фигурки у него уже не было.
   – Ничего себе! – шепнул Макар Соне. – Реактивная скорость у этого Летчика. Вот бы мне за десять секунд обедать!
   – За это время он не успел бы пообедать, – спокойно и четко сказала Соня.
   – Да я сам знаю! – отмахнулся Макар. – Это у меня юмор такой.
   – И даже в квартиру подняться он тоже не успел бы, – продолжила Соня.
   – Да ты посмотри, как он побежал! Свободный, как заяц, – сказал Макар. – И никакого груза у него нету.
   – Значит, груз остался в подъезде, – еще более спокойно сказала Соня.
   Макар чуть не подпрыгнул на месте. Как ему самому не пришла в голову эта простая мысль! Значит, надо искать! Наверное, этот Летчик, как какой-нибудь зверек, перепрятывал ценность все ближе и ближе к свой норке, то есть квартире. Все-таки зря Макар его недооценивал: он не потащил находку в квартиру, догадался, что там ее легко отберут. А так – и не в квартире, и где-то под боком. Вот только где? Не соседям же на хранение он ее отдал! Да за десять секунд ничего толком никаким соседям и не объяснишь.
   И тут Макар подумал, что вот он, например, знает подъезд своего старинного дома наизусть – может мысленно представить все повороты, ниши, закоулки. Знает, где дверцы пожарных кранов, где люки, за которыми находятся электрические и телефонные провода. Конечно, и Летчик наверняка знает свой подъезд не хуже. А дом, в котором он живет, тоже старинный, то есть мест для тайника в нем достаточно.
   Макар печально улыбнулся и посмотрел на Нюка.
   – К сожалению, – сказал он, – нам нужны помощники с чуткими носами.
   – Но здесь же уже нет никаких следов! – воскликнул Ладошка.
   – Мы усовершенствуем технику обратного следа, – объяснил Макар.
   – А это не опасно для Нюкочки? – встревожилась Соня.
   – Да что тут опасного! – успокоил сестру Макар. – Просто будем тыкать его носом во все укромные места. Все сыщики так делают, и ничего, живы. Просто Нюку не повезло, что у него нюх такой особенный. Вот и отдувается, то есть отнюхивается за всех нас.
   Почти не таясь, ребята вошли в подъезд. Макар потянул носом – трудно будет Нюку ориентироваться в таком букете запахов! Из-за квартирных дверей несло всевозможными кулинарными ароматами. Казалось, в воскресенье люди принялись за приготовление пищи так, будто голодали целый год. Эти запахи смешивались с затхлым, застоявшимся воздухом подъезда, и получалось… Не очень приятно получалось! Вдыхать в себя этот воздух, во всяком случае, не хотелось.
   Макар даже пожалел Нюка. Может, они обойдутся и без помощи хонорика? Просто сделают обыск укромных мест на всех лестничных пролетах – вдруг повезет?
   Но, похоже, слепое и случайное везение было не для них. Макар заглядывал за трубу мусоропровода на всех лестничных площадках, открывал дверцы, за которыми были пожарные краны с плотными мотками шлангов. Он заглянул даже в картонную коробку, которая стояла на втором этаже… Пусто. Никаких других укромных мест, в которых можно было бы устроить тайник, обнаружить не удалось. Уже поднялись на третий, последний этаж – никакого результата!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация