А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Свадебный марш на балалайке" (страница 9)

   Марфа Николаевна шумно вздохнула. В прошлый раз, когда случилась болезнь у этого Дуси, похожего на дирижабль, она не была как следует подготовлена. Не было самого необходимого: шприцев, утки, клизмы и грелки. Марфа Николаевна учла свой промах (она считала себя ответственной за аптечку), и теперь в дом охранников она уже шла вооруженная до зубов. Люся видела повариху в таком туалете впервые, поэтому мелко семенила следом и оглядывала ее со всех сторон.
   Толик и Макс согласно задуманному плану еще с вечера вспомнили школьную молодость и предприняли все попытки, чтобы вызвать простуду. Они по очереди торчали у себя в ванной в прохладной воде босыми ногами (надо бы в ледяной, но парни очень быстро замерзали), потом съели сразу несколько мороженых и запили их ледяным «Спрайтом» и – уже совсем геройский поступок – облились холодной водой. Однако проспиртованный организм не собирался сдаваться ни у того ни у другого. Парни были бодры и свежи, словно весенние тюльпаны. Пришлось идти на хитрость – завалиться в кровати и ослабленными голосами попросить горничную Люсю о помощи или хотя бы о завтраке. Но вот уже часа три ни Люси, ни завтрака не объявлялось. Мало того, они сами слышали, как выехала машина из гаража, а Витька, единственный охранник, который остался на посту, равнодушно сообщил, что Ксения, ради которой и был задуман весь спектакль, отбыла на авто вместе с Евдокимом в неизвестном направлении. Толик уже совсем было решил отказаться от затеи с простудой, но тут дверь с шумом отворилась, и на пороге возникла Марфа Николаевна в белом халате и с черным чемоданом в руках. Из-за ее спины торчала голова любопытной Люськи.
   – Ну, сынки, где больные? – кричала повариха, закатывая крахмальные рукава.
   Парни насторожились.
   – Люся! Ассистируй мне, чего зря топчешься? – рычала повариха, доставая шприцы, градусники и зачем-то резиновые жгуты. – Сейчас будем мерить давление, не шевелитесь! Люся! Приготовь им утки! Грелки! Активированный уголь!
   Парни терпели до тех пор, пока из недр «дипломата» не появилась розовенькая клизма.
   – Ну на фиг! – взревел Макс и первым выпрыгнул из постели. – Я не собираюсь лечиться! Я и не больной вовсе!
   – Макс! Лежать! Это у тебя больничный психоз! – кричала Марфа Николаевна и надвигалась на него со шприцем в руках… – Сейчас укольчик сделаю – и все дела.
   – Какой укольчик?! Толик! Держи ее! У нее никакого медицинского образования нет! Она нас самолечением истребить задумала! Толян! Сигай в окошко!
   Толик метался к окошку и обратно. Окно разбить он не решался – достанется от Алекса, да к тому же, чтобы никто не покусился на охранников, в окна была вмонтирована железная решетка. Однако львиная доля правды в словах Макса присутствовала.
   – Марфа Николаевна! Это у нас такой план! Прекратите тыкать в меня вашей иголкой! Я же говорю вам: мы притворяемся! Я все добровольно расскажу! Ладно, черт с вами! Потом воткнете мне шприц, только сначала выслушайте, пока я в трезвом уме и светлой памяти!
   Крики парней достигли все-таки ушей лекаря, и она уселась на стул, готовая каждую минуту кинуться спасать умирающих.
   – Это мы специально, – от волнения шмыгал носом Толик. – А то чего Ксения все с этим Дусиком да с Дусиком! А нас будто и нет вовсе!
   – А Толян, между прочим, давно на Ксению глаз положил! – добавил Макс. – Вот мы и решили: пусть мы якобы заболеем, а Ксения возле нас покрутится. А она села в машину и с этим буржуем недорезанным умотала. А Толян теперь грустит.
   Тут внезапно ожила Люська. Она с обидой брякнула утку прямо на стол перед Толиком и проговорила:
   – Нашел о ком грустить! И потом, не забывайтесь, мальчики, она ваша хозяйка! Еще неизвестно, как на ваши чувства Алекс посмотрит!
   – Ну а чего?! – взволновался Толик. – Он же нормально относится к тому, что Ксения с толстяком этим целыми днями пропадает! И ничего! А я чем хуже?!
   Марфа Николаевна не спеша собирала весь медицинский инвентарь обратно в «дипломат» и только хитро улыбалась.
   – Эх, Толик, сынок. Мальчишка ты еще совсем. Не видишь разве: Ксения что-то готовит. Вот чует мое сердце – будет сюрприз нашему Филину. Не зря она во всем доме такой маскарад устроила и нам лишнее слово говорить запретила. Нет, рано ты толстяку позавидовал.
   – И между прочим, пару среди ровни искать надо! – с кокетливой обидой напомнила Люся и, изогнувшись гусочкой, выплыла из комнаты.
   Следом за ней заторопилась Марфа Николаевна.
   – Слышь, Толян, а женщины правы, – задумчиво проговорил Макс, надевая спортивный костюм. – Интересно, а на кухне осталось что-нибудь съестное?

   Глава 4
   Шалости милой воровки

   Ксения еще вчера узнала по каким-то своим каналам все данные владелицы серебристого авто с вызывающими буквами ВАУ в номере, и сейчас они с Дусей неслись по адресу, который был аккуратно занесен Ксенией в записную книжку.
   – Вот нет в тебе представительности, прямо голову сломала, как тебя этой Сюсиной показать, – недовольно морщилась Ксения, разглядывая затянутого галстуком Дусю и совершенно забыв про дорогу. – Ну почему на тебя как взглянешь, так тебя хочется либо обокрасть, либо милостыню сунуть?
   – Потому что экономить не надо! – взвился Дуся. – Насмотрелась «Ивана Васильевича», который профессию меняет, – теперь ей мое лицо не нравится!
   – Нет, не раскроется перед тобой Елизавета Викторовна.
   Из тех же каналов было известно, что владелица трех девяток ВАУ – Сюсина Елизавета Викторовна – дама весьма непростая, скандальная и на пушечный выстрел никого из «нищеты» к себе не подпускает. В данный момент ей брезжит возможность самой сделаться «нищетой», так как ее супругом в последнее время бурно заинтересовались служивые из ОБЭПа и даже взяли бедолагу под арест. Однако Елизавета Викторовна в свое обнищание верить отказывается и людей со скромным достатком продолжает к своему телу не допускать.
   – Слушай! А может, мы тебе очки купим? Все-таки не такой дурацкий взгляд будет, – осенило Ксению.
   – Судя по описанию, этой дамочке ум на фиг не нужен. А вот если она увидит у меня деньги… Ксения, давай мне долларов пятьсот в карман засунем и пусть они оттуда все время торчат. И еще – надо заехать в ювелирный магазин и купить мне перстень с бриллиантом. Без брюлика она мне ни за что не раскроется, – фонтанировал идеями Дуся.
   Ксения присмотрелась к нему внимательнее.
   – Ты где-то прав. Я думаю, она точно богатство любит…
   – Вот и я про то же! Поворачивай в ювелирный!
   – …Поэтому к ней отправлюсь я. А тебя мы ей вообще показывать не будем! – придумала девчонка.
   Дусик поперхнулся, потом презрительно сощурил глаза, так что они вовсе потерялись в щеках, и выдал удар ниже пояса:
   – Ты в моих глазах пала! Ты – скупердяйка! Ты только притворялась, что хочешь найти убийцу подруги. Ни фига ты не хочешь! В интересах следствия мне нужно и купить-то всего завалящий бриллиантик! Решай быстро. – Дуся придвинулся к Ксении совсем близко и рявкнул, как когда-то в детстве: – Жизнь или кошелек?!
   – Жизнь! – тоже как в детстве выкрикнула Ксения.
   – Ну так я ж тебе сразу говорил: поворачивай к ювелирному!

   Сюсина Елизавета Викторовна стояла посреди комнаты и с наслаждением вдыхала аромат краковской колбасы. Вообще-то она не любила краковскую, и наслаждение было показным, но этот подарок принес ей Яков, и она старалась вовсю. Тем более что пылкий любовник сейчас стоял здесь же и созерцал сцену восторга.
   – Яшенька! Ты меня просто балуешь! – хихикала она, незаметно вытирая жирные пальцы о штору.
   – Любовь моя, я просил не называть меня Яшенькой. У нас в фотоателье так макаку зовут, с которой все фотографируются. Мне бы не хотелось… ассоциации, знаешь ли…
   Елизавета Викторовна вот уже полгода встречается с Яковом Березкиным, и никогда он не осмеливался делать ей замечания, а вот теперь… Конечно, это все оттого, что муж угодил за решетку! Ах, ей теперь придется учиться жить по-новому.
   Женщина уже сложила губки в сладкую улыбку, чтобы назвать любимого, например, сверчком, но тут в дверь уверенно позвонили.
   – Кто это? – бестолково принялся метаться по комнате Яшенька и затих лишь тогда, когда спрятался за раскидистый куст камелии.
   – Ах, Яшенька, это, вероятно, соседи. Не стоит так волноваться, – поправила локоны Елизавета Викторовна и поплыла открывать.
   На пороге высился огромный лысый мужчина и сразу вызывал доверие – у него была фигура новомодного трехкамерного холодильника «Бош», который Елизавета Викторовна задумала купить, и потому мужчина моментально сделался родным. Он щурил маленькие глазки в современных очках, тискал черную папку и беспрестанно поправлял галстук, нежно, по-девичьи оттопыривая палец. Рядом с ним стояла хрупкая девица в модных тряпках и с совершенно устаревшей светлой косой до пояса. Мужчина отчего-то поводил перед глазами Елизаветы Викторовны рукой, а девица все время его одергивала.
   – Вы Сюсина Елизавета Викторовна? – робко спросил мужчина, а потом неизвестно для чего добавил: – Это ваш муж находится по следствием?
   – Ах, так вы из адвокатской конторы? – догадалась Сюсина.
   Вообще-то Дуся хотел представиться как частный детектив, но предположение Сюсиной оказались даже еще красивее.
   – Да! – гордо тряхнул он головой и протиснулся в комнату.
   – Яшенька! Мышонок мой! Это из адвокатской конторы! Ну что ты, как клоп, за обои спрятался? – крикнула женщина куда-то в глубь комнаты и жеманно протянула Дусе костлявую руку для поцелуя.
   Олимпиада Петровна, Дусина мама, упустила в воспитании момент лобызания конечностей, поэтому Филин просто крепко пожал хозяйке пятерню, отчего та немного скуксилась, но в комнату пригласила. Пока Дуся расшаркивался перед хозяйкой, Ксения неназойливо ее разглядывала.
   На вид Сюсиной было где-то лет сорок пять, но женщина пыталась скинуть года коротеньким халатиком, который то и дело распахивался, однако дама этого нисколько не стыдилась. Ухоженные волосы, длинные красные ногти, ярко подведенные глаза, сиреневая помада – все говорило о том, что дамочка относится к себе с повышенным трепетом и требует такого же трепета от других.
   – Кофе? Чай? – уселась дама на самый краешек стула и изогнулась в спине.
   – Кофе, – в голос ответили гости, и хозяйка выплыла легкой походкой.
   Гости остались с Яшенькой, и в комнате повисло неловкое молчание. Ксения, да и Дуся без труда догадались, что этот господин является некоторой заменой мужа, и как с ним себя вести, не совсем представляли. Да к тому же было неясно, захочет ли Сюсина при любовнике рассказывать о своей скандальной выходке в магазине спорттоваров. А если она скажет, что никакой Ирины Плюшкиной знать не знает? Пока гости подыскивали удобные слова для разговора, Яков Березкин восхищенно скользил взглядом по фигуре Ксении.
   – А вот и чай! – весело оповестила хозяйка, хотя ее просили принести кофе. – Ну так и о чем…
   Тут женщина заметила, что ее сердечный друг с энтузиазмом устроился на диване возле молоденькой девицы и даже откровенно пытается накрыть девичьи колени своей узловатой ладошкой. Девчонка, конечно, скидывает длань, но Яшины позывы надо было заглушить на корню.
   – Вы меня извините… – вдруг покраснела глазами хозяйка и швыркнула носом. – У меня, знаете ли… в некотором роде траур… Я не могу видеть девушек… У меня… черные воспоминания… Вы не можете посидеть в подъезде? – обратилась она вдруг к Ксении.
   Ксения вытянулась как струна, но Дуся больно толкнул ее в бок, и девушка, пожав плечами, подалась в прихожую. Яша немедленно вскочил ее проводить.
   – Елизавета Викторовна, вы же не будете против, если я провожу вашу гостью? – мгновенно сообразил он.
   – Буду! – рявкнула Елизавета Петровна и дернула прыткого ловеласа за брючину.
   Послышался слабый треск, и Яков надолго присел возле хозяйки. Та и сама поняла, что порвала выходные штаны любимого, и поэтому, чувствуя себя несколько виноватой, по-доброму взирала на мужчин и была готова поддержать любой разговор.
   – Мы, собственно, по такому делу… – начал Дуся. Ему было некомфортно. Зря все-таки Ксения заставила его напялить эти очки, теперь Дуся как мартышка, ей-богу! Дужки маленькие, впились в виски словно тиски, от этого у Филина невозможно разболелась голова, а глаза сами собой лезли на лоб. Поэтому он решил сильно со свидетельницей не рассусоливать, а провести допрос в рекордные сроки. – Не можете ли вы вспомнить девушку по имени Ирина Плюшкина? Кстати, это я для проформы выражаюсь типа там «вспомнить», вы же к ней приходили на работу и зачем-то чуть не выцарапали ей глаза. Вот и расскажите, с какой такой радости вы заявились к Плюшкиной на работу в отдел спорттоваров?
   – Милый друг! Ну что вы мне говорите! Ну какая там радость! Это горе! Трагедия! Шекспира читали? Так вот, там нечто подобное! Любовь, предательство, измена, гибель любимого…
   – У вас погиб муж? – испугался Дуся.
   – Пока еще нет, но, я думаю, это уже не суть важно…
   Видимо, Елизавета Викторовна всерьез разволновалась, потому что вскочила, побегала по комнате, потом уселась в кресло, отчего полы халата разъехались, и нервно закурила. Пару раз затянувшись, она начала рассказывать.
   Муж Елизаветы Викторовны, Денис Валентинович, был ровно на десять лет старше супруги, поэтому она видела себя с ним совсем девочкой, а его рядом с собой – дремучим стариком. Однако Денис Валентинович с этим был не согласен. Ну кто же не знает, что мужчина в пятьдесят пять самый лакомый кусочек для молоденьких куколок (особенно если к возрасту прилагается состояние). У Сюсина было чем заинтересовать молодежь: его счет в банке хоть и не лишал разума банковских работников, но выглядел вполне достойно. И пока Лизочка играла нестареющую малышку и даже порой отращивала мужу крохотные рожки, тот с успехом увлекался юными чаровницами. Красавиц он любил и не мог пропустить ни одной коротенькой юбочки. Так случилось, что не пропустил он и юбочку Ирины Плюшкиной. Денис Валентинович как раз был влюблен в свою секретаршу, когда заглянул в ЦУМ. Дело было перед Новым годом, и мужчина прибыл в магазин выбрать подарок. Нет, секретарше он уже давно подобрал сувенирчик в фирменном салоне, а вот на душеньку жену решил сильно не тратиться, а одарить ее плавательной шапочкой – супруге уже давно было пора заняться плаванием, при пристальном рассмотрении стал просматриваться целлюлит, а у Лизоньки, поговаривают, имеется любовник. Сюсину не хотелось перед соратником краснеть. С таким добрым намерением Денис Валентинович и появился в том отделе, но как только к нему, призывно шевеля бедрами, подплыла продавец Ирочка, он забыл про все на свете. Ирочка, однако, вела себя более чем скромно. Вообще вся она была сплошным противоречием. Глаза и голос говорили о скромности, а тело будто бы и вовсе не знало, что это такое. Продавец делала наивные глаза и растягивала шапочки перед лицом оторопевшего покупателя, а ноги выписывали черт-те что. И грудь вздымалась нервно и неприлично. И бедра себя вели так, будто крутили невидимый хула-хуп. Несчастный Денис Валентинович еще никогда не испытывал такой утонченной атаки со стороны молоденьких барышень, поэтому сдал позиции не задумываясь. Как только Ирочка его спросила, крутя на пальчике зеленую шапочку: «Ну так что, берете?», он немедленно ответил: «Да! Только давайте уточним время и место!»
   И у Ирочки Плюшкиной с Денисом Валентиновичем буйными флоксами расцвел роман. Мужчина задаривал девицу комплиментами, цветами и конфетами, а та, в свою очередь, платила ему пылкими взглядами, страстными вздохами и нежными улыбками. Через месяц Денис Валентинович недвусмысленно намекнул, что пора бы уже осчастливить его и чем-то более осязаемым, нежели взгляды, на что девушка ответила, что и с его стороны можно бы расщедриться и на более дорогие подарки, нежели конфеты местной фабрики. В тот раз они серьезно повздорили, чему Денис Валентинович был даже рад: на горизонте маячила совсем юная практикантка-малярша, не знающая никаких комплексов, которая могла за бутылку пепси создать незабываемый вечер, да к тому же бесплатно отремонтировать квартиру. Однако он плохо знал Ирочку. Девушка, видя такое прохладное отношение к своей персоне, решила повести атаку с другой стороны – наказать неверного. Под каким-то благовидным предлогом она познакомилась с его женой – Елизаветой Викторовной – и покаялась той в своих грехах, а заодно и в грехах ее супруга. Конечно, сначала Елизавета гневалась, но потом… Ах, ну какая жена не простит мужа, если он бросил молодую любовницу сам, ради нее! И теперь эта хорошенькая, молоденькая девочка сидит здесь, перед ней, льет слезы и бормочет о том, как она любит этого мерзавца! И как завидует законной супруге! Конечно, Елизавета Викторовна простила и Ирочку, и своего ветреного мужа. Госпожа Сюсина с Ирочкой даже почти подружились. Девушка стала вхожа в семью и с Денисом Валентиновичем могла уже встречаться без содрогания, как однажды…
   Елизавета в тот вечер пришла домой раньше обычного – муж все же настоял на занятиях в бассейне, а она, как могла, увиливала. Денис обещал быть с работы поздно, поэтому Елизавета Викторовна решила занятие пропустить, а посмотреть по телевизору заключительную серию очередного шоу. Каково же было ее удивление, когда, открыв двери своим ключом, она услышала голоса мужа и Ирины. Голоса раздавались из гостиной, и Елизавета прижалась к стене, чтобы ни одного слова не пропустить.
   – Ты воровка! – в бешенстве кричал Денис Валентинович. – Ты алчная, грязная воровка!
   – А ты заяви на меня в милицию, – спокойно посоветовала Ирина и даже, кажется, прихлебнула кофе.
   – Я!.. Я не собираюсь платить такие деньги!!! Ты ничего не получишь!
   – Тогда кое-что получит милиция. И твои друзья. Я не думаю, что они после тех бумажек подставят тебе свое крепкое плечо.
   – Дрянь! – визжал муж, а ему в ответ слышался только уверенный нагловатый смех.
   Елизавета Викторовна ничего толком не сообразила, поняла только, что речь идет о каких-то бумагах, а поскольку разбиралась исключительно в тряпках, то решила оставить спорщиков вдвоем. Пусть победит сильнейший. От расстройства она даже вернулась в бассейн и отзанималась там положенные два часа. Только подъезжая к дому, она вдруг похолодела – до нее дошло, что если сильнейшей окажется Ирочка, то это впрямую отразится и на ней, на Елизавете! Там же речь шла не только о бумагах, но и о деньгах!
   Дома ее встретил Денис чуть взвинченный, но бодрый, и Елизавета Викторовна выкинула историю из головы. Гром грянул недели три назад: прямо домой к ним заявились неизвестные типы, их было много, а Денис всего один. Они показали какие-то документы и увели супруга. Как выяснилось немного позже, Ирочка еще в пору нежной страсти вызнала у Дениса все потайные места, а потом, когда ей открылся доступ в квартиру бывшего любимого, она просто выкрала важные документы. Ими она и пыталась шантажировать Дениса Валентиновича, но тот, наивно решив, что его чувства не могут быть так жестоко использованы, не поверил в угрозу. И совершенно напрасно. Его замели. В тот же день Елизавета Викторовна понеслась к Ирочке в отдел и наговорила гадостей, она хотела, чтобы мерзкую девчонку немедленно сослали за пределы города поднимать сельское хозяйство в глухой деревне, ну да разве кто-то ее послушал! Теперь Денис находится в заточении, а Елизавета Викторовна ищет ему надежных адвокатов. Однако если таковые не отыщутся, то, что ж, придется супругу достойно выдержать испытание, а уж она, Лизонька, только исключительно из-за того, чтобы не доставить радости этой Ирке, не будет накладывать на себя руки. Тем более что все имущество и кое-какие банковские счета записаны на нее, на Сюсину Елизавету Викторовну.
   Рассказ закончился вместе с очередной сигаретой.
   – Теперь вы видите, как мне нужна помощь толкового адвоката! – с жаром воскликнула покинутая супруга и с чувством заломила руки.
   Дусик что-то медленно подсчитывал у себя в голове, ставил брови домиком и теребил галстук. Ирину убили неделю назад…
   – А когда вы приходили в магазин? – наконец спросил он.
   – Ну когда… Так, подождите, сейчас подсчитаю…
   Неожиданно ожил Яшенька в порванных штанах:
   – Лизонька, ну чего считать, ты меня просто обижаешь! Это же двадцатого марта было, в мой день рождения! Мы еще с тобой поехали подарок мне покупать, а ты говоришь, подожди, мол, сейчас в ЦУМ забегу, там мне одной мерзавке надо лохмы выдернуть. Ну?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация