А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Точки над «i»" (страница 1)

   Джо Брэнд
   Точки над «i»

   Посвящается Берни, Мэйси и Элизе
...
   Благодарю всех, кто помог этому роману появиться на свет… Они знают, о ком речь. Я особо признательна своей семье за то, что не мешали, и моему редактору Мартину Флетчеру, чей энтузиазм и дружеское отношение очень мне помогли. Спасибо Вивьен за то, что прочитала книгу до конца, издавая при этом звуки одобрения. Спасибо тем беднягам, которым пришлось мучиться, продираясь через этот текст, и править мою ужасную пунктуацию. Мое превращение из литературной девственницы в женщину с кое-каким опытом в этой области прошло не настолько болезненно, насколько я ожидала. Удачи.

   Пролог

   Марта точно помнила день, когда возненавидела своего отца. Ей было четыре года. До этого она просто чувствовала себя неуютно от резкости его голоса, от неприятного запаха его рук и от того, что ее мать, Пэт, почти все время выглядела, как кролик, которого мальчишки вытащили из клетки, чтобы помучить.
   Первый день Ненависти совпал с днем рождения сестры. Мэри исполнилось семь лет, и Преподобный Брайан сделал необычно широкий жест – устроил по этому поводу вечеринку. Для этого он пригласил друзей и родственников, но откликнулись очень немногие, поскольку в семье его не любили, а друзья постепенно становились недругами. Поскольку праздники в семье Харрисов были редкостью, Преподобный Брайан пребывал в состоянии постоянной тревоги, что сопровождалось вспышками агрессии и легкой истерией. Это беспокоило Марту. На праздник пришло несколько одноклассников Мэри из маленькой деревенской школы Саффолка – естественно, не по своей воле. Мэри им очень нравилась, но никто не хотел находиться в доме «Преподобного Вонючки» – дети его боялись. Нестриженные волосы торчали у Брайана из носа в разные стороны, а так как он всегда разговаривал с людьми – даже малышами, – приблизив лицо вплотную к собеседнику, этого было достаточно, чтобы заставить семилетнего ребенка расплакаться. К тому же он был священником.
   Преподобный Брайан старался изо всех сил быть радушным хозяином, но через пару часов от вида грязных пальцев, путешествующих вверх и вниз по занавескам, картинам и обоям тонкий налет добродушия начал испаряться.
   Мэри нарвалась первой, когда во время игры «Передай посылку» закричала слишком радостно для хрупкого душевного состояния Преподобного Брайана. Отец затащил ее в комнату, подальше от посторонних глаз, и влепил затрещину со словами «не-шуми-глупая-девчонка-и-не-выставляй-меня-идиотом». Мэри не поняла, что он имел в виду под «не-выставляй-меня-идиотом», но была так шокирована, что чуть не забыла расплакаться.
   Пэт Харрис, пребывая в неведении относительно перемен в настроении мрачного мужа, находилась на кухне, напевая и втыкая свечи в торт, когда туда вошел Преподобный Брайан, чтобы сказать, что маленькие говнюки достали его своей беготней по дому и что он собирается продолжить развлекать банду плебеев и мародеров в саду, где они не смогут нанести ущерба дому.
   – Да ладно тебе, Брайан, – возразила Пэт. – Это бывает только раз в году, и им так весело. Приятно слышать их смех и видеть их счастливые лица. Пожалуйста, не надо все портить, дорогой.
   Это было уже слишком для Преподобного, который кипел с того самого момента, как этот маленький Джим Бейкер из деревни расплакался, обнаружив, что призом победителю в игре «Передай посылку» была Библия, а Ким Меде надула в штаны над персидским ковром в коридоре, когда он на нее наорал. В конце концов его прорвало, и Брайан промаршировал с Пэт через гостиную, держа ее за ухо и приговаривая, что больше всего он терпеть не может женщин, которые не знают своего места, и считает своим долгом проучить ее.
   На виду у обалдевших Марты, Мэри и смущенных гостей он впихнул отчаянно пытающуюся превратить все в шутку жену в чулан под лестницей и запер дверь.
   – Сиди там, пока не научишься хорошим манерам, – сказал он.
   Даже тогда, в четыре года, Марта была в ужасе. Она слышала, как Пэт своим мягким голосом упрашивала мужа выпустить ее, но Преподобный не реагировал. Он вывел всех в сад, отклоняя любые протесты и в очередной раз доказывая, что люди обычно делают то, что им говорят, если говорить громко.
   Марта не смогла сдержаться, подошла к отцу и со всей храбростью, на которую способен четырехлетний ребенок, выдала ему прямо в лицо. – Я ненавижу тебя, ненавижу тебя, – крикнула она. – Ты… ты, – она заколебалась на мгновение. – Ты мудак, папа.
   Время остановилось, когда Преподобный Брайан обрушился на нее подобно лавине, подхватил и втащил в дом. Он отнес Марту в ванную, где запихнул ей в рот кусок мыла После этого высунул ее из окна ванной, пытаясь представить все как шутку, и прокричал:
   – Она здесь. Мы просто веселимся!
   Его голос звучал так, будто ему удалили яйца, и слово «веселимся» прозвучало, словно означало «убийство».
   Это было уже слишком для простых деревенских жителей, которые покинули сад викария и, едва выйдя за ворота, ускорили шаг, хихикая и перешептываясь, сгорая от желания как можно быстрее рассказать о произошедшем кому бы то ни было.
   Много месяцев спустя деревня оправдала действия Преподобного Брайана, а Мэри, Пэт и Марта были наказаны за весь указанный период, поскольку, естественно, это была их вина.
   С течением времени отношения Марты с отцом не улучшились, потому что Марта решила противостоять ему при каждой возможности. Мэри, наоборот, решила что полное подчинение сделает ее жизнь намного легче. Так оно и случилось. Преподобный игнорировал дочь практически все время, исключая редкие комментарии насчет ее внешнего вида, способностей хозяйки или выбора мужа.
   И Марта, и Мэри – обе прошли обряд конфирмации, хотя Марта лет с шести стала атеисткой. Она чувствовала если бы Бог существовал, Он бы никогда не позволил Преподобному вести себя таким образом. Именно тогда отец воспользовался случаем и произнес перед паствой небольшую проповедь о природе Бога, иллюстрируя ее примерами из семейной жизни, а в завершение сослался на происшествие недельной давности:
   – А вот моя дочь Марта не только негодница, но еще и жадина На прошлой неделе, например, моя жена Пэт приготовила лимонад, который Марта любит, и девочка, несмотря на наши призывы к умеренности, выпила этого лимонада столько, что надула в постель – вы можете поверить, что это произошло с восьмилетней девочкой?
   История смутила взрослых, а дети в церкви захихикали.
   – Я вам все это потому рассказываю, что моя жена и я сам постоянно говорили Марте, что не стоит пить так много лимонада, потому что это может для нее плохо кончиться, – сказал Преподобный. – И мы, взрослые, тоже ведем себя, как Марта, когда дело касается веры в Бога: мы не всегда следуем Его совету, но Он знает, что для нас лучше.
   Марте казалось, будто все смотрят на нее. Она не представляла, как переживет понедельник в школе. Пэт и Мэри тоже покраснели от стыда за нее, но ни мать, ни сестра не сказали ни слова, потому что Мэри к тому времени уже почти не говорила, а Пэт не хотела навлекать на себя гнев Преподобного.
   После этого случая Марта, хоть и молилась много раз в маленькой церкви, но так и не сумела убедить Бога признаться в том, что отец для Него – хреновый пиарщик, или хотя бы получить намек на то, что до Него дошли ее молитвы.
   Преподобный Брайан не только постоянно присутствовал в детских кошмарах Марты, но и с тревожащим постоянством появлялся в ее взрослых снах. Жители деревни его терпели, хотя и знали, как он обращается со своей семьей, но считали, что работу свою он выполняет эффективно и по-деловому, и потому были готовы примириться с тем, что жена и дочери Преподобного страдают, как несчастные героини Диккенса, от тирании мужа и отца.
   Когда Марта стала подростком, отношения с отцом постоянно находились в стадии войны из-за гормональных перемен в ее организме. Марта думала, что хуже уже не будет, но тут Преподобный проявил себя с неожиданной стороны, и она совершенно не была к этому готова: он стал похотливым козлом. После одного вечера, когда потный и до неприличия предупредительный Преподобный исполнял все капризы Марты и ее подруги Джоель, у которой была здоровенная грудь, Марта решила выбирать друзей, исходя из их способности сексуально возбудить Преподобного и с этого момента в дом священника вереницей потянулись прыщавые и некрасивые девочки-подростки, как будто красоту и живость кто-то отменил. Бойфренды набирались исключительно по принципу непригодности. Чтобы досадить отцу, Марта тусовалась с наркоманами или ребятами из рабочих кварталов и начала вести активную половую жизнь с четырнадцати лет.
   Она потеряла девственность с девятнадцатилетним парнем с местной фермы и фантазировала на тему свадебной церемонии, которую проводил бы ее папаша, чтобы по-быстрому скрыть «грех».
   Мэри никаким образом не участвовала в борьбе Марты с Преподобным Брайаном и, словно мрачная летучая мышь, провела большую часть подросткового периода в своей комнате, окружив себя готической атрибутикой и одеваясь, как викторианская вдова с эротическими фантазиями.
   Пэт – в прошлом невинная и веселая фермерская дочка, которую привлек взрывной характер молодого Брайана, постоянно корила себя за то, что позволяла мужу обращаться с дочерьми, как со злыми собаками, которым надо было показать, кто в доме хозяин. Она хотя и знала, что ее муж всего лишь жалкий задира, но все никак не могла окончательно разорвать супружеские узы, поскольку все еще верила, будто под мрачной поверхностью скрывается интеллектуал-идеалист, который все еще любит ее. К сожалению, вскоре после свадьбы на его место пришел зловонный старый пердун и все меньше оставалось надежд на то, что добрачный Брайан когда-нибудь проявится снова. Пэт пережила множество унижений как личных, так и публичных, за которые ей было стыдно, и, когда она ходила в деревню за покупками или в библиотеку, ей постоянно слышались шепотки за спиной: «Пэт, ты жалкая, Пэт, ты слабая, Пэт, ты заслуживаешь то, что получаешь». В конце концов она и сама в это поверила.
   Когда Марте перевалило за двадцать, Преподобного Брайана стали периодически посещать временные озарения относительно христианского учения как истинной силы добра, и он решил попробовать вернуть уважение дочерей.
   С Мэри проблем не было. К тому времени она вышла замуж за Дерека-черепа, и все, что могло разнообразить их упорядоченную жизнь, только приветствовалось, даже если это был придурок-папаша, пытающийся снова влезть в ее жизнь.
   В отличие от Мэри, сестра была непреклонна и продолжала доводить Преподобного до белого каления своими выходками, среди которых была татуировка Jesus Sucks на заднице, публично продемонстрированная в деревне, когда пьяная в стельку Марта отмечала вылет из колледжа, переход на время в мусульманскую веру и работу официанткой в стрип-клубе в Сохо.
   У Марты в жизни было три цели: стать матерью-одиночкой, сделать маму счастливой и заставить отца на коленях просить прощения. Если бы он еще при этом был голым и в говне, было бы еще лучше.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация