А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "5 великих тайн мужчины и женщины" (страница 24)

   Но у меня же ребенок!

   Теперь пришло время изобличить эгоизм женский. Вот уж где действительно следует искать настоящих эгоистов, так это здесь – на женском поле. Думают женщины постоянно о своей выгоде, все у них с расчетом, во всем видна предусмотрительность. Да, корысть – это женское качество! И ведь врут они без конца, и врут с расчетом, чтобы мужчину как липку раздеть, обмануть дурака на четыре кулака!
   Ну что, дорогие женщины, знакомые фразочки? Если нет, то знакомьтесь: это сидит в подсознании каждой мужской головушки и в самый ответственный момент норовит оттуда выпрыгнуть, словно чертик из табакерки. Вероятно, у мужчин есть на то какие-то основания, однако же самое главное из них традиционно для всех рассматриваемых в этой книге проблем межполовых отношений: подобная, почти патологическая убежденность мужчин в женском эгоизме кроется в их непонимании женщины и женской природы. И от этого все…
   Сейчас нам предстоит говорить о «внутреннем пространстве» женщины, но прежде мы в очередной раз обратимся к обезьянам. Сколько бы мы ни хорохорились, родственники наши – наши родственники, и первыми в списке идут господа приматы. Как же у них обстоят дела с «женским эгоизмом»?
   Среди человекообразных обезьян одни (например, гориллы) – животные стайные, другие (например, орангутаны) – территориальные. Однако моногамных среди них – днем с огнем, все сплошь полигамия, будь она неладна. Стайные обезьяны образуют группу, где самец-лидер (вожак) эксклюзивно «покрывает» весь свой гарем и отражает напор прочих желающих поучаствовать в этом процессе. Самцы территориальных обезьян не образуют группы или стаи, но отвоевывают себе жизненное пространство в несколько гектаров. Всякая забредшая на территорию этого самца самка рассматривается им как его «частная собственность». Сурова мать-природа!
   К счастью или к сожалению, мы по своему родству ближе к животным стайным. Как же обстоят дела у самок стайных приматов? Конечно, вожак, он же и ненаглядный супруг, – существо в незрелом сознании самки обожествленное. Однако супруг супругом, а главное – дети. Нужно побеспокоиться об их будущем. Будущее же несовершеннолетних приматов зависит от благоволения вожака, а вожаки, как и президенты, имеют свойство свой пост оставлять, происходит, так сказать, ротация руководящих кадров.
   И вот представим себе ситуацию: произошла такая ротация, вожак поменялся, т. е. другой самец теперь верховодит над раболепным гаремом. Как он будет относиться к детям прежнего властителя? Разумеется, без особого энтузиазма! При подобной смене вожака, например, в львиной стае новый лидер вообще умерщвляет последний выводок прежнего властителя гарема. Подобная тактика, сколь бы ужасной она ни казалась, эволюционно оправданна, поскольку гибель малышей приводит к прекращению лактации (выделения молока) у львиц, занимающихся вскармливанием своего потомства, а это в свою очередь влечет за собой ускорение их готовности к следующему репродуктивному периоду. Новый «король-лев» даст стае «новую кровь»…
   Учитывая подобную «жестокую логику» природы, самки приматов и страхуются. Улучив минуту, когда господствующий вожак зазевался, самка тихонько отходит подальше, в укромное местечко, где и встречается на адюльтерном ложе с претендентом на руководящий пост. Тот, особым умом не отличаясь, сменяя-таки своего предшественника на должности вожака и одновременно супруга всех вольнопасущихся самок, рассматривает детенышей этой своей давешней любовницы, а ныне жены как своих собственных и относится к ним соответственно.
   Всякие иные объяснения подобного поведения самки не выдерживают критики. Самка гориллы отправляется к «любовнику» не ради любовных утех (что такое любовные утехи, самкам гориллы не известно) и не является «жертвой насилия» (единственный крик самки способен мгновенно избавить ее от всяческих посягательств). Она делает это намеренно, обманывая своего «законного супруга» и выбирая себе в качестве «любовника» именно того самца, который имеет большие шансы стать будущим вожаком. «Думой о детях своих» совершает она этот поступок…
   Разумеется, самка гориллы – существо малообразованное, и ее «думы» о будущем ограничены какими-то весьма приземленными проблемами. Здесь же она проявляет просто чудеса интеллектуальной мысли! Но самое важное в этом вот что: самка гориллы думает в этом случае не о тех детях, которые у нее уже есть (к тому времени когда произойдет «ротация», они уже будут вполне состоятельными членами стаи), а о тех, которые у нее будут, о тех, которые «планируются», т. е. о своих «потенциальных детях». Она ведет себя так, словно бы они – эти «потенциальные дети» – уже есть!
   И вот мы сопоставляем (ради бога, не пугайтесь) этот адюльтер самки приматов и то ощущение «внутреннего пространства», которое продемонстрировали маленькие, абсолютно невинные в сексуальном отношении девочки из экспериментов Эрика Эриксона. Девочки, как мы помним, вели себя так, словно бы знали о том, что у них есть какое-то «внутреннее пространство», нечто, о чем они заботились, что они обустраивали, сохраняли. И ведь точно так же ведет себя самка гориллы – она тоже заботится, обустраивает и сохраняет нечто, что есть в ней, у нее «внутри».
   Для себя ли все это делают наши милые представительницы женского пола? О себе ли пекутся самки гориллы, отправляясь в свое, прямо скажем, опасное «романтическое путешествие» в кусты? О себе ли заботятся маленькие девочки, выстраивающие на столе низенькое круглое здание? Нет, не о себе, а о чем-то, что в них, – о «потенциальном ребенке». А чем руководствуется женщина, выбирая для себя состоятельного мужчину, отказывая при этом, может быть, и милому ее сердцу, но, прямо скажем, обалдую? Она ищет такого отца своему ребенку, который сможет гарантировать ему достойную жизнь. А чем руководствуется женщина, украшая себя? Ею руководит желание привлечь к себе множество мужчин, из которых она сможет выбрать того, который даст ей возможность воспитать ее детей.
   А почему она не отказывается благородно от предлагаемых ей «материальных благ», почему она «заначивает деньги», почему она считает оправданными «материальные компенсации»? В каждом этом поступке проглядывает все то же стремление – забота о своем «внутреннем пространстве», о том человечке, который скрыт в ней «потенциально». И это происходит на уровне биологического инстинкта, не осознается самой женщиной и, по большому счету, не имеет никакого отношения к реальным детям. У нее может их и не быть, возможно, впрочем, они есть у нее, но она о них не заботится, возможно, наконец, она уже давно вышла из репродуктивного возраста, пережила климакс, но все это не делает ее меньше женщиной, а потому она продолжает заботиться о своем «внутреннем пространстве».
   Никакие хищники не угрожают хомяку, живущему в домашнем аквариуме, но он роет себе норы, и голод не грозит этому домашнему питомцу, но он запасает корм. Он делает это инстинктивно, не понимая цели собственных действий. Точно так же и женщина руководима своим инстинктом – беречь, охранять и сохранять свое «внутреннее пространство». Внешне ее поведение действительно может выглядеть корыстным, но на самом деле, если не прибегать к поверхностным оценкам, оказывается, что никакой корысти в ее поступках нет, просто мы не замечаем, не видим того «потенциального ребенка», то «внутреннее пространство», о котором с такой самозабвенностью печется женщина.
...
   Думать, что «все женщины эгоистки», – значит ровным счетом ничего не понимать в женской психологии. Женщина никогда не бывает одна (именно поэтому она может быть абсолютно самодостаточной, совершая «общественные деяния» лишь для разнообразия), ее всегда двое – она и ее потенциальный ребенок. Материнский инстинкт – это не те действия, которые она осуществляет в отношении конкретного, родившегося у нее, ребенка; материнский инстинкт заставляет женщину заботиться о себе как о продолжательнице жизни. Если она не создаст должных условий для себя, то грош ей цена как женщине, потому что она не сможет в этом случае выполнить свою биологическую миссию. Ее эгоизм – это эгоизм жизни, а если ей что от этого эгоизма и перепадает, так это, уж извините, вполне разумно.
   Мужчина, осуждающий в женщине «корыстолюбие», просто не понимает, насколько глупо, скверно и некрасиво он поступает. Ведь женщине на это даже ответить нечего, она и сама не знает, почему ведет себя таким образом. Если и есть в поведении женщины нечто, что может стать предметом мужского недовольства, так это ее расточительность. Хотя всякий раз, когда мужчина сталкивается с «вопиющими фактами женского транжирства» (речь идет, конечно, не только и не столько о деньгах, сколько о способностях и талантах), он должен внимательно посмотреть: а не являются ли эти траты способом, который женщина использует для того, чтобы как-то обустроить будущность, защитить свое «внутреннее пространство», это виртуальное, но столь реальное в действительности образование, своего «потенциального ребенка».
...
   Сущность, которую не замечают: «За это можно все отдать!..»
   Она – женщина – обладает тем, что неведомо мужчине: внутренним спокойствием, знанием внутреннего смысла вещей, устойчивостью к жизненным трудностям, она несет в себе знание жизни. Это знание, может быть, и не осознано ею, но оно, что более важно, проявляет себя в деятельности. Мужчины выманивают это внутреннее знание женщины «наружу» и разочаровываются, поскольку для «внешнего использования» оно не приспособлено. Вместо того чтобы погрузиться в мягкое лоно женского существа, мужчины обрекают себя на борьбу с невидимым врагом, с той, которую сами же себе и выбрали.
   Женская душа – это «внутреннее пространство», нечто упругое, плотное, насыщенное, зачастую, правда, заброшенное и позабытое женщиной. Не всякая женщина ощущает свое «внутреннее пространство», и это большая беда – ведь оно может стать опорой, оно гарантирует силы и продуцирует колоссальную волю, но лишь при достойном, подобающем к нему отношении. К сожалению, «бесхозяйственность» в отношении к собственной душе у женщин зачастую просто преступная. Женщины же, ощутившие и ощущающие свою внутреннюю душевную полноту, на глазах преображаются.
   Женщина подобна океану. Представьте себе океан: огромное пространство воды, где-то бушуют шторма, а где-то господствует изнуряющий однообразием штиль, где-то толщей льда покрыты тысячи квадратных километров поверхности, а где-то – жаркие пляжи и отдыхающие; множество течений, горячих и холодных, рассекают толщу воды, глубины океана полны загадочных растений и животных, затонувшие корабли и курсирующие акулы шокируют аквалангистов, а коралловые рифы пестрят стаями красочных рыб; по своим маршрутам движутся военные корабли и гражданские суда, танкеры и траулеры, на шельфах установлены нефтяные вышки, маяки подают сигналы, а морские птицы пикируют в воду в поисках вожделенной добычи. Все эти и тысячи других явлений составляют жизнь Мирового океана, где каждый живет по своим правилам, не нарушая этим его целостности.
   Такова и женщина: в ней всему находится свое место – и штормам, и штилям; и кораблям, и морским животным; и загадочным рифам, и нефтяным вышкам. Женщина внутренне не противоречива, в ней нет даже плацдарма для возникновения противоречия, напротив, – она основа соединения и сосуществования. Женщина, например, может быть искренне уверена в том, что «врать нельзя» и что сама она «никогда не врет», при том, что врет постоянно. Она обещает ребенку отдать его «дяденьке милиционеру», если он будет плохо себя вести. Чтобы заставить его учиться, она будет угрожать ему армией, утверждая: «Я тебя от армии отмазывать не буду! Не выучишься, не поступишь в вуз – твои проблемы!» А потом в военкомате, чтобы спасти свое дитя от призыва, она наврет с три короба – расскажет о его несуществующих болезнях, да и сама временно превратится в «агонизирующую больную». Она скажет мужу, что он «был великолепен в постели», если захочет развеять его сомнения на этот счет или удержать в «лоне семьи». Она будет имитировать оргазм, разыгрывать беззащитность и неуверенность, если потребуется; она согласится с тем, с чем несогласна и, напротив, будет до победного конца спорить, даже когда она согласна, правда, в том случае, если подобное поведение ей покажется необходимым.
   Мужчины, опираясь на все эти факты, с пеной у рта будут доказывать, что все женщины насквозь лживы и аморальны. Но это большое заблуждение, а подобные обвинения будут женщине непонятны. Ведь она все делала «правильно»: она воспитывала ребенка, защищала его от армии, сохраняла гармонию семейных отношений, помогала мужу почувствовать себя хозяином и защитником. Она солгала? Ни в коем разе, она воспитывала ребенка, сохраняла мир в семье и т. д., и т. п. Ни о какой лжи и речи не идет, она была занята совершенно другим делом! Вы же знаете, что если из пункта «А» в пункт «Б» вышел белоснежный лайнер, это не мешает какой-нибудь захудалой шхуне в это же самое время выйти из «Б» в «А». Поэтому все логично, все даже очень логично! Только это другая – женская – логика, и в ней больше от жизни, чем от математики. Так что мужчинам ничего не остается, как придержать свое благородное негодование, тем более что большего борца за правду и справедливость, чем женщина, вы не сыщете во всем мире.
...
   Возможно, это и прозвучит как полная тарабарщина, но то, что я сейчас скажу, столь же парадоксально и нелепо, сколь и верно. Мужчины и женщины – это существа, которые в значительной мере себе не принадлежат, и потому то, что они делают, часто является не их виной, а скорее бедой. Мужчины и женщины – это люди, но мужское и женское – больше, чем установленные в обществе нормы и правила, и мужское, и женское может диктовать и действительно диктует человеку свои правила игры. Все это, разумеется, не снимает с нас ответственности за собственные поступки, но все-таки каждый из нас нуждается в понимании со стороны своего партнера. И это понимание – та взаимная поддержка, которую мы оказываем без вины виноватому, так что здесь-то и проявляется то подлинно человеческое, которым мы почему-то бравируем только в моменты «выяснения отношений».
   ЭТО НУЖНО ПОНЯТЬ И ПОМНИТЬ…
   («общие правила» для «частных случаев»)
...
   Только для мужчин
   Не считайте женщину эгоистичной: весь ее эгоизм – биологического свойства, а потому к личности женщины он не имеет ровным счетом никакого отношения и личность женщины ответственность за такое поведение этой женщины не несет.
   Трудно понять, что за «внутреннее пространство» находится в женщине, но оно есть, и о нем она «думает» куда больше, чем о любом из своих мужчин. С этим нужно смириться и, наверное, даже научиться восхищаться этим.
   Особенно остро эгоистичность женщины ощущается вами в те моменты, когда душа ваша требует чуткости со стороны партнерши. Чуткость – товар редкий и дефицитный, а при росте потребления дефицит ощущается особенно остро. Так что обвинения в эгоизме кажутся в эти минуты нашему брату вполне естественными: «Когда ей надо, то вынь да положь! А когда мне надо – она занята!»
   Проблема здесь не в эгоизме женщины, а в росте вашего потребления и в силе ваших ожиданий. Ну что в такой ситуации делать? Неприятно, конечно, но остается только сокращать потребление и снижать остроту ожиданий. Это приводит к потрясающим эффектам, ибо, отказываясь от внимания, мы моментально вынуждены будем страдать от его избытка.
   Женщины бывают расточительны, это правда. Но здесь мы имеем дело с «шуткой природы». Когда корма становится больше, наблюдается естественный пик рождаемости, природа в этот момент расточительствует. Потом это обернется резким падением уровня достатка, что будет связано с тем же ростом поголовья, но эволюции необходимы такие демографические волны. Женщина же – инструмент природы в этом вопросе, поэтому следом за ростом вашего достатка ждите от нее расточительности – это нормально.
...
   Только для женщин
   Было бы очень правильно раз и навсегда позабыть тезис о мужском эгоизме. Кроме обвинительного пафоса, в нем нет вообще ничего. «Мужским эгоизмом» на самом-то деле называется та сила, которая делает мужчину привлекательным в глазах женщины. Потому если вынудить мужчин избавиться от эгоизма, то мы получим целое полчище субъектов, которые даром никому будут не нужны.
   Да и сами мужчины страдают от этого своего дела. Это только другим кажется, что они для себя стараются, в действительности же они постоянно кому-то или чему-то служат, постоянно в какой-то работе, перед ними всегда какие-то цели. Может статься, что вся эта работа и все эти цели – полная ерунда, но, право, если кто-то думает, что нечто важно, для него оно важно.
   И мужчина никогда не поймет, не примет заверений в том, что, мол, он думает только о себе. Мужчина в нашем обществе вынужден постоянно подавлять свои сексуальные желания, а потому все мужчины свято уверены в том, что как раз о себе-то они не думают вовсе.
   Вы в свою очередь привыкли думать, что вы все делаете для других (ну, или почти все), однако поверьте, об этом, кроме вас самих, никто не догадывается, так что просто не ставьте себя в дурацкое положение.
   Лучшее качество мужчины – это способность превозмогать собственное страдание, свою душевную боль. На самом деле мужчины находятся в состоянии хронического страдания, которое, впрочем, не умеют и не привыкли показывать. Бравада – вот маска, под которой прячутся их тревоги и печали.
   Но если мужчина способен терпеть и ждать, не пытаясь найти в этот момент «виноватых», это исключительный мужской экземпляр! Но не заставлять ждать себя – подобная тактика крайне опрометчива!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация