А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жажда мести" (страница 6)

   Глава 5

   Гриль был установлен на широком балконе возле гостиной. С помощью металлических щипцов Джек перевернул бифштексы, и в лицо ему пахнуло мясным паром. Тейлор уже успела выключить Рея Чарлза и врубить местное радио WBCN. Сейчас из динамиков, установленных на балконе, доносилась песня U2 «Загадочные пути». Тейлор была в гостиной, зажигала высокие свечи на кофейном столике. Огонь в камине создавал на потолке и стенах танцующие тени и выгодно подчеркивал изгибы ее тела.
   Глядя на нее, Джек подумал, что живет чужой сказочной жизнью.
   Вместо того чтобы размышлять о том, чем они займутся ночью, он вспомнил случай, который произошел через неделю после того, как он похоронил жену.
   Когда его дом стал местом преступления и Аманда погибла, он остановился в свободной спальне в доме Майка в Арлингтоне, штат Виргиния. Большую часть времени он проводил в барах, и его другом, врачом и психиатром стал «Джим Бим» со льдом.
   Темные мысли потихоньку прокрались в его голову, свив своеобразное гнездо и высвободив ярость, которую невозможно утолить. Эта ярость, похоже, всегда была с ним, обжигая его, словно кислота. Но в последнее время она начала требовать определенных форм выражения. Он видел ее, когда смотрелся в зеркало. Ее видели бармены, друзья, приятели-агенты, которые хотели его утешить. Они читали ее в его глазах и старались держаться от него подальше.
   Однажды ночью – по причине, которую он до сих пор не мог понять, – он поехал пьяным к себе домой и, поплутав по темным комнатам, забрел, спотыкаясь на второй этаж. Он увидел полоску света под дверью в спальню. Внутри мелькала чья-то тень.
   Фотограф не поднял взгляд от камеры, когда Джек открыл дверь. Он снимал заляпанные кровью стулья и веревку, высохшую темную лужу на ковре, разводы и потеки, которые напоминали гримасы сумасшедших клоунов. Сердце Джека мучительно сжалось. «Это неправда!» – подумал он. Это всего лишь еще один пьяный кошмар, и если сделать несколько глубоких вдохов, то он исчезнет.
   Фотограф был высоким здоровым парнем с черной бородкой и пористым лицом. Он поднял глаза от камеры, и его зрачки расширились, когда он узнал Джека. Он развернул камеру и начал снимать. Затвор фотообъектива щелкал, словно пулемет.
   Понадобились усилия четырех соседей, чтобы оттащить Джека от фотографа. Он пришел в себя на лужайке перед домом. Фотограф лежал в траве на спине. У него был сломан нос, а лицо представляло собой сплошной темно-фиолетовый кровоподтек. Изо рта вырывались какие-то чавкающие, сиплые звуки. Алисия Клейбрук, соседка, которая работала медсестрой, женщина, которая видела, как Гамильтон покидает его дом, сидела возле фотографа и следила, чтобы он не подавился собственным языком. Майк Абрамс тоже был там. Он побледнел, увидев улицу, полную свидетелей.
   Джек сделал вид, что фотограф, который работал на известную бульварную газету, заслужил этого. Но он знал, что фотографу пришлось заплатить за то, что случилось с Амандой, за то, что он не смог ее защитить, за постоянное чувство вины, за образы, которые он безуспешно пытался выбросить из головы.
   Этот случай ознаменовал начало постепенного падения в бездну алкоголя и ярости. Бюро пришлось его отпустить. Вот так, спасибо за сотрудничество!
   Майк Абрамс заставил его начать лечение. Майк Абрамс, его друг, вмешался и спас его от полного самоуничтожения.
   Когда Джек работал плотником в Вейле, штат Колорадо, Майк снова вмешался и, несмотря на протесты, устроил его на должность детектива здесь, в Марблхеде. После этого, однако, он все реже виделся с Майком. Недели превращались в месяцы. Три года…
   Правда заключалась в том, что Майк ему нравился. Ему только не нравилось то отражение, которое он видел в его глазах.
   Теперь Майк вернулся, желая помочь, и что он сделал? Отвернулся от него.
   Тейлор подошла к ограде возле гриля.
   – Ты в порядке?
   – Вполне, – ответил Джек.
   – Точно? У тебя такое выражение лица, будто ты лимон проглотил.
   – Я спал всего два часа. И только поэтому еще держусь на ногах. Мне станет лучше, когда мы поедим.
   Джек отвернулся к бифштексам. Теплый бриз шевелил светлые волосы Тейлор, норовя рассыпать их по лицу. Она одной рукой придержала их и откинула назад.
   – Что тебя гложет, колись?
   – Одна старая история. Ничего интересного.
   – Поговори со мной.
   – Все в порядке, честно. Кто-нибудь звонил?
   Тейлор кивнула.
   – Рейчел звонила. Помнишь мою племянницу? Четырехлетняя девчушка с собакой, которая считает себя ее телохранителем.
   – Мистер Раффлз, – вспомнил Джек.
   Мистером Раффлзом звали плотную, мускулистую помесь боксера и питбуля весом в сорок пять килограммов. Собаку так назвали из-за морды, покрытой складками. Рейчел считала, что она похожа на картофельные чипсы компании Раффлз. Но никто не знал, откуда взялось слово «мистер».
   – Они с мистером Раффлзом проведут три недели с нами. Я встречу ее завтра в Логане. Она очень рада. И еще она поинтересовалась, будет ли дядя Джек.
   – Я ей не дядя, – ответил Джек немного резко.
   «Ты злишься. Не позволяй этому чувству выйти из-под контроля», – предупредил его внутренний голос.
   – Считай это комплиментом.
   – Я считаю. Просто…
   «Скажи ей хоть раз правду!»
   – Я просто устал, и все, – ответил Джек. – Не обращай внимания.
   Она продолжала внимательно смотреть на его, словно все его мысли были написаны на лице.
   – Расскажи мне о Майке, – попросила она.
   – Что ты хочешь знать?
   – Как долго ты с ним знаком?
   – Давненько.
   – Вы познакомились в ФБР?
   Джек кивнул и оглянулся в поисках пива.
   – Майк сказал мне, что он полевой криминалист.
   – Так и есть.
   Бутылка стояла на полу возле гриля. Пиво не действовало на него так, как виски. Он протянул руку к бутылке.
   – Но он же не настоящий криминалист, каким был ты.
   – Так и есть.
   Джек отхлебнул пива. Это была уже вторая бутылка за вечер.
   «Лучше не налегай на бутылку, босс. Возможно, это тебя не заведет, но и от снов не избавит», – сказал голос.
   – Он занимается местными делами, – сообщил Джек. – Помогает полицейским выбираться из передряг.
   – Почему он не подался в криминалисты?
   – Не знаю.
   – А ты спрашивал?
   – Нет.
   Джек посмотрел на бифштексы, потыкал их щипцами.
   – Давно он здесь?
   – Около часа.
   – О чем вы говорили?
   – Обо всех твоих темных тайнах.
   Он поднял на нее глаза и улыбнулся.
   – Серьезно, о чем вы говорили?
   – Ничего особенного. Его заинтересовали фотографии, которые я сделала в Сараево. Джек, мы встречаемся уже два года, а я познакомилась с ним только сейчас. Почему?
   – Майк очень занят.
   – И все-таки у него нашлось время, чтобы проехать через весь Марблхед и внезапно нагрянуть к девушке лучшего друга, которого он не видел по крайней мере года два.
   Джек быстро нашелся, что ответить.
   – Он поехал в участок, чтобы оставить там что-то, а они сообщили ему этот адрес.
   – Почему он не оставил это в участке? Или почему не позвонил тебе и вы не встретились там?
   – Не знаю. Ты же не расстроилась, что он приехал сюда, верно?
   – Конечно, нет. Почему ты избегаешь отвечать на вопросы?
   – Какие вопросы?
   – О твоей жизни до Марблхеда. Когда мы затрагиваем эту тему, ты всегда замыкаешься в себе.
   В ее голосе не было раздражения, только легкая обеспокоенность. Это был не первый такой разговор.
   Джек положил дымящийся кусок мяса на белую тарелку, стоявшую на столике возле гриля.
   – Что такое? Ты боишься, что я не пойму? – спросила она. – Что буду любить тебя меньше?
   Джек почувствовал, как участился его пульс, как напряглось все внутри.
   – Конечно же, нет.
   – Хорошо, потому что этого не будет.
   Он принялся нарезать мясо.
   – Джек!
   – Да?
   – Посмотри на меня.
   Он взглянул на нее сквозь дым, поднимавшийся от гриля.
   – Я не буду любить тебя меньше. Неважно, насколько серьезно все было, неважно, насколько серьезно все будет.
   Она уже говорила это раньше.
   – Я знаю, – ответил он.
   Он видел, что осталось еще много вопросов, которые она не решается задать.
   Джек положил нож и вилку на тарелку и схватил пиво. Солнце закатывалось за океан, словно раскаленный шар. Небо над ним было темно-синего цвета и покрыто густыми облаками, подсвеченными ярко-красным закатом. Прекрасный летний вечер, подумалось Джеку. Обстановка была подходящей, просто идеальной. Он почувствовал, что нашел подходящие слова. Он тем более хотел все выложить, ведь женщина, которая стояла перед ним, в отличие от его жены побывала в горящих уголках планеты и сталкивалась со злом.
   «Ответы на вопросы рождают новые вопросы», – предупредил его голос.
   Возможно, не сегодня, но однажды придется объяснить ход мыслей и разумность определенных поступков, которые ему было сложно оценить самому. И неважно, как точно он опишет ситуацию, у нее все равно будет свое мнение. Их отношения изменятся. Возможно, не в худшую сторону, но изменятся обязательно. У них все шло гладко. Возможно, их отношения могли как-то оформиться официально. Зачем рисковать испортить их, обсуждая прошлое, которое он хочет забыть?
   Было еще кое-что: несмотря на ум, окружение, теплоту и умение сопереживать, на те кошмарные истории, которые она ему рассказывала, Тейлор не была криминалистом. Она не могла понять некоторые вещи, которые ему приходилось делать. Если быть честным, ему хотелось их делать.
   В глазах Тейлор не было осуждения. Она смотрела на него как женщина, которая хочет поднять любимому настроение. Он ощутил непреодолимое желание обнять ее.
   Он засунул два пальца под ее пояс, ощутил прохладную гладкость кожи и притянул ее к себе. Поначалу она немного сопротивлялась, а потом сдалась и положила ладони ему на грудь. Джек обнял ее за талию.
   – Когда ты меня впустишь? – спросила она, постучав кулачком по его груди.
   – Ты уже внутри.
   – В один прекрасный день тебе придется открыться.
   – Я знаю. Но не сейчас.
   – Когда?
   – Тейлор, сегодня такая прекрасная ночь, а я не видел тебя две недели. Я не хочу говорить о прошлом, о Майке или о чем-то другом еще. Я просто хочу быть с тобой.
   Он прильнул губами к ее уху:
   – Мне так тебя не хватало.
   Она прижалась теснее и обняла его.
   – Правда?
   – Мне казалось, что я тону.
   Ее руки нежно погладили его по спине, потом замерли. Ей было так легко и приятно в его объятиях. Тейлор положила голову ему на плечо. Он чувствовал ее обжигающее дыхание у себя на шее.
   – Я люблю тебя, Джек. Что бы ни случилось, я всегда буду тебя любить.
   Сквозь музыку пробился телефонный звонок.
   – Наверное, это моя сестра. Хочет сообщить, когда Рейчел приезжает. Никуда не уходи, – сказала она и поцеловала его.
   Джек смотрел, как она идет по темной гостиной. В его мозгу словно включился проектор. Но на этот раз ему удалось совладать с собой. Совсем скоро он будет окружен теплотой и шепотом… Аманды… красивой женщины, которая помогла ему исцелиться.
   Теперь он был другим человеком. Он изменил тело, залатал трещины в рассудке и жил в новом городе с новой женщиной. Он чувствовал и выглядел по-другому. Нет нужды думать о прошлом.
   Тейлор вернулась, держа в руке радиотелефон.
   – Это тебя, – сообщила она.
   – Кто?
   – Кто-то из участка. Говорит, что это важно.
   Вероятно, шеф полиции. Участок осаждали репортеры. Джек уже звонил ему и просил провести пресс-конференцию, а заодно сказал, о чем нужно говорить. И дело было не в том, что шефу следовало указывать, что делать. Просто он, прежде чем перешел на административную должность, работал в отделе убийств в Чикаго, а потом в Бостоне. Джек просил его позже позвонить и рассказать, как все прошло.
   – Следи за бифштексами. Я вернусь через минуту.
   Он взял трубку.
   – Джек Кейси, бывший криминалист ФБР? Боже мой, поверить не могу, что это действительно ты.
   Это был не шеф полиции. Он не узнал голос.
   – Кто это?
   – Тебе понравилось то, что я сделал с Доланами?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация