А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жажда мести" (страница 42)

   Глава 67

   Алан стоял в метре от кресла, тупо уставившись на беззубый труп Виктора Драгоса. Ни одно чувство, ни одна мысль не будоражили его мозг, словно он просто-напросто выключился. Он едва замечал спецназовцев, которые ходили по комнате, хруст стекла под ногами и стрекот сверчков из разбитых окон и дверей.
   Именно отсутствие зубов прояснило дело. Более десяти лет назад двое чистильщиков пожаловали в последнее известное убежище Малколма Флетчера. Одного из них без сознания потом нашла полиция. Он так никогда и не пришел в себя окончательно. Второго не нашли. Алану прислали его зубы на Рождество. Теперь Виктор Драгос стал очередной жертвой Малколма Флетчера.
   «Черт подери, Виктор! Я же говорил не ходить к нему в одиночку!»
   – И как Флетчер узнал о Драгосе?
   Директор рассказал Драгосу о программе изменения поведения, о взломе базы данных пациентов и троянской программе, которую написал Ларуш, чтобы входить в систему. Если бы Ларуш снова попытался войти в базу данных, звонок отследили бы. Должно быть, Виктор рассказал обо всем этом во время… разговора с Флетчером.
   «Ты снова остался ни с чем. Ларуш по-прежнему на свободе с уликами, которые могут похоронить тебя, и все еще приходится иметь дело с Флетчером».
   – Но где же он прячется?
   Спецназовцы окружили Алана, ожидая объяснений. Ноутбук валялся на полу, на экране был открыт файл с личной карточкой какого-то пациента. Потом открылся файл другого пациента, потом еще одного. В дисководе был диск.
   «Возможно, работает программа, которая контролирует клавиши, – подумал Алан. – Хоть Виктор и мертв, программа не дает ему выйти из системы. Так нас заманили сюда. Флетчер, сукин ты сын…»
   Фрэнк Брангардт подошел и уставился на тело Драгоса.
   – Если он был мертв, как вы получили тепловую сигнатуру? – спросил Алан.
   Брангардт закатил штанину трупа. К восково-белой коже ноги Драгоса, покрытой светлыми волосками, было прикреплено изолентой несколько обогревательных элементов, какие обычно используют лыжники и путешественники в перчатках и сапогах, чтобы было тепло.
   – Они закреплены по всему его телу, – сообщил Брангардт. – Кто бы это ни сделал, сделал он это недавно. Тепло в этих элементах держится не более четырех часов.
   Брангардт отдал Алану открытку. Она была обожжена по краям, но слова, написанные мелом, различить было несложно.
   – Вы можете объяснить это?
   – Ничего не понимаю, – ответил Алан.
   – Неужели? А как насчет парня в кресле? Вы его знаете?
   «Пэрис облажался, – подумал Алан. – Пэрис хотел, чтобы Виктор занялся этим. Но Виктор сделал все по-своему, хотя его и предупреждали, а поэтому черт с ним!»
   – Виктор Драгос, – сказал Алан. – Он один из нас.
   – Что, черт побери, он здесь делал?
   – Не имею ни малейшего понятия.
   – Вы не следите за своими людьми?
   – Он не мой человек.
   – Тогда кто он?
   – Правительственный наемный убийца.
   Брангардт отступил на шаг и всмотрелся в лицо Алана.
   – Вы со мной шутить вздумали?
   – Вы спросили, я ответил. Не нравится, идите к черту!
   – На вашем месте, Эл, я бы сменил тон. Особенно когда будете разговаривать с нашим боссом и рассказывать, как привлекли нас, чтобы спасти фаллоимитатор.
   Агенты вокруг приглушенно хихикнули.
   «Черт с ними!» – подумал Алан.
   Послышался писк пейджера.
   – Интересно, кто это? – сказал Брангардт. – Хотите позвонить из фургона? Хотелось бы посидеть и послушать разговор.
   – Почему бы вам пока не прибрать здесь?
   – Вы уверены, что не хотите, чтобы мы были рядом? А вдруг обнаружится взрывоопасная кукла, которой потребуется искусственное дыхание.
   Алан почувствовал, что багровеет от замешательства, и вышел из дома.
   К машине он шел в полной темноте. Он шел быстро, ощущая, что начинается очередной приступ мигрени. Все, что он видел, так это взгляды спецназовцев и едкую усмешку Брангардта. К завтрашнему дню история о том, как Алан Линч вызвал команду по спасанию заложников, чтобы забрать фаллоимитатор у мертвеца, одетого в смокинг, будет известна всему Квонтико. У случившегося был потенциал стать легендой.
   Впрочем, он не собирался надолго задерживаться на работе. Пэрис использует эту историю, чтобы выкинуть его из отдела или вообще выпереть. Но он не даст этому скупому мудаку шанс. Когда он найдет Ларуша и улики по программе, то сможет уйти на пенсию. Он был сыт по горло ролью мальчика для битья у Пэриса. К черту Пэриса! К черту все! Настало время наслаждаться жизнью. Он слишком долго занимался этим дерьмом.
   На главной улице университетского городка было темно и тихо. Он зашел на стоянку возле церкви и увидел свой фургон, единственную машину на парковке, который стоял в темноте под развесистым кленом.
   Боковая дверь фургона была заперта, а пассажирская открыта. Когда в кабине включилось освещение, Алан заметил на водительском сиденье телефон и записку от Кенни о том, что он пошел на заправку купить кофе и еду.
   Алан забрался внутрь. Он уже хотел было взять телефон, когда вспомнил о Пэрисе.
   «Пошел ты, Гарри! Сиди себе и радуйся».
   Слева к заправке подкатил голубой грузовик. Наверное, именно туда подался Кенни. Из грузовика вылез молодой парень.
   «Стать бы снова таким молодым, – подумал Алан. – Быть свободным и думать, что держишь Бога за бороду».
   Парень начал заправляться. Алан вспомнил несколько приятных моментов из студенческой жизни. Он решил; что черная линия, которая вдруг появилась перед глазами, – всего лишь результат усталости. И тут же почувствовал, что веревка плотно охватила его горло и прижимает к подголовнику.
   Все произошло с такой быстротой, что к тому времени, как Алан понял, что происходит, все вокруг поплыло, а силы стремительно покидали его, словно воздух, который выходит из пробитого колеса.
   Потом пробился голос: «У тебя еще есть время, сделай что-нибудь!»
   Алан потянулся к ручке дверцы. Его лицо горело от напряжения. Казалось, он вот-вот взорвется. Пальцы скользнули по ручке.
   «Давай… Давай же!»
   Он рванулся, ухватился за ручку, и в этот момент кто-то рванул его назад. Взгляд Алана судорожно шарил по кабине в поисках чего-нибудь, что можно было бы использовать как оружие.
   Но было слишком поздно. Силы покидали его с ужасающей быстротой. Мир, быстро темнея, вращался перед глазами. Тело одеревенело. Все, сил нет, гасите свет, спокойной ночи…
   Часть его ощутила облегчение. Боже, как же он хотел спать… С еще одним рывком веревки он сдастся и погрузится в темную тишину – благословенное облегчение. Но его протянули между сиденьями и швырнули на стол, за которым они с Виктором наблюдали за техниками, которые входили в дом Бомонов. В окно фургона он видел, как голубой грузовичок отъезжает от заправки.
   «Кенни… – мечтательно подумал он. – Кенни возвращается. Кенни спасет меня. Спасибо Богу! Мне просто нужно подождать. Спасибо, Кенни».
   Давление веревки ослабло. Алан хотел прикоснуться к горлу, но руки не слушались. Он глубоко вздохнул и поморщился, словно воздух был наполнен кислотными испарениями. В глазах прояснилось. Он увидел крышу фургона.
   В поле зрения попала тень мужчины. Алан ощутил на лице дыхание незнакомца, заметил странные черные глаза.
   – Привет, Алан! Рад тебя видеть.
   Слова застряли в горле Алана. Рот беззвучно открывался и закрывался, как у рыбы.
   – Позже у тебя будет масса времени поболтать. Сейчас я советую отдохнуть. Тебе понадобятся силы, чтобы пережить поездку.
   Флетчер затянул веревку. Алан Линч почувствовал, как, распластавшись в воздухе, падает сквозь беззвездное небо. Внизу его поджидали темные воды. Последнее, что он увидел, перед тем как вырубиться, был Малколм Флетчер, который уставился на мерцающий экран пейджера.

   Глава 68

   Эппинг был заурядным городком, каких в Нью-Гемпшире много. Дороги были проложены через густой сосновый бор, в котором изредка попадались дубы, клены и березы. Каждый участок земли вдоль дороги занимал от трех до пяти акров, из которых не более акра было расчищено под нужды жителей.
   Шейди-Хилл-роуд не была исключением. Улица тянулась всего на милю, и на ней стояло только шесть особняков в колониальном стиле, отделенных друг от друга достаточным количеством земли, чтобы обеспечить жителям уединенность и иллюзию жизни в одиночестве посреди леса.
   Джек выехал на обочину и выключил фары и двигатель. Дом под номером шесть оказался белым, покрытым черепицей зданием, стоявшим в удалении от дороги в тени сосен и кленов.
   В доме кто-то был. Там горело несколько ламп и шторы были подняты.
   Номер телефона, а также другой номер для доступа в Интернет были выданы на имя Мартина Тобаски третьего мая. В записи было указано, что заказ на второй канал связи был отменен, поскольку клиент выяснил, что его местная кабельная компания предлагает линию Т1. Эта линия, как указал представитель кабельной компании, была установлена десятого мая. Имя на чеке тоже было Мартин Тобаски. Оба чеки были оплачены с помощью «Мастер-кард».
   Джек откинулся на сиденье. Он только что написал на пейджер Флетчера, сообщив этот адрес. Флетчер должен был перезвонить в любую секунду.
   Но Джек не хотел ждать. Сидение в машине ничего не изменит. А что, если Песочный человек съехал отсюда? Звонить в полицию не имело смысла. Арестовать Песочного человека означало передать его ФБР, которое уничтожит его как единственного человека, который мог нанести им удар.
   Голос советовал ему подождать Флетчера, но Джек взял мобильный и пистолет и вышел из машины. Он стоял перед сеточной дверью. Входная дверь была приоткрыта. Не было никакого знака, предупреждающего о наличии системы безопасности, что Джека удивило. Песочный человек принял бы меры предосторожности, если бы хранил здесь много взрывчатки. А может, он уверен, что здесь, в лесу, ему ничего не грозит. У Флетчера это получилось. Он скрывался годами, но у него не было охранной системы.
   По телевизору показывали бейсбол. Джек слышал крики зрителей. Он протянул руку, чтобы открыть дверь…

   Эрик Бомон лежит под кроватью, залитый кровью матери… Эрик в коме на больничной койке…
   Даррен Нигро крепко затягивает у себя на шее ремень. Выбора нет. Он не просил эту боль, но у него не было выбора, потому что это единственный способ прогнать боль, и он прыгнул…

   …Джек вошел в дом. Сразу справа шла лестница на второй этаж. Прихожая, дальше коридор, который вел в темную кухню. Джек видел холодильник для пива на кухонной стойке и окна, которые выходили на веранду.
   Он пошел в кухню. Возле холодильника лежала тарелка с зубчатым ножом для разделки мяса.
   «Давай, хватай нож! Ты же не хочешь использовать пистолет, ведь так?»
   – Давай, давай! – послышался голос из гостиной.
   Он был глубоким и гнусавым. И не был похож ни на один из голосов Песочного человека, которые слышал Джек. «Его настоящий голос?»
   – Ты получаешь восемь миллионов в год, так заслужи их хоть раз, ты, кусок дерьма!
   Песочный человек был где-то за стеной. Если он увидит нож, у него будет время отреагировать, возможно, схватить оружие. Но если он увидит пистолет…
   «Ты всегда можешь вернуться за ножом», – сказал голос.
   Джек вынул из кобуры «беретту» и взвел курок. Он подошел к стене, которая отделяла кухню от гостиной, и прислушался. Песочный человек разговаривал с телевизором. Бита попала по мячу. Стадион заревел.
   Джек завернул за угол и вошел в гостиную с поднятым пистолетом.
   Мужчина с коротко остриженными светлыми волосами сидел перед небольшим столом. Увидев Джека, он выронил бутылку с пивом.
   – Руки вверх! – приказал Джек. Голос у него был какой-то отстраненный, далекий.
   Мужчина поднял руки, побелев от неожиданности. На нем были синие шорты и белая футболка с надписью на кармане «Обнаженные студентки-культуристки». Плечи, руки и грудь этого человека были хорошо накачаны, на лице явные следы загара.
   Оружия не было видно. Но пистолет мог лежать у него на коленях. Джек двинулся к человеку через гостиную.
   Коляска… Мужчина сидел в инвалидной коляске.
   «Ловушка! Это может быть ловушка!»
   – Берите, что хотите. Я не видел вашего лица. Я не вызову легавых, – сказал мужчина дрожащим голосом.
   – Вы Мартин Тобаски?
   – Нет.
   – Где он?
   – Черт побери, откуда мне знать? Человек путешествует. Во Франции, кажется. Это его дом. Я снимаю его на лето. Послушай, парень, я не знаю, что происходит…
   – Есть документы?
   – В бумажнике, в заднем кармане.
   Джек обошел коляску.
   – Двинешься, пристрелю.
   – Ты главный, парень. Мне проблемы не нужны.
   Джек вытянул бумажник из заднего кармана мужчины и высыпал из него на пол пригоршню пластиковых карточек. Мужчину звали Мэтт Уиндэм. Его права, зарегистрированные в Нью-Гемпшире, были выданы в марте. Этот дом был указан как адрес. Карточки «Эмерикен Экспресс» и «Мобил-гэз» тоже были на его имя. Они были выданы четыре года назад.
   Джек не особенно верил тому, что видел. Права и карточки можно было легко раздобыть. Он пистолетом прижал голову мужчины к столу.
   – Как давно ты парализован?
   – В следующем году будет год.
   – Что случилось? – спросил Джек. Он полез в карман штанов, чтобы достать нож.
   – Я катался на водном мотоцикле. Врезался в приятеля. Ударился головой о камень. Ниже пояса я ничего не чувствую.
   – Права совсем новые.
   – Я переехал сюда из Дэлавера. Я здесь вырос.
   Джек ткнул ножом в бедро мужчины. Мэтт Уиндем и ухом не повел.
   – Мне нужно было убраться оттуда после этого несчастного случая, привести себя в порядок, поэтому я приехал сюда. Друзья рассказали о человеке, который сдает дом на восемь месяцев.
   Джек ткнул ножом в икру, подвигал им. Мэтт Уиндем продолжал говорить, абсолютно не реагируя на прикосновение.
   «Быть такого не может…»
   – Этот парень, Марти, сказал, что хочет, чтобы я высылал ему деньги два раза в месяц и держал дом в чистоте. Я ухватился за эту возможность, – рассказывал Уиндем. – Это было в феврале. Я послал ему чек на этот адрес. В конце марта друзья привезли меня сюда. Я никогда даже не видел этого парня.
   Джек убрал нож в карман.
   «Что-то не так. Этот парень должен быть Песочным человеком. Должен! Это ловушка!»
   Песочный человек не мог знать об идентификаторе номера. Он звонил из этого дома.
   «Но это не тот парень…»
   Джек окинул взглядом комнату, снова посмотрел на Уиндема. В голове был туман.
   «Что же, черт побери, я упустил из виду?»
   – Куда ты посылаешь чеки?
   – На почтовый ящик. Адрес на листочке, прикрепленном к холодильнику. Чековая книжка тоже на кухне, возле тостера. Если хочешь, посмотри.
   Джек сунул пистолет в кобуру и отступил на шаг.
   – Извини.
   – Ты вломился в дом с пистолетом… И это все, что ты можешь сказать?
   Адреналин улетучился. Навалилась усталость, словно он только что пробежал марафон. Джек несколько раз глубоко вдохнул. Мэтт Уиндем выехал на средину комнаты.
   – Тобаски вернулся сюда? – спросил Джек.
   – Если это так, то для меня это новость.
   – Как долго он жил здесь?
   – Не знаю.
   – А что знаешь?
   – Я уже все рассказал. Я просто снимаю этот дом на лето.
   – Я понимаю, что ты расстроен, но это важно.
   Уиндем поднял руки.
   – Я не знаю, что еще рассказать. Я могу сделать что-нибудь для тебя?
   Джек уставился на него. Тело Уиндема… оно начало колебаться.
   «Это просто перенапряжение. Ты истощен, и вот последствия», – успокоил его голос.
   Джек вытер пот, заливавший глаза, и попытался собраться. Картинка перед глазами начала расплываться.
   – Что с тобой? – спросил Уиндем.
   «Это посттравматическая реакция. Просто расслабься и дыши».
   Да, рациональное решение. Дышать.
   Потом раздался другой обеспокоенный голос: «Нет. Это неправильно…»
   Теперь тело Уиндема дрожало, словно при землетрясении. Джек споткнулся и ухватился за диван, чтобы не упасть. В глазах потемнело.
   Уиндем подъехал к нему.
   – Эй, ты плохо выглядишь! Я вызову «скорую».
   Джек дотянулся до мобильного телефона, но тут у него подкосились ноги. Он попытался раскинуть руки, чтобы смягчить падение, но они не слушались, и он упал, больно ударившись о ковер грудью и лицом. Джек не мог пошевельнуться, он вот-вот должен был отрубиться.
   «Нет, только не это, не сейчас!»
   Он попытался сконцентрироваться на Уиндеме, который схватил телефон.
   – Держись, парень! Святой боже, не умирай у меня на руках! Джек открыл рот, чтобы что-то сказать. Перед глазами появились черные пятна. Он тонул…
   «Борись! Не сдавайся, борись!»
   Тонул…
   Из кухни послышались шаги.
   – Фил! Боже, как я рад, что ты пришел! – сказал Уиндем. – Помоги его передвинуть.
   Шаги замерли у головы Джека.
   – У этого парня пистолет, – отозвался Фил.
   – Я знаю. Он ищет Тобаски. Боже, Фил, помоги мне его поднять!
   Пистолет Джека вынули из кобуры. Его охватило дурное предчувствие. Он перевел взгляд на Уиндема.
   – Помнишь, на прошлой неделе я рассказывал тебе о новом препарате от паралича? – спросил Фил.
   – И что?
   Выстрелом Уиндему снесло половину затылка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [42] 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация