А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жажда мести" (страница 3)

   IV

   Он так резко распахнул багажник своей машины, что тот чуть не закрылся снова. Джек закрепил его и отбросил в сторону тряпку, которая прикрывала небольшой ящик, где он держал инструменты. Руки дрожали не переставая. Болторезы лежали возле зеленого ящика. Капли пота сбегали по лбу и падали на запаску. Казалось, что инструменты вибрируют.
   Психологи называют это посттравматическим стрессовым расстройством. У него оно было только однажды, несколько лет назад, в день похорон Аманды.
   Когда день плавно перешел в вечер, он отключился возле дома. Он так и не понял, почему это случилось. Он был пьян. Его внимание привлек почтовый ящик на столбике. Между журналами «Роллинг Стоун» и «Беттер Хоумз энд Гарденз» лежало письмо без обратного адреса. Он вынул из него черно-белую фотографию Аманды, сделанную во время вскрытия, и его охватило то же всеобъемлющее переживание, что и несколько минут назад в спальне.
   Дрожь и пот пройдут, но на это потребуются часы. Столько времени у него не было. Ему следовало быстро справиться с этим и вернуться в спальню.
   «Дыши. Сосредоточься и дыши…»
   Джек сжал край багажника с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Он оперся о машину, закрыл глаза и начал глубоко, медленно дышать, задерживая воздух в легких, пока они не начинали гореть огнем. С моря дул сильный теплый бриз. Фейерверки продолжали взрываться и рассыпаться искрами.
   Несколько минут спустя он открыл глаза. На него глазели люди. В голове начало проясняться. Мысли больше не метались, как испуганные лошади. Он мог думать.
   Джек вытер рукавом лоб, схватил болторез, захлопнул багажник и обошел машину со стороны водителя. Ронни Бойл, молодой патрульный, которые рассматривал наручники в спальне, вышел из-за дерева. У него за спиной вспыхивали и снова гасли огни полицейских машин. Ронни был бледен и нервно моргал, пытаясь отогнать ужасные воспоминания.
   – Что случилось? – спросил Джек.
   Бойл откашлялся.
   – Сэр, он сказал…
   – Мне все равно, что он сказал, здесь командую я! Забирай свою задницу и отправляйся вместе с другими на пляж.
   Джек посмотрел на пляж, перевел взгляд на Дойла, который явно чувствовал себя не в своей тарелке, глубоко вздохнул и начал сначала:
   – Ронни, я хочу, чтобы ты отогнал всех этих людей от дома. Они, черт подери, подошли слишком близко, и я хочу, чтобы они немедленно убрались! Усек?
   Бойл почесал затылок. Сквозь редкие заросли Джек видел Ронейна, освещенного полицейскими огнями. Тот стоял на крыльце, держась одной рукой за дверной косяк, на фоне сеточной двери. В уголке его рта торчала зажженная сигарета.
   Ронейн выпустил длинную струю дыма.
   – Эй, Бойл! Хватай болторезы и тащи свою задницу…
   Взрывом выбило все стекла на первом этаже, а Ронейна швырнуло с крыльца, словно марионетку, которую дернули за веревочку. Земля содрогнулась. Джек еле удержался на ногах, схватившись за капот. Звук взрыва все еще отдавался у него в голове глухим, неприятным шумом. Последнее, что он запомнил, было перекошенное лицо Ронейна, который головой вперед врезался в стеклянную дверь соседнего дома.
   В следующий момент дом взлетел на воздух. Землю снова тряхнуло, и мощная взрывная волна раскидала его остатки по улице. Стекла в машине Джека разлетелись на мелкие кусочки, а его самого с силой швырнуло на землю. Задыхаясь, он упал на бок и ударился головой об асфальт. Сильная боль пронзила тело. Он увидел, как Бойл перелетел через капот и рухнул в десятке сантиметров от него. Патрульные машины, которые стояли поодаль, разъезжались в стороны, сминая деревья, кусты, траву. Еще одна патрульная машина перевалила через бордюр и покатилась вниз по пляжу. Джека волокло по земле, а камешки, гвозди, стекло и всякий мусор рвали на нем брюки и рубашку, впиваясь в кожу. Он крепко зажмурился, ожидая, пока стихнет буря из дерева, стекла и песка.
   Несколько секунд спустя он остановился, но обломки продолжали падать с неба. Быстро перевернувшись, он прикрыл лицо рукой и открыл глаза. Безвольное тело Бойла лежало на боку посреди улицы всего лишь в паре метров от его машины. Клубы дыма, облако песка и белой пыли заволакивали все вокруг. Ближайшие деревья начали гореть. На пляже он разглядел кричащих людей. Но не услышал! Его мир стал ужасающе тихим. Те же немногочисленные звуки, которые он смог уловить, были очень приглушенными, словно он слушал под водой. Камни и даже целые ветки продолжали сыпаться на улицу.
   Джеку не было нужды смотреть вверх. Он знал, что должно случиться, и знал, что надо сделать, чтобы выжить.
   Он ощутил прилив адреналина. С трудом поднявшись, он подбежал к Бойлу, ухватил его за воротник и потянул к машине. Он забрался под нее, потом втащил Бойла. Он увидел, как на то место, где он только что стоял, упал увесистый кусок бетона. Консервы, куски кафеля и кирпича, ошметки дерева и гравий сыпались с неба, как град, с глухим стуком отскакивая от машины. Она раскачивалась от ударов и давила Джеку на плечо и голову.
   Джек ничего не слышал, но обоняние-то никуда не делось. Одуряюще воняло бензином. Он не знал, где источник запаха, но знал, что недалеко. Он посмотрел на деревья. Огонь быстро захватывал сухие ветки. Он уже начал чувствовать жар.
   «Не двигайся, надо подождать, худшее уже позади».
   Но он не мог ждать. Ему следовало выбраться отсюда.
   Что-то тяжелое ударило о капот, сжав его вместе с крыльями, как аккордеон. Задние колеса машины резко подпрыгнули. На секунду он увидел ходовую часть на фоне неба и схватил Бойла за ногу как раз в тот момент, когда машина снова опустилась. Его с силой ударило днищем по плечу и пригвоздило к земле. Когда колеса снова взлетели в воздух, Джек схватил Бойла за воротник и подтянул его поближе. Словно из ниоткуда машина с грохотом опустилась на землю, снова придавив его. Треснуло ребро, а возможно, и не одно. Его левая щека была плотно прижата к земле, правую распорол кусок металла. Он пошевелил руками и ногами, чтобы убедиться, что они не повреждены, и попытался выбраться из-под автомобиля.
   И не смог высвободить голову, которую все сильнее придавливало к земле.
   Одно из задних колес было пробито, и воздух с тихим шипением выходил из него. Джек, давясь дымом, с трудом вдохнул. Огонь был совсем близко, он уже чувствовал его жар. Тонкая дорожка огня подбиралась к машине. Он сгорит заживо! В небе рассыпался фейерверк, и издалека донесся звук аплодисментов.
   Он не мог поверить, что его конец будет таким.

   V

   Недалеко от места взрыва был припаркован фургон. Ветровое стекло в нем было разбито, переднее сиденье и пол усыпаны осколками стекла. Человек, который находился в задней части фургона, не пострадал.
   Он сидел на крутящемся офисном стуле на колесиках, на карточном столике перед ним был установлен ноутбук. На экране были одни помехи. Четвертая камера отключилась. Наверняка уничтожена взрывом. Он проверил остальные три. Только одна работала.
   Камера три передавала изображение в цвете. Дом Роса исчез. Сила взрыва уничтожила и два соседних. Засаженный деревьями прямоугольный участок, разделяющий две улицы, был охвачен пламенем. Какой-то мужчина пытался выбраться из-под покореженной машины, которая вот-вот должна была вспыхнуть.
   Прекрасная картинка!
   Человек вынул из ушей беруши, надел наушники и очутился в круговерти звуков: горящее дерево, крики… Ах, эти прекрасные крики… Он увеличил масштаб картинки, приблизил участок с покореженной машиной и нажал несколько клавиш, чтобы начать запись. Мужчине удалось высвободить верхнюю часть тела, и теперь он пытался вытянуть ноги. Огонь уже охватил капот и крышу машины.
   Это был полицейский, который вышел из дома. Джек Кейси.
   По его лицу словно с силой провели колючей проволокой. Глубокий порез на правой щеке кровоточил. Разорванная белая рубашка была вымазана грязью и кровью. Лицо перекошено от боли.
   Но не это заставило человека в фургоне внимательно присматриваться к полицейскому. Его лицо показалось ему знакомым – как и тогда, когда этот легавый был в спальне у Роса.
   Джек Кейси вытянул ноги из-под машины. Его брюки уже занялись. Он руками сбил пламя и встал на колени, пытаясь вытащить из-под машины обгоревшее тело какого-то патрульного.
   «Не спускай глаз с Кейси!» – приказал себе мужчина.
   Он захлопнул ноутбук, снял наушники и сложил все в черный кожаный чемодан. Потом подошел к двери, приоткрыл ее, снял перчатки, схватил чемодан и вывалился в горячую, сырую ночь.
   Одетый в дорогие желто-коричневые шорты и пуловер от Ральфа Лорена он вполне мог сойти за местного жителя. Он потуже натянул бейсболку и направился через улицу, заваленную обломками. Люди выходили из домов, спотыкаясь об остатки того, что совсем недавно было домом Роса. На их лицах застыли растерянность и недоумение. Они не могли поверить в происходящее. Фейерверки больше не вспыхивали в небе. Вдали слышался нарастающий вой сирен.
   Скоро здесь появятся журналисты, и этот замечательный спектакль к утру покажут все каналы.
   Но это было всего лишь начало.
   Когда он завершит начатое, его имя не будет забыто. Никто не будет помнить взрывы или погибших людей. Будущие поколения запомнят только его имя – имя человека, ответственного за уничтожение Федерального бюро расследований.

   Глава 1

   Этот дом, стилизация под колониальный стиль, который, по всей видимости, преобладал в Новой Англии, располагался в месте под названием Нек, отдаленном островном городке, населенном зажиточными обывателями. Туда можно было попасть только по узкому мосту, который связывал его с Марблхедом и, когда возникала необходимость, с остальным миром. Дом, окруженный высоким металлическим забором, располагался неподалеку от маяка, популярного места отдыха местных подростков. Массивная задняя терраса, деревянная отделка которой посерела от соли, солнца и продолжительных зим, была достаточно просторной для школьного выпускного бала. Она выходила на частный пляж. Новый черный «лексус» и классический серебристый «ягуар» были припаркованы на подъездной аллее перед семейным гаражом на две машины.
   Этот дом принадлежал Патрику и Веронике Долан, у которых был тринадцатилетний сын по имени Алекс. Джек знал, что все они мертвы.
   Вскоре после полуночи в участок поступил звонок 911. На этот раз тон голоса был совсем иной, чем в прошлом месяце. На этот раз человек представился Дейлом Портером. Он жил по соседству с Доланами. Он услышал выстрел и решил вызвать полицейских.
   Джек немедленно позвонил в бостонское управление.
   В половине первого местные жители были разбужены воем сирен и вспышками полицейских огней. Полиция штата и города погрузила перепуганных жителей в школьные автобусы и вывезла в гостиницы в Пибоди и Дэнвер. Менее чем за час весь Нек и часть Марблхеда были эвакуированы. Саперы вошли в дом. О ситуации были уведомлены объединенная оперативно-тактическая группировка и отделение по взрывам ФБР. Журналисты уже были в пути.
   Была пятница, без пятнадцати пять утра. Небо было тускло-серого цвета. С моря дул прохладный ветерок – очень кстати после гнетущей влажности, которая сковывала Марблхед последние три недели. По всему городку было выключено электричество. Дом Доланов погрузился во тьму. Вертолеты с газетчиками на какое-то время убрались. Царила жутковатая тишина, лишь издалека доносился плеск накатывающихся на берег волн. Город напоминал призрак.
   На задней террасе Джек возился с многочисленными застежками на противовзрывном костюме. Он никогда раньше его не надевал и теперь не мог нормально застегнуться. Напротив него, опершись на балюстраду, стоял Боб Бурк, командир бостонского саперного управления, человек, который за последние пять часов уже успел побывать в доме с бомбой. Бурк курил сигару, которая – больше напоминала артиллерийский снаряд, и, прищурив зеленые немигающие глаза, окутавшись клубами сигарного дыма, наблюдал за Джеком.
   – Я говорил, что тебе не надо его надевать. Ты все равно не пойдешь внутрь, – сказал он.
   У него был глубокий грудной голос, хриплый от табака и виски, которое Бурк пил, по его собственному выражению, в медицинских целях. Верхняя часть его противовзрывного костюма свисала с пояса, а серая, темная от пота футболка с эмблемой Гарварда плотно обтягивала бочкообразную грудь и широкие плечи. Ему было уже под шестьдесят, и он работал с бомбами с тех пор, как дважды побывал во Вьетнаме. Как и прочие специалисты по бомбам, Бурк прошел курс подготовки ФБР в Редстоунском арсенале в Хантсвилле, штат Алабама. Многие в отделении по взрывам ФБР признавали, что Бурк – один из лучших в своем деле.
   – Ну, ты слушаешь или что?
   – Мы уже это обсудили, – ответил Джек, разглядывая части костюма, разложенные на столике для пикников.
   – И будем обсуждать до тех пор, пока я не достучусь до тебя, – сказал Бурк, для большей убедительности ткнув в его сторону сигарой. – Я тебе только что объяснил, что такое семтекс.
   – Один русский сделал пластиковую взрывчатку с высоким коэффициентом разрушения. Очень популярна среди ближневосточных террористов.
   – И сейчас шесть ящиков семтекса лежат в спальне дома в этом сытом городишке. Шесть ящиков! Одного, не больше кулака размером, достаточно, чтобы самолет разнесло на куски. А здесь их шесть. Если они рванут, Марблхед окажется на другой стороне океана, а ты пойдешь на корм рыбам.
   – Ты сказал, что взрывчатка не сработала.
   – Нет, я сказал, что мне кажется, что у нее был сбой, и я не буду знать наверняка, пока не разберу ее. Но сначала мне нужно вынести ее из дома, и нет никакой гарантии, что она не взорвется.
   Слова Бурка повисли в воздухе. Джек начал прикреплять грудную пластину. О боже, опять застежки… Он перестал одеваться и посмотрел за террасу. В просветах в тумане на песке и гальке можно было разглядеть белую пену.
   – Ты сделал рентгеновский снимок бомбы, так?
   – Мы это уже обсуждали.
   – На снимке ты увидел какие-нибудь механизмы безопасности, что-нибудь вроде элемента неизвлекаемости?
   – Нет, но мы нашли гравитационный спусковой механизм. Я попытаюсь ее передвинуть, и через долю секунды нас раскидает по округе.
   – Но чтобы активировать спусковой механизм, тебе надо передвинуть бомбу.
   – Семтекс невидим для рентгеновского излучения. Если я просвечу чемодан с куском этого дерьма, его даже в виде контура не покажет. Ты все еще хочешь пойти со мной?
   Джек знал, что делать.
   – Если бы в доме было еще одно самодельное взрывное устройство, ты бы нашел его.
   – Это не означает, что его там нет. Я же не просвечивал все в доме.
   – Там только одна бомба.
   Глаза Бурка вспыхнули смесью ярости и недовольства. Сеточка глубоких красных линий, внешне похожих на резину, покрывая левую часть его лица, выглядывала из-под седоватой бородки, словно жилы металла, выходящие на поверхность земли, и спускалась дальше вниз к большому белому шраму, который охватывал половину шеи. Кожа вокруг правого глаза напоминала потекший красно-белый воск, уха практически не было.
   Местный наемный убийца, которого Бурк засадил на пожизненное, отправил ему письмо с бомбой. Это случилось осенью семьдесят девятого года. Бурк стоял возле стола и открывал письмо, повернувшись лицом к подчиненному. Если бы он смотрел на него, кислота выжгла бы ему глаза.
   Бурк вынул сигару изо рта.
   – Это была длинная ночь. У меня в крови много адреналина и немного виски. В таких ситуациях появляется привычка не слишком ясно выражать свои мысли. Так что прошу прощения. – Он старался, превозмогая ярость, говорить спокойно и ясно. – Поэтому я повторюсь. На этот раз я буду говорить очень медленно. Ноутбук с шестью ящиками семтекса – возможно, самого смертоносного пластида на планете – находится наверху в спальне, подключенный к телефонной розетке.
   – Телефонные линии перекрыты. Как и электричество.
   Бурк напирал.
   – Сейчас ноутбук работает от собственного аккумулятора. Когда он сдохнет, заряд может сдетонировать.
   – Но ты не знаешь этого наверняка.
   – Значит, все дело в оптическом приводе. Сейчас в ноутбук вставлен компакт-диск. Время от времени компьютер начинает его читать. Как все это сложить в кучу, я не знаю. Если вынуть диск, а компьютер начнет его искать, бомба может взорваться. Она может взорваться и тогда, когда диск будет там. В этом и заключается чертова проблема, Джек. Я просто не знаю. Я занимаюсь этой работой плюс-минус тридцать лет, но когда начинаю думать о том, что находится в спальне, мне становится не по себе. Сечешь? Я достаточно медленно и доходчиво выражаюсь?
   Джек посмотрел из-за плеча Бурка на стеклянную дверь, убийца вырезал в ней квадратное отверстие, которого оказалось достаточно, чтобы засунуть руку и отпереть дверь. Звонок поступил около двенадцати. На то, что он сделал с семьей, потребовалось время. Он рассчитывал на бомбу, которая должна была уничтожить все улики. Но бомба не сработала, и место преступления осталось нетронутым.
   – В прошлом месяце этот парень взорвал дом и убил двух офицеров полиции, – сказал Джек. – Мы позволили газетчикам облазить каждый метр, мы позволили тебе и агентам из оперативно-тактической группировки осмотреть место взрыва. Мы бросаем журналистам версию о взрыве газа, и на этом история заканчивается. Месяц прошел, а у нас нет ни одной улики, Боб. Все, что мы знаем, – это то, что в прошлый раз он использовал инфракрасный луч. И все.
   Джек посмотрел на Бурка. Тот жевал сигару и глядел на него твердым взглядом зеленых глаз, напоминавших кусочки холодного мрамора. Поднялся небольшой ветерок. Слышались крики морских чаек.
   – Наверху, в спальне, место преступления. Там много улик, которые бомба должна была уничтожить, а ты мне говоришь просто уйти.
   – Я предлагаю тебе подумать головой, а не бросаться сдуру вперед, потому что этот парень тебе досадил, – ответил Бурк.
   – У него было много возможностей высадить нас в воздух вместе с этим чертовым городишком, но он этого не сделал. Почему? Потому что не может. Бомба дала сбой, и сейчас он кусает себя за локти, обдумывая следующий шаг. Мы с тобой знаем, что это повторится, и когда это произойдет, такого разговора у нас уже не получится. Мы или окажемся мертвы, или будем просеивать обломки в поисках улик и скидывать лопатками куски человеческих тел в полиэтиленовые пакеты. И на нас будет смотреть весь этот треклятый мир. Конец истории.
   Бурк смерил его недовольным взглядом.
   – Скажи, что я ошибаюсь, и я сниму этот костюм и уйду, – сказал Джек.
   Бурк отвернулся и принялся обдумывать мысль, затерявшуюся где-то посреди этого утра.
   – Не думай, что в костюме ты в безопасности, – предупредил он. – Если эта крошка взорвется, тебя похоронят в цинковом гробу.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация