А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жажда мести" (страница 28)

   Глава 41

   Джек резко отодвинулся от стола и встал за спиной Бурка. На экране Джонни Фингерс все так же размеренно двигался вниз по лестнице.
   Из наушников донесся голос Сэма:
   – Боб, это было из…
   – Всем отойти, немедленно всем отойти! – приказал Бурк. Кровь отхлынула у него от лица.
   Телефон в чемодане начал набор номера. Звук эхом отдавался внутри фургона.
   Джек, уставившись на все еще двигавшегося робота, ощутил, как замедлилось течение времени. Его охватил ужас. В голове набирал силу неприятный звон.
   Флетчер уселся за руль. Бурк встал со стула и одной рукой вцепился в край стола, а другую протянул, чтобы держаться за подголовник пассажирского кресла. Даффи обеими руками ухватился за край стола и протиснулся на боковое кресло без подлокотников. Джек пытался найти, за что бы схватиться, когда фургон резко тронулся с места.
   Словно кто-то выдернул из-под ног ковер. Джек упал на спину, ударившись об пол правым плечом и рукой. На его ноги, грудь и лицо обрушился дождь из гвоздей и шурупов.
   Он перевернулся на живот. Флетчер резко взял влево, и Джека швырнуло на стену фургона. Стул Бурка проехал мимо него и ударился о заднюю дверцу. Она распахнулась, и стул, сопровождаемый шлейфом из отверток, гвоздей и болтов, улетел в дождливую темноту. Порыв ветра ворвался через открытое переднее окно, не давая дверце закрыться.
   Джек уперся в желобки на полу фургона, чтобы не вывалиться вслед за стулом. Бурк прокричал что-то, но он не разобрал ни слова. Струи дождя, бьющие через открытое окно, впивались в его голову, шею и руки, словно иглы. Джек чувствовал, как фургон несется по мокрому асфальту, удаляясь от дома Бомонов.
   Второй фургон с человеком по имени Сэм выехал с подъездной Дорожки и теперь быстро приближался к ним. В свете его фар косые струи ливня отливали серебром. В другом конце улицы, так далеко, что Джек едва мог их видеть, ожили красные мигалки. Это были пожарные машины и кареты «скорой помощи». Издалека они казались игрушечными.
   Из наушников послышался телефонный звонок.
   И дом, перед которым стояли все эти машины, взорвался.
   С дальнего конца улицы донесся шум разлетающегося дерева, стекла и металла. Машины взлетали на воздух и падали на землю, словно застигнутые торнадо. Их швыряло на дома, газоны и деревья, которые они сносили, словно те были обычными щепками.
   Фургон тряхнуло.
   Взорвался еще один дом, который стоял через четыре дома от первого, и захватил окружающие строения.
   От силы взрыва фургон едва не перевернулся, но шины, протяжно взвизгнув, снова соприкоснулись с дорогой. Фургон, который ехал за ними, повело из стороны в сторону.
   Джек не мог отвести глаз от распахнутой дверцы. Все случилось так быстро, что его рассудок словно отключился. Единственное, что он мог делать, так это лежать на полу и смотреть на улицу. Дождь хлестал по его спине и лицу.
   Еще один дом взорвался, на этот раз ближе к ним. Бурк крикнул:
   – Он взрывает всю улицу!
   Следующей оказалась очередь дома Бомонов. Машины «скорой помощи», стоявшие неподалеку и захваченные взрывом, взлетели на воздух. Джек смотрел, как они падают на землю.
   Взорвался еще один дом, за ним другой. Взрывы следовали один за другим, оглушая Джека. Он почти ничего не слышал. Единственное, что он отчетливо помнил, это крик Бурка:
   – Поддай газу! Поддай!
   Джек почувствовал, как фургон резко повернул направо, и его снова впечатало в стену. Затылком он больно ударился о какой-то твердый плоский предмет. Он увидел, как второй фургон оторвался от земли и, пролетев небольшое расстояние, приземлился на тротуар, несколько раз перевернулся, пропахал газон и, сломав пару колонн, врезался в особняк в викторианском стиле. Где-то рядом снова сдетонировала бомба.
   «Слишком близко», – только и успел подумать Джек.
   Он понимал, что не успеет подготовиться к тому, что должно случиться, что его жизнь и жизнь других людей в фургоне отданы на волю случая.
   Взрывной волной их фургон подняло в воздух. Джек увидел, как Бурк завалился назад вместе со столом, контрольной панелью и монитором. Все словно повисло в воздухе, а в следующую секунду когда фургон с противным металлическим скрипом ударился о землю, рухнуло вниз. От удара Джека тряхнуло, и в следующее мгновение он уже скользил по полу наружу, в темноту и дождь. Перед его глазами возникло лицо Аманды, наклонившейся, чтобы поцеловать его на ночь. Потом он увидел тело Тейлор, напрягшееся от его прикосновения.
   Он ударился о землю, и свет померк.
   Джек не знал, как долго он был без сознания. Через какое-то время он вздрогнул и, потрепанный и разбитый, пришел в себя. Взрывы прекратились. Он практически ничего не слышал, в голове была пульсирующая тишина. Он лежал на животе. Ребра ныли. Что-то острое пронзило руку, хлынула кровь. Затылок тоже кровоточил. Ливень не прекращался.
   Ему потребовалось время, чтобы хоть что-то рассмотреть. В черное небо поднимались языки пламени. По сторонам залитой дождем улицы пылало яркое зарево. Белый фургон, который почти столкнулся с ними, лежал на крыше, его задние колеса все еще крутились.
   Джек оперся на руку и повернулся. Их фургон лежал на боку на тротуаре. Задние дверцы были оторваны и валялись на земле. Внутри фургона Билл Даффи вылезал из-под стола. На другой стороне улице лицом вниз лежал Боб Бурк. Он вытянулся на земле, широко раскинув руки, словно благодарно обнимал ее.
   Джек с трудом поднялся на колени и, глубоко дыша, медленно встал. Голова кружилась так, что он чуть снова не упал.
   Джек подошел к Бурку и схватил его за руку, проверяя пульс. Облегчение захлестнуло его, но тут же исчезло, когда он увидел отвертку, которая вошла в голову Бурка.
   Джек не знал, как долго он сидел на земле, глядя на Бурка. Потом к нему подошел кто-то в промокшей одежде и в мокрых туфлях, и Джек понял, что перед ним стоит Флетчер.
   – Мы должны отвезти его в больницу, – сказал Джек.
   Флетчер протянул ему мобильный телефон. По его руке стекала вода, заливая клавиатуру и экран телефона, на котором горела единственная зеленая лампочка.
   – Песочный человек? – спросил Джек.
   – Нет.
   Что-то странное было в голосе Флетчера, какое-то спокойствие, которое заставило Джека без дальнейших вопросов взять телефон. Он взглянул в бесстрастное лицо Флетчера и подумал о Ронни Тедешко.
   Джек прижал трубку к уху и закрыл глаза. По лицу стучали капли дождя.
   «Пожалуйста, только не Тейлор…»
   – Кейси.
   – Добрый вечер, Джек, – поздоровался Майлз Гамильтон. – Надеюсь, я тебя ни от чего не отрываю.

   Глава 42

   Тейлор, одетая в длинные шорты и майку на лямках, увидела, как Джек заходит в гостиную. Ее глаза опухли от слез. Она встала, и по ее лицу разлилось выражение долгожданного облегчения. Страх, поселившийся в груди, исчез. Потом она увидела его вымазанную кровью, порванную одежду, и ее взор снова заволокло страхом.
   Было уже далеко за полночь.
   – Со мной все в порядке, – прошептал он. – Где Рейчел?
   – Наверху с собакой. – Она осмотрела его с ног до головы, бросила взгляд на экран телевизора и снова посмотрела на Джека. – Джек… Святой боже, по всем новостям передают… Я видела это и… – Тейлор запнулась.
   Она подошла к нему и крепко обняла. Джек вздрогнул. Последние два часа он провел в больнице Ньютон-Уэллесли. Его ребра не были в очередной раз сломаны, но ушибы оказались серьезными, и грудная клетка сильно болела. Затылок превратился в пульсирующую рану, его все еще тошнило. В реанимации врач дал ему болеутоляющее, но Джек его не выпил.
   – Т-с-с, все хорошо, я в порядке, – прошептал он.
   По телевизору шла запись одиннадцатичасовых новостей. Звук был выключен. С вертолетов газетчики смогли заснять все самое интересное. На дрожащей картинке было видно, как взорвался первый дом. Джек наблюдал, как особняки взрываются один за другим, как их фургон слетел с дороги. Все это случилось всего несколько часов назад и причиняло боль, словно свежая рана. Потом он вспомнил, как Флетчер протянул ему телефон, как он подумал, что Тейлор ранена или даже убита, и похолодел.
   Джек закрыл глаза и покрепче прижал ее к себе. Спасибо, Боже! Спасибо, Боже, что с ней все в порядке!
   На этот раз.
   Ему было плевать на боль в ребрах. Он просто обнимал ее, вдыхая чистый запах кожи и волос, который должен был помочь ему забыть переживания минувших часов. Все, что он хотел, так это забраться с ней под одеяло, ощутить тепло ее кожи. Почувствовать ее.
   Тейлор отодвинулась от него и вытерла слезы.
   – Почему ты не позвонил?
   – Я знаю, прости. Надо было.
   – Все, о чем я могла думать…
   – Тейлор, мне жаль. Это была длинная ночь.
   Мгновение спустя Джек вспомнил Боба Бурка в реанимации, над которым трудился невролог из Бостона. Боб превратился в овощ, живущий за счет питающих его трубок. Мальчика, Эрика Бомона, накачали медикаментами. Он в посттравматической коме.
   Джек внимательно поглядел на Тейлор.
   «Она следующая…»
   – Что? – спросила она. – Что случилось?
   – Настало время перевезти вас с Рейчел.
   – Джек, я думала об этом. Я не хочу уезжать.
   – Тейлор…
   – Мы с Рейчел останемся здесь, в этом доме.
   – Нет, здесь слишком опасно.
   – Мы здесь в безопасности, ты сам так говорил. А с телохранителями…
   – После того, что случилось сегодня…
   – Джек…
   – Пожалуйста, Тейлор! Ради меня.
   Тейлор обняла его. В окна дул сильный бриз. Она обернулась, бросила взгляд на балкон, потом повернулась к телевизору. Дождь оглушающе стучал по балкону.
   – Куда мы поедем?
   – Ронни приготовил место, где Песочный человек не сможет вас найти.
   – Где?
   – Лучше, если я не буду знать.
   Она смотрела на него глазами, полными гнева.
   – И пока мы будем прятаться, я не смогу говорить с тобой.
   – Пока я его не поймаю.
   – Пускай кто-нибудь другой это сделает! Пускай этот парень, этот криминалист, о котором ты рассказывал, пускай он его поймает!
   – Я не могу, Тейлор.
   – Почему? Зачем рисковать всем, Джек?
   Он пытался сообразить, что сказать, но не мог. Все, что он смог выдавить из себя, было:
   – Я не могу бросить это дело.
   – То есть ты не бросишь!
   – Тейлор, я не хочу ссориться по этому поводу.
   – А я не хочу прятаться где-то, где не смогу с тобой поговорить. Я не хочу смотреть новости, в которых сообщат, что ты мертв.
   – Со мной все будет в порядке.
   Тейлор посмотрела на экран телевизора.
   – Ну да! После сегодняшнего ты не можешь этого гарантировать.
   – Со мной работают лучшие люди. Мы продвигаемся…
   – Если с тобой что-нибудь случится, что я буду делать? Что я буду делать? Ты мой… – Она осеклась.
   – Я поймаю его, Тейлор. Я обещаю.
   По ее лицу потекли слезы.
   – Даже если это убьет тебя…
   Джек хотел ее обнять, но она повернулась и выбежала из комнаты. Он услышал, как она стремительно промчалась на второй этаж.
   Джек остался на чердаке, который давно уже стал кабинетом Тейлор. Он закрыл дверь, но не запер ее. Он хотел слышать, если она решит подняться.
   Сначала он позвонил в авиакомпанию и заказал билеты, потом в больницу для душевнобольных преступников в Северной Каролине и обстоятельно поговорил с директором Дэниелом Войлсом.
   Джек положил трубку, встал, повернулся и вздрогнул. В дверях стоял Майк Абрамс, одетый в джинсы, футболку и кеды.
   Лицо выдало его. Он слышал весь разговор.
   Не было смысла хитрить. Все лежало на поверхности. Настало время заняться этим.
   Майк зашел в комнату и аккуратно прикрыл за собой дверь. Горела только лампа на рабочем столе Тейлор. По комнате протянулись длинные тени.
   – Он знает фамилию четвертой семьи, – сказал Джек.
   – Дай угадаю. Он хочет, чтобы ты приехал к нему, и тогда он сообщит ее тебе.
   – Что-то вроде того.
   – И ты думаешь, что вот так просто войдешь туда – через сколько? – через семь лет и он даст тебе информацию? Святой боже, Джек, ты хоть слышишь, что говоришь?
   – Гамильтон знал фамилию третьей семьи, Бомонов. Он сказал, что несколько домов взорвалось друг за другом.
   – Он видел это в новостях. Эту историю уже раструбили на всю страну.
   – Он знал, как эта бомба сконструирована и где находилась. Пресса не могла так быстро узнать об этом.
   – Почему нет? Мы оба знаем, что Песочный человек передает газетчикам информацию.
   – Он бы не стал сообщать им данные о бомбе.
   – Ты этого не знаешь.
   – Я думаю, что Песочный человек связывался с Гамильтоном.
   – Зачем?
   – Не знаю. Но я точно знаю, что Гамильтону известна фамилия четвертой семьи.
   – Давай предположим, что так и есть. Ты действительно считаешь, что он тебе ее сообщит?
   – Сообщит.
   – Почему?
   – Слушай, я должен попробовать! Я не могу игнорировать тот факт, что он…
   – А если случится так: ты идешь туда, пытаешься психологически переиграть его, и у тебя открываются старые раны…
   – Доверься мне, Майк!
   – Ты не видел его с… Память и воображение невозможно сдержать. Ты не можешь отфильтровать то, что хочешь.
   – На этот раз будет по-другому, я смогу…
   – Он использует тебя, Джек.
   – Использует для чего?
   – Откуда я знаю, черт побери! Специалист по серийным убийцам вел с ним беседы на протяжении трех месяцев, а потом при шел к директору больницы и передал ему отчет. Это был чистый лист бумаги с вопросительным знаком в центре. Теперь ты стоишь здесь и говоришь мне, что Гамильтон не защищает Песочного человека. Никто не знает, что у этого парня на уме, Джек. Он способен на все. Он думал, что мог бы… – Майк оборвал себя на полуслове.
   – Продолжай. Скажи это.
   – Как долго еще ты собираешься толкать себя в спину?
   – Пока не поймают Песочного человека.
   – А если ты снова сорвешься?
   – Этого не будет.
   – Я наблюдал за тобой, Джек. За твоими перепадами настроения. Алкоголь… Я почувствовал запах. То, как ты уходишь от реальности и снова погружаешься в сумеречное состояние.
   – Что же ты хочешь, чтобы я делал, черт возьми? Сидел и наблюдал?
   – Я прошу тебя быть реалистом. Тебе нельзя видеться с ним. Ты не можешь пойти туда и встретиться с ним. И ты это знаешь.
   Слова повисли в тишине чердака.
   – Мы найдем его, – заверил его Майк. – У нас есть…
   – У нас есть говно! Ты был тогда на пляже. Но это была одна бомба… Сегодня он взорвал восемь домов. Эта часть Ньютона теперь похожа на место неудачной бомбардировки авиации НАТО. Боб Бурк превратился в овощ, а я еле выжил. Как ты думаешь, какой фокус он еще выкинет?
   – Гамильтон не даст тебе того, что ты хочешь.
   – У него нет причин защищать Песочного человека.
   – Тогда зачем он звонит тебе? Ты думал об этом?
   – Собираюсь.
   – Я прошу тебя как друг, Джек. Не ходи!
   Голос Майка стал умоляющим. Джек хорошо знал его, чтобы понять, что он что-то утаивает.
   Джек подошел к нему. Майк выглядел измученным.
   – Чего ты не договариваешь, Майк?
   – Алисия Клейбрук… Помнишь ее, да?
   Его бывшая соседка, мать-одиночка четырехлетнего сына, работавшая медсестрой в реанимации, видела, как Гамильтон вышел из дома и сел за руль черного BMW, внаглую припаркованного на подъездной дорожке.
   – Она давала показания в суде, – напомнил Майк. – Она упрятала Гамильтона за решетку. Если бы не она, он бы не сел.
   – Я знаю, ты говорил.
   – Но ты не знал, что ее и ее сына Джошуа включили в программу защиты свидетелей. Она исчезла, Джек.
   Из комнаты словно выкачали весь воздух. У Джека на мгновение помутилось в глазах.
   – Исчезла… – повторил он.
   – Это случилось две недели назад. Она не пришла на работу. У нее дома все на месте, но никто не знает, куда она подевалась.
   – А ее сын?
   – Он тоже исчез, – ответил Майк ровным голосом. – Что касается того, как Гамильтону удалось обнаружить ее местонахождение, то я предполагаю, что он нанял тех же людей, которые вычислили для него твой номер телефона. Этот номер, твои кредитки, твои счета – все проходит под именем Джон Питерс, под которым ты жил в Колорадо. Теперь все это есть у Гамильтона. Ты раскрыт.
   Информация о новом имени могла храниться в ящике, который украл Песочный человек.
   «Наверное, Песочный человек передал его Гамильтону», – подумал Джек.
   Но в ящике не было ни одного упоминания об Алисии Клейбрук. По крайней мере, Джек ничего такого припомнить не мог. Но это все равно не объясняло, как Гамильтон узнал, где они прячутся. Может, в программе защиты свидетелей была утечка информации?
   – Откуда ты знаешь, что в ее исчезновении виноват Гамильтон? – спросил Джек.
   – Этот парень внезапно звонит тебе на номер мобильного телефона, который указан под другое имя, а ты еще спрашиваешь меня, откуда такая уверенность?! Джек, этот человек умеет делать так, чтобы люди исчезали. Ты работал над его делом. И ты лучше других знаешь, на что он способен.
   – Юристы Гамильтона разбежалась несколько лет назад, когда родственники жертв отсудили у него поместье. Он банкрот.
   – Уже нет.
   В словах Майка была непонятная напряженность. Он напоминал человека, на глазах которого разыгралась ужасная трагедия.
   – Что? – спросил Джек.
   Майк глубоко вздохнул и сглотнул. Потом он отвел взгляд.
   – Я не хотел тебе этого говорить…
   – Говорить что? – нервно спросил Джек.
   – Гамильтон настаивает на повторном слушании дела.
   Джек потерял дар речи. В комнате воцарилась тишина. Только ливень шумел снаружи.
   – Он уже подобрал команду адвокатов, – сказал Майк. – Так как главного свидетеля нет, а вещественное доказательство само по себе слабое, то, возможно, судья позволит новое разбирательство.
   – Если только я не стану свидетельствовать.
   – Ты его единственное препятствие на пути к свободе.
   Рассудок Джека словно отключился. Джек постарался подумать о чем-нибудь и не смог. Он стоял на ослабевших ногах и глядел в окно на дождь. Внутри была пустота, как будто кто-то его выпотрошил.
   Джек почувствовал, что его загнали в угол. Гамильтон знал о Песочном человеке и знал, где живет Джек. Черт бы его побрал! Он не собирался больше прятаться. Не теперь. Не сейчас, когда должна была погибнуть четвертая семья.
   – Я поеду.
   – Гамильтон не даст тебе то, что ты хочешь, – предостерег Майк.
   – Я должен попытаться.
   Майк поглядел на Джека. Его взгляд был холодным как сталь.
   – Аманда не встанет из могилы, чтобы отпустить твои грехи. Помни это, когда будешь смотреть в его глаза.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация