А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жажда мести" (страница 21)

   Глава 29

   Джек сказал Тейлор, что не хочет ехать после похорон в дом Лентца. Тейлор настаивала в своей обычной мягкой манере. Она говорила, что это буквально за углом, что они могут побыть всего несколько минут. Следовало поехать, ведь жена Барри потеряла мужа. Джек ответил, что у него появились неотложные дела, и это было правдой. Спустя десять минут после звонка Грейсмита Майк прислал ему на пейджер сообщение, и Джек еще не успел ему перезвонить. А еще он хотел посетить Флетчера и сообщить ему новости из Сан-Диего.
   Но была более важная причина, которая нарастала, словно снежный ком: настало время вывезти Тейлор и Рейчел из Марблхеда.
   Джек сказал, что хочет поговорить с ней наедине.
   – Хорошо, – ответила она. – Давай пообедаем в клубе, посидим у воды и постараемся хоть как-то спасти день.
   Он хотел поговорить с ней дома. Накануне Ронни закончил проверку, подслушивающих устройств не обнаружилось. Ронни также принял меры, чтобы предотвратить электронное прослушивание. Дома Джек мог говорить с ней, не опасаясь, что Песочный человек подслушает их или подсмотрит за ними.
   Они поехали домой в «порше», слушая радио. Джек молчал. Он хотел воспользоваться этим временем, чтобы обдумать, как рассказать Тейлор обо всем, но в голову лезли картины похорон. Когда машина остановилась на подъездной дорожке, он, не проронив ни слова, отправился на второй этаж и принял горячий душ. Напряжение ушло, но отогнать образы не удалось. Он постоянно вспоминал маленькую дочку Барри, Александру, дергающую мать за волосы. Он ей завидовал: «По крайней мере, у тебя есть дочь. Ты хотя бы можешь заглянуть ей в глаза и увидеть мужа». И потом его вина… Патрисия Лентц не потеряла бы мужа, если бы он позвонил Бурку и попросил заняться камерами слежения его, а не двадцатилетних новичков. Не только что женившихся парней с маленькими детьми на руках.
   Он сделал ее вдовой. Он забрал у них отца.
   Он схватил стакан «Краун Ройал», уже третий, и опрокинул его одним залпом.
   «Помнишь, что случилось, когда ты последний раз топил горе в бутылке? Хочешь, я напомню?»
   Но он редко прислушивался к внутреннему голосу. Он выключил душ, вытерся и вышел в прохладу спальни Тейлор, где надел свежие джинсы и серую футболку с вырезом мысиком. Он прикреплял кобуру к поясу, когда вошла Тейлор. Она переоделась в бежевые шорты и белую футболку.
   – Уже лучше? – спросила она.
   – Немного. Где Рейчел?
   – Она с мистером Биллингсом.
   Джей Биллингс, шестидесятидвухлетний бывший учитель и вдовец, который раньше иногда сидел с новорожденной Рейчел, теперь присматривал за Рейчел и ее собакой. Как и люди Ронни Тедешко.
   «Скажи ей», – не унимался голос.
   Он уже хотел начать разговор, когда она перевела взгляд на стакан в его руке.
   – Ты неплохо налег на спиртное, – заметила она.
   – Я всегда пью после похорон. Дурная привычка.
   Джек увидел в ее глазах то, что она хочет сказать, еще до того, как она мягко сказала:
   – В последнее время ты много пьешь.
   – Не могу уснуть.
   – Тогда пойди и выспись.
   – Не могу. Мне нужно навестить одного человека.
   – Кого?
   – Бывшего криминалиста.
   – Он в городе? Джек кивнул. Он схватил с кровати часы и надел их на запястье.
   – Это не может подождать? – спросила она, и это не звучало как вопрос.
   – Нет.
   – Я думаю, что твое психическое здоровье важнее, Джек. «Мое психическое здоровье… Что она имеет в виду?»
   – Ты уже много недель мало спишь, – продолжала она. – Ворочаешься, выпрыгиваешь из кровати посреди ночи. Ты живешь на одном кофе, а теперь начинаешь пьянку.
   – Я не так уж много пью.
   – Много, – возразила она. – В тот день, когда бомбой убило патрульных, ты вылакал бутылку «Краун Ройал».
   Он не мог с этим спорить, потому что это была правда.
   – Я исправлюсь, обещаю.
   Он виновато улыбнулся.
   – И ты… Ты отдаляешься. Я не знаю, как еще это назвать. – В ее голосе не было упрека, только легкое беспокойство. – Все это… из-за того, как умерли те семьи, да?
   – Нет.
   – Почему ты не хочешь поговорить об этом?
   – Не о чем говорить.
   – Ты охотишься на серийного убийцу, который к тому же еще и взрывает бомбы, и утверждаешь, что нам не о чем говорить?
   – Он не серийный. В ту ночь на пляже я сказал, что две семьи связаны между собой, что это месть.
   – В новостях говорят другое.
   – Они врут, как всегда. Ты-то должна знать это.
   – Тогда что тебя гложет? Это было в утренней «Геральд»?
   – Я не читал.
   Он заметил напряжение в ее глазах, словно она ожидала удара, почувствовал холодную отчужденность, которую уже ощутил на похоронах. Как будто она боялась его…
   – В чем дело, Тейлор?
   – Там была еще одна статья… о твоей бывшей работе.
   Джек заволновался.
   – Что за статья?
   – Неважно. Просто…
   – Нет, я хочу знать, что там было написано. Ты первая начала.
   «Прекрати!» – предупредил голос.
   Но он не хотел останавливаться. Он хотел дать волю гневу, сбросить часть страшного груза, который нес.
   – Что в ней написано, Тейлор?
   Она не смотрела ему в глаза. Она откашлялась.
   – Там было написано, что тебя уволили из ФБР, потому что ты… потому что то, что ты сделал с Чарлзом Слэвином, не было самообороной.
   Он уставился на нее, ощущая, как бешено колотится сердце. Белые искры вспыхивали перед глазами. Он похолодел. За этим стоял Песочный человек. «Чертова газетенка!»
   – Меня не уволили, я сам ушел, – возразил он бесцветным голосом. Разница была для него важна.
   – Что случилось?
   Он поднял с кровати полотенце и вытер лицо. Несмотря на прохладный воздух, он вспотел.
   – Тейлор, я не хочу сейчас об этом говорить. Слушай, я должен сказать…
   – В этом вся проблема, Джек. Ты никогда не хочешь говорить. Никогда. Посмотри на это с моей точки зрения. Я просыпаюсь и за завтраком читаю о прошлом своего парня. Потом вижу это в новостях. Вокруг что-то происходит, а я понятия не имею что. Я надеялась, что ты мне пояснишь, но ты этого не сделал.
   – Где газета?
   – Я ее выкинула.
   – Куда?
   – Не знаю. Дело не в газете. То, что в ней написано, что говорят в новостях…
   – Что говорят в новостях?
   – Неважно. Для меня не это важно.
   – Тогда какого черта ты заговорила об этом? Послушай, мне нужно сказать тебе…
   – Дело в том, что мне приходится узнавать о прошлом своего парня из чертовых новостей. Почему? Потому что он не хочет говорить со мной об этом, и я не могу понять почему.
   Он терял нить беседы. Джек посмотрел в окно и увидел двух мальчиков, игравших в кикбол на соседском дворе.
   – Так дело во мне, Джек?
   Выпивка призывала выплеснуть накопившийся гнев. Джек сделал глубокий вдох, чтобы сдержаться.
   – Что со мной не так, что ты не можешь мне ничего рассказать? – спросила она.
   – Дело не в тебе.
   – Ты думаешь, я этого не выдержу? В этом дело? После всего, что я видела в Северной Ирландии? В Сараево?
   Он уже решил, что ответить.
   «Не делай этого!» – предупредил голос.
   Но слова уже вертелись на языке. Выпивка помогла преодолеть сомнения, усталость и гнев сделали свое дело.
   – Чарлз Слэвин был серийным убийцей из северного Вермонта, который похищал мальчиков и насиловал их у себя в сарае, а потом пытал и убивал. Когда я туда попал, трое мальчиков сидели в собачьих клетках. У одного из них на руке не было пальцев, а другому он сделал дрелью лоботомию.
   Лицо Тейлор побелело, ко он не остановился.
   – Хочешь услышать еще? Хочешь, чтобы я углубился в подробности, рассказал то, о чем не пишут в газете, что я видел на кассетах? Хочешь точное описание того, как этот больной ублюдок «работал» над четырнадцатилетним мальчиком, когда я добрался до него? Или хочешь услышать, как он заставлял других мальчиков наблюдать за «работой»?
   – Н-нет, не хочу, – испуганно ответила она.
   – Уверена? Я могу тебе все четко описать. Ты так хотела создать между нами взаимопонимание?
   – Черт подери, Джек, я другое имела в виду, и ты это знаешь!
   – Тогда в чем дело? Почему ты решила прямо сейчас пристать ко мне с этой х…?
   Она с размаху ударила кулаком по дверному косяку.
   – Вся проблема в тебе, Джек!
   Внезапно его гнев исчез. В тишине спальни ее слова жгли ему душу.
   – Ты никого не пускаешь! Никого! Ты похож на чертову непробиваемую стену, которую никто не может преодолеть. Я пытаюсь снова и снова, но ближе всего я становлюсь к тебе – к настоящему тебе, кто бы это ни был, – только тогда, когда мы занимаемся сексом. Знаешь что, Джек? Трах – не признак отваги. Это гормоны.
   – Некрасиво так говорить.
   – Не говоря уже о том, что приходится смотреть новости и узнавать, что твой парень провел… – Она запнулась.
   – Провел время где?
   – Неважно. Послушай…
   – Скажи мне, Тейлор. Скажи немедленно!
   Она потупилась, не зная, что ответить. Прошло несколько секунд. Она не подняла глаза, когда сказала:
   – Там было написано, что ты находился в Оушн-Пойнт.
   Тошнота взорвалась в желудке и подступила к голове.
   – Это психиатрическая… Что ты там делал? – спросила она. Он услышал в ее голосе нотки сочувствия.
   – Что еще было в статье об Оушн-Пойнт?
   – Что тебя приговорили…
   – Меня не приговорили. Это было добровольно.
   – Значит, это правда. Ты там действительно был.
   Этого не должно было случиться. Он оставил весь этот ужас в Оушн-Пойнт. Он сделал все, что должен был сделать, переехал в Марблхед и начал что-то новое, свежее и незапятнанное. И даже – подумать только! – смог наладить нормальные отношения с другой женщиной. Теперь все это начинало разваливаться на куски, и почему? Потому что он решил помешать планам какого-то психопата.
   – Джек?
   Голос, полный сочувствия…
   Он играл желваками. Что ему больше всего хотелось, так это немедленно убраться к черту из комнаты на свежий воздух, где он смог бы дышать.
   Он уставился на тени на стене.
   – Джек?
   – Что?
   – Ты мне доверяешь?
   – Ты знаешь, что да.
   – Тогда почему ты этого не показываешь? Почему ты не можешь поделиться частичкой своей жизни… любой частичкой твоего прошлого со мной?
   Он медленно выдохнул.
   – Это… сложно.
   – Я знаю, что ты скрытен, Джек, и я всегда это уважала. Но, пожалуйста, ради всего святого, пожалуйста, впусти меня немножечко!
   Голос Тейлор дрогнул, Джек взглянул на нее. В ее глазах стояли слезы.
   – Я все это время ждала, что ты дашь мне почувствовать себя частью твоей жизни, а ты так меня и не пустил… Почему, Джек? Почему ты меня не пускаешь, ну хоть немного?
   Он никогда не видел ее слез, и был потрясен.
   – Джек, скажи что-нибудь, пожалуйста! Мне кажется, я тону… Он знал, что надо как-то все уладить. Кроме его страха существовала огромная потребность наконец сбросить этот груз.
   Но Тейлор не была криминалистом. Она не могла представить, что каждое дело, наполненное страданием и болью, бесконечный поток жертв, занимающих место на скамье присяжных в его мозгу, требовали ответа и забирали кусочки души. Как она могла представить, что однажды, проснувшись утром, можно посмотреть в зеркало и не узнать собственное отражение или возненавидеть его?
   Что бы он ни рассказал Тейлор о Чарлзе Слэвине, у Тейлор сформируется своя точка зрения, она придет к собственным выводам – возможно, не сейчас, но через какое-то время. Это было Неизбежно. Такова человеческая природа.
   – Скажи что-нибудь, Джек. Пожалуйста!
   Он ощущал в себе разрушительные силы, которым готов был поддаться, поддаться гневу. Потом вернулись воспоминания сегодняшних похорон, слова Ронни Тедешко, и гнев утих. Осталась лишь бесконечная усталость.
   Он подошел к окну. В тени в правом верхнем углу окна находилось круглое черное устройство размером в половину долларовой купюры. Джек оглянулся на Тейлор.
   – Тейлор, – сказал он. У него был немного хриплый, слабый голос. – Тейлор, я хочу увезти вас с Рейчел на какое-то время.
   – Увезти нас? – Она быстро удивленно заморгала. – Зачем? Что происходит?
   – Ты и Рейчел в опасности.
   На ее лице была тревога.
   – О чем ты говоришь?
   – Песочный человек может причинить тебе или Рейчел вред. Я должен увезти вас, пока этот вопрос не будет улажен.
   – Почему ты думаешь, что этот человек будет преследовать меня или Рейчел?
   – Он так сказал.
   – И ты ему поверил?
   – Да.
   Молчание. Тейлор молча рассматривала его лицо.
   – Он преследует тебя, да?
   Джек ничего не ответил.
   – Черт подери, не ври мне!
   – Он не убьет меня… По крайней мере, физически.
   – Что… Я не понимаю.
   Казалось, из комнаты выкачали весь воздух. Он едва не задохнулся.
   – Вот почему Гамильтон оставил мне жизнь. – Слова казались далекими, словно их произносил кто-то другой. – Гамильтон знал, что если оставить меня жить после того, как на моих глазах убили жену и я ничем не мог ей помочь, то это будет намного хуже, чем просто убить меня. – Джек глубоко вздохнул, чтобы голос не дрожал, и добавил: – Он был прав.
   – Ты считаешь, что Песочный человек попробует это повторить?
   – В тот день, когда погибли Лентц и другие ребята, у него была возможность убить меня, но он этого не сделал. Он оставил меня жить, но убил других людей. Ради забавы.
   Тейлор начала что-то говорить, но осеклась. Замерев, она испуганно смотрела на него.
   – У меня есть люди, которые за тобой наблюдают…
   – Наблюдают за мной?
   – Опытные люди. Они наблюдают за тобой и Рейчел уже некоторое время. Собственно, прямо сейчас они приглядывают за Рейчел.
   – Как долго это продолжается?
   – С тех пор как ты вернулась из Лос-Анджелеса.
   – Это было много недель назад. Почему ты ничего мне не рассказал, Джек?
   – Он обещал убить тебя, если я расскажу. И Рейчел.
   Тейлор потерла виски.
   – Боже… – пробормотала она. – Святой Боже!
   – Вы с Рейчел в безопасности. Телохранители присматривают за ней. Ничего не случится.
   – Если он пообещал убить меня и… Почему ты мне только сейчас рассказываешь?
   – Потому что сейчас здесь безопасно говорить. – Джек указал пальцем на окно. – За шторой установлено устройство, которое создает помехи. Оно не позволяет подслушивать или подсматривать.
   – Ты хочешь сказать, что Песочный человек наблюдал за мной?
   – Я говорю, что существует такая возможность. Он наблюдал за двумя семьями. Он установил камеры в их доме.
   – А здесь нашли камеры?
   – Нет.
   – Значит, эти люди были у меня в доме…
   – И в твоей машине. Такие устройства есть и в ней. На твои телефоны установили шифровщики.
   – Я не могу… Это так… Я должна рассказать сестре.
   – Ты можешь позвонить ей, когда переедешь. Я не могу рисковать. И я хочу, чтобы вы с Рейчел оставались в доме.
   Включился его новый пейджер. Тонкое пиканье показалось непривычно громким. Джек вздрогнул. Он поднял его с кровати и прочитал номер.
   – Мне нужно позвонить, – сказал он.
   Тейлор кивнула, по-прежнему вся в своих мыслях. Спустя секунду она сказала:
   – Я собираюсь забрать Рейчел.
   – Тейлор, я…
   Тейлор развернулась и вышла. Джек открыл рот, чтобы окликнуть ее, но не смог произнести ни слова.

   Алек Ниман, глава специального отделения ФБР по фотосъемке, подошел к телефону.
   – Ты был прав по поводу руки, Джек. Кончик шариковой ручки достаточно четко выдавил слова на коже.
   Джек плечом прижал телефон к щеке, чтобы можно было писать.
   – И что там?
   – Габриель Ларуш, – произнес Ниман по буквам. – Это имя тебе о чем-нибудь говорит?
   – Нет, – ответил Джек.
   Но он знал, что оно что-то скажет Малколму Флетчеру Джек хотел быть рядом и глядеть в его глубокие черные глаза в тот момент, когда произнесет это имя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация