А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жажда мести" (страница 19)

   Глава 25

   Джек проснулся в темной комнате. Все вокруг плыло. Он схватился за шею и понял, что она не кровоточит. Это был сон, всего лишь сон. Свободной рукой он отчаянно шарил по постели в поисках Тейлор, на ходу придумывая, что бы сказать.
   «Да, Тейлор, все в порядке, просто кошмар приснился…»
   Он нащупал только голый матрас без простыней. Тейлор не было. Это не ее комната!
   Он огляделся. Он был в спальне Доланов.
   Он вспомнил все, точнее говоря, большую часть. Он лежал рядом с Тейлор и пытался уснуть. Где-то на границе сознания застряла неприятная мысль. Что-то связанное с мертвым телом. В конце концов он приехал сюда и решил побродить по комнатам, пытаясь заставить мысль преобразоваться в слово, звук или картинку – во что-то более понятное.
   Но он не помнил, как заснул. Он сидел на матрасе, подперев подбородок кулаком, и не мог этого вспомнить.
   «Плохо, Джек. Совсем плохо!»
   Ему нужен телефон!
   В памяти все еще были свежи воспоминания о сне. Он слез с кровати и поспешил вниз.
   Окна в гостиной были открыты и незашторены. Застоявшийся, затхлый запах, как в закрытом на лето спортзале, уже успел выветриться. Он направился к кофейному столику. Мобильный телефон лежал вместе со значком и новым пистолетом тридцать восьмого калибра. Он всегда выкладывал все, когда посещал место преступления. Если эти вещи были при нем, то мешали сосредоточиться на ужасе, который пронесся по дому.
   Сердце все еще гулко стучало в груди, когда он начал набирать номер Майка. Светящиеся стрелки на его часах показывали половину третьего ночи.
   – Майк, это Джек.
   – Джек? Что у тебя с голосом?
   – Алекс Нинан по-прежнему работает в отделе специальных съемок?
   – Нинан… Нинан… Да, насколько я помню. – Майк глубоко вздохнул. – С тобой все в порядке? У тебя такой голос… Ты где?
   – Сегодня утром я видел ручку в луже крови. Патрик Долан написал что-то у себя на руке.
   – Я читал отчет Уилсона о вскрытии. Там ничего подобного нет.
   – На руке ничего не написано. В ручке не было пасты. Надпись оттиснута на его ладони.
   – Уилсон достаточно дотошный. Он бы заметил.
   – Уилсон дотошный, но чтобы увидеть надпись, нужно посмотреть с помощью другого источника освещения. Это можно сделать только в лаборатории Нинана.
   – Но тогда придется эксгумировать тело Долана.
   – Позвони Нинану, расскажи, что у нас есть. Я свяжусь с тобой позднее.
   Джек положил телефон на подоконник. Его тело готово было отключиться, но не воображение. Его воображение никогда не уставало, и сейчас оно бушевало, словно медведь, случайно оказавшийся в трейлере.
   Он уперся локтями в подоконник и закрыл глаза. В прошлом он справлялся с воображением, вспоминая об Аманде. Он мог холодным зимним вечером скользнуть под стеганое ватное одеяло и мысленно прижаться к ее телу, вдохнуть запах духов на ее коже. Тогда его воображение успокаивалось.
   Но Аманда умерла. И поэтому сейчас он принялся думать о Тейлор. О том, как ее обнаженное тело, загорелое и крепкое, выглядело на веранде в пятницу вечером. О том, что он почувствовал, когда она впустила его в себя. Секс был противоядием от смерти. Секс был подобен пожарному шлангу, смывающему страх, одиночество и сожаление.
   Мрачные образы из сна продолжали преследовать его, и он сосредоточился на Тейлор. Тейлор… Тейлор… Тейлор… Ее лицо… Он не замечал ни стрекота сверчков, ни дуновения ветерка, ни шелеста листьев.
   Скрип половиц за спиной.
   Он резко обернулся. Из тени на свет, лившийся из окон, вышел человек.
   Джек еле-еле смог выдавить:
   – Вы…
   Лицо Малколма Флетчера, казалось, светится. Его странные черные глаза сверкают, словно полированный оникс.
   – Поздравляю, детектив Кейси. Вижу, старый образ мышления вернулся.

   Глава 26

   Малколм Флетчер выглядел абсолютно спокойным, словно бродить в чужом доме посреди ночи было его обычным времяпрепровождением. Он был одет так же, как и в Мэне: черные джинсы и футболка. Волосы его были зачесаны назад.
   – Похоже, вы не рады меня видеть, детектив Кейси.
   – Я уже предвкушаю ту часть спектакля, когда вы наставите на меня пистолет.
   – Только не говорите, что до сих пор в обиде на меня за это. Вот, держите! – Флетчер швырнул что-то ему.
   Джек поймал. Это была его «беретта».
   – У меня еще ваши материалы.
   – И вы решили приехать сюда из Мэна, чтобы отдать их мне, – подвел итог Джек. – Как мило с вашей стороны!
   Флетчер усмехнулся.
   – Вы могли оставить все это в участке, – заметил Джек. – По чему в четыре утра?
   – Я люблю появляться красиво.
   – То же самое можно сказать о том, как вы любите исчезать. Я так понимаю, в Мэне вы больше не живете.
   – Я польщен, что вы наводили справки. С кем вы говорили?
   – С шерифом Петерсоном.
   Флетчер засмеялся.
   – Я бы не особенно верил тому, что он говорит. Ему нужна карта, даже чтобы найти ширинку.
   – Он мне много чего рассказал, Флетчер. Или Френсис Харви?
   – Френсис Харви – это псевдоним.
   Прямота Флетчера подогрела любопытство Джека.
   – Зачем вам псевдоним?
   – Где-то глубоко внутри я всего лишь застенчивый мальчик. – Флетчер обнажил в улыбке мелкие ровные белые зубы. – Оскар Уайльд говорил, что постоянство – последнее прибежище лишенных воображения. А вы достаточно интересная личность, когда вылезаете из своего панциря.
   Морально и физически истощенный за полный событий день Джек вовсе не горел желанием пикироваться с Флетчером. Но желание узнать, что он здесь делает, пересилило.
   – Странно, что человек ваших талантов ищет убежища в городке, интеллектуальный уровень жителей которого ограничен четырьмя стенами, в которых они существуют, – заметил Флетчер.
   – Я всегда хотел жить возле океана.
   – Этого недостаточно. Здешние люди напоминают мне теленка, откормленного на убой, – они в ловушке и в темноте. Вы представляете их реакцию, если они узнают правду о том, что происходит? Придется подбросить немного антидепрессанта в городской водопровод.
   – Давно вы в городе?
   – Достаточно давно, чтобы понять, что скоро все изменится. Репортеры бродят вокруг этого дома и там, где раньше жили Росы, задают вопросы о серийном убийце по имени Песочный человек, агенты изучают место взрыва… В ближайшее время мнимое ощущение безопасности исчезнет. Угадайте, кого они пошлют восстановить его.
   – Где вы остановились?
   – В «Вошборн-инн».
   Это удивило Джека. «Вошборн-инн» была лучшей гостиницей Марблхеда. Неделя проживания там равнялась месячному заработку обычного человека. Странный выбор для человека, который жил в захолустном Мэне в спартанских условиях.
   – Владельцы, мистер и миссис Джейкобс замечательные люди, всегда готовые угодить, – заметил Флетчер. – Вы все еще готовы, детектив Кейси?
   – Я все еще веду расследование, если вы это имеете в виду.
   – Веду… Интересный выбор слова. Что вы должны делать, так это думать. Надпись на ладони Патрика Долана… Вы должны были догадаться много дней назад. И еще это.
   Флетчер разжал руку. С проводка, зажатого между пальцами, свисал небольшой стеклянный шарик, прикрепленный к плате.
   – Камера, – узнал Джек.
   – Да. Я нашел несколько у них в спальне.
   «И у меня дома», – добавил Джек мысленно. Специалисты из ФБР нашли два десятка таких камер по всему его дому. Их тоже убрали.
   – Ваш друг наблюдал за этими семьями. И за вами.
   Джек кивнул.
   Флетчер бросил камеру на диван.
   – Вы, похоже, не удивлены, – сказал он.
   – Мы нашли такие камеры по всему дому.
   – Но вы не ожидали найти их в своем доме, ведь так?
   Глаза Джека расширились.
   – Откуда вы узнали?
   – Он украл у вас что-то личное?
   Джек постарался, чтобы его голос звучал нейтрально.
   – Он взял несколько вещей.
   – Но он оставил что-то, чтобы напомнить о себе, правда? Скажите, когда вы увидели фотографию мертвой жены на стене в спальне и поэму Блейка на потолке, вы ведь не запели «Любовь моя, дорогая моя…»?
   – Сукин сын! Вы были в моем доме!
   – Кто-то же должен защищать вас.
   – Защищать меня? От кого?
   – От Песочного человека. Бросить камеру в воду было умным решением. Но что было бы, если бы вы положили ее в багажник?
   – Вы были на пляже? Как долго вы за мной следите?
   – Не стоит одному бродить в темных водах.
   – Я попросил у вас помощи, а вы приставили к моей голове пистолет, помните?
   – Я не знал ваших истинных намерений.
   – А теперь знаете? Почему-то с трудом верится.
   – Без моей помощи все, что вы любите, тот фундамент, который вам удалось заложить, и те искусно созданные иллюзии, которыми вы себя тешите, будут уничтожены. Или вы решили снова упаковать вещи и начать новую жизнь в другом городе?
   – Со мной работают люди, некоторые лучшие…
   – То, чем вы занимаетесь, называется игрой в догонялки. Я видел ваши потуги, у старшеклассника, который пытается разобрать лампу, и то более тонкий подход к задаче.
   – Почему вы прячетесь от федералов?
   – Не от ФБР.
   – Тогда от кого?
   – От тех же сил, которые хотят уничтожить вас.
   Джек ждал продолжения. В душной комнате отчетливо слышался стрекот сверчков.
   – Расскажите мне что-нибудь полезное, – попросил Джек.
   Флетчер ничего не ответил, просто смотрел на него бездонными черными глазами.
   Секунду спустя он вышел. Джек увидел, как его тень замерла у задней двери.
   – Ищите в Сан-Диего, – посоветовал Флетчер.
   – Сан-Диего – город большой. Можно конкретнее?
   – Аманда была такая красивая: Она принадлежала к тому редкому типу людей, которые прекрасны как душой, так и телом. Эта новая женщина, которую вы используете, чтобы заглушить боль… А вдруг с ней что-нибудь случится? Куда вы подадитесь на этот раз, чтобы восстановить рассудок? Что сделаете, чтобы залатать дыру в сердце?
   Где-то в темноте дверь открылась и захлопнулась. Джек остался в удушливой темноте. Снова один.

   Глава 27

   Алан стоял перед дверью с надписью «Посторонним вход воспрещен». Он быстро ввел код доступа. Четыре чашки кофе, которые он опрокинул в половине пятого утра, жгли желудок огнем. Он повернул ручку и вступил в царство центра стратегических операций ФБР.
   Центр представлял собой четыре комнаты без окон, разделенные толстыми стеклянными панелями. Алан прошел в дальнюю комнату слева. Это было командное помещение. Директор Харрисон Пэрис внимательно изучал брошюру в красной обложке, лежащую на коленях. У него за спиной к стенам были прикреплены пять телевизоров, у которых был выключен звук. Они показывали разные каналы новостей, где репортаж шел об одном событии – взрыве в Сан-Диего.
   Харрисон Пэрис не поднял глаза, когда открылась дверь. Как всегда, этот человек выглядел словно только что из магазина. Его бежевый костюм, сделанный на заказ, белая рубашка и неброский синий галстук были идеально отутюжены. Ни одной лишней складки или шва. Седые волосы были зачесаны на правую сторону, а усы с сильной проседью аккуратно подстрижены. Черные начищенные ботинки отражали яркий свет верхнего освещения.
   Алан сел слева от Пэриса, положил на стол документы и закинул ногу на ногу. Пэрис не отрывался от чтения.
   – Сначала полиция проникает в дом. Они находят человека, привязанного к кровати, живого. Жена и дети этого человека жестоко убиты. Десять минут спустя взрывается бомба на основе С-4.
   Алан подпер локтем голову и закрыл глаза. Пэрис продолжал читать.
   – Вторая семья была уничтожена тем же способом. На этот раз в полиции подготовились. Они вызвали саперов. Саперы нашли ноутбук, подсоединенный к телефонной линии. Один звонок, и четыре блока семтекса разнесли бы городок. К счастью для нас, бомба дала сбой.
   Преодолевая усталость, Алан вспомнил последние слова Манна. Та же конструкция бомбы, те же элементы.
   – Модель и марка ноутбука из того дома совпадает с тем, с помощью которого взорвали наш исследовательский комплекс, – сообщил Пэрис. – Более того, эти ноутбуки принадлежали нам. Они хранились в этом здании.
   «О боже…»
   Алан открыл глаза и откинулся на стуле.
   – Как он получил доступ? Мы знаем?
   – Это, без сомнения, самый интересный вопрос.
   – Мы имеем представление, что еще он мог взять?
   – Угадай, откуда взялся семтекс.
   Алан подался вперед.
   – Что там делала взрывчатка?
   – Мы работали с компанией, которая разрабатывала маркер для пластичного взрывчатого вещества. Смысл в том, чтобы при взрыве бомбы этот маркер был виден и мы могли бы проследить взрывчатку до владельца. – Пэрис сделал глубокий вдох и продолжил: – Марк Грейсмит из нашего отделения по взрывам обнаружил маркер в семтексе и остатках С-4 из первого дома. Теперь он в Сан-Диего занимается остатками взрывчатки из исследовательского здания.
   – Он связал эти события, – подытожил Алан. – Кто еще в курсе?
   Он всех расспрашивает, хочет узнать, что происходило в здании, но постоянно натыкается на стену. У меня там есть люди, которые помешают ему… Что-то не так, Алан?
   – Ты знаком с Марком?
   – Нет.
   – А я знаком. Он работал с нами над делом о серийном взрывателе.
   – И что?
   – Это очень упорный сукин сын. Его прозвали Бульдогом. Если он во что-то вцепится, то уже не отпустит.
   – Я бы так не беспокоился. У него вот-вот должны забрать это Дело.
   – Это не означает, что он прекратит искать.
   – Ты рассказываешь мне, как делать работу?
   – Я просто предупреждаю, что надо быть осторожнее. Марк очень умен.
   – Я возглавляю ЦРУ уже восемь лет, Алан, и знаю, как проводить секретные операции.
   Алан не хотел углубляться в эту тему. У Пэриса была своя манера решать вопросы. Он редко прислушивался к мнению подчиненных.
   – Я так понимаю, что ты нашел… – Пэрис бросил взгляд на заметки, – троянскую программу, которая позволяет пациенту обходить систему безопасности и входить в базу.
   – Именно. Она уже сидит там какое-то время. Если он снова попытается попасть в систему, мы будем об этом оповещены. Если он там пробудет достаточно долго, мы его выследим.
   – Что он искал?
   – По всей видимости, его очень заинтересовала информация по «Грейвз».
   – «Грейвз»?
   – «Грейвз Реабилитейшн». Это был приют для детей в городе Гарвард, штат Массачусетс. У них… были определенные проблемы.
   – Какие именно?
   Алан глубоко вздохнул.
   – Подростки, большая часть из которых была с психическими отклонениями и для которых не подходили обычные методы лечения, высылались в «Грейвз». Можно сказать, худшие из худших. Обычно мы посылаем пациентов на клинические исследования новых препаратов, но в «Грейвз»… Доктора получали хорошие откаты от ведущих фармацевтических компаний за клинические исследования. Эти доктора изменяли диагностические критерии пациента и давали им непредусмотренные препараты. А еще они изменяли личные дела пациентов. Ты знаешь, что такое «Полл-Ричардсон»?
   – Крупная фармацевтическая компания.
   – Мультимиллионная компания. У них был новейший антипсихотический препарат диаплекс. Они испытывали его в «Грейвз», хотя большей части пациентов подобные препараты не требовались. Они все пережили кататонию и потерю памяти. Это в лучшем случае. У других было мозговое кровотечение. Несколько человек покончили жизнь самоубийством. У всех пациентов развились неоперабельные мозговые опухоли. Это… это была катастрофа!
   – И все эти записи хранились в системе.
   – Боже, нет! Это было до того, как мы засунули все в базу данных. Когда мы узнали, что происходит в «Грейвз», то нагрянули и принялись конфисковывать записи. К счастью для нас, приют сгорел. Всему виной электрокамин. Мы уничтожили все улики. Личные дела больных мы сложили в подвале штаб-квартиры. В системе нет ничего по «Грейвз».
   – Тогда что искал этот пациент?
   – Я не знаю.
   «Но уверен, что это связано с приютом», – добавил Алан про себя.
   – У нас есть версия, почему он убивает семьи в Марблхеде? – спросил он.
   В глазах директора был гнев и что-то еще. Страх, как понял Алан.
   «Он боится!»
   Пэрис закрыл брошюру и швырнул ее, словно пластиковую тарелку. Она скользнула по столу и очутилась в руках Алана.
   – Твой беглый пациент подготовил для прессы материалы о деятельности в Марблхеде. Вместе с цветными фотографиями, – сообщил Пэрис. – Этот сукин сын даже придумал себе кличку – Песочный человек.
   Алан почувствовал, что вспотел.
   – Один из моих источников в «Нью-Йорк Таймс» перехватил это и переслал мне, – Пэрис ткнул авторучкой в сторону брошюры. – Просмотри ее. Я думаю, это четко определит нашу позицию.
   Алан развернул брошюру. И сразу стал хмурым, как туча.
   На первой странице было письмо, написанное от руки, которое сначала отсканировали, а потом еще и отпечатали на лазерном принтере. Песочный человек берет на себя ответственность за гибель Росов и Доланов. Он подробно описал, как убил их, и объявил о намерении уничтожить третью семью в ближайшие две недели. Он заявил, что будет продолжать убивать, пока ФБР не уложит его в могилу.
   Алан уставился на буквы «ФБР». Текст поплыл перед глазами, сердце бешено билось в груди. Он дошел до фотографий. Изображение семьи, привязанной к стульям. Люди пытаются освободиться. Тут же их фото с перерезанными горлами. Все залито кровью.
   – К счастью, мы это перехватили, – согласился Алан.
   Пэрис подался вперед.
   – Брошюра, которую ты держишь в руках, была отправлена во все крупнейшие газеты и информационные источники страны, – сообщил он тихим голосом. – Этот подлый мудак Барри Сильвера из «Хард копи» получил экземпляр сегодня утром. Он не только послал команду в Марблхед, чтобы расследовать это дело, но еще и возле моего дома обосновалась свора его паразитов, которые хотят знать, существует ли связь этих дел со взрывом в Сан-Диего. «Америкэн Джорнал», «Каррэнт Эффер»… Они заполонили Марблхед. А чертов Интернет уже гудит, обсуждая теории заговора.
   Алан ощутил холодок в животе. Внезапно стало ясно, что происходит.
   – Сукин сын хочет разоблачить нас, – заявил Пэрис. – Придать огласке программу и дело «Грейвз». Если только найдет улики.
   – Я сомневаюсь, что у него что-то есть. Информации по «Грейвз» почти нет в открытом доступе.
   – Тогда у него есть данные по программе. Ты сказал, что он загрузил файлы.
   – Я сказал, что существует вероятность этого. «Грейвз» там не упоминается.
   – Ну, у этого сукина сына есть свои причины, Алан, и я хочу, чтобы ты их выяснил.
   – У тебя есть данные по погибшим семьям?
   – Сейчас собираем информацию.
   Алан кивнул. Он посмотрел на телефон в углу, который был напрямую связан с Белым домом.
   – Я так понимаю, президент в курсе последних событий.
   – Ему дали оценку ситуации.
   Что было политическим синонимом фразы «Да, президент в курсе проблемы, да, он пытается придумать способ спасти задницу».
   То же касалось и Пэриса. Именно поэтому его вызвали сюда.
   «Пэрис хочет знать, как много мне известно, чтобы разработать стратегию собственной защиты».
   Алан подавил усмешку. Если Пэрис и его босс действительно считают, что смогут использовать его в качестве козла отпущения, то их ждет большой сюрприз.
   «Не только ты принимаешь меры предосторожности, Гарри. Ты думаешь, я не подготовился к чему-то подобному?»
   У Алана были улики, которые могли свалить всех главных игроков.
   Пэрис полез в карман пиджака и бросил на стол конверт. В нем был билет на самолет первым классом до Бостона.
   – Остановишься в отеле «Четыре сезона», – сообщил Пэрис. – В Марблхеде ты будешь слишком заметен, а в Бостоне смешаешься с деловыми людьми. Никто даже не заподозрит в тебе федерального агента, тем более главу отдела криминалистики ФБР. В номере есть компьютер, факс и телефон, все проверено, защищено и подключено к нашим компьютерам. У тебя будет круглосуточный доступ ко всему, что понадобится. Виктор сейчас проверяет, чтобы все было как надо.
   – Какой Виктор?
   – Виктор Драгос, – ответил Пэрис. – У него есть опыт в таких вопросах.
   – Каких «таких»?
   – В вопросах зачистки.
   Виктор был наемным убийцей.
   – Если вы используете его, зачем нужен я? – поинтересовался Алан.
   – Я хочу, чтобы ты поговорил с детективом, который ведет это дело. Предложи нашу помощь, доступ в наши лаборатории – все, что угодно. Но ты должен оставаться в тени. Газетчики будут очень внимательны, и нельзя позволить им узнать, что мы в городе.
   – Нет гарантии, что этому детективу понадобится наша помощь.
   – Вот в этом, мой друг, состоит единственный приятный момент. – Пэрис впервые улыбнулся. – Посмотри на последнее фото.
   Алан увидел зернистую фотографию, сделанную, по всей видимости, камерой слежения: человек пытается выбраться из-под покореженной машины, похоже, внедорожника.
   – Святые небеса! – прошептал Алан. – Это же Джек Кейси!
   – Да. Представь. Один из твоих спецов оказался детективом, ведущим дело Песочного человека. Вот так удача!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация