А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Я – Елизавета. Любовь Королевы-девственницы" (страница 26)

   Еще не финал…

   Для Елизаветы 1587–1588 годы – словно перелом, окончание одной жизни и начало другой. Там, в прежней жизни, осталась рыжеволосая бестия, которой приходилось доказывать, что она имеет право на трон. Теперь она оставила все помыслы выйти замуж и перестала морочить головы послам и женихам, навсегда оставшись для своих подданных королевой-девственницей.
   Елизавета долго переживала казнь своей соперницы, прекрасно понимая, что совершила нечто такое, чего ей никогда не простят потомки. Но сделанного не вернешь, тем более закрутили другие дела.
   Этот 1587-й и следующий годы оказались для Англии и для самой Елизаветы весьма насыщенными значительными событиями.
   Знаменитый пират Фрэнсис Дрейк весьма активно беспокоил корабли испанцев, везущие из Нового Света золото и разные ценности. Однако королева не только не наказывала своего главного пирата, но даже поощряла его. Конечно, в Испании догадывались, что Елизавета имеет свою долю в этом грабеже, но поделать ничего не могли. И все же Филипп Испанский решил, что пришла пора примерно наказать зарвавшуюся английскую королеву, которая еще и дала блестящий повод для вторжения – казнила шотландскую королеву!
   И снова агенты Уолсингема оказались на высоте, они вовремя заметили сбор кораблей испанской Армады в разных портах, поняли, что это единое целое, и донесли обо всем в Англию. Стало ясно, что над Англией нависла смертельная угроза, 135 великолепно оснащенных судов Армады против 37 английских представляли силу, бороться с которой казалось самоубийством.
   И все же англичане предпочли бороться. Провидение всегда на стороне смелых, так случилось и в этот раз. Немалая часть Армады была попросту уничтожена неожиданно начавшейся бурей, а остальные не справились. Из 135 кораблей в порты основательно потрепанными вернулись всего 67. Это был разгром знаменитой Армады, хотя осознали в Англии свою победу не сразу.
   Для Елизаветы победа была омрачена тем, что немного погодя неожиданно скончался человек, которого она любила столько лет, – Роберт Дадли граф Лестер. Даже после его тайной женитьбы через некоторое время королева простила «своего лорда», а вот его тайную супругу простить не смогла, Леттис была навсегда отлучена от двора.
   У Елизаветы начиналась новая жизнь, без угроз ее трону и ее положению королевы. Это была уже другая жизнь, во многом с другими людьми, не всегда понимавшими стареющую королеву.
   Постепенно уходили из жизни все, с кем Елизавета начинала свой путь к престолу. Умерли Кэтрин и Парри, не было на свете Дадли, умерли Уолсингем, финансовый гений Томас Гершем, болел и почти отошел от дел Сесил, ставший графом Берли…
   Старилась и сама Елизавета… Хотя до преклонных лет любила скакать во весь опор или танцевать ночи напролет.
   После победы над Армадой она прожила еще пятнадцать лет, шагнув в XVII век и пережив всех, кто помнил ее молодой. Дольше прожила лишь та самая графиня Пемброк, что потеряла свою красоту, заразившись от больной королевы оспой. В жизни Елизаветы было еще многое – укрепление Англии, колонии в Новом Свете, покровительство пиратам, театр, новые торговые компании, оставшиеся на века… даже новая любовь была… и смертный приговор, подписанный возлюбленному… Но это уже была не та Елизавета, что с отчаянием ждала казни в камере Тауэра или смотрела счастливыми глазами на кричавших от восторга людей в день ее коронации. Пропаганда сделала свое дело, англичане искренне поверили, что их королева самая лучшая, что английский народ самый добрый, а сама королева – девственница.
   Ее очень часто предавали, с самого рождения и до смерти. Предавали самые дорогие и любимые люди – мать, отец, брат, сестра, возлюбленные, те, кто должен был быть обязанным благодарить… Наверное, немыслимо тяжело жить, зная, что за спиной может состояться новое предательство, но снова доверять и влюбляться. Со временем Елизавета стала подозрительной и нетерпимой к любому несогласию с ней, за столько лет предательств нрав не испортиться просто не мог. Она без конца заставляла выражать восхищение собой, часто преувеличенное, признавать себя первой красавицей королевства даже в весьма преклонном возрасте (королева прожила 70 лет, для ХVI века это очень немало).
   Но все это было потом, а тогда, в 1588 году, оставшись без многолетнего возлюбленного Роберта Дадли, но и без многолетнего своего проклятия – Марии Стюарт, Елизавета начинала следующий этап своей длинной и бурной жизни.
   В памяти потомков долгое правление Елизаветы осталось как золотой век, когда Англия превратилась из третьесортной страны в великую державу, обрела немалый флот и стала морской владычицей. На невиданную высоту поднялись торговля, многие ремесла, театр, музыка… И хотя своему наследнику – сыну казненной ею королевы Марии Стюарт Иакову Стюарту она оставила немало проблем и даже долгов, потомки навсегда запомнили английскую королеву Елизавету. Правда, людская память избирательна, первое, что приходит в голову при слове Елизавета Английская, – казнь Марии Стюарт. К счастью, второе – Уильям Шекспир. Великий Шекспир (если таковой вообще существовал) жил и творил во времена уже стареющей Елизаветы, что не мешало ей восхищаться его произведениями, а ему – ее королевским умом и образованностью.

   Послесловие

   В романе, безусловно, есть некоторые исторические неточности. Например, Френсис Уолсингем стал служить Елизавете несколько позже, в 1568 году. Не все события развивались именно так, как описано, а подоплека некоторых из них наверняка была иной. Но это художественное произведение, а не историческая хроника событий. Мне хотелось донести мое видение образов королевы Елизаветы и ее кузины-соперницы Марии Стюарт, которые не во всем совпадают с привычными.
   С легкой руки Шиллера Марию Стюарт принято считать безвинной овечкой, романтичной, увлекающейся особой, попавшей в сети коварной королевы Англии и заплатившей жизнью за ее амбиции.
   Поражают двойные стандарты, когда речь заходит о Елизавете и Марии Стюарт одновременно. Даже редкая умница Стефан Цвейг в своей великолепной книге «Мария Стюарт» всецело и безоглядно на стороне шотландской королевы. Каждый ее шаг, каждая подлость и даже несомненное преступление (как иначе назвать если не соучастие, то осведомленность в убийстве надоевшего мужа, отказ в расследовании этого убийства, потом беременность и поспешное замужество с предполагаемым убийцей?!) объясняются «бурлением крови» и страстностью натуры, словно это может быть оправданием для преступления.
   В то же время Елизавете ставится в вину даже безобидный флирт!
   Марии, коль скоро она не находит нужным скрывать никакую свою страсть или ненависть, не задумываясь ни об их последствиях, ни о королевском достоинстве, ни просто о порядочности, приписываются душевные переживания на грани величия, в то время как факты упорно кричат об обратном.
   Интересно сравнить противостояние двух королев не с позиций сторонников Марии Стюарт (что стало привычным), а отстраненно.
   Елизавета с детства познала, что такое быть незаконнорожденной, словно была виновна в поступках матери или отца. По пути к трону она перенесла немало унижений и цену власти поняла как никто другой.
   Марии короны достались как подарок судьбы – шотландская пяти дней от роду, французская в семнадцать лет вместе с супругом французским королем Франциском. Но ей понадобилась еще и английская! Причем ни править Англией, ни даже жить в Лондоне Мария Стюарт не собиралась, она блистала в Париже. Но нервы Елизавете потрепала изрядно.
   А вот Елизавета, добившись трона, действительно правила! Ошибаясь и учась на своих ошибках, она выполняла обещание – ставить превыше всего интересы английского народа. И вряд ли кто может упрекнуть королеву Елизавету в нарушении этого обещания. При ней Англия стала ведущей морской державой и из второразрядной, замученной многолетними дрязгами страны превратилась в сильнейшую.
   У Марии все оказалось с точностью до наоборот. Похоже, ее правление Шотландии ничего, кроме бесконечных смут и борьбы между ее сторонниками и противниками, не принесло, страна осталась бедной, а сама королева знала только свои любовные страсти. И если ее соперница правила сильной рукой целых 45 лет, то шотландскую королеву попросту изгнали из собственной страны (за недостойное поведение!) уже через шесть.
   Елизавета, когда ее возлюбленный Роберт Дадли оказался лишь заподозрен в причастности к смерти своей жены (хотя расследование подтвердило его невиновность), ни тогда, ни позже не связала с ним свою судьбу, чтобы не бросить тень на английский престол, хотя любила Дадли всю жизнь.
   Мария, напротив, спешно закопав (именно закопав, а не похоронив с почестями) убитого супруга, тут же вышла замуж за предполагаемого убийцу, забыв не только о своей собственной чести, но и о чести короны! За что и была с позором изгнана из королевства. Но в этом изгнании сторонники Марии Стюарт по сей день видят «руку Елизаветы», как когда-то во всем усматривали «руку Москвы» или «происки империализма».
   Две правительницы, к которым судьба не одинаково благосклонна… Почему же столь различно отношение к ним? Почему Марии Стюарт охотно прощаются все ее подлости, откровенное пренебрежение своей честью и честью короны, спокойствием собственной страны, в то время как Елизавете даже малейшая прихоть или каприз ставятся в вину на фоне действительно немалых достижений? И правила-де не сама, а с помощью мужчин, и просто повезло – оказалась королевой вовремя – когда Англия была «на взлете».
   Сдается, что именно здесь и «зарыта собака» двойных стандартов.
   Мария Стюарт была просто женщиной, влюбчивой, страстной, готовой в угоду своим чувствам забыть даже королевское достоинство и в конце концов доигравшейся до плахи, но только женщиной! Она не замахивалась на мужские приоритеты, не вмешивалась в управление и знала лишь свои постельные пристрастия, ради которых не останавливалась ни перед чем! Красивой женщине мужчины такое всегда готовы простить (если это не касается их непосредственно).
   Елизавета же покусилась на святая святых – попыталась встать с мужчинами вровень! И хотя королева всегда подчеркивала, что место женщины позади мужчины, а она сама просто женщина необычная, такой неординарности ей не простили. Ни тогда, ни веками позже.
   Как до самого XX века не прощали ни одной женщине, поднявшейся над мужским эго не при помощи альковных уверток, а силой своего ума и характера. Мужским шовинизмом Клеопатра была превращена в блудницу, Жанна Д’Арк – в глупышку, которой просто «подфартило» оказаться героиней, Елизавета – в капризную истеричку… Зато не рвущаяся вперед мужчин похотливая Мария Стюарт стала героиней душевных страстей. И неважно, что вся «душевность» заключалась в способности в угоду своему желанию попасть в постель к очередному возлюбленному, приносить в жертву даже собственную честь и спокойствие страны!
   Двойные стандарты были всегда!..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация