А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Я – Елизавета. Любовь Королевы-девственницы" (страница 24)

   Ай да Елизавета! Сесил не думал, что расчет королевы простирался так далеко, когда она не выдворила Марию из страны сразу. Но и теперь не всякая на ее месте углядела бы возможную выгоду от ссоры матери с сыном. Он мог гордиться своей ученицей, та оказалась весьма и весьма способной, что бы там ни говорили о ее капризах или переменчивости.
   За что мстила одна королева другой? Только ли за постоянную угрозу своей безопасности и власти? Была еще одна месть – Елизавета мстила Марии за ее судьбу, за то, что не пришлось с детства быть бастардом, что получила трон как подарок, не пришлось доказывать, что чего-то стоит, что была всегда окружена мужчинами, готовыми за один только взгляд пожертвовать своими жизнями, что все давалось ей незаслуженно легко и так же легко терялось в угоду страсти… Сама Елизавета никогда не могла столь попустительствовать своим чувствам, у королевы с молодых лет перед сердцем шла голова. Но на то она и королева.
   А сама Елизавета никак не могла пережить предательство (она не могла назвать это иначе) своего дорогого Роберта.
   Как же больно, как тяжело! Словно она стала обузой даже для самых дорогих людей. И в самой Англии все не слава богу, то приходит какая-нибудь зараза, то волнения католиков, то неурожай… Елизавета год за годом ездила по стране, вернее, по домам своих лордов, везде выказывая свою любовь к народу и ожидая от него ответной. Любовь была, но было и какое-то странное напряжение. Сначала казалось, что это из-за слухов о ней и Дадли. Но столько времени слухов уже никаких. Чего не хватает ее доброму народу?
   Сесил ответил просто:
   – Того же, чего и остальным. Вы должны выйти замуж, Ваше Величество.
   Елизавета ахнула:
   – Милорд, я понимаю ваше беспокойство, беспокойство лордов и Парламента, но какое дело народу до замужества королевы?! Я же столько твердила, что замужем за Англией!
   – Извините, Ваше Величество, но женщина, не желающая иметь детей, вызывает подозрения и неприятие.
   Она на мгновение замерла. Потом осторожно спросила:
   – И у вас тоже?
   – У меня нет, я знаю истинную причину Вашего нежелания выходить замуж…
   Королева расхохоталась:
   – Да уж! Эта истинная причина женилась на другой! Причем, как оказалось, во второй раз! Роберт Дадли уже бывал тайно женат однажды, а теперь женился еще раз! Вы на это намекаете?
   Сесил остался спокоен, как всегда. Выводит ли его хоть что-нибудь из себя?
   – Нет, Ваше Величество, я думаю, истинная причина не в этом. Полагаю, что прав Мелвилл, сказавший, что Вы желаете быть и королем и королевой одновременно. Вам претит сама мысль, что кто-то окажется хоть в чем-то выше вас.
   – Это плохо?
   – В Вашем положении, я думаю, нет.
   – Почему же вы настаиваете на моем замужестве?
   – Вам нужен наследник. Или объявите им другого.
   – Кого?
   Сесил пожал плечами:
   – Хотя бы сына Марии Стюарт. Ближе родственника у Вас все равно нет, зато это обезопасит Вас от его заговоров.
   – Или ускорит мою смерть! – фыркнула королева. – Нет уж, лучше я выйду замуж! Пожалуй, пора вспомнить о младшем сыне Екатерины Медичи. Сколько ему там уже лет? Мальчик повзрослел? Он пока не женился и все так же жаждет стать супругом королевы Англии?
   С этого времени началась эпопея под названием «герцог Алансонский».
   Что там было в голове у юного герцога, не отличавшегося красотой, но весьма понравившегося многим своим обхождением и французской галантностью, неизвестно, только он единственный из женихов не отказался приехать на смотрины, хотя и переодетым, и надолго остался в Лондоне обхаживать королеву.
   Во дворце шли бесконечные балы в честь нового жениха и его сопровождающих. Елизавета завела привычную игру, а не понявший этого молодой герцог всерьез поверил, что английская королева собралась за него замуж. Двойная игра Елизаветы не была видна только ему самому, остальные уже хорошо все разглядели. Обсуждался лишь вопрос, сколько потребуется денег, чтобы выпроводить жениха домой с миром.
   Но герцог оказался на удивление упорным, он твердо решил стать супругом английской королевы и не поддавался ни на какие уговоры. Отступные тоже не помогли.
   Елизавета объявила, что ее религиозные чувства не позволяют ей выйти замуж за католика, словно раньше она не ведала, что герцог папист. Казалось, это непреодолимое препятствие. Но уже через час она с изумлением рассказывала Сесилу:
   – Он объявил, что его любовь столь велика, что он готов перейти в протестантство! Сесил, что делать?! Как от него избавиться?!
   Избавиться оказалось очень трудно. Лишь после многих убеждений и солидного вознаграждения герцог согласился вернуться в Нидерланды, но потребовал разрешить ему называться женихом Елизаветы и писать ей письма. Та с облегчением согласилась:
   – Ах, в письмах вы можете звать меня даже дорогой женой!
   Выторговав себе разрешение в любое время вернуться в Англию и облив слезами так называемую невесту, герцог Алансонский в сопровождении многочисленной свиты из англичан (это тоже было его условием) отправился в Нидерланды. Королева сопровождала его до самого Кентербери, всячески демонстрируя свою к нему привязанность. Увидеться им было уже не суждено – в июне 1584 года герцог скончался, освободив Елизавету от обязательства выйти за него замуж.
   Все это время королеве было не до Марии Стюарт. Но та постоянно напоминала о себе сама. Не письмами или просьбами, а тем, что ее именем и для нее постоянно организовывались заговоры… Знала ли сама Мария об этих заговорах? Не только знала, но и активно поддерживала. Но бывшая шотландская королева была столь хитра, что поймать ее с поличным долго не удавалось.
   И все же усилия Уолсингема увенчались успехом. Он сумел внедрить своих агентов всюду, в том числе и в окружение самой Марии.
   В это время Англия была на грани войны с Испанией в Нидерландах, и по всем каналам приходили известия, что Испания готовится вместе с Францией напасть на Англию, чтобы посадить на английский престол Марию Стюарт! Положение было необычайно сложным, тем более сначала предполагалось убить саму королеву Елизавету, а потом взяться за ее близких помощников – Сесила, Уолсингема…
   Для Уолсингема было очень важно получить доступ к каналу, по которому тайно обменивалась посланиями со своими единомышленниками Мария Стюарт, ведь открытая переписка не давала повода для более жестоких санкций против нее. А Елизавета и слышать не желала о том, чтобы заключить соперницу в Тауэр по одному подозрению в соучастии в заговоре.
   – Докажите! – требовала она от Сесила и Уолсингема.
   – Докажу! – соглашался Уолсингем.
   И наконец, повезло. Через одного из внедренных агентов он узнал, что письма надо искать в бочке с пивом, которая еженедельно приезжает в замок, где содержится королева, внутри которого и спрятана шкатулка с письмами. Не составило большого труда подкупить пивовара и с тех пор копии всех писем попадали на стол Уолсингема.
   Так началась история заговора Энтони Бабингтона. Елизавета прекрасно знала, что молодой Бабингтон католик, но она с самого начала правления не делала различия между своими придворными по религиозному принципу, католиком был, например, Норфолк, и Бабингтон спокойно крутился при дворе. Он и стал главным действующим лицом в «заговоре шестерых», или «заговоре Бабингтона». Их целью было убийство королевы Елизаветы, возведение на английский престол Марии Стюарт с помощью вторжения в Англию объединенных испано-французских сил.
   Перехватывая письма из бочонка с пивом, Уолсингем знал о каждом шаге заговорщиков. Но арестовал их только тогда, когда в его руках оказалось письмо, написанное самой Марией и однозначно говорящее о ее участии в заговоре.
   – Ваше Величество, она попалась. У нас есть неопровержимые доказательства участия в заговоре Марии Стюарт.
   Вот так все просто и буднично. Елизавета живо вспомнила свое первое обвинение, и ей тогда вот так же просто сказали, что она виновна в заговоре против королевы Марии! Может, и Мария Стюарт так же? Может, она просто не знала, что ее именем творится?
   Елизавета старательно придумывала за свою соперницу миллион оправданий и причин, по которым та просто не могла быть участницей такого заговора. Но ничего не получалось, письма Марии однозначно говорили, что знала, участвовала!
   Испугавшись пыток, свою госпожу выдали и многие участники тоже. Сама Мария Стюарт все отрицала. Она клялась, что ничего не знает ни о Бабингтоне, ни о письмах. Предъявленные письма назвала подделкой, а признания секретарей вынужденными. Предстать перед Парламентом Англии, чтобы ответить на вопросы лично, категорически отказывалась. Она снова и снова напоминала Елизавете, что является особой королевской крови, а потому не подлежит суду.
   И вот тут сказалась разница в подходе Елизаветы и Марии Стюарт. Мария до зубовного скрежета ненавидела протестантов и была вынуждена терпеть их в своей стране только потому, что не имела сил уничтожить. Будь ее воля, и все, а в первую очередь протестантка Елизавета, горели бы на тех самых кострах, которые не успела всерьез разложить Мария Тюдор. Но бывшая королева Шотландии мало заботилась о своей собственной безопасности, успевая, правда, вовремя удрать, и тем более о безопасности окружающих.
   Елизавета, наоборот. Первым же указом тогда молодой королевы был указ о религии, призывавший к терпимости. Это дало свои плоды, долгое время, пока в Англии не появилась опальная Мария Стюарт и стали завариваться многочисленные заговоры, в стране было довольно спокойно. Зато королева считала очень серьезным, равным государственной измене преступлением покушение на нее саму. Королева дана Англии Богом и покушаться на нее, значит, выступать против воли Господа! За это она требовала самой жестокой кары.
   Правда, как оказалось, не для всех…
   Парламент был с королевой согласен и потребовал смерти для всех участников заговора Бабингтона, в том числе и для бывшей королевы Шотландии Марии Стюарт.
   – Нет, Сесил…
   – Почему, Ваше Величество?
   – Потому что она королева!
   – Вы попали под влияние ее слов? Мария Стюарт перестала быть королевой в тот день, когда подписала собственное отречение! Об этом вы забыли? Кроме того, она всегда претендовала на Ваш престол! Очнитесь, неужели нужно, чтобы в наших портах высадились испанские и французские войска, а Вас саму повели на эшафот?! Неужели только тогда Вы поймете, что двух королев в одной стране быть не должно?
   – Но она может вернуться в свою…
   – Оттуда ее выгнали и возвращать не намерены! Ваше Величество, Парламент признал Марию Стюарт, неважно, является она королевой или нет, виновной в заговоре против Вас, в подготовке покушения! Змея, которую вы грели на груди столько лет, все это время замышляла против вас дурное! Вам это прекрасно известно. Когда-то Вы требовали, чтобы мы представили доказательства, они есть, неужели Вам этого мало?!
   – Нет, Сесил! – орала в ответ Елизавета. – Это очень важно, что она королева! Это самое главное! Что будет, если вдруг вслед за мной кто-то еще решит казнить королеву?! Я не желаю остаться в истории первой, кто отправит на эшафот королеву!
   – Таких было и до Вас множество! Хотя бы ваш собственный отец!
   Елизавета замерла с открытым ртом, не имея сил даже вдохнуть. Сесил прав, ее отец отправил на плаху целых двух королев! Но это были не королевы крови!
   – Я не могу! Не могу!
   – Интересно, что должна еще сделать Мария Стюарт, чтобы Вы, наконец, решились?
   Елизавета потеряла покой и сон. Нет, на сей раз ее мучила не зубная боль, причиной страданий была Мария Стюарт. Именно тогда королева обрела свой бич многих последующих лет – бессонницу. Спать не давали мысли, Елизавета вспоминала и вспоминала собственное ожидание смерти в Тауэре. Конечно, ее содержали не в пример строже Марии, и надежды на избавление не было никакой.
   А у Марии есть?
   Ее будут судить… Судить королеву, пусть и отрекшуюся от престола?! Сесил все время напоминает именно об этом: Мария Стюарт не королева с той минуты, как подписала отречение от престола!
   – Все равно она особа королевской крови! В ней кровь Стюартов!
   – Согласен, Ваше Величество, она особа королевской крови, а таких казнили не раз.
   – Нет!
   – Но Вы не можете оставить без последствий ее участие в заговоре против английской короны! Это значит потерять уважение собственных подданных.
   – Что я должна делать, просто подписать ей смертный приговор? Своей рукой отправить на эшафот ту, что могла бы быть королевой Англии, не будь меня?! Вся Европа скажет, что я просто свела счеты с соперницей!
   Сесил подумал: «А хотя бы и так!» – но вслух сказал иное:
   – Европа очень забывчива, Ваше Величество… Мария Стюарт должна быть осуждена и за участие в убийстве своего супруга, вашего подданного, и за участие в заговоре против Вас самой.
   Голос твердый, для себя Сесил все решил. Хорошо ему, не его подпись будет стоять под таким страшным документом… Елизавета застонала, словно от зубной боли:
   – Не могу-у… я не могу решить это сама.
   – Ваше Величество, никто не заставляет решать Вас одну. Отдайте Марию Стюарт под суд вместе с другими участниками заговора.
   – Вместе?! Судить королеву вместе с Бабингтоном, развозчиком пива?! Вы думаете, о чем говорите?!
   Сесилу хотелось еще раз напомнить, что Мария Стюарт вот уже восемнадцать лет не королева, как бы она себя ни называла. У Шотландии есть король Иаков, ставший таковым после отречения своей матери. Временами Сесила просто брало зло, умная Елизавета становилась немыслимо упертой, как только дело касалось королевских прав и регалий попранной соперницы.
   – Она не королева Шотландии, Ваше Величество…
   И тут до Елизаветы дошло, она почти обрадованно закричала:
   – Мария – вдовствующая королева Франции! Мы не можем судить вдовствующую королеву вместе с простыми лордами!
   Теперь уже Сесил едва не застонал, как от зубной боли. Конечно, если искать возможность не казнить противницу, ее всегда можно найти.
   – Ваше Величество, вы считаете королевскую власть данной Богом?
   – Да, считаю, – Елизавета подозрительно покосилась на канцлера.
   – Вы считаете, что любой, покусившийся на таковую, должен быть наказан по всей строгости закона?
   Она уже увидела ловушку, отрывисто рассмеялась:
   – Любой, но не королева, Сесил, не королева!
   – Нельзя вечно держать Марию Стюарт взаперти. В следующий раз мы можем не узнать о тайнике в бочке или еще где-нибудь.
   Елизавета махнула рукой:
   – После договорим…
   Она не могла больше вести эту беседу. Прекрасно понимала, что Сесил прав, что бесконечно длиться такая дурацкая ситуация не может. Но что делать? Выпустить Марию Стюарт на волю? Она с радостью уедет во Францию или даже Испанию, а там только и ждут повода, чтобы напасть! Свои паписты с удовольствием поддержат, тогда Лондон ждет Варфоломеевская ночь похуже французской.
   Но и держать ее еще двадцать лет под замком тоже нельзя. Сесил прав, с каждым годом заговоры с участием Марии становятся все чаще, какой-нибудь могут и проглядеть. Тогда к власти точно придет бывшая шотландская королева, а это значит паписты. Верно, двух королев в одной стране быть не может, даже если одна из них взаперти!
   Елизавета швырнула в угол веер. Мария Стюарт отравила ей почти двадцать лет жизни! Они могли бы стать лучшими, если бы ни эта любвеобильная распутница! В нелепой борьбе с ней прошла молодость, не дав взамен ничего – ни мужа, ни детей, ни даже любовника! И все же она не могла просто казнить Марию! И судить вместе с остальными лордами тоже не могла!
   В одну из бессонных ночей Елизавета вдруг сообразила: раз судить пришлось бы королеву, то и суд должен быть таковым! Едва дождавшись утра, вызвала к себе Сесила.
   – Я придумала! Суд над королевой должен быть королевским!
   Сесил не сразу понял, о чем это она.
   – Ваше Величество, Вы собираетесь созвать на суд королей Европы? Уверяю, они прибудут со своими войсками…
   Шутка не очень удалась, Елизавета взъярилась:
   – Не стройте из себя идиота, Сесил! Королевский суд означает, что вести его будут королевские юристы!
   Первым побуждением канцлера было расхохотаться: «Неужели Вы думаете, что тогда в Европе в этот суд поверят?» – но он не зря столько лет рядом с королевой, лишь опустил глаза, усмехнулся:
   – Как скажете, Ваше Величество.
   Но и Елизавета тоже знала Сесила прекрасно, глянула с прищуром:
   – Что вы там усмехаетесь? Хотите сказать, что королевскому суду не поверят? Но они должны быть беспристрастны! И протокол полностью соблюден.
   – Конечно, Ваше Величество…
   Разговор оставил непонятный осадок, внутренне королева понимала, что эти усилия соблюсти все формальности шиты белыми нитками, как бы ни старались быть беспристрастными судьи, их обязательно обвинят именно в пристрастности. В Англии нет человека, который, будь он протестантом или даже папистом, не был бы убежден, что Мария Стюарт претендует на английский престол и без конца замышляет заговоры против правящей королевы. Это знают все, от канцлера до уличного мальчишки, но даже если в суде будет неопровержимо доказана виновность Марии, скажут, что ее засудили! Мария снова будет отказываться от всего: от своих писем, от своих слов, от слов своих слуг или сообщников, от любых улик. Она так уже делала, когда разбиралось дело о гибели Дарнлея, даже о письмах, написанных, безусловно, ее рукой, заявила, что это подделка!
   Несколько следующих дней, не давая Сесилу ответа, Елизавета откровенно маялась, пытаясь найти выход. Она была молчалива, ни на кого не кричала, не делала замечаний, даже не заметила явной оплошности камеристки, когда та подала желтые перчатки для выезда верхом на прогулку вместо необходимых коричневых. В другой день королева швырнула бы эти перчатки в негодницу, а сейчас надела, даже не заметив. Все время, пока Елизавета прогуливалась, девушка ожидала ее сама не своя, понимая, что если королева обнаружит ошибку, то попадет еще сильнее.
   Не обнаружила, так и проездила не в тех перчатках. Это было признаком глубочайших раздумий, такого невнимания к своему костюму и мелочам в нем со стороны Елизаветы не помнил никто.
   Она о чем-то говорила, отвечала на вопросы, часто невпопад, распоряжалась, а в голове вертелась одна и та же мысль: что делать?!
   Ответ пришел, как всегда, бессонной ночью. Елизавета сообщила Сесилу:
   – Я сама буду судить Марию!
   Вот те раз! То страдала, что любой суд обвинят в предвзятости, а ее заставляют казнить кузину, а теперь вдруг взялась сама… И тут Сесил понял: она оправдает Марию Стюарт! Конечно, найдет тысячу поводов оправдать и сделает это! Взяло зло, они с Уолсингемом столько сил положили, чтобы раскрывать один за другим заговоры, вывести на чистую воду эту бывшую шотландскую королеву (Сесил упорно не желал звать Марию настоящей королевой, отреклась так отреклась!), а Елизавета все сведет на нет! Пожалеет, поплачется и отпустит, с нее станется! Мария королевских кровей… Ну и что?! Словно люди королевских кровей не могут быть преступниками или подлецами. Могут, еще как могут!
   – Я потребую, чтобы она написала покаянное письмо мне лично и обещала, что больше ни в какие заговоры против меня ввязываться не будет! Она не сможет нарушить такое слово, Сесил. Что вы молчите?
   А он просто не знал, что сказать. Не может быть, чтобы умная Елизавета не понимала, что Мария, дав такое слово завтра, послезавтра заявит, что его вытащили клещами или попросту откажется от написанных ею же обещаний?! Конечно, понимает, значит, просто решила отпустить соперницу на все четыре стороны. К чему тогда играть в эти игры?
   Стало очень тоскливо, захотелось положить принесенные бумаги на стол, развернуться и уйти, уйти вообще со всех постов, уехать в свое имение, чтобы больше никогда не слышать этих глупостей о порядочности той, благодаря которой уже погибло столько связанных с ней людей. Елизавете хочется поиграть в милосердие? Пусть играет, только без него. Сил сглаживать углы, мириться с обиженными послами, рассерженными женихами, раскрывать и раскрывать заговоры, к тому же почти не получая за это плату, уже не оставалось. Сесила все сильнее мучила подагра, сказывались годы, проведенные без сна и покоя. Чего ради он столько лет бережет эту рыжую? Чего ради они с Уолсингемом забыли, что такое спокойно спать, есть, любить своих жен? Чтобы Елизавета вот так одним росчерком пера отпустила на волю ту, которую давно следовало повесить?! И все только потому, что она королевских кровей!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация