А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Я – Елизавета. Любовь Королевы-девственницы" (страница 12)

   Сесил был куда практичней в своих замыслах:
   – Ваше Величество, в Шотландии не слишком любят Стюартов, и там много наших людей… В Эдинбурге готовы подписать от имени королевы отказ от претензий на английский трон…
   Шотландией предстояло заняться вплотную, ее королева Мария Стюарт хоть и объявила о своих претензиях на английскую корону тоже, не делала ни единого движения, чтобы эти претензии поддержать делом. Тем временем сам Сесил не дремал. Мария Стюарт далеко во Франции, ее мать, тоже Мария, только де Гиз, слишком нелюбима в собственной стране, чтобы этим не воспользоваться. А еще в Шотландии есть бастард, на помощь которого стоило рассчитывать – сводный брат королевы граф Меррей.
   Король Шотландии Яков V был весьма любвеобилен и плодовит, помимо законных детей от Марии де Гиз он оставил и несколько бастардов, однако дав им свое имя и вполне приличное положение. На одного из таких – Джеймса Стюарта графа Меррея, рожденного королю Маргаритой Дуглас, и рассчитывал Сесил. Оснований любить Марию де Гиз и ее пребывавшую во Франции дочь у Джеймса не было никаких, зато его самого весьма почитали шотландские лорды. Если помочь Меррею попасть на шотландский трон, он никогда не покусится на английский.
   Лорды Шотландии откликнулись быстро, они согласились подписать от имени своей отсутствующей королевы договор, в котором отказывались от дурацких претензий на английскую корону. Они куда лучше Марии Стюарт, витавшей в заоблачных высях мечтаний, понимали, что герб еще не все, Лондон никогда не допустит появления на своем троне католички-француженки вместо англичанки-протестантки, особенно после костров, полыхавших при католичке-испанке Марии Тюдор.
   Однако Мария Стюарт и ее юный вечно больной супруг Франциск категорически отказались подписать такой договор. Если честно, то Меррею и остальным лордам было наплевать на строптивую королеву, пусть танцует и музицирует себе во Франции, это не мешало им править Шотландией по своему усмотрению. Единственным препятствием для Меррея оставалась королева-мать Мария де Гиз, да и то недолго.
   Прошло полгода после трагической гибели короля Генриха, французский двор снял траур и вернулся к увеселениям, в трауре осталась только вдовствующая королева. Но вопреки всем правилам она одела не белые, как полагалось королеве, а черные одежды, этот цвет лучше подчеркивал ее чувство горечи от утраты. Одела и уже не сняла, Екатерина Медичи носила траур по супругу всю оставшуюся жизнь, за что получила прозвище Черной королевы.
   Но и Мария недолго наряжалась во что-то яркое…
   Франциск вечно болен, его испорченная кровь не справлялась, и король едва мог передвигаться. Какие уж тут дети или увеселения! Лекари советовали беречься и беречься, но юному королю не хотелось отставать от своей супруги, он старался также ездить на охоту, скакать во весь опор, кричать от восторга и не знать покоя сутками. Здоровой Марии все было нипочем, а вот для хилого Франциска такая жизнь губительна. Понимала ли это Мария Стюарт? Едва ли, а если и понимала, она была слишком юна, чтобы ограничивать, по крайней мере себя. Все чаще королева уезжала на охоту одна, оставляя больного супруга маяться в ожидании в душных покоях дворца.
   Вот и теперь она возвращалась после удачной охоты возбужденная, свежая, как яркий цветок, собирая восхищенные взгляды. Ей всего семнадцать, ярко светило солнце, щебетали птицы, можно было, наконец, скакать во весь опор, крича от восторга!.. И даже не хотелось снова ступать под своды дворцовых покоев, где вечно пахло притираниями, настойками и испражнениями больного короля. При одном воспоминании об этом у Марии портилось настроение, и она стремилась при любой возможности покинуть дворцовые покои.
   На сей раз придворные встречали юную королеву чуть странно, сердце Марии ухнуло – определенно что-то случилось. Услышав «соболезную, Ваше Величество», Мария едва не лишилась чувств. Бросив поводья конюху, она поспешила к Франциску. С утра муж чувствовал себя неплохо, правда, лекари категорически запретили ему садиться на коня, поэтому Франциск остался дома. Неужели королю стало хуже?!
   Перед самыми королевскими покоями навстречу Марии метнулась ее наперсница, тоже Мария, Флеминг:
   – Ваше Величество, соболезную, королева-мать…
   Договорить не успела, внутри у юной королевы взметнулась буря чувств. Что-то произошло с ненавистной Екатериной Медичи! Но почти ворвавшись в покои мужа, первой, кого она увидела, была… свекровь! А сзади доносилось окончание фразы Марии Флеминг:
   – … Мария де Гиз…
   Ноги у королевы подкосились. Не выдержав такого перепада, она упала на пол и разрыдалась. Умерла мать, пусть и далекая, которую девочка Мария почти не знала, но это все равно была мать. Теперь на свете у нее никого, кроме вот этого беспомощно топчущегося вокруг мальчика-короля, не осталось. И вся ее жизнь отныне зависит от его слабой, едва теплящейся жизни. Пока дышит и движется это слабое тельце, она чего-то стоит, а потом?.. Об этом потом было страшно даже задумываться.
   Мария Стюарт не успела создать при французском дворе свой собственный, придуманный ею прекрасный двор, ей снова пришлось надеть траур и отменить все увеселительные мероприятия. Скорбела ли она по умершей матери? Конечно, ведь Мария де Гиз всегда была очень добра к дочери, хотя и жившей далеко. Де Гизы сплотились вокруг своей родственницы, но это дальняя родня. Кроме того, Шотландию раздирали жестокие распри, ни предусмотреть, ни остановить которые Мария де Гиз не могла, оставив в наследство своей дочери. Конечно, регентом немедленно был объявлен сводный брат Джеймс Стюарт, граф Меррей.
   Но проблемы далекой родины мало волновали Марию Стюарт, ей бы с домашними французскими справиться… Франциск уже совсем редко выходил из своих покоев. Супруга страшно мучилась в душных, немилосердно пахнущих лекарствами покоях мужа, потому старалась сама сказываться больной. Жизнь цветущей молодой девушки превратилась в ад.
   – Посиди со мной… Расскажи что-нибудь новенькое, – глаза супруга умоляли, а ей было так трудно и согласиться, и отказать.
   – Ваше Величество, вы сегодня выглядите утомленным, не лучше вам отдохнуть?
   – Я плохо спал, болит ухо…
   Франциск уже понял, что Мария не станет тратить драгоценное время на вздохи у постели больного супруга. Зачем он ей, такая развалина? Но тут взыграла обида, мать права, именно он принес этой красавице корону, пусть будет добра подчиняться желаниям мужа-короля!
   Видя, что Мария намерена уйти, Франциск требовательно похлопал по ложу рядом с собой:
   – Сядьте, Ваше Величество, и расскажите своему супругу обо всем, чем занимались в последние дни!
   Мария с изумлением посмотрела на мальчика-мужа. Ого, как заговорил! Наверняка, его настроила королева-мать. Но что она могла возразить? Послушно присела, принялась рассказывать, Франциск оживился, слушая и следя за ее губами. Все же красивая у него жена. Жаль только, что болезни не позволяют насладиться этой красотой в полной мере.
   Через некоторое время королеве показалось, что супруг заснул, но стоило ей замолчать, как бледные губы шевельнулись:
   – Нет, нет, говори, я слушаю. Я устал, но слышать еще могу…
   С того дня это стало любимым развлечением больного Франциска, Мария приходила и подолгу сидела прямо на его постели, рассказывая и рассказывая обо всем. Очень радовалась, застав такую картину, королева-мать. Екатерина Медичи почти умилилась:
   – А я все ломаю голову, куда это девалось Ваше Величество? Приятно сознавать, что королева, наконец, вспомнила о своем супруге. Думаю, ваши многочисленные поклонники простят ваше отсутствие.
   Замечание матери больно задело Франциска, он и без того мучился невозможностью бывать рядом с женой повсюду. Но куда ему с перевязанной головой (ухо все не проходило)!
   – Ваше Величество, лекарь сказал, что воспаление в Вашем ухе слишком затянулось, это становится опасно.
   Королева-мать не упустила случая продемонстрировать свою особую заботу о сыне, не то что его ветреная жена, только и знает, что болтать. Франциску совсем не хотелось разговаривать о своих болячках в присутствии красавицы Марии, он отмахнулся:
   – Ах, оставьте, ничего страшного.
   Екатерина Медичи сокрушенно покачала головой:
   – Мария, вы должны заставить короля подчиниться требованиям врачей и позволить осмотреть себя более внимательно. Воспаление действительно затянулось.
   Марии тоже не терпелось выпроводить вон королеву-мать, она поморщилась:
   – Я думаю, Его Величество способен сам принимать такие решения без нашего с вами давления.
   Франциск горделиво посмотрел на мать, как бы ни любил ее, Марию он любил больше. Пожав плечами и пожелав скорейшего выздоровления, Екатерина Медичи удалилась. Она, как и все, прекрасно понимала, что жить Франциску осталось недолго, ничего, у нее есть следующий сын. Если Господу будет угодно забрать этого, королем станет маленький Карл, ее любимец, а регентшей при нем снова будет мать Екатерина Медичи, теперь уже безо всяких Диан де Пуатье! Она умела ждать и даже жертвовать.
   И все же Франциску пришлось призвать лекарей. Екатерина Медичи была права, воспаление в ухе обернулось бедой.
   – Ваше Величество, – непонятно к кому из двух королев обращается врач, – избавить короля от этого воспаления можно только при помощи трепанации черепа. Это не гарантирует излечения, – тут же испуганно добавил он, – но все же можно попробовать… Ждем ваших распоряжений.
   – Да! – сказала в ответ Мария. Если есть хоть малейший шанс, пусть попробуют избавить короля от невыносимой боли, лишающей его последних жизненных сил.
   – Нет! – громко объявила Екатерина Медичи. – Я не допущу, чтобы моего сына долбили, как колоду, причем безо всякой надежды на излечение!
   Она мысленно ужаснулась, что будет, если после трепанации Франциск останется калекой?!
   Лекарь внимательно посмотрел на королеву-мать и поклонился:
   – Как угодно Вашему Величеству.
   Долбить не стали, 6 декабря 1560 года Франциск умер. Едва успев снять траур по матери, Мария Стюарт одела его по мужу. И снова при выходе из покоев они поменялись ролями – молодая вдовствующая королева Мария пропустила вперед старшую вдову Екатерину, став второй дамой королевства после свекрови.
   Согласно обычаю, все первые сорок дней траура она провела взаперти. Только новый король Карл и королева-мать могли посещать вдовствующую королеву. Все прекрасно понимали, что Екатерина не потерпит рядом оскорбившую ее невестку, Марии придется возвращаться в свою Шотландию.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация