А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Королева Виктория. Женщина-эпоха" (страница 23)

   Хрустальная мечта

   У жены снова и снова нервные срывы, а он терпелив, так терпелив, как не смог бы никто другой. Альберт старался не вступать в споры, стоило Виктории начать нервничать или повысить голос, норовил либо перевести разговор на более безопасную тему, либо обнять ее, приласкать.
   Первое время это помогало, но дурной нрав не давал королеве покоя, если он пытался уйти от разговора, она начинала кричать еще сильнее. Обвинения были не просто невразумительными, но и очень обидными, даже унизительными.
   Позже Виктория каялась, плакала, просила прощения. Чтобы не выслушивать поток оскорбительных глупостей, Альберт стал уходить, запирался в кабинете, писал объяснительное письмо с упреками в ее адрес, Виктория снова каялась, снова просила прощения…
   Все затихало, в семье наступали мир и покой. Проходил месяц, другой, иногда в самые благополучные периоды даже несколько месяцев, и снова бывал скандал. Безобразный, обидный, отбирающий душевные силы и даже желание жить. Он переставал спать, чувствовал себя разбитым, никчемным, никому не нужным….
   Неужели все зря? Столько лет терпения, мучений и для чего? Чтобы однажды, не выдержав, крикнуть, что больше не может, не хочет терпеть вот этого? Что он тоже не железный, у него есть нервы, у него есть сердце. Хотелось сказать:
   – Разве так любят, Вик?
   Он пытался звать ее малышкой, маленькой девочкой, пытался защищать от всех невзгод, брать самую неприятную часть работы и забот на себя, воевал с придворными и хозяйственными службами дворца, ссорился с мажордомом, беседовал с министрами, принимал гостей… Он делал все, чтобы его малышка смогла спокойно выносить очередного ребенка, спокойно родить и быть счастливой.
   Но она не была спокойной, а иногда и счастливой тоже.
   Правда, Виктория твердила, что счастлива, потому что любит его. Но когда она, сверкая глазами, кричала в лицо гадости, он не верил в это, счастье не бывает пунктиром, оно либо есть, либо его нет. А сегодня ненавидеть, завтра любить, а послезавтра снова ненавидеть… Разве это счастье?
   Иногда глядя на спящую жену, Альберт задумывался: чего ей не хватает? У этой женщины было все, кроме разве красоты и доброго нрава. Баронесса Лецен похвалялась, что воспитала у Виктории лучшие качества. Альберту хотелось спросить, почему же она не воспитала одного – умения считаться с другими людьми, видеть, что обижает, чувствовать чужую боль. Королева Виктория знала только себя, только свои чувства и свою боль. Сознавая, что он обиделся, каялась и обещала сдерживаться, но Альберт прекрасно знал, что этого не будет.
   Что ему оставалось? Развестись он не мог, были уже дети, были обязательства. Отвечать тем же тоже – жизнь стала бы совсем невыносимой.
   И он терпел. Стискивал зубы, уходил в свой кабинет и терпел. А внутри оставались рубцы, которые не залечишь. Он, совсем еще молодой человек, терял волосы и становился все более мрачным.
   Ему нужно было свое дело. Как же ему было нужно что-то свое!
   Не всегдашняя помощь королеве, не просто забота о семействе, а то, что было его от задумки до воплощения. Большое такое, чтобы осталось в памяти потомков на века.
   Альберт собирал картины, пытался что-то изобретать, пусть не всегда удавалось, но идеи были неплохими, даже сочинял музыку, но этого было мало. Принцу нравились всевозможные технические новинки, нравилось разбираться в механизмах и машинах… а приложения сил все не находилось.
   Виктория любила слушать его рассказы о достижениях человечества в самых разных областях. Но, во-первых, слушать не всегда удавалось, то неважно себя чувствовала, то занимались с детьми, то наваливалась масса дел, то просто бывала не в духе. Кроме того, Виктория не все понимала и далеко не всем интересовалась.
   Но разговоры с женой навели на мысль устроить выставку достижений человечества. Это могли быть совсем не только технические новинки, пусть под одной крышей соберутся самые разные разделы промышленности, искусства, науки, пусть все страны и народы покажут лучшие свои достижения, кто что захочет. Никому не будет отказа, зато будет приветствоваться все новое или даже старое, но замечательное.
   Он долго обдумывал этот вопрос, никому ничего не говоря, тем более Виктории.

   И вот решение вызрело, из разрозненных мыслей выкристаллизовалась идея: Всемирная Великая Выставка! Они проведут ее в Лондоне, пригласив людей со всего света. Это будет его детище, его дело на многие годы, его память у потомков.
   Барон Штокмар активно поддержал идею принца, удивительно, но большую поддержку и помощь Альберт нашел у премьер-министра Роберта Пила. Созданный небольшой комитет из единомышленников приступил к разработке проекта.
   У Альберта началась новая жизнь, совсем иная, в которой просто не было времени на скандалы и ссоры. Это не значило, что они прекратились, но теперь он мало обращал внимания на капризы жены, поддерживая ее, как обычно. «Дорогая малышка» была вынуждена срывать зло на слугах, потому что муж был занят.
   Он снова плохо и мало спал, но не из-за бессонницы, а потому что спать было просто некогда. На призыв участвовать в Выставке откликнулось столько стран и организаций, что от масштабов задуманного кружилась голова. Виктория пробовала ревновать, но Альберт быстро дал понять, что лишение его любимого детища равносильно смерти. Нет-нет, смерти любимого человека Виктория не желала и согласна была мириться с его занятостью.
   Было потрачено огромное количество времени, нервов, просто сил, но все не зря. В Гайд-парке на месте, отвоеванном у противников с таким трудом, рос Хрустальный дворец! Из 234 предложений Альбер лично выбрал проект Джозефа Пэнстона.
   Сколько же принц выдержал упреков, сколько было высказано самых страшных предположений и пророчеств, сколько вылито грязи на устроителей Выставки… Но они победили.
   И вот 1 мая 1851 года королева Англии Виктория открывала это чудо, задуманное, взлелеянное, взращенное ее любимым супругом принцем Альбертом.
   Это был его полнейший триумф. Ни у одного даже самого закоренелого скептика и недоброжелателя не повернулся язык сказать, что принцу Альберту в чем-то не удалась его идея. Всемирная Великая Выставка удалась! Она оправдала себя во всем, и в том, что были показаны лучшие технические образцы, дальше шагнувшие в жизнь, и в показе лучших произведений искусства, и даже в финансовом плане дала нежданный доход – 165 000 фунтов стерлингов.
   Принц Альберт доказал Англии, всему миру и своей супруге, что он способен не только рождать детей, но и делать великие дела. И пусть потом были еще трудные времена, когда принца обвиняли в предательстве интересов страны и оправдывали… в дни проведения Выставки Англия своего принца-консорта боготворила. Супруга тоже.
   Но все хорошее имеет свойство быстро заканчиваться, это только неприятности норовят тянуться долго…
   Прошла Выставка, разобрали Хрустальный дворец, все вернулось на круги своя, в том числе и семейные проблемы. У принца снова не было своего дела, а были только мелкие дела и дела жены.
   А у жены все тот же временами невыносимый характер.
   Альберт пережил свое детище – Великую Выставку на десять лет. Считается, что он умер от тифа или еще какой-то инфекции, но, наверное, он умер потому что устал. Устал бороться за свое место в этом мире, бороться за крепкую хорошую семью без срывов и обид, бороться за право спокойно трудиться, не слыша со всех сторон, что он чужак, пытающийся что-то урвать в Англии.
   У принца просто закончились жизненные силы. И немало в этом помогла его дорогая супруга королева Виктория, как известно, без памяти любившая своего мужа. Любовь тоже может быть убийственной, если она не во благо, а для себя.
   Виктория пережила мужа на сорок лет. Она больше не вышла замуж, до конца жизни носила траур по супругу, оставила все как было в его комнате, где каждый день слуги меняли полотенца и ставили цветы, словно хозяин только что вышел и сейчас вернется.
   Виктория создала свой стиль жизни, названный по ее имени викторианским. Она правила 64 года, и это время тоже названо ее именем – Викторианская эпоха. Во многом основа этой эпохи была создана ее мужем принцем Альбертом. Его интерес к развитию техники повлиял на развитие самой Англии, его строгие жизненные принципы легли в основу поведения, которое мы часто зовем английским.
   Традицию ставить в доме на Рождество украшенные елки ввела королевская чета.
   И пить чай именно в пять часов – тоже их привычка.

   Наследство

   У Виктории и Альберта было девять детей, все они выжили, хотя не все были здоровы.
   У старшей принцессы тоже Виктории проблемы начались в детстве, из-за врачебной ошибки девочка росла очень болезненной. Но выросла умницей, дочь пошла в отца. Старшая принцесса была отцовской любимицей и почти соратницей, но принцессы редко живут рядом со своими родителями… Виктория вышла замуж за будущего короля Пруссии.
   Зато принц Эдуард был крепким и подвижным. Он удался в деда, к сожалению, не Леопольда, а Георга. Никакие попытки увлечь, а потом и просто приучить его к порядку или работе мысли не удавались, принц категорически не желал быть таким, каким его хотели бы видеть родители.
   Но это оказались далеко не все проблемы королевы Виктории.
   Самое ее знаменитое наследство – страшная болезнь гемофилия, при которой происходят необратимые изменения Х-хромосомы, приводящие к дефектам свертываемости крови. Человек может в любую минуту погибнуть от кровопотери, испытывает страшные боли из-за внутренних кровоизлияний, распухают суставы и так далее.
   Королева Виктория самый известный в мире носитель этой болезни. Передается она по женской линии, а вот болеют чаще всего мужчины. Нам наиболее известен правнук королевы цесаревич Алексей.
   Из детей Виктории имел такое заболевание принц Леопольд, а носительницей гена наверняка была Алиса. Возможно, и другие дети тоже, но с ними не все ясно.
   Не все ясно и с самой королевой. От кого получила Виктория столь неприятную болезнь? Сколько ни изучали предков королевы, до семнадцатого колена ни у ее отца, ни у матери признаков такого заболевания не нашли. Георги и их родственники отличались много чем, были и слепцы, и буйно помешанные, но гемофилитиков не было.
   Варианта два – либо ген мутировал, когда Виктория была еще эмбрионом в организме матери (вероятность 1/25000), либо ее биологическим отцом не являлся герцог Кентский. Могло ли такое быть? Вполне. Герцогиня Кентская прекрасно понимала, что ее супругу нужен ребенок, причем срочно. Но у самого герцога Кентского детей ни от одной любовницы не было. Возможно, на всякий случай герцогиня и «подсуетилась», тем более, ее обвиняли в связи с собственным секретарем, позже ставшим хозяином всей ее жизни и жизни ее (или своей?) дочери – Джоном Конроем. Нашлись те, кто утверждает, что в роду Конроя как раз гемифилия была…
   Против этого утверждения только то, что Виктория очень похожа на своего дедушку короля Георга I, у нее много именно Ганноверских черт лица, характерная для них полнота, взрывной, неуправляемый характер и довольно выпуклые глаза… Но род Георга I отличался высоким ростом…

   От королевы Виктории, которую называли бабушкой всей Европы, поскольку она действительно была родственницей очень многим монархам, гемофилия расползлась по разным странам. Пострадала от нее и Россия, едва ли был жизнеспособен цесаревич Алексей, в те времена лечить гемофилию не умели. Да и сейчас ограничено.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация