А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Королева Виктория. Женщина-эпоха" (страница 22)

   Гости из России

   Виктория заметно нервничала, но на сей раз не из-за беременности, хотя была уже на седьмом месяце, а из-за необычных гостей, которые должны вот-вот приехать в Лондон. На этот раз ждали императора России Николая I со свитой.
   В Англии еще не забыли предыдущие визиты императорской фамилии – Александра I, Николая I и великого князя Александра Николаевича. Особенно последнего, потому что его визит едва не изменил всю расстановку сил в стране. Конечно, помнила и королева, а потому с нетерпением ждала новой встречи.
   Виктория никогда не видела русского императора, просто не могла видеть, потому что в дни его визита в 1817 году ее просто не было на свете, но уж его сына-то не забыла.
   Альберт, прекрасно понимавший причину ее волнений, относился к этому с пониманием, всячески подчеркивая свое расположение к важному гостю и доброжелательное отношение ко всем русским. «Какой же он у меня умница!» – в очередной раз восхищалась мужем Виктория.
   Гости прибыли в первых числах июня, свита была многочисленной, шумной, большинство слуг не говорили ни по-английски, ни по-немецки, зато веселья и добродушия хватало…
   Император прибыл неожиданно, то есть о его приезде, конечно, знали и готовились, но в сам Лондон он въехал, никого не предупредив. О том, что высокий гость уже в столице, хозяева узнали сюрпризом посреди ночи, потому что Николай I запросто остановился в первой же подвернувшейся гостинице, далеко не лучшей.
   Принц Альберт отправился к нему на встречу прямо туда и пригласил в Букингемский дворец. Сопровождал императора, как и в прошлый раз царевича, граф Орлов. Те, кто помнили веселого графа по предыдущей поездки, единодушно решили, что он стал еще крупнее, заметно прибавил в весе, но ни веселости, ни бодрого задора и щедрости не убавил. Все-таки забавные эти русские…
   Такое суждение можно было слышать все те несколько дней, пока император со свитой жили в Англии.
   Королева приняла императора в Букингемском дворце. Она постаралась взять себя в руки, и никакого волнения заметно уже не было. Альберт сказал, что он очень доброжелательный, общаться с ним легко и спокойно.
   Виктория стояла в Мраморном зале, окруженная придворными, за которыми ее небольшую фигурку просто не было видно. Когда вошел Николай I, окружающие словно по команде чуть отступили, чтобы не загораживать королеву. Первой мыслью императора было: какая же она маленькая. Но в маленькой королеве было что-то такое, отчего все и без короны сразу понимали, что это королева.
   Как ни старалась Виктория скрыть свое напряжение, его выдавали чуть дрожавшие руки. Император был хорош, хотя его волосы начали редеть, но ведь он годился ей в отцы. Рослый, красивый мужчина с умными глазами, высокий лоб, холеные усы, отменная выправка человека, привыкшего носить мундир, и при этом учтивость и веселость – набор, который мог очаровать кого угодно. Ясно, сын пошел в отца.
   Он грациозно поклонился, произнес несколько слов приветствия от себя и своей супруги, передал привет от сына Александра. Все спокойно на прекрасном английском… Она ответила, конечно, не по-русски. Император предложил королеве свою руку и повел во внутренние апартаменты, где должна состояться основная беседа.
   У них были общие политические интересы, нужно было договориться по поводу Турции, но сейчас думать о политике вовсе не хотелось, она видела перед собой человека, в сына которого была до смерти влюблена совсем недавно и который, несомненно, приложил усилия, чтобы она не стала его родственницей, и пыталась понять, не жалеет ли о не случившемся.
   Покосилась на своего супруга и решила, что нет. Конечно, красавец Александр хорош, Россия огромная и сильная страна, но ее дорогой Альберт все равно лучше. Он любимый муж, и никто другой не смог бы дать ей столько счастья, как Альберт.
   Такой вывод успокоил, настроение заметно поднялось, и королева стала свободней и раскованней.
   Договорились на следующий день перебраться в Виндзорский замок, потому что там прохладней и просторней.

   Вечером, прощаясь перед сном (они не спали вместе из-за беременности Виктории, хотя ей бы очень хотелось прижаться к мужу, чтобы чувствовать его рядом всю ночь), она вдруг попросила:
   – Посиди со мной…
   Чуткий Альберт снова уловил настроение жены и долго развлекал ее разговорами и о русских в том числе. Когда уже довольно поздно он наклонился, чтобы поцеловать ее, Виктория вдруг порывисто обхватила руками его шею, прижалась, шепча на ухо:
   – Ты самый лучший! Я очень тебя люблю.
   Она часто говорила мужу о своей любви, он отвечал редко, с его стороны вроде само собой подразумевалось, но сейчас четко произнес в ответ:
   – И я тебя очень люблю, Вик…

   На следующее утро во время завтрака императору был приготовлен небольшой сюрприз. Им оказался один из старейших пажей королевы Кинерд, который обслуживал Николая во время его предыдущего приезда двадцать семь лет назад. Мажордом нарочно поставил за креслом императора этого пажа, чтобы после завтрака чуть смутить русского, напомнив такую деталь.
   Но смутить не удалось, едва войдя в залу, император Николай вдруг пристально вгляделся в Кинерда:
   – Я помню вас, вы стояли за мной, когда я был здесь в прошлый раз.
   Зато смутился паж, кто мог ожидать, что император далекой страны запомнит обслуживавшего его человека? Николай чуть развел руками:
   – Вот видите, каким я стал старым и лысым… Я уже дедушка и сейчас покажу вам, в чем заключается мое счастье.
   Он открыл большой медальон с изображениями супруги и великих княжон.
   – Могу сказать, не хвастаясь, что моя дочь Ольга самая красивая девушка в Петербурге. И мои внуки прелестны. Я счастливый человек.
   Надо было видеть, какими восторженными глазами смотрел на императора принц Альберт. Этот человек, от которого зависели судьбы миллионов, считал истинным счастьем не свое положение государя самой большой страны в мире, не военную ее мощь, не немыслимые богатства, а своих жену, детей и внуков!
   И пусть позже политические интересы столкнут Англию и Россию в борьбе за сферы влияния, в тот момент принц-консорт Англии просто обожал императора Российской империи.

   Бал было решено не давать, потому что королева танцевать не могла, а император не слишком желал – все же он прибыл без супруги. Зато поехали на скачки. Император изъявил желание учредить ежегодный приз в размере 500 фунтов стерлингов, что очень порадовало публику.
   Потом был устроен военный парад, на который ради развлечения Виктория зачем-то решила взять принца и принцессу. Чтобы не испугать детей, королева попросила лорда Веллингтона, командовавшего всей церемонией, отменить выстрелы из пушек.
   То ли герой Ватерлоо распорядился недостаточно четко, то ли его не так поняли, но как раз когда он гордо объявил, что канонады не будет, прозвучал первый залп. Грохнувший в ответ взрыв смеха всех, кто явился свидетелем такого конфуза, оказался едва ли ни громче самого залпа. Лорд Веллингтон смутился окончательно, страшно разозлился на артиллеристов и не успокоился, пока не добился удаления артиллерии с плаца вообще.
   Потом были еще одни скачки, потом спектакль в театре, во время которого они сидели с императором в ложе, и Виктория заметила, как он исподтишка разглядывал ее, потом парадный обед во дворце, когда русские произвели просто фурор в своих роскошных мундирах, а еще не менее роскошными подарками, которыми одарили всех, кто имел хоть какое-то отношение к ним в эти дни, включая слуг. А потом они уехали, и Виктория сделала глубокий выдох. Как бы она ни старалась скрыть свои чувства, напряжение было таково, что сдерживаться удавалось с трудом.
   За все время пребывания, кроме момента передачи приветствий, император ничем не напомнил о визите своего сына, не говорил о его судьбе, хотя королева знала, что он женился и уже имеет сына.
   Зато теперь Виктория точно знала, что царевич Александр в прошлом, она любит и всегда будет любить своего мужа Альберта, он самый дорогой человек, ради которого она готова на все.
   Это не помешало королеве продолжать время от времени закатывать скандалы супругу, при которых он скрипел зубами и уходил, а потом писал укоризненные понимающие письма, а она плакала и каялась, чтобы немного погодя снова закатить скандал.

   Император Николай, попрощавшись в королевской четой и придворными, сел в карету и пока ехал до Дувра, размышлял. Нет, не о политике, тут все было ясно, они произносили ничего не значащие слова, заверяя друг дружку в искреннем желании сотрудничать, и понимали, что не верят ни единому этому слову.
   Николай I размышлял об английской королеве Виктории и своем сыне.
   Когда пять лет назад Александр едва не наделал в Англии глупостей и графу Орлову с трудом удалось удержать наследника от безумного шага, император подробно расспрашивал вернувшихся из Лондона членов свиты о молодой королеве. Что такого было в этой девушке, чтобы потерять от нее голову?
   Хороша собой? Отвечали, что нет. Стройна? Нет. Очаровательная, живая, прелестная? Нет. Маленького роста, полная, с вечно раскрытым ртом и мелкими зубками, из-за чего видны десны при улыбке. Тогда что же?
   Сейчас он сам почувствовал это нечто, она была Королевой. Именно так, с большой буквы. При маленьком росте казалась выше других, каждый и без короны понимал, что перед ним правительница.
   Но граф Орлов отрицательно помотал головой:
   – Нет, царевичу было все равно – королева она или нет.
   – Тогда что же?
   И огромный граф как-то по-детски улыбнулся:
   – Любовь…
   А император еще долго думал, смог бы он влюбиться в эту малышку? Понял, что нет, открыл медальон с портретом своих домашних, полюбовался на Марию, на которой пусть и не по выбору родителей женился Александр, и решил, что свои все равно лучше.
   Император не знал, что к такому же выводу пришла в своей спальне и королева. Пусть царевич Александр красив, пусть у него замечательный отец и богатейшая страна, но Альберт все равно самый лучший, потому что самый любимый человек на свете.

   Меньше чем через три месяца королева родила второго сына – Альфреда, будущего супруга для дочери будущего императора Александра II.
   Еще через два года последовала принцесса Елена, затем принцесса Луиза, принц Артур, несчастный принц Леопольд, страдавший гемофилией, любимица родителей принцесса Беатрис.
   Семья росла с каждым годом, принц Альберт очень любил детей, мог возиться с ними часами, но ему было так тяжело с супругой…
   Если бы существовал памятник мужьям, то одной из фигур, несомненно, должна быть фигура Альберта. Он сполна хлебнул от отвратительного нрава своей супруги, баронессы Лецен уже не было при дворе, но скандалы в благородном семействе продолжались…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация