А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Многомерный образ человека: на пути к созданию единой науки о человеке" (страница 1)

   Б.Г. Юдин, В.Г. Борзенков, С.М. Малков
   Многомерный образ человека: на пути к созданию единой науки о человеке

   Введение

   Авторы настоящей книги продолжают реализацию того проекта, начало которому было положено изданием книги «Многомерный образ человека» (М., «Наука», 2001).
   Это издание – своего рода отчет о том, что было сделано в Институте человека за 2001–2004 гг., вплоть до его ликвидации по решению руководства РАН. Как известно, замысел организатора и первого директора института – академика Ивана Тимофеевича Фролова – состоял в том, что сам Институт должен быть достаточно компактным с точки зрения штата научных сотрудников, но при этом выступать инициатором междисциплинарных, комплексных исследовательских проектов, посвященных проблематике человека. Такой подход нашел свое выражение в составе авторского коллектива этой книги: наряду с сотрудниками Института человека в него вошло немало ведущих исследователей, представляющих самые разные области естественных и гуманитарных наук. Объединяет же их интерес к широкому кругу проблем, возникающих сегодня в связи с изучением человека, – проблем, которые, безусловно, становятся лейтмотивом научного познания в XXI столетии.
   В немалой степени это обусловлено тем, что современная наука продуцирует обширные массивы новых знаний о человеке, далеко не всегда согласующиеся между собой и нередко заставляющие переосмысливать наши традиционные представления о нем. Но, пожалуй, еще важнее другое: нынешний научно-технический прогресс во множестве порождает все новые технологии (включая социальные), которые оказывают глубокое воздействие на условия существования человека в мире, да и на него самого. Более того, сам человек все чаще выступает в качестве, если угодно, мишени для таких направленных технологических воздействий. Тем самым, с одной стороны, неуклонно расширяется спектр возможностей, которые открываются перед человеком, позволяя ему развивать и полнее реализовывать собственный потенциал. С другой стороны, однако, человеку приходится сталкиваться и с теми опасностями и факторами риска, которыми чреваты новейшие технологии.
   А это значит, что предметом комплексного человекознания как широкого междисциплинарного направления исследований в первую очередь становится осмысление места человека в нынешнем быстро меняющемся мире. Такая задача, однако, по самой своей сути не может получить окончательного решения. Напротив, по мере того как в нашу жизнь будут входить такие «человекоориентированные» технологии, источниками которых сегодня являются прежде всего биомедицина и информатика, нам снова и снова надо будет возвращаться к уже найденным решениям и зачастую корректировать и пересматривать их. Ведь возрастание возможностей человека, мощи средств, оказывающихся в его руках, ведет к тому, что и наш мир, и наше будущее во все большей мере определяются нашими же собственными решениями и действиями.
   Еще одна идея И.Т. Фролова заключалась в том, что Институт человека должен быть составной частью комплекса, включающего также и журнал «Человек». И действительно, многие из представленных в этой книге материалов – речь идет, в том числе, о тексте «Круглого стола» относительно возможности единой науки о человеке – были подготовлены благодаря сотрудничеству института и журнала. Некоторые из публикуемых здесь статей также впервые увидели свет на страницах журнала «Человек».
   И наконец, необходимо отметить следующее обстоятельство. Книга ни в коей мере не претендует на то, чтобы охватить всю проблематику исследований, проводившихся в Институте человека. За время своего существования он выпустил немало научных изданий, встретивших самый заинтересованный отклик научной общественности. В данной же книге в основном представлены материалы тех докладов и дискуссий, которые имели место в рамках институтского методологического семинара с тем же названием – «Многомерный образ человека». А это значит, что центральная роль на страницах книги, как и в работе семинара, отведена методологическим проблемам современного человекознания. Основную идейно-организационную работу по проведению семинара, как и по подготовке издания, проводили доктор философских наук, профессор В.Г. Борзенков (руководитель семинара) и научный сотрудник Института человека (а ныне – Института философии РАН) С. М. Малков – ученый секретарь семинара.
   Безусловно, закрытие Института человека затруднит – и в этом мы уже смогли убедиться за время, прошедшее с момента его ликвидации, – разработку проблематики, теоретическая и практическая значимость которой, вне всяких сомнений, будет только возрастать. Тем не менее исследователи, работавшие ранее в институте, а теперь ставшие сотрудниками Отдела комплексных проблем изучения человека Института философии РАН, ни в коей мере не собираются опускать руки. Работа семинара «Многомерный образ человека» продолжается, и мы рассчитываем, что данная книга будет далеко не последней в серии изданий, посвященных этой тематике.
   Хотелось бы высказать самые теплые слова по адресу всех сотрудничавших с Институтом человека и участвовавших в работе семинара, а также и намного более широкого круга тех, кто так или иначе поддерживал наш институт. Наше сотрудничество, конечно же, будет продолжаться!
   Б.Г. Юдин,
   член-кор. РАН, зав. отделом комплексных проблем изучения человека Института философии РАН, главный редактор журнала «Человек»

   I. Новые тенденции в науке о человеке: проблемы, поиски и решения

   ОТ УТОПИИ К НАУКЕ: КОНСТРУИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА
   Б.Г. Юдин

   1. Утопия сегодня

   Споры о ведущей роли природы (или наследственности, или генов) либо общества (соответственно среды или воспитания) в формировании человеческих качеств ведутся очень давно. Нередко отмечается маятниковый характер смены представлений о том, чем именно определяются эти качества. Действительно, несколько десятилетий назад едва ли не подавляющим было преобладание представлений, в которых ключевая роль отводилась социальным факторам; сегодня же значительно более популярны воззрения тех, кто считает решающим влияние наследственности (генов). Разумеется, в качестве основания для такого изменения взглядов обычно называют колоссальные достижения молекулярной биологии, и прежде всего – проводимые на молекулярном уровне исследования по генетике человека. На мой взгляд, однако, сами по себе эти достижения – сколь бы впечатляющими они ни были – являются лишь одним из факторов, обусловливающих такое «переключение гештальта», в результате которого именно генетическим, а не социальным детерминантам стала отводиться ключевая роль при объяснении природы человека и его поведения. Ведь и сам этот бурный прогресс биологических наук в существенной степени обусловлен сдвигами социально-культурного порядка.
   С одной стороны, исследования в области генетики человека стали несомненным приоритетом не только для современной науки, но и для современного общества (там, где оно вообще хочет и может поддерживать науку). С другой стороны, более высокое доверие к биологическим трактовкам природы человека в противовес трактовкам социологическим или наоборот – это в конечном счете выбор, который делают сами люди и общество.
   Здесь уместно будет провести такую аналогию. Предпочтение биологического либо социологического истолкования природы человека можно сопоставить с предпочтением различных объяснений этих перемен в общественных умонастроениях. Одно из таких объяснений ставит во главу угла прямое восприятие обществом научных достижений – как если бы общество было непосредственным реципиентом той весьма специализированной интеллектуальной продукции, которую поставляет ему наука. Другое же объяснение акцентирует роль социально-культурных факторов, которые не просто опосредуют передачу обществу этой интеллектуальной продукции, но и сами в значительной мере определяют те зоны текущего производства новых научных знаний и технологий, которые привлекают повышенный интерес со стороны общества. Обращение к этим факторам, между прочим, позволяет обнаружить немало весьма значимых особенностей и нюансов нынешнего массового «обращения в генетическую веру».
   Возьмем только один пример. Зоолог и этолог Франс де Ваал пишет о том, что сегодня противопоставлению природы и воспитания приходит конец[1]. Он вспоминает, что, когда в 70-е годы в своих публичных лекциях он рассказывал о сексуально обусловленных различиях в поведении шимпанзе, в частности о том, что самцы более агрессивны и более амбициозны, чем самки, ему приходилось сталкиваться со взрывами протеста[2]. Его обвиняли и в проекции своих ценностей на поведение животных, и в недостаточной строгости его методов, и в других грехах.
   Сегодня же, по его словам, подобную информацию повторяют столь широко и часто, что она нагоняет на слушателей зевоту.
   Казалось бы, сторонники биологических объяснений могут праздновать победу, однако де Ваала это отнюдь не устраивает. «Мы ничуть не приблизились к рациональному пониманию взаимодействия генов и среды, – пишет он. – Общество позволило маятнику беспорядочно качнуться назад от воспитания к природе, оставив в недоумении многих обществоведов. Тем не менее мы до сих пор любим выражать все в терминах влияния либо того, либо другого, а не того и другого вместе»[3].
   И далее автор говорит о необоснованности и даже опасности такого рода противопоставлений. Он считает, что современные исследования все более определенно показывают взаимопереплетение биологических и социальных детерминант. Вследствие этого, надеется он, в будущем «столь популярные сегодня дихотомии ослабеют вплоть до того, что от них можно будет отказаться. Вместо того чтобы видеть в культуре антитезу природе, мы придем к более глубокому пониманию человеческого поведения, потихоньку проводив в могилу старый спор о примате природы либо воспитания»[4].
   Вполне можно было бы согласиться с аргументацией и выводом Ф. де Ваала, если бы не одно обстоятельство. Он ведь далеко не первый, кто предлагает похоронить противопоставление природы и воспитания. Подобные суждения, и вполне аргументированные, опиравшиеся на авторитет новейших научных достижений соответствующего времени, высказывались едва ли не на всех стадиях этого вековечного спора. Но, как оказывается, до сих пор это не мешало продолжению противоборства – видимо, его питают далеко не одни лишь научные доводы, но и нечто коренящееся в жизни общества и в его культуре.
   Тем не менее в наши дни это противостояние разыгрывается во многом по-новому. С целью проиллюстрировать это обратимся к миру утопии. В нем, как и везде, сегодня происходят кардинальные перемены. Время социальных утопий, видимо, уходит в прошлое. Одной из главных причин этого, на мой взгляд, является то, что утратил актуальность сам замысел построения идеального социального порядка. Он представляется ныне не только недостижимым, но и не особенно привлекательным. Ключевую роль в его развенчании сыграли антиутопии XX века – как художественные вымыслы (или прозрения) Евг. Замятина, А. Платонова, Дж. Оруэлла, О. Хаксли и других авторов, так и те, не менее жуткие, которыми обернулась практическая реализация некоторых утопических проектов. Поэтому наши искушенные современники бывают не очень-то склонны уповать на социальный порядок – к нему, как правило, предъявляются минимальные требования: только бы не мешал жить.
   Сам же импульс, питающий утопическое мышление, отнюдь не иссяк. Теперь оно прорастает на иной почве – место социальных утопий занимают утопии индивидуальные. Речь, конечно же, идет не о проектах создания идеального человека – таковые всегда были главной составной частью социальных утопий. Объектом же индивидуальных утопий является будущее самого «утопающего», его детей, вообще близких, а то и копий, получать которые можно будет путем клонирования. В пространственном отношении такая утопия ограничивается близким окружением, оказывается локальной. Вожделения же направляются на такие объекты, как крепкое здоровье, способность добиваться высших достижений в тех или иных областях деятельности, комфортная, счастливая, активная, долгая (в пределе, и сегодня уже отнюдь не только абстрактно мыслимом – бесконечная) жизнь. Такого рода проекты, ориентирующиеся на достижения (чаще чаемые, чем реальные) генетики, именуют «приватной», «семейной», «домашней» евгеникой.
   Ориентиром и мерой прогресса при этом выступает непрестанное, в идеале даже безграничное, расширение индивидуальных возможностей человека. Что касается средств, которые предполагается использовать для реализации этих упований, то основные надежды теперь возлагаются отнюдь не на социальные преобразования, а на достижения науки и технологии. Действительно, неисчерпаемым источником, питающим утопическое мышление наших дней, являются биологические науки, и прежде всего – генетика. Они выступают в этой роли вовсе не впервые, но в контексте современного утопизма их роль, как мы увидим в дальнейшем, оказывается весьма своеобразной. И, что характерно, при этом вовсе не имеется в виду то взаимодействие, взаимопереплетение биологической и социальной детерминации, о котором говорит де Ваал.
   Сказанное никоим образом не означает, что биологические трактовки человека достигли абсолютного господства. Скорее, нынешнюю ситуацию можно охарактеризовать как очередной этап противостояния, конкуренции двух программ – биологической и социальной. Да, биологическая программа, безусловно, превалирует, однако и социальная программа, претерпевая во многом те же трансформации, что и биологическая, обретает новые возможности для своего развития и практического воплощения.
   Эти вкратце обрисованные трансформации являются, на мой взгляд, лишь одним, хотя и весьма характерным, выражением глубоких и далеко не в полной мере осознаваемых нами сдвигов в направлениях и приоритетах нынешнего научно-технического развития. В первую очередь это касается таких областей, как биомедицинские и компьютерные технологии. Яркой иллюстрацией сказанного представляется тематика, к которой ныне обратился автор одной весьма нашумевшей в начале 90-х годов концепции.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация