А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фанаты бизнеса. Истории о тех, кто строит наше будущее" (страница 23)

   ПОСТ О ТОМ, КАК НАДЕЖДА СТАЛА СНЕЖНОЙ КОРОЛЕВОЙ ЗА ДВЕ ПЯТИЛЕТКИ ДРАЙВА

   Много денег у народа в чулках или носках. Я не знаю, где – зависит от количества.
Виктор Черномырдин
   Она опять взялась за старое – получала удовольствие от самого дела: «И даже тогда, когда мой “замороженный” бизнес уже тянул на миллион и я могла спокойно побаловать себя дорогой одеждой и всякими милыми женскому сердцу штучками, я почти ничего не тратила на себя – казалось, ни к чему козырять именитыми брендами или самой престижной машиной. Главным… оставалось желание достичь в бизнесе масштабных результатов. Конечно, я получала определенное удовольствие от того, что могла держать в руках несколько коробок с плотно упакованными купюрами или носить в скромном мешочке полмиллиона долларов – изнутри поднималась какая-то фантастическая энергия, рождался потрясающий драйв: я смогла сама получить эти деньги»![200] Скромный мешочек в укромном месте – это ли не интрига к телесериалу о «рыбине», попавшей в «лужу» и вышедшей сухой из воды, чтобы опять вернуться в свою стихию. Мне же она так описала свое состояние драйва: «Осмелела я в свои 25 лет, когда развернулась от своего супруга».
...
   Глосса о смелости в бизнесе и жизни
   Я приняла смелое решение, что я ухожу с ребенком и не надо мне ничего: ни имущества, ни денег, – сказала она. – Мне нужна моя свобода. Да, как мама я не снимаю с себя ответственности за ребенка. Это было впервые очень смелое решение, когда родители, придерживающиеся традиций, сказали: это не совсем правильное решение, но, раз ты так хочешь, пусть будет по-твоему. Часто, во многих проектах, они меня не поддерживали, а здесь, наверное впервые, они сказали: прими то решение, с которым тебе будет комфортно. Я думаю, что вот в эти двадцать пять я, наверное, впервые осмелела, окрепла. Потому что потом надо было принимать решение, как получать доходы, какой создавать новый бизнес, каким образом получать деньги. Идти в тот же бизнес, в котором мы были с бывшим гражданским супругом, соответственно – быть на той же плоскости и идти вперехлест с бывшими сотрудниками, с какими-то прошлыми событиями – мне не хотелось. Я понимала, что в новом проекте я смогу себя реализовать и что надо идти дальше.
СОБСТВЕННЫЙ ХОЛОДИЛЬНИК
   «Замороженный» бизнес начинался с чуда на небесах – точнее, чуда в самолете, когда она возвращалась из очередной поездки в Сеул и братья Валдесы, акционеры литовской компании Viciunai, почему-то вцепились в нее мертвой хваткой: «Они присели рядом и восемь часов подряд обкуривали меня, объясняя, что я должна немедленно заняться поставкой в Москву крабовых палочек». Надежда не уточняет, каким образом она вскоре «приобрела за 50 тысяч долларов партию продуктов, арендовала в Москве холодильник, наняла девушку на телефон обзванивать магазины с предложением крабовых и рыбных палочек…» И как-то уж очень буднично пишет: «Когда в 1996 году я увидела на территории овощехранилища в Алтуфьево холодильные камеры компании “Морская свежесть”, тут же поняла, что собственный холодильник – именно то, что мне нужно. Так в моей жизни началась новая эра – замороженных морепродуктов». И она требовала новых ощущений и причуд: в том же году Надежда впервые решила отдохнуть, и не где-нибудь, а в той Бразилии, где в лесах, как хохотала тетушка Чарли, «много диких обезьян». Отдых порадовал не только приключениями. Среди мужчин в группе оказался Владимир Степанкин – ученый, физик, «в научном багаже которого имелся ряд изобретений и патентов». И опять свершилось маленькое чудо – представляя вскоре свои изобретения в Америке, он оформил ей «визу как своей помощнице» и открыл перед Снежной королевой «двери в другой мир – мир цивилизованного бизнеса»[201].
   Попав в этот новый мир бизнеса, Надежда осталась самой собой: вновь «создавала свой бизнес на принципах максимальной экономии, причем экономила в первую очередь на себе. Моя компания достигла грандиозных объемов продаж, а у меня еще не было ни собственного офиса, ни автомобиля, ни даже сотового телефона – я считала, что это непозволительная роскошь, – поясняла она. – Мои крупные поставщики из Литвы в итоге не выдержали, сказали: “Надя, имей совесть, купи себе мобильный. Мы тебя по всей Москве найти не можем!” А я все бегала к друзьям отправить факс, они наливали мне чай-кофе, и я никогда никому не показывала, что у меня есть какие-то деньги, хотя при этом могла носить миллион долларов в мешочке». Политики в России носили в это время доллары в коробках из-под ксерокса, а обывателям, получавшим зарплату в конвертах, говорили, что во всех тяготах перехода к рынку виноваты олигархи, будь они неладны. Надежде мешочек долларов пригодился, когда в 1996 году она одна-одинешенька «на неделю поехала в Ниццу и сняла номер в шикарном отеле “Негреско” за какую-то вызывающую сумму».
...
   Глосса одинокой бизнес-леди
   Мне было страшно там находиться, я постоянно думала: «Господи, столько денег! За что?! Дома я бы спала бесплатно!» У меня аж зубы стучали. А следующая, во много раз более крупная трата была связана с покупкой жилья. Я десять лет жила в Москве в съемных квартирах. А потом взяла и приобрела пентхаус в двести квадратных метров. Мне говорили: «Зачем тебе это?» А мне нравится, когда из окна открывается вид на бескрайние горизонты. Мне надо жить в небе. Это очень здорово, что периодически я совершаю такие безумные выходки, потому что они заставляют делать следующий шаг[202].
   Вслед за креветками, благодаря дефолту 1998 года, Надежда, «узнав, что на одном из подмосковных предприятий работникам выдают зарплату сухими шампиньонами, стала закупать там сырье. В дальнейшем оказалось, что шампиньонов в России настолько мало, что и брать их не у кого. В итоге она решилась на собственное производство грибов. Чуть позже появилось третье направление бизнеса – замороженные овощи и рисосодержащие смеси»[203].
   Производство шампиньонов, обошедшееся Надежде в очередные 7 миллионов долларов, разместилось в поселке Долгое Ледово в ближнем Подмосковье. А вскоре и весь бизнес был назван в честь этого поселка. «В 2000 году мы закончили строительство фермы и начали выращивать опытные партии грибов, – рассказала она журналу “Компания”. – Бизнес оказался непростым. Грибам нужны определенная температура и влажность, а само производство должно работать 24 часа в сутки»[204]. Так же 24 часа в сутки вновь работала Надежда. И не только она, а все нормальные честные предприниматели, которые, как белки, вертели свое колесо Фортуны. «Если вы создаете бизнес, чтобы стать свободным человеком, – у вас это не получится, – ставил им всем диагноз Константин Бакшт. – В бизнесе нет более несвободного человека, чем его собственник»[205].
...
   Глосса о маленьком семейном бизнесе
   «“Ледово” начиналась как маленькая семейная компания: после того как я рассталась с Юрой, моими единственными помощниками в бизнесе и в воспитании дочери стали мои родители. Внутри нашего “семейного подряда” сложились соответствующие родственные отношения, при которых ни с кого особо не спрашивается и каждый делает все, что может»[206]. В том же году Надежда вновь потеряла свободу – теперь уже окончательно, – встретив Антона Копытина: «У “Ледово” появился шанс наверстать упущенное: как высокопрофессиональный регулярный менеджер, Антон всерьез занялся созданием системы компании. Рядом с Антоном я расцвела как женщина, – пишет Надежда, – да и в бизнесе благодаря ему я шагнула на качественно новый уровень, став полноценным профессиональным менеджером»[207].
   Экономика, как женщина: не терпит насилия.
Герман Греф (в то время министр экономического развития и торговли)
   В 2003 году компания «Ледово» приобрела еще один производственный актив – завод в городе Светлое Калининградской области, где «стала производить замороженные креветки и пресервы (вареные или соленые морепродукты в рассоле или соусе, срок хранения которых не превышает трех месяцев)». Но светлой жизнь компании в городе Светлом не стала по банальной причине: не было освещения – «на предприятии практически сразу после его покупки начались серьезные проблемы с электроэнергией».
   Зато для самой Надежды свет надежды обратился в чудесный подарок судьбы: в том же году она стала первой в России в номинации «Лучшая женщина-предприниматель» – в рамках международного конкурса Entrepreneur Of The Year Award компании «Эрнст энд Янг». К этому времени он проводился уже на протяжении 17 лет в 35 странах мира и считался престижным и известным международным конкурсом в области предпринимательства. Так что в ноябре в первый построенный европейцами в столице отель «Ренессанс Москва» прибыли финалисты, и на фоне пиджаков скромно выделялся костюм Снежной королевы[208]. По решению национального жюри[209] премия в номинации «Лучшая женщина в бизнесе» была вручена Надежде.
...
   Глосса о том, как выбирали, от Сергея Шаталова, заместителя министра экономического развития и торговли
   – Что вы считаете важным в данной ситуации?
   – Как сказал Ясин во вступительном слове, меньше должно быть чиновников и больше здоровой инициативы. Наша задача – сделать больше таких конкурсов; но, с другой стороны, их не может быть бесконечно много, иначе нивелируется сама основа, а «Эрнст энд Янг» проводит такие конкурсы не только во всем мире, но и в России.
   Нам важно иметь много «suссess story» («историй успеха». – Ред.): вот где мы недорабатываем и вот чего много за рубежом, будь то Китай или страны Восточной Европы.
   – Каким образом вы выбирали? Чем для себя мотивировали выбор?
   – В рамках жюри была возможность подискутировать, все номинанты и участники известны, на слуху. Мы смотрели, что сделано для развития бизнеса в России фирмами, руководителей которых будем сегодня награждать, какие были найдены передовые решения. Не хочу раскрывать все детали, потому что многое будет сказано при награждении. Член жюри, который будет награждать, скажет несколько слов о том, на основании каких критериев был выбран лауреат.
   – А за какой период проводилась оценка?
   – За 2003 год, но учитывалось и то, что было сделано раньше, тем более что все компании, представители которых принимают участие в конкурсе, имеют историю в несколько лет. Я для себя взял период 3–4 года для оценки…
   – Вы смотрели финансовые отчеты номинантов?
   – В случае выбора финалистов, по большому счету, финотчеты не являлись главными. В данном случае мы выступали не как эксперты-аудиторы, а смотрели на их влияние на том сегменте рынка, на котором они работают, долю рынка и динамику, качество роста, благодаря чему он был достигнут… Растет ли компания экстенсивно или использует неожиданные решения… и так далее.
   – На основе чего оценивался рост?
   – Доля рынка. На основе данных организаторов… Должен сказать, что общий объем информации, предоставленной организаторами, превосходил наши возможности по ее обработке… Пришлось напряженно поработать и провести несколько заседаний, чтобы принимать решения консолидированно[210].
   Бизнес Надежды попытались захватить чуть позже – в 2006-м. Она «позвонила в банк… и очень жестко поговорила с банкирами, предупредив их, что мы не выполним их требования ни при каких обстоятельствах… Мы переписали договор, а через полтора месяца я перешла в другой банк, где меня профинансировали абсолютно на других условиях»[211].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация