А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Печать фараона" (страница 6)

   Глава 5

   – Ищите женщину! – засмеялась Ева. – В нашем случае это знаменитое выражение приобретает несколько иной смысл. Если женщина исчезла, за этим кроется сложная и запутанная история. Далеко не всем по зубам докопаться до истины.
   – Надеюсь исключительно на подаренный тобой талисман, – пошутил Смирнов, прикасаясь к кулону из ляпис-лазури с выбитым на нем египетским иероглифом «ИСТИНА».
   Он не расставался с этим украшением на золотой цепочке, пряча его от посторонних глаз под рубашкой.
   – Стой! – воскликнула Ева. – Погоди-ка...
   Она вскочила из-за стола, за которым они завтракали, и подошла к окну, уставившись на падающий снег.
   – Что случилось?
   – Не отвлекай меня... ты сейчас сказал важную вещь, я чувствую, но... не могу сосредоточиться.
   – Ладно!
   Он не стал мешать Еве думать, набрал в тарелку вторую порцию нежнейшего омлета с грибами и паприкой и принялся уплетать за обе щеки.
   Всеслав и Ева прекрасно дополняли друг друга: он олицетворял логическую и оперативную сторону сыска, она же – интуитивную, духовную. Благодаря Еве господин Смирнов понял одно: имея дело с человеком, нельзя игнорировать его душевные порывы, его внутренний мир, в котором зарождается и зреет все, что потом появляется на подмостках жизни, – и творчество, и любовь, и... преступления. Увы, увы! В сущности, способность проникать в «потемки» чужой души сделала бы работу сыщика быстрой и легкой.
   – Какая идея пришла в твою очаровательную головку, дорогая? – спросил он, покончив с омлетом.
   Ева со вздохом вернулась к столу, села. Аппетит у нее пропал.
   – Следует обращать особое внимание на самую первую мысль! – с нажимом произнесла она. – Что ты сказал после моей фразы о «сложной и запутанной истории»?
   Сыщик пожал плечами.
   – Ничего.
   – А вот и нет! – Ева многозначительно подняла вверх указательный палец. – Ты упомянул Древний Египет!
   – Разве? По-моему, я просто намекнул на талисман...
   – Не спорь! – сердито перебила она. – На кулоне есть иероглиф, который в Древнем Египте обозначал истину. Значит...
   Ева не смогла закончить мысль.
   – Что?
   – Пока не знаю. Но Египет всплыл неспроста.
   – Конечно, – Смирнов спрятал улыбку. – Он будет всплывать каждый день, потому что я не снимаю цепочку, на которой висит камешек с иероглифом! И ты можешь созерцать его даже ночью, во время любовных ласк.
   – Напрасно иронизируешь, – надулась Ева.
   – «Молох» не имеет отношения к Египту, – заметил сыщик. – Ведь так? Это ненасытное финикийское божество, связанное с природой и солнцем, постоянно алчущее жертв! А финикийцы, как гласит история, жили на восточном побережье Средиземного моря. Правильно?
   Она раздраженно кивнула.
   – Видишь, какой я умный?
   Ей стоило больших трудов приучить Смирнова пользоваться словарями и энциклопедиями, но наука пошла ему впрок.
   – Ты уже ходил туда... в тот ужасный клуб? – спросила Ева.
   – Нет, и не пойду! Никто мне там ничего не скажет. По-твоему, они признаются, что по их вине пропала какая-то женщина? Да и где доказательства? К ним приходят десятки людей, ради любопытства, потом уходят, и все в порядке.
   – А проклятие?
   – Не более чем устрашающий ритуал, я уверен. Таких заведений в городе полно – экзотика с приправой черной магии нынче приносит невиданные дивиденды! Должны же члены общества «Молох» напустить страху на людей, жаждущих острых ощущений? Это коммерция, дорогая Ева. Спрос порождает предложение.
   – Не боятся же люди таким образом деньги зарабатывать?! – возмутилась она.
   – Они хоть не берутся снимать порчу и не обещают излечение от всех болезней. А деньги посетители платят добровольно, за вход. Хочешь, раскошеливайся, не хочешь – иди себе восвояси. По крайней мере это не грабеж и даже не лохотрон. Тебе предоставляют свободу выбора.
   – Выходит, этот «Молох» – еще один способ выкачивания денег у простаков?
   – Думаю, да. Некое подобие «Комнаты страха» для увлекающихся мистикой представителей среднего класса. Толстосумы – не их контингент: тех повсюду сопровождает охрана, и заведения они посещают исключительно шикарные. Какой-то «Молох» им не по уровню. Ну а среднестатистический гражданин нашим жрецам финикийского божества неинтересен, как и они ему, – плата «кусается», выпивки не подают, закуски тоже.
   – Остришь? – блеснула глазами Ева. – Как бы пожалеть не пришлось!
   – Давай сделаем разведку, – примирительно предложил Смирнов. – Изберем путь компромисса: навестим не поклонников Молоха, а господина Елкина. Того самого друида, который пригласил Стаса с девушками в сие сомнительное заведение. Я кое-что накопал по своим каналам, попробую прижать его, прощупать, чем дышит. Согласна составить мне компанию?
   Ева обрадовалась. Хоть какое-то развлечение!
   – Будешь еще омлет? – спросила она.
   Не терпелось убрать со стола и заняться более интересным, чем кухня или уроки испанского языка, делом.

   Через час, замерзшие, все в снегу, Смирнов и Ева позвонили в дверь большой коммунальной квартиры. Открыла сгорбленная седая старушка в папильотках, вытертом бархатном халате зеленого цвета и меховых тапочках.
   – Вам кого? – прошамкала она, прикладывая руку к уху. – Говорите громче!
   – Нам нужен Платон Елкин! – изо всех сил гаркнул Всеслав.
   Старушка указала в глубину темного захламленного коридора.
   – Третья дверь справа. Стучите сильнее, он музыку слушает в наушниках.
   Горбунья шаркающей походкой скрылась в кухне, откуда неслись запахи жареной картошки и стирального порошка. Клубы мыльного пара просачивались в коридор.
   – Наверное, белье вываривают, – предположила Ева.
   Они остановились у двери господина Елкина, переглянулись.
   – Какая проза, – прошептал сыщик, скорчил забавную гримасу. – Никакой мистики, сплошной быт!
   Стучать пришлось долго. Наконец дверь отворилась, и на пороге показался высокий, худой молодой человек в майке и спортивных штанах, на его шее висели наушники, а длинные волосы были заплетены в косички. На конце каждой косички красовался желудь. Вид у Елкина оказался настолько комичным, что Ева прыснула, спряталась за спину Смирнова и зажала рот ладошкой.
   – Вы кто? – бесцеремонно разглядывая незваных гостей, спросил друид.
   Если бы не желуди, ничто не говорило бы о его принадлежности к касте древних кельтских жрецов.
   – Мы от Стаса Киселева, – ответил сыщик, напирая грудью на Елкина. – Можно войти?
   Тот посторонился, пропустил гостей в комнату. Жилище друида походило на лесной питомник, устроенный в городской квартире, – все свободное пространство занимали кадки, бочонки, керамические горшки и ведра, наполненные землей, в которых росли карликовые деревца и кусты. По стенам вились лианы, с потолка свисали зеленые шары омелы – священного растения кельтов. Пахло, как в теплице ботанического сада.
   – Ого! – не удержалась Ева. – Это все живое?
   – Кроме омелы, – важно кивнул головой хозяин комнаты. – Она прекрасно сохраняется, если ее сорвать в нужное время.
   Елкин с трудом нашел место, где можно было присесть: гости расположились на крохотном диванчике, наполовину заваленном книгами о растениях и пучками сухих трав. Всеслав хранил молчание и только оглядывался по сторонам, Ева пожирала глазами лежащий на деревянном блюде небольшой камень. Вокруг него стояли полуобгоревшие свечи, а сам камень напоминал обычный булыжник.
   – Это обломок Стоунхенджа, – удовлетворил ее интерес Платон Елкин, – храма, где жрецы кельтов отправляли тайный культ Солнца. Они собираются вокруг своей святыни по сей день! – В его голосе зазвучал пафос. – Мне друг привез камень от самого подножия великих столбов!
   – Что вы говорите! – изобразил восхищение сыщик.
   На самом деле камень мог быть подобран в ближайшем дворе и преподнесен доверчивому друиду в качестве реликвии. Скорее всего, так и было.
   Ева разделяла мнение Смирнова, и они понимающе переглянулись. Елкин воспринял их реакцию по-своему.
   – А вы... собственно, по какому поводу? – спросил он.
   – Мы как раз интересуемся тайными культами! – заявила Ева. – Хотели попасть на «черную мессу», но не получилось: везде одна надуваловка. Настоящий обряд никто так просто не покажет. А Стас говорил, вы ему помогли увидеть нечто потрясающее!
   Друид растерялся. С одной стороны, удача шла ему в руки; с другой... чувствовалась в этих людях некая неуловимая уверенность в себе. Такие обо всем имеют собственное мнение и трудно поддаются «магическому» воздействию. Стоит рискнуть или лучше воздержаться?
   – Не возьму в толк, о чем вы? – притворно удивился Елкин. – Да, я водил Стаса в лес, к священному ясеню... показывал энергетику деревьев. Я вообще предпочитаю общаться с растениями. Это гораздо приятнее, чем с людьми: набираешься сил, очищаешься от скверны, которой нахватался в городе. Знаете, какая у меня мечта? Переселиться в деревню, раствориться в природе...
   Смирнов слушал витиеватый монолог друида, испытывая острейшее желание задать ему парочку серьезных вопросов.
   – Мак в огороде посеять, коноплю, – невинно добавил сыщик. – А что? Пироги печь с чем-то надо? Да и масло конопляное – весьма полезный продукт.
   Елкин выпучил глаза, покраснел и взмахнул длинными и тощими, как плети, руками. Он порывался встать, но под взглядом гостя осел, поник.
   – Некоторые растения имеют столь чудесные свойства, что из-за них можно попасть не только в нирвану, но и за решетку, – угрожающе произнес Всеслав. – А то и в мир иной! Донесу Коке на тебя, мол, травкой приторговываешь на его территории нелегально, клиентов сманиваешь. Догадываешься, что он с тобой сделает?
   Лицо друида, и так не отличающееся здоровым цветом, позеленело. Ему было хорошо известно, как Кока – монополист по распространению любого зелья и порошка в этом районе – поступает с конкурентами. Елкин старательно соблюдал меры безопасности, но... наркоманы народ ненадежный, видно, сболтнул кто-то. «Под кайфом» был и сболтнул. Или заставили.
   «Лесной брат» судорожно глотал, пытаясь справиться с комком в горле. Он был трусоват и дрожал за свою драгоценную шкурку.
   – Я... только иногда... работы нет, а жить-то надо! Что... что вам нужно?
   – Таким ты мне больше нравишься, – усмехнулся Смирнов. – Будем разговаривать?
   Ева испуганно молчала. Поворот событий привел ее в легкое замешательство. И почему Славка не предупредил?
   Елкин лихорадочно соображал, как ему себя вести, прикидывал, кто перед ним. Менты? Не похоже. Друзья Стаса? Тогда почему наезжают? Неужели из-за той девчонки?
   Сыщик между тем продолжал вопросы.
   – Где «дурь» берешь?
   – Друг привез немного... из Узбекистана. Он туда часто ездит, к тетке.
   – Ладно, допустим.
   – Коке не настучи! – с дрожью в голосе взмолился друид. – Травку Узбек привез, клянусь! Для личного пользования. Ну... и для продажи, совсем чуть-чуть... чтобы на жратву хватало и за жилье заплатить.
   – Узбек? Кличка такая у твоего друга, что ли?
   Елкин радостно закивал головой, даже порозовел немного. Из его речи исчезли высокопарные слова и торжественная интонация, они с гостем незаметно перешли на «ты».
   – Меня вообще-то не «дурь» интересует, – небрежно бросил Смирнов.
   – А что? – загорелся друид.
   – Тайные культы! – вмешалась Ева. – Мы не шутим. Организуйте нам посещение «Молоха», если можно. Ужасно тянет посмотреть на подлинный финикийский ритуал!
   – Какой ритуал? – махнул рукой молодой человек. – Признаюсь вам по секрету: вся эта затея – баловство и глупость! Мужики решили деньжат подзаработать, ну и меня в долю взяли. Я ужастики знакомым рассказываю, лапшу вешаю, потом веду их туда, на представление, – платное, разумеется. Якобы Молох, если произвести обряд и умилостивить его жертвой, становится тайным помощником нового адепта... ну, дела его пойдут в гору, недоброжелатели сгинут, в игре будет везти, если он картами увлекается или рулеткой. Короче, фарт попрет!
   – А жертва... должна быть человеческая? Надеюсь, вы младенцев не режете, в медных котлах не варите?
   – Да вы что! – друид прижал руки к впалой груди. – За кого вы меня принимаете? Это же все разводняк! Спектакль для легковерных! Клянусь священным дубом!
   Он схватил прицепленный к косичке желудь и поцеловал в знак подлинности клятвы. Ева подавила смешок. Парень казался безобидным чудаком.
   – Мошенничество, значит! – констатировал сыщик.
   – Почему? – обиделся Елкин. – Не совсем. Все от человека зависит! Кто поверит, у того правда бизнес налаживается, везение начинается, деньги отовсюду валят. Мысли ма-те-ри-аль-ны!
   – Что ж ты тогда «дурь» продаешь? Сидел бы и материализовал рубли-то! – поддел его Всеслав.
   – Не умею я, – парень сокрушенно покачал головой. – Не получается. Твердости не хватает!
* * *
   Душераздирающий крик заставил Хромова инстинктивно метнуться назад и затаиться за шкафом. Из прихожей раздался грохот падающего тела, затем наступила тишина.
   Он прислушивался, усмиряя бешеный стук сердца. Ни звука не доносилось оттуда, где они с Яной поставили вешалку для верхней одежды и где по привычке, которая, оказывается, сохраняется годами, Валерий повесил свою теплую куртку. Осторожно, стараясь не дышать, он выглянул в коридор. В прихожей не было лампочки, и разглядеть что-либо не представлялось возможным.
   Хромов постоял, выравнивая дыхание и собираясь с мыслями. Как быть? Не может же он бесконечно стоять и гадать: кто кричал, что упало? Мелькнула страшная мысль – убийцы! Они вернулись! Спрятались там, за вешалкой, в полумраке, и ждут, когда он выйдет... чтобы расправиться с ним так же, как с Яной. Но за что?
   – Господи! Чем мы провинились перед тобой? – одними губами прошептал Валерий.
   Тишину ничто не нарушало, и бывший жилец квартиры решил пересилить свой страх. Должен же существовать выход из сложившейся ситуации? И он не в том, чтобы, замирая от ужаса, ожидать, пока кто-то перережет тебе горло. Если смерть рядом и она неизбежна, вопрос времени теряет свою актуальность. В одной из книжек, которые подсовывала ему Яна, он прочитал фразу, которая врезалась в память: как ожидание счастья бывает лучше самого счастья, так и ожидание смерти бывает хуже самой смерти.
   Странно работает ум: за считаные минуты, проведенные Валерием в его убежище, он успел подумать о многих вещах. А говорят, от страха человек теряется, плохо соображает... Видимо, разные люди ведут себя по-разному.
   Только что проведенное обследование квартиры и ее содержимого помогло Хромову вспомнить: в шкафу, на полке, лежит молоток. Он сделал шаг в сторону, осторожно потянул дверцу – молоток был на месте и легко скользнул в руку.
   «Чего они ждут?» – подумал о затихших в прихожей неизвестных Валерий.
   Эх, была не была! Крепко зажав в кулаке орудие для забивания гвоздей, он покинул свое укрытие и двинулся по коридору. На полу у вешалки лежало нечто бесформенное, входная дверь была приоткрыта. Убежали! – с облегчением вздохнул Хромов. Что-то их спугнуло!
   Приблизившись, он наклонился и увидел, что на грязном линолеуме валяется вовсе не упавшая с вешалки одежда, там распростерлось полное тело дамы средних лет, облаченной в серое шерстяное платье. Дама не подавала признаков жизни.
   – Откуда она взялась? – пробормотал Валерий и, не выпуская из руки молотка, опустился на корточки.
   Крови вокруг не было. Он наклонился ниже, – роскошный бюст дамы слегка вздымался. Она дышала!
   – Живая... – удивился Хромов, бросил молоток и побежал в кухню за водой.
   Когда он вернулся, дама уже приходила в чувство. Глоток воды сделал чудо – она осмысленно посмотрела на молодого мужчину, склонившегося над ней, и простонала:
   – Где я? Вы врач?
   – Нет! – обрадовался Хромов. – Я... жил здесь раньше.
   Такое объяснение ее не удовлетворило.
   – Помогите мне встать! – с металлическим оттенком в голосе приказала она. – Как вы меня напугали! Вы... чуть не убили меня. У меня повышенное давление!
   Валерий с трудом приподнял ее грузное обмякшее тело, вдвоем они кое-как доковыляли до дивана в гостиной. Дама отдышалась, достала из кармана таблетку.
   – У меня лекарство всегда с собой.
   – Как вы оказались в моей... в этой квартире? – спросил Хромов, подавая ей стакан с водой.
   Женщина не спешила с ответом, внимательно приглядывалась к собеседнику.
   – Ты кто таков будешь?
   Хромов смешался. Назваться мужем? Так Яны больше нет. Вдовцом? Как-то язык не поворачивается. Наследником? Глупо и... вульгарно.
   – Я... мы... в общем, я был женат на Яне.
   – Муж, что ли? – прищурилась дама. – Вот так-так! Явился, не запылился!
   – Угу, – виновато подтвердил Хромов.
   – Документ покажи. Паспорт!
   Он послушно принес паспорт, протянул даме. Та поднесла книжечку к самому носу, сверила фото с оригиналом, прочитала вслух:
   – Валерий Михайлович Хромов... верно, и Яна была Хромова. Вот и отметка о браке. Не врешь!
   Он рискнул задать мучивший его вопрос:
   – А... как вы вошли?
   – Очень просто. Дверь-то была открыта!
   Валерий пришел в ужас. Вчера, поздно вечером, он так разволновался, что забыл запереть дверь! Прикрыл только, забыл, что она не захлопывается. И не до того ему было. Точно! Выходит, всю ночь он провел в квартире с открытой дверью...
   – Простите, я на минуточку, – он поспешно вскочил и побежал в прихожую.
   Дверь была приоткрыта. Валерий повернул ручку простейшего китайского замка, подергал для надежности – теперь порядок.
   – А я Феню выпустила утром, гляжу – на Яночкином коврике перчатка валяется, мужская. Неужто, думаю, опять кто залез? Квартира-то пустая! Может, бандиты те самые? Хотела в милицию звонить, да постеснялась.
   – Вы соседка? – догадался Хромов.
   – Раиса Зиновьевна, – степенно представилась дама. – Живу рядом. А Феня – моя кошка, настоящей сибирской породы. Так вот, подошла я поближе, дверь толкнула легонько, она и подалась. Я заглянула в прихожую – темно, никого. Вхожу на цыпочках, не дышу, и вдруг – шаги раздались. Уж как я испугалась, закричала... кровь мне в голову бросилась, сердце остановилось. Упала-то уже в беспамятстве, не помня ничего... слава богу, головой не ударилась. – Она ощупала голову, улыбнулась. – Шишки нет.
   – Это, наверное, я перчатку вчера уронил, – объяснил Хромов. – Когда ключи доставал.
   Раиса Зиновьевна полезла в карман, вытащила перчатку.
   – Ваша?
   – Моя.
   По мере того как соседка проникалась доверием к Валерию, она оттаивала и стала обращаться к нему на «вы», как и полагается женщине с хорошим воспитанием.
   – Уф-ф... какой груз вы с моей души сняли, молодой человек! Теперь вы за все в ответе – и за квартиру, и за поминки. Сорок дней теперь надо отметить, потом год. После похорон-то мы с Борисовной пирожков напекли, блинчиков, кашу рисовую сварили с изюмом... угостили всех, кто пришел. В крематорий не поехали, посидели вдвоем, всплакнули... погоревали о Яночке. Совсем молодая из жизни ушла! А смерть-то какая лютая ей досталась! В закрытом гробу из морга привезли... – Раиса Зиновьевна всхлипнула. – Когда ее нашли... убитую, мы с Борисовной тело... это... опознавали. Больше-то никто с Яночкой близко не общался, родных у нее не сыскалось. Я как глянула... у меня все в голове помутилось, а Борисовна едва чувств не лишилась. Страсть-то какая, господи! Я с тех пор без снотворного уснуть не могу. Что за изверги живут на свете, как их земля носит!
   Соседка долго и пространно рассказывала о том, как нашли убитую Яну, – бандиты даже дверь не потрудились закрыть, потому что они милиции не боятся, – и труп обнаружил пес Деррик с седьмого этажа: начал выть и рваться в квартиру. Ужасная картина предстала взгляду хозяина, который рискнул выяснить, в чем дело.
   – А на какие средства хоронили Яну? – спросил Хромов. – Кто взял на себя хлопоты, расходы?
   Раиса Зиновьевна потупилась.
   – Я и взяла. Мой брат машину решил покупать, пришел ко мне деньги одалживать. Я дала немного, но это крохи. А примерно месяца два назад мы с Яночкой разговорились... я Феню искала во дворе, а она с работы возвращалась. Обменялись новостями, я упомянула, что брату денег не хватает на машину, а Яночка, добрая душа, предложила взять у нее. Говорит, копила на ремонт, но раньше весны начинать не будет. Вы не подумайте, я не просила, – соседка приложила пухлые руки к груди. – Я знала, что у нее с деньгами негусто. Она сама меня уговорила! Я, конечно, обрадовалась, обещала к весне отдать. А оно вон как получилось. Как только я узнала о гибели Яночки, сразу позвонила брату: он переодолжил, привез всю сумму. Эти деньги я потратила на похороны и поминки, скромные, но... все ж не казенные. Хоть так долг вернула. Нет ничего хуже, чем задолжать покойнику!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация