А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Печать фараона" (страница 32)

   * * *
   Москва

   В квартире господина Войтовского было много зеркал – больших, оправленных в тяжелые позолоченные рамы. С болезненной страстью он вглядывался в них, представляя свое отражение неким живым, движущимся портретом. Порой он не узнавал себя в том зрелом, опытном человеке с сединой на висках, с благородными чертами лица, который взирал на него из массивного зеркального квадрата или овала. Леонард Казимирович поднимал руку и дотрагивался пальцами до холодной, гладкой поверхности, будто проверяя, не мираж ли перед ним.
   – Это я или не я? – спрашивал он невидимого соглядатая или судью, которого постоянно чувствовал рядом.
   Перед ним, судьей, представляющим истину в последней инстанции, нельзя было дрогнуть, оказаться мелочным, слабым и недостойным великого дара судьбы. Иначе... сей дар непостижимым образом исчезнет, ускользнет надолго, возможно, навсегда.
   Войтовский старался избегать таких слов, которые несли в себе окончательный приговор, некую страшную, жестокую непоправимость. Он хотел стать всесильным, покоряя не столько бытие, сколько обратную его сторону. Ключи от смерти! Вот что превратилось в его вожделенную, мучительную цель. Ради ее достижения он готов был положить на алтарь невидимого судьи все, составляющее привычный уклад жизни, ее признанные ценности. Как-то в пылу страстных ласк он поделился своими сокровенными мыслями с Герцогиней.
   – Кто этот судья? – спросила она.
   – Разве мне дано узнать его? Никто не ведает...
   – Тогда им стану я! – воскликнула женщина. – Теперь твоя жизнь и смерть в моих руках, да?
   Леонард с ужасом осознал, что в ее словах может оказаться больше правды, чем он бы хотел. В конце концов, и дьявол двойствен: в нем соединяется мужское и женское. Ведь именно женщина – хищная и сладостная, непостижимо прекрасная – сидит верхом на Звере! Кто из них кому служит?
   – Ты станешь моим Зверем? – ластясь, угадала его мысли Герцогиня.
   Она завладела ими, играла, перекидывая из руки в руку, пересыпая, словно черные бриллианты. И хохотала, стонала, изнемогая от неудовлетворенного желания. Она проникла в его сердце и в его кровь, наполняя их своим черным, ослепительным блеском, своими неукротимыми флюидами разрушения.
   – Не могу насытиться тобой, – шептал Леонард.
   – И никогда не сможешь... Вечная игра между мужчиной и женщиной не имеет конца и начала. Это золотая змея, извивающаяся среди звезд... ее глаза горят на небе, а ее укус смертелен!
   С этими словами она принималась целовать Войтовского, исступленно, иногда до крови. Он не чувствовал боли... наслаждение было сильнее.
   Разлуки с Герцогиней становились все короче, все невыносимей. Она являлась внезапно, без звонка и предупреждения, врывалась, как вихрь, проносилась по его квартире, много пила, что-то говорила, смеялась, сдвигала брови и жестко, требовательно смотрела на Войтовского – то ли изучая, то ли решаясь на некий роковой поступок.
   Он злился, негодовал, иногда даже тайно, тихо проклинал ее, но постоянно ждал ее прихода. Это становилось похоже на наваждение, которым она опутала его, связала по рукам и ногам.
   Войтовский перестал куда-либо ездить, кому-либо звонить. Из Канады с ним связывалась пани Зося, и этого было достаточно. Он и в самом деле существовал в режиме ожидания, преддверия, предчувствия... отмечая малейшие колебания настроения Герцогини, ловя выражение ее глаз, ее улыбку, вздохи, жесты. Он пытался угадать, когда же, когда...
   – Не смотри на меня так! – высокомерно произносила она.
   И Леонард мгновенно терялся, покрываясь испариной ужаса, словно речь шла о его судьбе, подавлял нервный озноб, дрожь и... отводил глаза.
   – Скоро тот человек... для которого ты осуществляешь посредничество, примет наконец решение? – однажды спросил он. – Нас могут опередить.
   Она не стала спорить, достала из сумочки паспорт и протянула ему.
   – Вот, возьми и сделай мне заграничный. У тебя ведь есть знакомства? Заплати за срочность. Паспорт может понадобиться уже послезавтра. Впрочем, я еще не знаю, куда мы поедем. Далеко... на край света.
   – Если ты хочешь затеряться, Россия с ее глухими уголками подходит лучше всего, – позволил себе дать совет господин Войтовский.
   – Я подумаю...
   Так она возводила непроницаемую, непреодолимую стену между ним и собой. Ее лицо холодело и каменело, глаза становились отрешенными, и всем своим видом она выражала непоколебимую свободу – никто не сможет и не будет влиять на ее выбор.
   Леонард Казимирович прибег к старым связям и занялся заграничным паспортом для Герцогини. Задыхаясь от нетерпения, он открыл документ, пробежал глазами данные, фамилия, имя, год и место рождения, где выдан – они ничего существенного не сказали ему. Немного удивили, пожалуй.
   – Так вот как тебя зовут, – пробормотал он, разглядывая фотографию.
   Лицо молодое, без краски, прическа обыкновенная. Как меняют людей годы, обстоятельства, деньги!
   Там, куда обратился Войтовский, взялись сделать паспорт в течение трех дней, назвали сумму. Он молча заплатил. Опять подумал, что российская глубинка не в пример лучше любой заграницы: заберешься в какую-нибудь Чалдонку или Усть-Нюкжу, затаишься, – вовек не сыщут.
   – Однако что же мы станем делать в Чалдонке? – вздохнул Леонард. – Что мы вообще собираемся делать? Как жить? И возможно ли в нашем положении надежно скрыться?
   Терзаемый тревожными мыслями, он вернулся домой, сел в свое любимое кресло перед зеркалом, закурил сигару, чувствуя себя уже не жителем Москвы, не канадским бизнесменом, не Леонардом Войтовским, потомком шляхетного польского рода, а беглецом, по пятам которого следует неведомый, страшный враг.
   – Может быть, я все это вообразил? – пытался он уговорить себя. – Кому я нужен? Кому нужна она, Герцогиня? Или как мне называть ее теперь?
   Она ворвалась, громыхнув дверями, вся пышущая жаром и одновременно холодная с мороза, дыша свежестью нового снега, духами, прошла в сапогах в кабинет, бросила ему на колени шубку.
   – Едем! Сегодня же, сейчас же! Собирайся.
   Войтовский опешил и... немного струхнул. Что-то случилось?
   – Мы не можем, – мягко сказал он, обращаясь к ней по имени, и взял ее горячую руку в свою. – Твой заграничный паспорт не готов. Ты же сама просила! Я заберу его только послезавтра.
   Войтовский впервые назвал ее по имени, она пропустила это мимо ушей, огорченная его словами. Паспорт! Ну, конечно же! Придется пару дней потерпеть.
   – Если документа нет, тогда едем в твою глубинку...
   – В Чалдонку? – пошутил он. – Успеем. Надо забрать паспорт. Вдруг пригодится?
   – А если не успеем?

   Глава 28

   Смирнов уже четверть часа стоял под горячим душем, прислушиваясь к ноющей боли в голове. Он сбрасывал с себя усталость, недомогание и лень. Развязка дела, которое он расследовал, приближалась, так что отлежаться, без спешки привести мысли и тело в порядок не удастся. Медлить нельзя. Похоже, события развиваются стремительно.
   Посещение Старицы и Рыбного открыло ему глаза на некоторые факты.
   Его падение с кручи никакая не случайность и не оплошность неопытного исследователя обрывистых речных берегов в непогоду. Да, он мог поскользнуться... но его толкнули в спину, явно! Тут нет сомнений. Нападавший надеялся, что приезжий либо сломает себе шею, либо разобьет голову, – видимо, тот был неплохо осведомлен и о засыпанных снегом скальных выступах, и об узких, опасных зимой террасах. Значит, скорее всего, он местный.
   – Кто же знал о моем приезде? – спросил себя сыщик, подставляя под сильную струю то одно плечо, то другое. Душ шумел, и от этого тоже начинало в ушах шуметь. – Здорово все же я треснулся головой. Если бы не снежная подушка, смягчившая удар... Так, не будем о грустном!
   Он поразмыслил и сделал вывод, что о его приезде знал Хромов, который был посвящен в план по поводу Старицы; знала Федотья Хлебина... которая могла сообщить в Рыбное зятю и дочери. Как? Это уже технические детали. Была бы необходимость, а способ найдется. Николай Драгин куда-то ушел после обеда: вечером и половину ночи его дома не было. Получается, и алиби Насти подтвердить некому, разве что детям. Жаль, Ромка слишком мал, а о братике и говорить не стоит: младенец еще.
   Стоп! У Хромова в Старице осталась любовница – некая Лидия Семенцова, он вскользь упоминал о ней. Что, если это она? Мог Валерий по телефону уведомить ее о приезде сыщика из столицы? Запросто. Тем более дама работает телеграфисткой в отделении связи.
   «А могли за мной следить из самой Москвы? – подумал Всеслав. – Вряд ли. Я бы заметил, почувствовал».
   Он вспомнил, как по дороге к Кудеярову дереву почудился ему чей-то пристальный взгляд, будто крался кто-то по пятам, невидимый в снежной мгле. Потом не до того стало, торопиться надо было, чтоб до темноты успеть на берег.
   – Значит, где-то в Старице или уже в Рыбном появился наблюдатель, – вслух произнес Смирнов. – Ах я шляпа! Провели меня, как новичка.
   – Не будешь таким самоуверенным! – заявила Ева. Она принесла полотенце и стояла, глядя на его развитое, с выпуклыми твердыми мышцами, тело, блестевшее в струях воды. – Давай вытирайся. Обедать пора. Ого, какой у тебя синяк на спине!
   Ева уже выслушала все подробности злоключений сыщика, только одну деталь он представил мягче: опасное падение и удар головой. Ей незачем расстраиваться, когда все позади.
   Есть не хотелось, аппетит не появился даже после рюмки холодной водки. Славка жевал мясо и салат, чтобы не огорчать Еву.
   – Хромов вчера не мог быть в Рыбном, – без предисловия сказала она. – Мы с ним встречались, вспоминали разговор с монахом. Представляешь? Это был не сон, точно! Монах говорил про склеп, где покоилось тело, дескать, «он открылся» и через одиннадцать лет закроется. Понимаешь? Вот что означает условная фраза: «Он открылся». Склеп! Они должны успеть.
   – Кто?
   – Ну... я пока только догадываюсь.
   – А что именно «им» нужно успеть? Тоже догадываешься?
   – Смутно. Я тебе потом объясню.
   – Отлично. И что за склеп? Чей? Уж не гробница ли фараона Тутмоса?
   – Не совсем. Хотя Тутмос имеет к этому прямое отношение.
   Всеслав схватился за голову.
   – Ох-хо-хо! Этого я больше всего и боялся! Тутмос! Без него не обошлось. Ева, ты решила меня добить? Склеп, между прочим, не вагон метрополитена: «Осторожно, двери закрываются!» Как он, по-твоему, может закрыться?
   Ева пропустила мимо ушей его раздраженную иронию.
   – Все сходится, – она понизила голос и доверительно наклонилась вперед. – Разве можно было какому-то незаметному пророку Амона, без всяких прав на трон, не только стать мужем красавицы-принцессы и перейти из безвестности во дворец фараонов, но затмить своим правлением блистательную Хатшепсут и сотворить первую в истории великую империю? Тутмос III стал всесильным правителем, египетским Наполеоном и Александром Македонским в одном лице! Он даже превзошел их: прожил долгие годы, в отличие от Александра, и не был никем побежден, в отличие от Бонапарта. Ему благоприятствовали сами звезды, и во всех хрониках он фигурирует как Тутмос Великий.
   – Ты слишком легко увлекаешься, – осторожно сказал сыщик. – На что ты намекаешь?
   – Этот человек обладал... какой-то тайной. Он владел скрытым от непосвященных знанием. Бог Амон покровительствовал ему! Амон буквально означает «сокрытый» и «потаенный» – вот в чем штука. Если Амон в египетской мифологии олицетворяет Солнце, то о какой сокрытости и потаенности идет речь? Правда, Амон отождествлялся с Ра – видимым воплощением солнечного божества.
   – Египетская цивилизация создала такие сложные культы, что ученые до сих пор головы ломают, пытаясь в них разобраться. А ты хочешь с помощью сомнительной истории про Тутмоса III распутать не только прошлую детективную интригу, но и нынешнюю. Тебе не кажется...
   – Надо дерзать! – перебила Ева. – Видишь ли... сыск привлекает меня открытиями, которые я делаю, занимаясь им. В конце концов, я пойму что-то главное и важное о жизни, я нащупаю двигающие ее спрятанные от глаз механизмы, обнаружу ее «серых кардиналов». Людям пора прекратить изучать Луну, Марс, космические туманности, мертвые планеты и взяться за самих себя. Познав свой внутренний мир и его законы, они гораздо быстрее смогут ответить на множество вопросов.
   – Перед нами пока стоят вполне земные прозаические вопросы, – возразил сыщик. – Куда делась Марина Комлева? Кто убил Веронику и Яну? Кто покушался на Стаса? Кто пытался столкнуть меня с обрыва? И – что весьма существенно – зачем? С какой целью? Согласись, дорогая, все перечисленные особы, в том числе и твой покорный слуга, никоим образом не связаны с фараоном Тутмосом.
   – Ты уверен? А письмо, которое Яна Хромова оставила в магазине для неизвестного адресата? Я была у Веры Петровны и заставила ее признаться: письмо она прочитала. Давно собиралась и, когда хозяйку убили, не выдержала.
   – Ты имеешь в виду, директорша читала письмо? – перестал улыбаться Всеслав.
   – Да. И скопировала его содержание, на всякий случай. Уж очень оно ее поразило!
   – И что же там было написано?
   – «Это я, о Ра! – с пафосом произнесла Ева. – Я – твой сын! Я здесь, рядом с тобою, где ты укрылся для отдыха. Я Тутмос, отворяющий врата Дуата, удостоверяющий и свидетельствующий».
   – Ты шутишь? Эта твоя директорша, наверное, рехнулась. Или ты меня разыгрываешь? Не самое подходящее время! – рассердился сыщик.
   Она оставила без внимания его недовольство.
   – Текст набирали на компьютере и взяли в кавычки. А за кавычками добавили приписку: «Тутмос ждет того, кто переведет миллион долларов на счет...» – Ева протянула Смирнову листок с текстом и цифрами. – Вот номер счета на предъявителя, реквизиты банка и анонимный электронный адрес для связи.
   Он, беззвучно шевеля губами, перечитал странное содержание письма. Если Вера Петровна его не придумала... впрочем, такое не придумаешь. Тутмос! Директорша не обладает столь изощренной фантазией.
   Сыщик молча обдумывал новую информацию: признаться, она его шокировала. Бред какой-то!
   – Нечем крыть? – торжествовала Ева. – Тутмос оказался «при чем»! Он требует миллион долларов!
   – Мелочь... – скрывая растерянность, заметил сыщик. – Мог бы и миллиард запросить. Владыка Египта как-никак.
   – Угадай, что еще называется Ра, кроме общеизвестного египетского бога-Солнца?
   – Что? – переспросил окончательно сбитый с толку Смирнов.
   – Это древнее название реки... Волги. Ра-река! По крайней мере, в византийских и арабских письменах она так именуется. Существует легенда, будто бы бог Ра любил большие реки. Раньше он «работал» в Ниле, а теперь отдыхает в своей Ра-реке... изменив ее название с тем, чтобы никто не мог его побеспокоить. Огромная змея охраняет его. Кстати, есть версия, будто бы и древние славяне называли так бога-Солнца, – Ра. В какой-то точке все мифы сходятся!
   Ева увлеклась. Мифы были ее коньком. Сыщик молча слушал – упоминание о реке Волге и огромной змее, охраняющей место отдыха солнечного бога, изменило его подход к делу. В хаосе и нагромождении всевозможных данных начал проклевываться росток истины.
   – А при чем тогда монах? – улучив момент, вклинился он в монолог Евы.
   – Если верить директорше, за письмом приходил еще один человек, монашенка. Что подтверждает слова Хромова о монахе! Не могут же Вере Петровне сниться почти такие же сны, как и Валерию? Она вообще не спала: сидела в своем кабинете, занималась бумагами.
   – Допустим. Получается, таинственные «они» не согласовывают свои действия?
   – Или в письме заинтересованы разные люди! Хотя откуда им известен пароль? Здесь все так тщательно продумано, что условную фразу мог знать только кто-то один.
   – Да, пожалуй. Как же поступит тот, кто не получил письма?
   – Правильный вопрос, – кивнула Ева. – Я подумала, что разгром в сарае Драгин устроил неспроста. В этом есть скрытый смысл!
   – Конечно, – согласился сыщик. – Спрятанная от бдительного ока супруги бутыль с самогоном.
   На самом деле у него были по поводу сарая свои соображения, о которых он предпочел умолчать. Пусть Ева мыслит самостоятельно, без наводящих на определенное толкование фактов. Свежий взгляд всегда полезнее предвзятого.
   – Самогон – прикрытие! – возразила она, схватила со стола книгу «Египетский крест» и потрясла ею в воздухе. – Ты все внимательно прочитал?
   – Я просмотрел.
   – Вот-вот! Просмотрел. То есть ничего не понял. Я читала два раза, кое-что до меня дошло... но все равно пришлось разговаривать с автором. Умнейший человек, между прочим, историк и египтолог Дмитрий Бальзаминов, охотно поделился со мной своими идеями и теми выводами, которые в книгу не вошли. Он не иронизировал, как ты! Господин Бальзаминов был в восторге от моего предположения по поводу неожиданного взлета и триумфального правления фараона Тутмоса III. Такому поразительному успеху должно было сопутствовать нечто необыкновенное. Я думаю, будучи жрецом-оракулом в храме Амона, Тутмос каким-то образом завладел магическим символом из тайных святилищ Тота.
   – Началось! – простонал Смирнов. – С чего ты взяла?
   – Слушай, в книге Бальзаминов описывает символ анкх, пытается проследить его происхождение. Все фараоны заботились о своей загробной жизни, и в их саркофаги обязательно клали этот амулет. Вот смотри, «его величество Хеопс... потратил все свое время, пытаясь отыскать тайные гробницы святилища Тота». Как ты думаешь, будет фараон с подобным рвением заниматься ерундой? Значит, он искал что-то очень ценное. Это не сокровища и не золото – ни в том, ни в другом у владык Египта нужды не было. Бог Тот с головой ибиса олицетворяет медицину, астрономию и магию, является светом Ра в его ночном аспекте, его миссия – посвящать в тайны. Поиски Хеопса, судя по всему, оказались напрасными. То же можно сказать и о других царях, кроме...
   – Тутмоса Великого! – расхохотался Всеслав. – Я сразу понял, к чему ты клонишь. – Но раз всем усопшим правителям в их роскошные могилы обязательно клали этот анкх, то...
   – Не торопись! Речь идет о другом качестве широко известного и почитаемого в Египте символа. То был не простой анкх! Когда он попал к Тутмосу, с тем начали происходить поразительные метаморфозы. Его вдруг провозглашают царем в храме Амона, но он остается в тени. Затем мы видим, что после кончины Хатшепсут, благодаря браку с которой он получил право на трон, Тутмос не теряет власть, как его отец после смерти царицы Яхмос. Наоборот! При нем Египет становится невиданно могущественным и процветающим государством, а все предпринятые им военные кампании завершаются блестящими победами. Все! Более того, хроники того времени, называемые «Папирус Тулли», повествуют о странном событии: над армией фараона в определенный момент появилось несметное количество огненных кругов. «Они сияли в небе ярче солнца небесного... величествен и страшен был их строй. Войско фараона смотрело на это. Его величество был в центре войска».
   – Нельзя ли ближе к теме? – не выдержал Всеслав. – Огненные круги в небе могут заинтересовать поклонников НЛО, а не нас с тобой.
   – Я уже подбираюсь к сути дела. Огненные круги были побуждающим знаком! Понимаешь? Видимо, так сам Амон дал о себе знать фараону, – незримый, всесильный покровитель.
   – Сложные способы выбирают боги для общения со смертными, – невинно заметил сыщик. – Огненные круги! А как-нибудь попроще можно вступать в контакт?
   – С богами?! Ты в своем уме? – возмутилась Ева. – Разве обычный человек в состоянии лицезреть божественную сущность? Греческий бог Солнца Аполлон, например, разговаривал с людьми через оракула в Дельфах. И вообще, существа высшего ранга подают знаки, а не вступают в банальные беседы. Пора бы знать!
   Смирнов картинно прижал руки к груди и покорно склонил голову.
   – Каюсь. Не успел освоить все тонкости подобного этикета.
   – Не паясничай! Огненные круги – не выдумка, раз о них упоминают древнеегипетские писцы. Бальзаминов тоже считает, что они неспроста появились над войском Тутмоса: он являлся избранным. Сразу после этого владыка созвал тайный совет. Неизвестно, о чем там говорили и какое решение приняли. Есть мнение, будто бы на том совете фараон и его приближенные жрецы положили начало тайному братству. Члены братства собирались в особых помещениях, совершали какие-то действия и занимались постижением знаний. Кстати, некоторые исследователи знаменитых египетских пирамид полагают, что эти сооружения не предназначались для погребения. Может быть, в пирамидах и были расположены тайные помещения для...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация