А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Печать фараона" (страница 13)

   * * *
   Москва

   Всеслав застал Еву на диване в гостиной.
   – Ты чего сидишь в потемках? – удивился он.
   – Думаю. Не мешай.
   – О, о, о! Великий мыслитель витает в заоблачных сферах! А рабочая лошадка набегалась, устала и проголодалась. Кушать будем?
   Ева не удостоила его ответом, и Смирнов отправился на кухню один. Так и есть – его худшие предположения оправдались! Холодильник пустой, чайник холодный, хлеба нет. Придется чистить картошку и за этим занятием подводить итоги дня.
   – Начнем с конца, – пробормотал он.
   Последняя сегодняшняя встреча Смирнова состоялась в баре «Червовый король» с майором милиции, который охотно обменивался с ним информацией. Сотрудничали они давно и плодотворно. Майор обращался к Всеславу чаще, и тот не раз выручал его, если сообщаемые им данные не шли во вред клиенту и не нарушали конфиденциальность.
   – Что мы имеем по делу «Алой маски»? – спросил сыщик.
   – Вот, лысину! – с досадой хлопнул себя по голове майор. – Начальство плешь проело с этими «кровавыми мальчиками»! А они нагрянут в столицу, совершат убийство и словно сквозь землю проваливаются. Наверное, залетные. Отлеживаются где-нибудь в области, в деревне, молочко парное попивают. У меня язва желудка открылась из-за них! Веришь?
   – Верю.
   – Ребята с ног сбились; агентура молчит, как в рот воды набрали. Ориентировки повсюду разосланы, сигналы поступают... и от граждан, и от сотрудников, но все ложные. Проверяем – не то! Я думаю, преступники эти не из уголовного мира, психопаты какие-нибудь, обиженные жизнью. Взяли моду лица жертвам уродовать. Зачем, спрашивается?
   – Сеют панику, – предположил Смирнов. – Внушают ужас к себе и таким образом самоутверждаются.
   – Наглые, слов нет. Беспредельщики! Налеты для них как наркотик, адреналиновый кайф. Берут мелочовку – кассу почистят в косметическом салоне, в мелком магазинчике, квартиру ограбят, причем не по наводке, а наобум. Лезут на рожон среди бела дня и обязательно прирежут женщину или девушку, лицо искромсают. Патология!
   – Да... насмотрятся фильмов по телевизору, и давай куролесить.
   – Мстители, – задумчиво произнес майор. – Психологи утверждают, что в действиях «Алой маски» прослеживается синдром неполноценности. Они как бы наказывают общество за свою ущербность или нанесенную глубокую обиду. Среди преступников есть один, который считает весь мир виноватым. Свою жестокость он переносит на окружающих, выплескивает наружу через насилие, когда сдерживать агрессию становится невыносимо. Этому могут способствовать алкоголь, наркотики, психическое заболевание. Хотя я тебе честно скажу – в наше время легко стать психом.
   – Почему? – удивился Всеслав.
   – Глобальное потепление, – криво усмехнулся майор. – С электромагнитными полями Земли что-то происходит. В атмосфере планеты накапливается напряжение, которое разряжается ураганами, землетрясениями, наводнениями и эпидемиями. Мне один профессор объяснял... он много факторов называл, я не запомнил. Люди подвержены влиянию невидимых энергий, как все земное.
   – Как будто раньше не случалось природных катастроф или чума не косила целые города?! – возразил сыщик. – Не преувеличивай, друг. Мы же с тобой не бросаемся на ближних? Лучше скажи, чем эти «кровавые мальчики» орудуют?
   – Угрожают пистолетом, а убивают... исключительно острым колющим предметом, который оставляют на месте преступления: обоюдоострое тонкое лезвие с деревянной ручкой. Похоже на самодельный стилет.
   – Оставляют?
   Майор кивнул.
   – Правильно делают, в принципе. Если их задержат с таким вещественным доказательством... сам понимаешь. Видимо, среди них есть умелец, который изготовил целую партию. Вряд ли подобные вещи кому-то заказывают, это след. Мы же, сколько ни бьемся, на след пока не напали.
   – Я в курсе.
   – Впрочем, похожее орудие сделать нетрудно. В магазинах что хочешь продается – купил, обточил, ручку поменял, и готово.
   – Ты прав.
   – Сплетен, слухов разных хватает, – вздохнул майор. – Журналисты и телевизионщики внесли свою лепту. В общем, каждый толкует по-своему. К счастью, есть свидетели, которые дают показания. Так что картина нападений примерно вырисовывается. Преступники внезапно врываются в помещение, запугивают присутствующих, грабят, напоследок один из них выбирает жертву, расправляется с ней, и налетчики скрываются.
   – Как они выглядят?
   – Никак. Ты ориентировки читал? Трое людей среднего роста, нормального телосложения, примерно одинаковые на вид, одетые в одинаковые черные брюки и куртки, в перчатках и с черными колпаками на головах. Судя по голосам и повадкам, двое парней и одна дама. Именно она и убивает, и лица режет.
   – Среди жертв есть неопознанные трупы? – спросил Смирнов.
   – Нет. Личности всех убитых установлены.
   – Каким образом эти ребята покидают место преступления? На машине или...
   – Или, – перебил майор. – Выскакивают на улицу, по дороге срывают колпаки, превращая их в черные шапочки с отворотами, расходятся в разные стороны, сливаются с толпой... и все. Поди, догони! Пока пострадавшие опомнятся, пока вызовут милицию, пока... в общем, ищи-свищи, – махнул он рукой. – Таких парней в черном пруд пруди, каждого останавливать и обыскивать не станешь, всей милиции не хватит. Потом преступники «ложатся на дно», отсиживаются недели две, месяц, – наверное, втихаря пропивают награбленное, – а когда деньги заканчиваются, снова выходят на промысел.
   – Веселые ребята!
   – А уж нам-то как весело, – скривился майор. – Просто цирк! Начальство жмет, пресса грязью поливает, паникующие граждане замучили ложными вызовами. Неразбериха, спешка, нервотрепка, сотрудники с ног сбились. Сегодня совершено новое убийство – в общежитии, где приезжим сдают в аренду комнаты, обнаружили труп некой Вероники Грушиной – совсем непонятно, по каким мотивам. Красть у этой дамы было абсолютно нечего. Вообще два последних случая ни в какие ворота не лезут – или бандиты совсем с катушек съехали, или... сводят личные счеты.
   – Можно подробнее? – попросил Всеслав.
   – Тебя кто-то нанял в связи с этими убийствами? Сочувствую. Знаешь, когда преступники предсказуемы, их рано или поздно вычисляют. Эти же зачастую действуют без всякого смысла, словно бросают вызов. Кому? Непонятно. Например, до сих пор они нападали на мелкие торговые точки или проникали в квартиры с целью поживиться и застращать обывателя, это у них получалось. И вдруг... погибает одинокая женщина, которая работала киоскершей в метро: Хромова. Где мотив? Квартиру даже не обыскали, так... слегка порылись в шкафу, в ящиках, ничего ценного не нашли, скорее всего. Там и искать-то не стоило! И теперь вот Грушина – та же история: вошли, убили, лицо порезали, устроили беспорядок в комнате... и скрылись. Ради чего?
   Смирнов промолчал о том, что уже успел побывать на месте происшествия и поговорить с очевидцами.
   – Хромова тоже приезжая? – уточнил он.
   – Нет, москвичка. Родни никакой, правда, как и у Грушиной. Та вовсе детдомовская оказалась, жила вдвоем с подругой. А Хромова была замужем, но с мужем давно разошлась, он куда-то уехал... тело опознавали соседи.
   – Дай мне адрес этой Хромовой, – попросил сыщик. – Поговорю с жильцами, может, кто-то что-то видел, слышал. Оперативники, без сомнения, всех опрашивали... но люди не любят откровенничать с милицией. Надеюсь, мне удастся узнать больше.
   – Рискни, – согласился майор. – Только адреса Хромовой я не помню... где-то в Кунцеве, кажется. Позвони завтра утром, подниму бумаги, там записано. Если будут интересные факты, сообщи.
   – Непременно. Всеми данными, которые не нарушат тайны клиента, поделюсь.
   Они еще немного поболтали об общих знакомых, бывших сослуживцах, о жизни. Майор посмотрел на часы, заторопился.
   – Ох ты, засиделся! Пора бежать. Держи меня в курсе, – прощаясь, сказал он.
   За воспоминаниями Смирнов пожарил картошку, открыл банку рыбных консервов, заварил чай. Ева наблюдала за ним, стоя в дверном проеме.
   – Ничего себе! – воскликнула она, усаживаясь за стол. – Кто это ужинает после десяти вечера?
   – Мы с тобой. – Он положил ей полную тарелку картошки. – Придется есть без хлеба.
   – Это упрек?
   Отношения с Евой развили у Смирнова невероятную изворотливость.
   – Что ты, дорогая! – улыбнулся он. – Я просто отметил, что наша трапеза не так повредит фигуре, как могла бы. Кстати, твой визит по поводу аренды помещения на Щелковской увенчался успехом?
   Она удрученно покачала головой.
   – Зря старалась. Две небольшие комнаты, где происходил мнимый набор на работу в тепличное хозяйство, действительно принадлежат ЖЭКу. Там мне объяснили, что помещение сняла на два месяца очень деловая, энергичная дама, которая раз-два в неделю вела прием желающих устроиться в теплицы Зеленой Рощи. Назвалась она то ли Рассадиной, то ли Засадиной... они точно не помнят. Документов у нее не спрашивали, официального договора не составляли, потому что изначально деньги за аренду собирались присвоить себе. Дама заплатила наличными, всю сумму сразу, поэтому претензий к ней не было. А когда срок аренды истек, она освободила помещение, только вывеску снять забыла. Но это дело поправимое – они сами снимут. Вспомнит представительница хозяйства о вывеске, заберет. Тем более она намеревалась весной опять снять у ЖЭКа ту же площадь.
   – И это все?
   Ева развела руками.
   – Все! В Зеленой Роще твердят, что ничего подобного не затевали, а тут, наоборот, подтверждают факт набора кадров. Странно. Кто лжет? А главное, с какой целью? Зачем в хозяйстве отрицают очевидное? Если же они говорят правду, то непонятно поведение сотрудников ЖЭКа. Им-то какой смысл выдумывать? Ты не представляешь, каких ухищрений мне стоило выудить у них про эту аренду! Не могу взять в толк, что кроется за Зеленой Рощей? Обычные теплицы, сады и овощные поля.
   – Что ты предлагаешь?
   – Нужно еще раз побеседовать с Вероникой, – решительно произнесла Ева. – Они же с подругой сначала ездили вместе в офис хозяйства. О чем шла речь на этой встрече?
   – Состоялось предварительное знакомство, как заведено, – визуальный контакт, краткое обсуждение условий работы, перечень имеющихся вакансий... рутина. Ничего другого, уверяю тебя, – поднял на нее глаза сыщик.
   – Я хочу расспросить Веронику!
   – Невозможно.
   Ева отложила вилку и уставилась на Смирнова.
   – То есть... как? Почему?
   – Вероника мертва. Ее убили сегодня, между девятью и началом одиннадцатого утра. Похоже, орудовала «Алая маска». Их почерк.
   Ева побледнела, отодвинула от себя тарелку.
   – Откуда ты знаешь?
   – Стас позвонил, он в панике. Говорит, следующим убьют его.
   – Ты ездил туда, в общежитие?
   – Конечно. После того как оперативники закончили свою работу и увезли труп, – сыщик понизил голос. – Меня поразили две вещи: во-первых, Вероника сама открыла дверь убийцам... при том, что она была ужасно напугана и запиралась изнутри.
   – А во-вторых?
   – Преступников никто не видел. Ни дежурный, ни жильцы, которые были дома.
   – Может, просто не обратили внимания?
   Всеслав пожал плечами.
   – Дежурный признался, что у него случилось расстройство пищеварения и он часто отлучался в туалет. А жильцы, которые не на работе, занимались своими делами, в окна не заглядывали, в вестибюль не выходили. Но одной женщине показалось, будто по коридору шла... Марина Комлева.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация