А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мужской закон" (страница 1)

   Игорь Срибный
   Мужской закон

   В завертях метели и в пекучий зной,
   В пору листопада, солнечной весной
   Тропами лесными уходили в бой,
   Чтобы не вернуться нам с войны домой.
   Уходили, зная, кто-то не придет.
   Там, за перевалом, смертушка нас ждет...
   Матушка заплачет, в поле побредет,
   И отец украдкой влагу с глаз смахнет...
Игорь Срибный
   В 6–00 дневальный разбудил разведчиков, хотя до общего подъема оставался еще час. Седой построил «каскадеров» и объявил задачу:
   – Так, орлы! Завтра на выход идут следующие товарищи:
   прапорщик Паршиков (позывной Дрюня) – заместитель командира группы;
   старшина Бачевский (позывной Кум) – разведчик-пулеметчик и старший тройки;
   старшина Дубенко (позывной Джоник) – разведчик и старший тройки;
   старшина Бабченко (позывной Батон) – разведчик-радист;
   рядовой Кефаев (позывной Кефир) – разведчик и старший тройки;
   старший сержант Трофименко (позывной Качок) – снайпер-разведчик;
   рядовой Делиев (позывной Сарделька) – разведчик;
   рядовой Могильченко (позывной Могила) – разведчик;
   старший сержант Михеев (позывной Экстрим) – сапер-разведчик;
   старший сержант Савченко (позывной Крот) – сапер-разведчик.
   Кроме того, с нами пойдет авианаводчик, назначенный группировкой. Он прилетит с нашими «вертушками» завтра. Эту фигуру нам приказано беречь как зеницу ока, поэтому за ним будет присматривать Сары. Вылет в 4–00 с нашей площадки. Времени у нас достаточно, так что всем готовиться не спеша, но тщательно. Уходим по расчетам на световой день, но, как это иногда случается, можем и подзадержаться. Поэтому сухпай, запас воды берем на двое суток. Боеприпасы – по полной программе: десять магазинов, подствольники, десять ВОГов[1], две «эфки», две «эргедешки», десять пачек патронов, 400 граммов тротила и ЗТП[2], глушители к автоматам, ПНВ, веревки и все остальное.
   Седой внимательно оглядел строй. Он понимал, что берет на задание тех людей, которые только вчера пришли с выхода, но они были самыми подготовленными, самыми опытными, а выход на бандитскую базу был заданием далеко не ординарным...
   – Кефир, Могила, альпинистское снаряжение по полной – работать будем в горах. Прапорщик Стручков, сухпай, плащ-палатки, спальники, снайперские коврики, аккумуляторы и фонари – у всех проверить наличие и пригодность и доложить. Батон, все рации на подзарядку, получить в группе связи новые, заряженные аккумуляторы к Р-163. Капитан Устюжанин, за вами инженерно-саперное оборудование и боеприпасы. У Экстрима есть привычка «забывать» затариться минами на выход; чтоб этого больше не было! Все проверить, собрать саперам укладки и доложить! Построение на контрольную проверку в 20–00. В 21-00 всем идущим на выход – отбой. Подъем для группы – в 3–00. Стручков, в 3–40 для нас должен быть готов завтрак.
   – Группа, на месте, остальные – разойдись! – продолжил Седой. – Задача группы: выйти в квадрат, занять позиции и вести наблюдение за базой НВФ в течение светового дня. Конечная задача: определить возможности штурмовых действий с разных направлений, возможность применения авиации или артиллерии, пути подхода к базе. Действуем скрытно, оружие применяем только в случае обнаружения группы и только с глушителями. Боя избегать всеми доступными способами. Район полностью контролируется боевиками, и в случае обнаружения группы противником нам просто не дадут уйти. Всем понятно?
   Разведчики, привыкшие хранить тишину, только молча кивнули головами в ответ вместо уставного «так точно!».
   – Тогда – всем готовиться! Разойдись!
   Распустив разведчиков, командир пошел к доктору получать промедол.
   – Седой! – обрадованно воскликнул капитан Курасов, едва завидев разведчика на пороге лазарета. – Редкий гость! Ты ко мне только за промедолом и заходишь! Нет чтоб посидеть, по рюмке чаю опрокинуть...
   – Некогда, Игорь! – ответил, улыбаясь, Седой. – Мы же или на выходе, или отсыпаемся после выхода... Я бы с дорогой душой!
   – Ладно тебе, с дорогой душой... – пробурчал Курасов. – Вот если не зайдешь по-братски после этого выхода, обижусь! Да ты присаживайся, чего стоишь в дверях?
   – Зайду, – сказал Седой, плюхнувшись на табурет. – Обещаю!
   – Славно, брат! А теперь скажи мне, что ты там сделал в Ханкале с моим начальством, что оно приказало мне выдавать тебе промедол по списку идущих на выход разведчиков? До сих пор не могу понять. Раньше ведь было указание – четыре шприц-тюбика на разведгруппу, и к бабке не ходи!
   – А-а, это давно было, – ответил Седой. – Зимой еще. Я в госпитале лежал, бездельем маялся. И решил докладную написать, спросить твое начальство, кто будет отвечать, если разведчики в тылу врага, получив ранение, будут умирать от болевого шока. А анальгином я их вывести из этого состояния не смогу... И отдал ее командующему, когда он пришел мне орден вручать. Реакция была мгновенная. Уже вечером примчался начмед и начал мне рассказывать сказки, что это самодеятельность медиков на местах и тэдэ. Ну, я ему и ответил по-своему. Он, конечно, обиделся и тут же выдал военную тайну, сказав мне, что на это было указание начальника штаба группировки... Вот с того времени и изменилось это крайне дурацкое положение!
   – Да-а, – протянул медик. – А я сколько ни писал, как об стенку горох... На спецоперацию выходит порядка пятидесяти человек, а я им выдаю промедол из расчета четыре ампулы на десять человек... И сам имею право в таких случаях иметь при себе пять ампул. Да еще и сдавать потом использованные шприц-тюбики, как документ строжайшей отчетности. Это я должен под пулями помнить, что обязан представить шприц для отчета, а не как спасти раненого, да и себя тоже!
   – Что поделаешь? – сказал Седой. – Борьба с наркоманией в войсках, участвующих в боевых действиях... Только вот на что я обратил внимание: у погибших в бою «духов» мы, как правило, находили промедол у каждого. А у амиров, так и по целой упаковке. Да что там промедол! Находили и морфин упаковками… У них-то откуда? Не с наших ли аптечных складов?
   – А с каких еще? – уныло сморщив нос, сказал Курасов. – Других складов здесь нет... Ты вот куда деваешь наркотики, обнаруженные в ходе боевых действий?
   – Сдаю по рапорту после операции, куда ж еще? А-а, ты намекаешь на возникающую при этом «неучтенку»? Стоит задуматься... Ладно, брат, выдавай мне медикаменты, – сказал Седой, поднимаясь с табурета. – Пойду готовиться. А по поводу «наркоты» я в следующий раз подумаю, сдать ее или уничтожить на месте...
   – А я уж все приготовил! – радостно возвестил капитан Курасов. – Мне еще вчера приказ сбросили!
   – Вот тебе и весь режим секретности... – Седой выругался. – Мои разведчики еще сегодня ничего не знали о предстоящем задании, а ты еще вчера получил приказ... Твою ж, секретности, мать...
* * *
   С ночи зарядил мелкий, занудливый дождь, который в горах мог лить с неба неделями.
   Но разведчикам ненастье всегда было на руку: притупляло бдительность противника. Однако сейчас, ежась под накидками на взлетке, они про себя ругали непогоду.
   «Вертушки», как всегда, запаздывали, и небо на востоке уже начало сереть. И только в 4–24 в небе послышался знакомый рокот...
   Быстро погрузились, и «вертушки» взяли курс на юг. Кроме них, в металлической утробе вертолета оказался и обещанный авианаводчик. Что-то в его фигуре показалось Седому знакомым, но в темноте он не мог разглядеть человека, с которым предстояло выполнять задание.
   Через полчаса вертолет, не снижая обороты двигателя, завис над камнями, и разведчики выпрыгнули в серые утренние сумерки, сразу растекаясь по периметру и занимая места для обороны. Как только крайний из них покинул борт, вертушка тут же ушла вверх и растворилась в небе. «Крокодилы» боевого прикрытия сделали круг над местом высадки и тоже ушли.
   – Ну, здорово, командир! – услышал Седой приглушенный голос за спиной и обернулся. Рядом с ним стоял, показывая в молодой, добродушной улыбке все свои тридцать два зуба, летчик майор Мухин.
   – Вот это сюрприз! Виталик! – Седой обнял Мухина, хлопая по плечам. Он не скрывал своей радости. – Тебя-то каким ветром занесло в группу?
   – Сам напросился, – ответил Мухин. – Как вчера кликнули на вечерней поверке в полку добровольца лететь с разведгруппой авианаводчиком, так я сразу и понял, что это шанс встретиться с вами, черти полосатые! И быстренько сделал шаг вперед. И зря торопился, как оказалось. Все равно, кроме меня, никто из строя не вышел...
   – Ну, красава, братишка! Я рад тебя видеть! Тем более что ты профессионал, какого поискать...
   – Да ладно тебе, Егор, захвалишь…
   – Тебя захвалишь... – улыбнулся Седой. – Иди, здоровайся с пацанами, сейчас двинемся.
   Осмотревшись в скалах и отправив вперед головной дозор, в который ушли Кефир и Могила, группа исчезла в каменных джунглях...
   Горный массив был сложен из крупных базальтовых глыб, кое-где поросших чахлой растительностью, и простирался километров на двадцать с запада на восток. С юга на север разведчикам предстояло идти по каменным разломам.
   Неприятности начались очень скоро.
   Кефир вышел на связь через полчаса пути и доложил, что они обнаружили набитую дорогу в скалах. А еще через десять минут – пещеру, явно приспособленную под жилье. Седой остановил движение группы и ушел к ним.
   Кефир и Могила лежали за широким каменным гребнем, наблюдая за пещерой. Седой лег рядом и вынул из футляра бинокль.
   Накатанная дорога, ни малейшего признака которой не было на карте, вела к небольшой площадке, оканчивавшейся высоким утесом, вертикально уходящим вверх метров на сто. В подножии горы зияло прямоугольное отверстие явно искусственного происхождения, завешенное масксетью.
   – Вот это номер! – сказал шепотом Седой. – Абдулла мне ничего не сказал ни о дороге, ни о пещере...
   – Какой Абдулла? – удивленно спросил Кефир.
   – Чеченец-водитель, которого взяли около базы. Это же он рассказал об этой базе.
   – Так он мог и не знать о пещере, – Кефир кивнул головой в сторону дороги.
   – Мог и не знать... – тихо сказал Седой, не отводя глаз от темного зева пещеры. – А мог и знать. Думай теперь, рассказал он «духам» о своем пленении или не рассказал. Если рассказал, то нашего визита могут и ожидать... И, соответственно, приготовиться к нему.
   – Так ведь никаких движений не было, пока мы наблюдали. Если б ждали, мы бы уже кого-то или что-то подозрительное увидели. Тем более, «вертушку» бы отсюда «духи» наверняка услышали. Может, там и нет никого? – высказал предположение Кефир.
   – А вот это нам придется проверять, хочешь – не хочешь. Готовьте «глушаки» и пошли!
   Разведчики быстро навинтили ПБСы на стволы автоматов и, прикрывая друг друга, спустились к дороге. Дойдя до пещеры, Седой знаками показал разведчикам встать с обеих сторон входа, а сам осторожно откинул край сети. То, что он увидел, едва не повергло его в шок: носом к нему стоял, сверкая свежей краской, новенький БТР-90! Такую машину он видел в единственном экземпляре на испытательном полигоне в Подмосковье год назад. Но он точно знал, что ни одного «девяностого» БТРа в федеральных войсках на территории Чечни не было…
   Вне себя от накатившей ярости, он обошел БТР и увидел двух «духов», спящих на ящиках с боеприпасами, укрывшись плащ-палатками. Седой забрал их оружие и вышел из пещеры.
   – Там два «духа» кемарят, – тихо сказал Седой разведчикам, осторожно прислонив автоматы к скале. – Разбудите их. Одного оставьте в пещере, второго сюда! Дрюня, на связь! – вызвал он Паршакова по рации. – Давай ко мне Батона с видеокамерой. Бегом! И вы подтягивайтесь. Осторожно. Перед вами будет дорога, выставь там пост. Перекрой дорогу!
   – Понял, командир! – ответил Дрюня. – Отправляю Батона, и выходим.
   Из пещеры вышел Кефир, ведя под стволом автомата заспанного «духа». Тот ошалело хлопал глазами, вращал головой – не мог понять, откуда здесь могли взяться русские.
   – Салам тебе аллейкум! – сказал Седой, пристально глядя в глаза «духа». – Тебя как зовут?
   – Ибрагим, – ответил «дух», зябко ежась под дождем.
   – Откуда ты, Ибрагим?
   – Из Гудермеса. Радылся там, – ответил чеченец. – А жил в Замай-Юрте потом.
   – Здесь что делаешь?
   – БТР охранаю, – ответил «дух». Он все еще не мог прийти в себя.
   – Чей он? – спросил Седой.
   – Амира Хаттаба, – ответил чеченец. – Его пригнала.
   – Давно?
   – Мэсяц ишо. Назад мэсяц. Пят дэн одни охранают, пят дэн другая. С база внизу машин возыт.
   – Когда вас сменить должны?
   – Нас толка вычера привезли. Ишо четыре дэн.
   – А откуда пригнали БТР, знаешь?
   – Откуда знаю? Нэ-ет, – протянул чеченец. – Кто мине такой скажит?
   Запыхавшись, придерживая рукой чехол с видеокамерой, подбежал Батон.
   – Саня, там внутри пещеры БТР-90. – Глаза Батона округлились. Он только слышал о новой машине. – Сними его со всех сторон. Крупным планом сними бортовой номер и все данные завода-изготовителя. Все, что найдешь. Внутри может быть какая-то документация, ее изыми!
   – Э-э, нутра ны лез! – сказал вдруг чеченец. – Нутра арабы всо миныривала. Нам сказал, ны лез – взорваться будет!
   – Ладно, Саня, снимай пока снаружи. Саперы подойдут, разберутся! Кефир! Этого уводи, давай второго! – Седой был зол и не старался это скрыть.
   Один вопрос мучил его, не давая успокоиться: как мог БТР, которого еще в глаза не видели в войсках, оказаться у боевиков?
* * *
   Второй соня-постовой подтвердил практически все, что сказал первый. Да и не могли они знать больше, являясь простыми солдатами этой никому не нужной войны... Седой приказал Кефиру отвести его в пещеру и охранять обоих.
   Вышел Батон и доложил, что снял БТР со всех сторон. В это время подтянулись остальные разведчики.
   – Андрей, время терять нельзя – выходите на базу и начинайте работать, – сказал Седой прапорщику Паршакову. – Посмотри там по обстановке, где разместить наблюдателей, чтоб собрать максимум данных о базе и ее обитателях. Мне оставь Сардельку. Кефира и Могилу забирай с собой. А я буду решать, что делать с этой «железякой»...
   – А что там? – прапорщик кивнул подбородком на пещеру.
   – Ты не поверишь... Пойди сам посмотри.
   – Ну, ни хрена себе! – не удержался от восклицания Паршаков, увидев БТР. – Откуда это?
   – Тебе сказать? Или сам догадаешься? – Седой снова озлился. – Есть ли предел человеческой жадности и склонности к предательству, или это непобедимо?! Иди, Андрей, каждая минута на счету! С дороги пост не снимай: вдруг гости пожалуют. Батон, давай связь! – Седой устало присел на камень. – Будем «веселить» командиров... Да, «Историк»[3] включи!
   Радист вышел на группу связи и вызвал начальника разведки.
   – Влад, мы обнаружили пещеру, в которой стоит новенький БТР-90. Записывай заводские номера...
   – Ты в своем уме, Седой? – Начальник разведки не стал выбирать выражения. – Этого не может быть!
   – Влад, записывай номера, пробивайте по заводу и спускайте мне команду, что делать с машиной. Угнать ее отсюда через базу «духов» и минное поле я не смогу. А в своем я уме или нет, ты решишь, когда просмотришь видеозапись.
   – Командующий меня убьет за такую новость... Ладно, давай номера.
   – Не убьет. Записывай... – Седой продиктовал номера. – Только решайте быстрей! Мне нужно задачу выполнять, а не охранять здесь плоды чьего-то предательства и непомерной жадности!
   – Я сейчас же направлю запросы по ШТ[4], – сказал Влад. – Но на проверки все равно уйдет не менее суток. Это же нужно будет по заводу проверять.
   – Проверяйте! Лишь бы не более суток. Нам здесь и укрыться толком негде – голимые камни. А взорвать «железку» у нас тротила не хватит.
   – Подожди взрывать! – Влад забеспокоился, зная крутой характер Седого. – Доложу командующему, пусть он решает.
   – Только не тяните, Влад! Если кто-то из местных амиров решит посты проверить у БТРа, нам придется воевать, понимаешь?
   – Да понимаю я, понимаю! Все! СК![5]
   – Командир, – Батон повесил ларигофон на шею и отключил рацию. – Взорвать, если что, есть чем. Я когда снимал, видел в пещере два ящика тротила. «Духи» на них и спали...
   – Ну-ка, тащите их сюда! – обрадовался Седой. Для себя он уже принял решение: даже если что-то затянется с принятием решения в командных кругах, он взорвет БТР...
   Разведчики вынесли на свет ящики, и Седой вскрыл один из них.
   – Нормально! – сказал он. – Стандартная укладка: 30 шашек по 400 граммов и 65 по 200... Итого: 25 килограммов тротила.
   – Это что, придется БТР по периметру обкладывать? – спросил Сарделька.
   – Зачем? – Седой легко оторвал дощечку на верхней крышке ящика. – Вот отверстие для запала – вставляй ЗТП и взрывай весь ящик. Если заложить его внутрь машины да обложить сверху снарядами для пушки, разнесет все!
   – Ух ты! – как-то совсем по-детски восхитился Сары. И эта его детская непосредственность рассеяла злость Седого.
   – Только вот саперы у нас задействованы на наблюдении. А «духи» заминировали БТР изнутри. Во всяком случае, так они охранникам сказали. Так что нужно сначала попасть внутрь...
   После девяти часов дождик кончился, и из-за убегающих под порывами легкого ветерка туч выглянуло солнце, постепенно раскаляя мокрые камни. Испарения от камней сделали атмосферу около пещеры удушливой, и Седой отошел к дороге. Но там солнце пекло просто немилосердно, а укрыться от его палящих лучей было негде, и он вернулся в пещеру.
   В 10–00 Батон включил рацию, так как по графику сеансы связи должны были осуществляться через каждые два часа. И сразу же протянул ларингофон Седому.
   На связи был командующий. Седой подробно доложил о находке и о действиях группы.
   – Егор, ты уверен, что это «девяностый»? – Командующего, как и начальника разведки, терзали сомнения.
   – Товарищ генерал, мне нет доверия?
   – Да есть, Егор! Ну, что ты, елки-палки?.. Но ты представь, насколько это серьезный вопрос! Как я доложу начальнику Генштаба о том, что у «духов» в горах стоит БТР-90? Кто мне поверит?
   – Пришлите «вертушку», я передам вам видеозапись. Но тогда придется свернуть операцию по базе...
   – Ну... Ты по каким признакам определил, что это «девяностый»?
   – Товарищ генерал... Я понимаю, что в это трудно поверить... Но характерная башня, 30-миллиметровая автоматическая пушка, АГС[6] на броне, ПТРК[7] «Конкурс»... Боеукладка для пушки на 500 снарядов, четыре ракеты для «Конкурса»... Ну какие еще признаки нужны?
   Рация долго молчала, потрескивая в наушниках атмосферными разрядами.
   – Что ж... – наконец, сказал командующий. – Все верно... Ладно, делать нечего. Буду докладывать наверх. Да, еще скажи: у тебя есть возможность уйти на БТРе?
   – Нет! – твердо ответил Седой. – Для этого мне придется прорываться через базу, затем через минное поле и далее следовать по контролируемой боевиками территории. Даже если мне будет обеспечена огневая поддержка с воздуха, без потерь не обойдется.
   – Так! А взорвать? Есть чем взорвать?
   – Так точно! Мы нашли в пещере два ящика тротила. Разнесем и БТР и пещеру.
   – Ладно! ШТ в Арзамас ушла, фээсбэшники уже занимаются проверкой по заводу. Будем ждать результат. Когда у тебя следующая связь?
   – Через два часа, – ответил Седой.
   – Будем давить через начальника Генштаба. Думаю, получим результат уже сегодня. СК!
   – Хотелось бы верить, – пробурчал Седой. – СК!
* * *
   Жизнь на базе началась около семи часов утра. Откуда-то из-под горы вышли с десяток вооруженных людей и неспешно направились по едва заметной с высоты тропинке к реке.
   Прапорщик Паршаков приник к линзам бинокля, стараясь рассмотреть, каким образом они пройдут через минное поле. «Духи» прошли краем поля и исчезли из поля зрения. Сделав запись в журнале наблюдения, Дрюня продолжил осмотр.
   В течение часа никаких движений он не зафиксировал, однако около восьми часов через реку согнутый годами старик погнал небольшую отару овец. Паршаков напрягся. Но старик спокойно прошел через минное поле, подгоняя посохом отару.
   – Как это? – прапорщик повернул голову к лежащему рядом в камнях Экстриму. – Там же мины?!
   – Ну и что? – спокойно ответил Мишка, гоняя в зубах сухую былинку. – Минное поле может управляться по проводам. «Духи» спят – «рубильник» включен, мины активированы. «Духи» вышли на разбой – «рубильник» вырублен. Мины в безопасном режиме. У нас база тоже таким образом «огорожена».
   – Так... – Паршаков сделал запись. – Значит, если атаковать базу через реку, в течение светового дня минное поле можно пройти...
   – Не так все просто, – сапер внимательно посмотрел на прапорщика. – Если рубильник выведен на наружный пост «духов», они в случае штурмовых действий успеют активировать минное поле. И нам придется идти через него...
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация