А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть как подарок" (страница 2)

   – Кто-то к вам влез, чтобы покурить и в туалет сходить? – глумился мужской голос в телефонной трубке. – Ничего не пропало? Нет? Ну, так вот когда пропадет, тогда и звоните.
   Марго пыталась рассказать о фотографии, дохлой крысе и кровавой надписи на стене, которую даже не удалось толком закрасить, однако милиционер не стал слушать, посоветовал меньше читать детективов и смотреть сериалов про маньяков.
   – Но меня же могут убить! – в отчаянии закричала Марго, но в ответ услышала стандартную и, видимо, по мнению милиционера, страшно смешную шутку:
   – Вот когда убьют, тогда и придете, – и гудки в трубке.
   Марго бессильно опустилась на пол и закрыла голову руками. Этот человек был в ее квартире, трогал своими руками то, к чему прикасается она! И нет гарантий, что он не войдет в квартиру снова – но уже в тот момент, когда она будет дома.
   Телефонный звонок раздался неожиданно и ударил по и без того напряженным нервам, как кинжалом. Марго вздрогнула и глянула на дисплей – это был Алекс.
   – Ты звонила, Марго? Зачем? – как всегда, без приветствий, без разговоров о жизни – сразу к делу.
   – Да.
   – Открой мне дверь, у тебя почему-то не работает звонок и домофон. В подъезд я попал, но стою у квартиры.
   Марго с трудом встала, подошла к двери и глянула в глазок – так и есть, стоит весь в черном, как обычно, и в неизменном черно-белом кашне. Пижон заморский…
   Она открыла, но Алекс вошел не сразу. Прежде он долго изучал полузакрашенную надпись на стене, бросив через порог явно тяжелую серую спортивную сумку.
   – Что это у тебя? Любовные послания? – хмыкнул он, потрогав стену.
   – Типа того, – пробормотала Марго.
   – Прекрасно, значит, я вовремя, как обычно.
   Он привычно скинул ботинки и прошел в комнату, уселся по-хозяйски в кресло, положил щиколотку одной ноги на колено другой и кивнул Марго, указывая в сторону дивана:
   – Присаживайся.
   Марго не тронулась с места, так и осталась стоять, прислонившись к дверному косяку.
   – Марго, у меня нет времени на уговоры и реверансы, – чуть раздраженно пробормотал Алекс. – Выкладывай, что у тебя.
   – Если приехал – то наверняка сам все знаешь.
   Она все-таки села на диван, подобрав ноги под себя. «Господи, он не меняется. Совсем такой, каким был год назад… Да, тогда как раз он и увидел Мэри… Все такой же красивый, молодой – даже не угадаешь, сколько ему лет».
   – Значит, не хочешь говорить? Ладно, я тогда сам скажу.
   Алекс поднялся и прошелся по комнате, а затем без перехода заорал:
   – О чем ты думаешь вообще? За тобой ходит полковник спецназа ГРУ! Хоть и в отставке! А этих спецов «бывших» и «в отставке» в принципе не бывает! Мозг на пенсию не уходит! – И Марго совсем растерялась от этой информации.
   Разъяренный же Призрак (как они с Мэри звали Алекса между собой) забегал по комнате, он выглядел так, словно вот-вот начнет рвать волосы. «Не исключено, что это будут волосы с моей головы, – подумала Марго, сжавшись на диване. – Ишь, как нервничает…» Эти мысли, однако, быстро улетучились – Алекс решительно схватил ее за плечи и затряс, как шкодливый пацан соседскую яблоню:
   – Ты откуда его выкопала, дура?! Почему ты вечно влипаешь в какие-то истории, Марго?!
   – Я нигде его не выкапывала… и не просила тебя вмешиваться, – вяло сопротивлялась она, прекрасно зная, что именно сейчас услышит в ответ. И не ошиблась.
   – Да?! Вот спасибо! А то я без твоей просьбы-то и не знал, как мне быть! Если хочешь знать, я этого господина почти месяц разрабатывал, а информации никакой добыть не мог, пока не сообразил контакты в органах поискать. Что ему надо от тебя? Ты, надеюсь, понимаешь, с таким типом шуточки не пройдут, а?
   – Да не нагнетай ты, – попробовала изобразить беспечность Марго, чем только добавила Алексу злой энергии:
   – Нет, ты определенно дура, Марго! «Не нагнетай»! Да ты хоть знаешь, чем он вообще занимался до того, как начать земельку вокруг яблонь в садике окучивать? Так я тебе скажу – он людей ликвидировал по «спецзаказу». Это тебе не моя контора – это государство, понимаешь? Го-су-да-рство! И оно своих исполнителей защищает до последнего!
   Алекс, устав метаться по комнате, присел в кресло у компьютерного стола, за которым обычно работал Рома. По сложившейся традиции, едва на пороге возникал Алекс, Рома безропотно собирал пожитки и отбывал к родителям в Подмосковье – ему так было спокойнее. Но сегодня муж был еще на работе, и Марго ожидала, что, возвратившись, он непременно устроит ей скандал шепотом в запертой ванной при включенной воде – чтобы не услышал Алекс и – не дай бог – не провел с ним воспитательную беседу.
   – Что на дверь оглядываешься? Этот твой прийти должен?
   Привычка Призрака не называть Рому по имени, как и его звериная интуиция, раздражала Марго, но она сочла за благо сейчас промолчать.
   – Марго, скажи – когда все это прекратится, а? Новый год на носу, я бы хотел его отметить за пределами этого гостеприимного города – где-нибудь на горнолыжном курорте, например. Но вынужден опять торчать в Москве и копаться в каком-то дерьме.
   – Я не понимаю, о чем ты. Я с ним двух слов не сказала за все время! Алекс, я не виновата, что некоторые люди считают своим все, на что положили глаз, – ты ведь тоже искренне так думаешь. Ты ведь считаешь меня чем-то вроде своей вещи.
   – Ну да – вроде старого чемодана, знаешь, такие, с уголками, обитыми железом? – фыркнул Призрак, даже не потрудившись посмотреть, какой эффект произвели его слова. – Вроде как он и не нужен уже, но его все равно держат на антресолях на всякий случай. И каждый раз при уборке он вываливается и больно бьет этими самыми уголками по пальцам, по ногам – куда угодит, в общем. Так и ты. Вроде уже и нет ничего, а бросить тебя я не могу.
   – И я тебя тоже бью по пальцам?
   – Хуже, Марго. По голове, – усмехнулся он и достал сигареты. – Но моя голова еще не то видала, так что я не переживаю пока.
   Марго уже давно не обижалась на него за подобные аллегории и высказывания. В конце концов, его никто не просил вмешиваться, напротив – она мечтала о том дне, когда сможет спокойно выходить из лифта и не заглядывать с опаской за мусоропровод, из-за которого, по определению ехидной Мэри, то и дело выглядывают крылья «ангела-хранителя». Алекс, однако, не желал успокаиваться и забывать Марго, с которой не жил вместе уже много лет. Он по-прежнему считал себя обязанным помогать ей. И, поскольку материальную помощь она отвергала, он нашел нехитрый выход – стал оберегать ее от неприятностей, которые она довольно талантливо и регулярно организовывала себе. Да еще какое-то время назад появилась эта ее Мэри. Странная рыжая танцовщица была словно второй половиной Марго, только в какой-то злой ипостаси. В ней не ощущалось ни капли мягкости Марго, ни грамма ее покорности и всепрощения. Мэри была упрямая, несгибаемая, какая-то слишком острая – как перец чили. И совершенно прямолинейная, без реверансов и намеков. Именно это всегда цепляло Алекса – то, что женщина не падает к его ногам, как другие, а сопротивляется, делает, что хочет сама, и ни о чем не просит. А в случае чего еще и в горло зубами вцепится. Или в руку, которая только что ее ласкала. Это злило и притягивало одновременно. Ему очень хотелось увидеть ее вживую, а не читать постоянно эти буковки на мониторе, не пытаться разгадать скрытый смысл присылаемых ею смайликов. Он даже специально для этого мотался в Сибирь, почти неделю жил в ее городе, незаметно отслеживая ее перемещения и уклад жизни. Конечно, он мог делать это и открыто, не опасаясь быть опознанным – Мэри не знала, как он выглядит, они никогда не встречались и только однажды разговаривали по телефону. Но работа приучила Алекса быть осторожным. Кроме того, за Мэри всерьез и очень назойливо ухаживал местный армянский «царек» и известный карточный шулер Костя Кавалерьянц, о котором слышал даже Алекс, и вступать в открытую конфронтацию как-то не хотелось. Да пока и нужды особой не было.
   Он покривил душой, говоря о горнолыжном курорте и о том, что собирался встречать Новый год там. Было не до праздников. Сейчас Алекс снова бросил все свои дела в Швейцарии и прилетел в Москву, потому что один из наблюдателей сообщил ему, что за Марго увивается какой-то странный тип лет сорока пяти с военной выправкой и что Марго старается пореже выходить из дома, а телефон ее прослушивается. Призрак бросился на помощь, и вовремя. «Код красный» – так на языке телохранителей называется состояние повышенной опасности. Так вот этот Виталий Сергеевич и был «код красный», судя по тому, где и кем работал раньше. Это сейчас он являлся скромным начальником службы безопасности одного из московских вузов, воспитывал двух дочерей в режиме строжайшей армейской муштры да поливал небольшой садик с яблоньками и грушами. А прежде… Как удалось выяснить окольными путями Призраку, с таким зубром сладить даже ему, крепкому профессионалу, было бы непросто. Даже на балконе в ящике для картошки у него хранился «АК-47», видимо, благоприобретенный где-то в районе боевых действий. Это Алекс выяснил, наблюдая в бинокль за квартирой фигуранта. Как-то ранним утром, когда люди еще спят и видят самые сладкие сны, Виталий Сергеевич вышел на балкон и долго копошился в этом самом ящике, а затем бережно извлек оттуда «калашников», который Алекс уж точно не перепутал бы с насадкой для пылесоса. Почистив и смазав оружие, Виталий Сергеевич снова упаковал его в полиэтилен и убрал туда, откуда взял, а Призрак сделал себе отметочку для памяти – вооружен, и «калаш» – явно не единственное оружие. Еще несколько дней наблюдений привели Алекса сперва в легкое недоумение, потом в ужас, сменившийся отвращением и острейшей неприязнью. Благопристойный папенька ввел в доме палочную систему – совсем как на Руси при крепостном праве. Каждую субботу он собственноручно сек дочерей и жену за все провинности, накопившиеся за неделю. Хладнокровный Алекс, которому не раз приходилось убивать людей, никак не мог представить, что можно собственной рукой нещадно молотить шести– и девятилетнюю девочек только за то, что они опоздали из школы на десять минут. Жене доставалось за всё: плохо вымытый пол, не вовремя поданный завтрак, отсутствие хлеба в хлебнице. Словом, был Виталий Сергеевич истинным самодуром-садистом, и нечего ему околачиваться около Марго – это Алекс решил сразу и бесповоротно. Собственно, как раз для этого он и прихватил с собой тяжелую спортивную сумку, в которой чего только не было – при его-то профессии.
   Однако подобраться к объекту вплотную Призрак не смог, с удивлением отметив, что мужчина никогда не ходит без сопровождающего – спортивного вида парня, исподволь осматривающегося по сторонам. Таким образом, любой нежелательный контакт исключался, как исключалась и возможность подобраться к машине – хорошей бронированной «бэшке» третьей модели. Алекс был зол, но выхода пока не видел.
   – Я у тебя поживу пару дней, – заключил он, вставая и направляясь в кухню.
   Марго обреченно поплелась следом:
   – А ты не хочешь спросить, как мой муж к этому отнесется?
   – Нет. Его мнение мне вообще неважно.
   – Алекс, это хамство.
   – Допускаю, – кивнул он, садясь в угол у стола и закуривая. – Но у меня нет выбора – я должен быть рядом с тобой.
   – А Рома? Новый год все-таки, я не могу выставить его из дома в праздник.
   – А твой… ха-ха-ха… муж может делать все, что захочет – раз сам не в состоянии оградить свою жену от идиотов всех мастей и размеров, – и Марго снова отметила, что даже сейчас Алекс не повторил за ней имя Ромы, а обошелся словом «муж», да еще сопроводил все издевательским смехом.
   Спорить было бесполезно, а выкинуть его за дверь у Марго просто не хватило бы физических сил, поэтому придется терпеть. Со вздохом она принялась готовить ужин, стараясь делать вид, что не замечает присутствия Алекса в кухне. Он же покурил, потянулся всем телом и вышел в коридор, откуда вернулся уже с небольшим ноутбуком.
   – Время связи с твоей подругой, – подмигнул он удивленно уставившейся на вспыхнувший «цветок» аськи Марго. – У нас как в аптеке – все четко и точно.
   Марго, бросив взгляд на пароварку, в которую только что положила три стейка из семги, ушла в спальню, улеглась на кровать и тоже включила аську. Мэри была в сети.
   – Привет, птичка.
   – Привет, киска.
   Обмен традиционными приветствиями состоялся. Марго с трудом удерживалась от желания задать вопрос, с кем параллельно общается Мэри, раз та ни о чем не спросила, кроме здоровья. «Не буду. Захочет – сама скажет». Мэри, однако, молчала, и Марго слегка обиделась. Отложив ноутбук, она пошла в кухню – Алекс по-прежнему сидел за столом, но лицо его было блаженно-дурашливым. Он смотрел в монитор и улыбался.
   – Ты чего? – недовольно спросил он у вошедшей Марго, и та, оправдываясь, пробормотала:
   – Попить.
   – Ну, так пей и иди.
   – Мешаю?
   – Да.
   – Виртуальным сексом занимаетесь? – не удержалась Марго, и лицо Алекса вмиг стало злым:
   – Бери стакан и уходи.
   – О, прости, не хотела ломать кайф.
   – Выйди вон! – рявкнул Призрак, чуть приподнявшись, и Марго сочла за благо быстро взять стакан воды и скрыться.
   К ее удивлению, Мэри в аське уже не было. «Интересно, с кем тогда он общается и почему так нервничает?» – подумала она, закрывая ноутбук и прислушиваясь к шуму лифта – Рома должен был прийти с минуты на минуту. На пороге спальни вдруг возник Алекс – как всегда, почти бесшумно.
   – Мне надо уйти, Марго. Вернусь ночью или завтра. Скажи этому своему, чтобы вел себя тихо.
   Марго не ответила, и Алекс, постояв пару секунд, ушел. Время шло, Ромы все не было, и она уже начала волноваться, пробовала звонить, но муж не брал трубку. Явился он только в полночь, пьяный вдрызг и злой.
   – В чем дело? – спросила Марго, не терпевшая запаха спиртного и вида пьяного супруга, которого в такие моменты тянуло к прекрасному, и он, не смущаясь поздним часом, включал на полную громкость стереосистему.
   – Что – явился твой армяшка? – с ненавистью дыхнул ей перегаром в лицо Рома. – Опять началось?
   – Прекрати! – повысила голос Марго. – И не называй его так!
   – Буду называть так, как захочу! И больше чтоб ноги его в моем доме не было! Так и запомни! А явится – я его с лестницы спущу! – храбрился Рома, подогреваемый изнутри винными парами.
   – А пойдем – проверим, – раздался в прихожей голос Алекса, и Марго от неожиданности вздрогнула, а Рома опасливо притих и что-то забормотал. – Ну, что же ты? – утрируя армянский акцент, которого у него в принципе не было, говорил Алекс, покручивая на пальце связку ключей. – Или боишься, как обычно? Только жену бить смелый, с мужчиной не можешь?
   Рома по-прежнему что-то бормотал и пятился едва ли не за спину Марго, вызвав этим движением издевательский смех Алекса:
   – Что, юбка маловата у Марго? Спрятаться некуда? Ну-ка, собрал свое пьяное тело – и убежал отсюда! – приказал он уже без тени улыбки, и Рома мгновенно убрался в спальню и закрыл за собой дверь. – Ну, вот так лучше будет. Идем чаю попьем, – приказал Алекс растерявшейся под таким его напором Марго. – Разговор есть.
   Они сели в небольшой кухне, Марго включила чайник, Алекс вынул сигареты.
   – Ты, наверное, думаешь, что у меня с Мэ-ри роман? – он по привычке произнес имя подруги по слогам, и в этом Марго углядела знак – да, у них если не роман, то уж точно Алекс настроен его завести.
   – Почему я должна думать об этом? – пожала она плечами. – Ты свободный человек, она – практически тоже.
   – А тебе было бы больно, Марго, если бы это было так? – В его голосе слышалось любопытство, и это было странно – обычно Алекс не интересовался ее чувствами по поводу его многочисленных связей с самыми разнообразными женщинами.
   – Нет. Скорее – нет. Я люблю вас обоих, мне было бы приятно, что вам хорошо вместе.
   – Было бы хорошо, если бы и твоя подруга это понимала, – с какой-то незнакомой ноткой в голосе сказал Алекс, закуривая.
   – Что – не поддается? – сочувственно спросила Марго, наливая чай в большие чашки.
   – Удивишься – нет.
   – Не удивлюсь. Мэри упряма, как стадо бизонов. И даже если вдруг она что-то к тебе испытывает, то ни за что не покажет.
   – Почему?
   – Ну, вот такая она. Поверь – ей и без тебя хватает мужского внимания.
   – Не сомневаюсь. Но с ее характером наверняка у нее много проблем.
   – Бывают. Но она вряд ли поделится ими с тобой, – сладко отомстила Марго, довольная тем, что хоть кто-то щелкнул самоуверенного Алекса по носу.
   – Ладно, оставим Мэ-ри в покое. Я не об этом хотел говорить. Тебе надо уехать.
   – Зачем?
   – Затем. Этот человек пришел не за тобой. Он пришел за мной.
   «Ага, значит, я правильно все вычислила. Дело не во мне, а в нем, на самом деле в нем». Вслух же она сказала:
   – Тогда к чему мне уезжать?
   – Пока ты в пределах его досягаемости, ты в опасности, а я уязвим. Чтобы иметь возможность устранить его, я должен сперва вывести тебя из-под удара. Ты стоишь как раз на линии огня, Марго, и кто бы из нас ни выстрелил, попадет в тебя. Я этого, как ты понимаешь, не хочу.
   – Зачем ему ты?
   – Я не буду объяснять. Просто послушайся и сделай так, как я сказал. Уезжай завтра же. Я узнал – есть утренний самолет, ты купишь билет и улетишь к Мэ-ри, поживешь пока у нее. Новый год отметишь в Сибири – согласись, есть в этом экзотика? Снег, мороз и настоящие елки по всему городу. Потом я дам знать.
   Марго опешила. Как у него все просто – берешь билет и улетаешь! А как она может улететь, когда здесь Рома? И традиция отмечать праздник вместе, звать его сестру с детьми, готовить любимые блюда, пить французское шампанское и надевать разные чулки на ноги – белый и черный, чтобы в наступившем году уравновешивалось счастье и горе. А потом – непременная прогулка по праздничной Москве, в шумной толпе таких же гуляющих горожан, и поздравления, произносимые незнакомыми людьми, и пожелания удачи в ответ. Как бросить все и уехать?
   – Твой муж никому не нужен, успокойся, – словно поймав ее мысль, скривился Алекс. – Поживет пока один – если не хочет жить один всю оставшуюся жизнь. Собирайся.
   И Марго сдалась, понимая, что спорить и возражать бесполезно. Она прошла в спальню, торопливо покидала в сумку какие-то вещи, взяла из комода документы, сунула в чехол ноутбук. Рома безмятежно храпел, забывшись пьяным сном.
   Они с Алексом вышли в темный пустой двор, приминая свежий снег ногами, прошли к припаркованной машине, и Марго села на переднее сиденье. Алекс слегка замешкался, перекладывая что-то из своей сумки в карман, и, когда он уже открыл дверцу водительского места, напротив машины показался силуэт человека. Марго, вглядевшись в темноту, увидела в руках у него оружие.
   – Але-е-екс! – закричала она, и в тот же момент раздались два выстрела.
   Марго упала на сиденья, больно ударившись головой о руль, так, что потемнело в глазах, и увидела, как у открытой дверки медленно оседает на снег Алекс. Больше не было выстрелов, и вообще никаких звуков, и Марго, полежав еще пару минут, осторожно села и посмотрела в лобовое стекло. Никого не было. Она вышла из машины и бегом кинулась к Алексу. Тот был жив, сидел на снегу, зажимая рукой правое плечо. Его пистолет валялся рядом, Марго подняла его и ощутила горячий металл – значит, Алекс тоже успел выстрелить.
   – Помоги… встать помоги… – процедил Алекс, пытаясь подняться.
   Марго подставила плечо, он оперся и встал, тут же охнув и неловко завалившись на бок.
   – Черт… зацепил все-таки… но идиот – из «калашникова» одиночным… я бы очередь дал…
   – Где он? – озираясь, спросила Марго шепотом.
   – А я знаю? Если я попал, то должен быть тут.
   – Нет здесь никого. И шагов не было…
   – Значит, как-то ушел все-таки. Плохо… я старею… пора умирать.
   – Дурак ты! – взревела Марго.
   – Что – страшно? – ухмыльнулся он, пытаясь левой рукой открыть бардачок. – Помоги-ка, там аптечка…
   Марго боялась крови, от ее вида у нее начинала кружиться голова, но сейчас было не до дамских штучек – Алекс истекал кровью. Она вынула аптечку, бинт и принялась неумело накладывать повязку, стараясь не слушать бранных комментариев Алекса по поводу ее безрукости. Кое-как справившись, она перевела дух и спросила:
   – Что теперь делать? Тебе в больницу надо.
   – Угу – с огнестрельным ранением. Самое то, – кивнул он.
   – У меня дядя в Склифе хирургом, ты забыл? Решим сейчас, – безапелляционно заявила Марго, к которой вернулась уверенность. – Сейчас позвоню, узнаю.
   Дядя оказался на дежурстве, особой радости не выразил, но, услышав о материальном вознаграждении, сменил гнев на милость. Марго усадила Алекса на заднее сиденье, завела двигатель и вывернула на пустую ночную Пятницкую.
Чтение онлайн



1 [2] 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация