А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воронье" (страница 7)

   9. Путевой столб

   Сев в машину, Поль и Ахим дрожащими руками прикурили сигареты.
   – Когда ты снова начал курить? – спросил Поль.
   – Только что, – ответил Ахим.
   Он завел мотор и проехал два квартала до следующей парковки.
   – Бред, ну просто бред! В голове не укладывается!
   Ведь маме в будущем году будет шестьдесят!
   – Но выглядит она на сорок девять, – возразил Поль. – А сколько лет может быть ее любовнику? И как они познакомились?
   У него было смутное ощущение, что этого мужчину он уже видел, может быть, тот живет по соседству?
   Ахим пожал плечами.
   – Скажи, – и Поль сделал глубокий вдох, – сегодня ты говорил, что наша мама отнюдь не святая. Что ты имел в виду?
   Ахим покачал головой. Ничего конкретного. Иногда она привирала, о многом умалчивала, больше ему нечего сказать. Подозрительным скорее казалось ее настойчивое стремление выглядеть молодой, стройной и красивой. Когда приходили гости, она всегда выставляла на стол очень вкусное угощение, но никогда не ела сама.
   – И как же нам теперь себя вести? – задумался Поль. – Может, и в самом деле мудрее всего начисто забыть об этой абсурдной сцене и никому ничего не рассказывать? Тот парень прав, нельзя ставить в неловкое положение собственную мать.
   После второй сигареты Ахим заявил, что он не в состоянии просто постучаться через час в дверь родительского дома с пожеланиями веселой Пасхи. Если Поль в состоянии – на здоровье. К счастью, она не подозревает, что взрослые сыновья нагрянули сюрпризом прямо в кухню, если, конечно, этот тип догадается держать язык за зубами.
   – Надеюсь, – сказал Поль. – В конце концов, ему самому будет лучше, если у нее не случится нервного срыва. Финал любовного свидания, во всяком случае, ему пришлось скомкать; пусть теперь она удивляется почему!..
* * *
   Оба задумчиво смотрели в запотевшие окна, по внешней стороне которых стекали серебристые капли. Дождь тихо шумел, два купленных букета распространяли весенний аромат роз, гиацинтов и влажной земли. Женщина на улице с красно-фиолетовым лицом воевала с зонтом. Из-под полосатого плаща выглядывала комбинация и свешивалась нить стекляруса. Мокрый пес трусил через парковку, словно точно знал, куда именно ему надо. Он только раз задрал ногу возле колеса и тут же уверенно продолжил свой путь.
   – У этой дворняги только одно на уме, – вслух сказал Поль и вспомнил вдруг об Ольге.
   – Этот тип, наверное, всегда прыгает к матери в постель, стоит только отцу отлучиться, – сказал Ахим. – Черт, давай, что ли, съездим уже в больницу.

   У дверей реанимации их остановила бдительная докторша.
   – Хотите пройти к господину Вильгельмсу? Вы его сыновья? – спросила она. – Будьте любезны, зайдите на минуту в ординаторскую.
   «О Боже, только не это!» – подумал Поль, уже готовый услышать новость.
   Но докторша, вежливо предложившая им присесть, скорее обрадовала их. Сегодня утром господин Вильгельме был переведен в общее отделение ввиду улучшившегося состояния. К сожалению, двигается он пока с трудом. Но при соответствующей терапии быстро пойдет на поправку.
   Но она хотела поговорить с ними по другой причине.
   Поль и Ахим обменялись тревожными взглядами.
   – Мы часто сталкиваемся с тем, что наши пациенты не желают мириться со своей немощью, – сказала она. – У них проявляется агрессия, бессильную злобу они вымещают на родных. Вашей матери во время посещений достается, она удивительная женщина! Словом, не держите на отца зла, если он будет груб с вами.
   – К этому мы привыкли еще в детстве, – отозвался Поль. – Нам это не в новинку.
   Врач дружелюбно улыбнулась:
   – Ну, тогда вперед, в клетку со львом, а я попрошу принести вазы для ваших чудесных букетов.
   Поскольку на их стук ответа не последовало, Поль осторожно приоткрыл дверь в палату и подошел к полупарализованному отцу, Ахим следовал за ним.
   – Привет, пап! – бодро сказали оба, стараясь придать голосу столько сердечности, сколько смогли.
   – Слетелись вороны на добычу, – буркнул старик вместо приветствия.
   Поскольку сыновья были готовы к агрессивности отца и даже к оскорблениям, они отреагировали спокойно.
   Полю удалось тактично ввернуть:
   – Черный юмор при тебе, как всегда, папа. Значит, идешь на поправку.
   Ахим пододвинул к кровати два стула.
   Еще парочка пикировок, и настроение ухудшилось, в воздухе повисло раздражение.
   Наконец больной язвительно осведомился:
   – А где же ваши жены? Сбежали, потому что вы не можете сделать им детей?
   Поль встал:
   – Пожалуй, лучше нам прийти в другой раз.
   – Да проваливайте ко всем чертям, жалкие импотенты! – завопил отец так громко, насколько ему позволял слабый голос. – Платишь, платишь деньги за учебу сыночков, а в благодарность шиш? Топайте к своим шлюхам!
   – Похоже, мы попали в сумасшедший дом, – пробормотал Поль. Ахима, готового взорваться, трясло.
   На этот раз Полю не удалось его удержать.
   – Ты сказал – шлюхи? – рявкнул Ахим. – Очень к месту, ты, старая шляпа! Мы только что застали твою верную супругу с любовником. Стоит тебе заболеть, и жиголо тут как тут!
   – Пойдем, – шепнул Поль, – это уж слишком! Он все-таки болен и сам не понимает, что несет! Потом будет жалеть об этом.
   Чтобы предотвратить самое страшное, он энергично подталкивал возмущенного брата к двери.
   Тяжело дыша, они вышли к больничной парковке и сразу закурили.
   – Не день, а какой-то кошмар, – простонал Поль. Он, конечно, понимает возмущение Ахима, но ему кажется, что брат сделал большую ошибку. Не следовало волновать отца, а матери теперь наверняка придется все это расхлебывать.
   – Ну и пусть, – упрямо сказал Ахим.

   Потом оба опять сидели в машине и наблюдали за санитарами и медсестрами, которые прощались друг с другом, желали веселой Пасхи. Полю хотелось заплакать.
   – Тебе срочно нужна новая машина, – неожиданно сказал Ахим. – У меня есть демонстрационный образец, почти новая «тойота-королла», хочешь продам по выгодной цене?
   Поль покачал головой:
   – Сейчас голова занята другим. Кроме того, во вторник можно будет забрать машину Аннетты из автосервиса, поезжу на ней. Эту неделю я все равно в отпуске. А тебе когда на работу?
   – У меня все гораздо проще, – ответил брат. – Я наконец уволился и теперь могу позволить себе все, что угодно. Ведь когда открою собственное дело, я долго не смогу себе позволить отпуск.

   Наконец тронулись, Ахим вяло спросил, не хочет ли Поль поехать к нему, взглянуть на его новую квартиру. Он мог бы что-нибудь приготовить.
   – Нет, спасибо, – устало ответил Поль. – Честно говоря, я хотел бы сейчас побыть один. Подбрось меня, пожалуйста, на вокзал.
   Ахим тем временем, казалось, уже раскаивался в своей несдержанности. Он больше не ругался, старался держать себя в руках. На вокзале в Майнце даже предложил сбегать за билетом. Поль пока решил забрать из багажника чемодан и обнаружил под скомканной упаковкой от цветов мобильный телефон. Под влиянием внезапного импульса нажал на кнопку повторного набора, желая удостовериться, что с матерью все в порядке.
   К его удивлению, сработал автоответчик: «Автосалон Шмидта, здравствуйте. Мы закрыты до понедельника». Поль смущенно нажал отбой, с опозданием осознав, что у брата такой же точно аппарат, как и у него.
   Ахим отнес чемодан Поля на перрон, по собственной инициативе купил для брата газету.
   – Чтобы ты не скучал в дороге, – крикнул он. – Пока, братик Поль!
   Так Поля не называли с детства, впрочем, он и тогда терпеть этого не мог.

   Он опустил газету и бессмысленным взглядом уставился в окно. Майн поднялся, деревья на берегу стояли в воде. Было легко представить себе, как плавно будет скользить по течению утопленник. Поль поддался течению мыслей и безуспешно попытался разобраться со своими чувствами: гнев, печаль, вина. Если бы он не обманывал Аннетту и не планировал отдохнуть с Ольгой в Испании, он вообще не поехал бы в аэропорт. Если бы не авария, Ахим не приехал бы к нему и не завертелась бы вся эта карусель.

   Оказавшись вновь у себя дома, Поль первым делом позвонил в больницу Аннетте. Сказал, что не сможет сегодня навестить ее, потому что плохо себя чувствует, и проигнорировал ее встревоженные вопросы. Затем провел на диване несколько бездеятельных часов, в конце концов выпил снотворное и отправился спать.

   За окном было еще темно, когда Поля разбудил настойчивый телефонный звонок. Он поднял трубку и в сонном дурмане посмотрел на часы. Сначала он услышал только рыдания.
   – Жан-Поль, – прошептала сквозь слезы его мать. Наконец она выдавила из себя, что умер отец.
   Все еще не до конца проснувшись, Поль не смог связно ответить. Почему-то вдруг испугался, что мать может подумать, что он пьян.
   Она быстро взяла себя в руки и стала рассказывать, что вчера была в больнице и застала отца в необъяснимом волнении. Он кричал ей: «Вон! Вон!!!», и чтобы не раздражать его, она быстро ушла.
   Вообще-то она хотела найти врача или медсестру и сообщить им, что муж в крайне возбужденном состоянии, что лицо у него багровое. Но в этот субботний вечер в ординаторской никого не оказалось. К тому же она знала, что из-за частых вспышек гнева персонал больницы не жалует отца и едва ли к нему будут заглядывать чаще, чем положено. Теперь же мать чувствовала себя виноватой, что не стала ни ждать, ни разыскивать сестру, а, разобиженная, поехала домой. А рано утром ей сообщили, что отца – вероятно, после еще одного апоплексического удара – обнаружила мертвым ночная сестра. Мать предположила, что отец разозлился так потому, что она навестила его не в приемные часы, а только вечером.
   – И почему же? – Как ни старался Поль, этот вопрос прозвучал упреком.
   Утром она была у парикмахера, потом в супермаркете, ведь сейчас все-таки Пасха. Но отец об этом знал, накануне она его предупредила.
   Поль ногой подтащил к себе носовой платок, валявшийся под кроватью. Он не хотел слушать оправдания матери. Как женщины умеют лгать, как убедительны бывают визиты в парикмахерскую, а на самом деле они лежат в это время в постели и любовники подают им шампанское.
   Она резко сменила тему разговора:
   – Ты, случайно, не знаешь, где Ахим? Не могу его найти. Правда, у него всегда был здоровый сон, и его разбудить не так просто, как тебя!
   Поль не знал, где Ахим, но по вопросу понял, что в первую очередь она позвонила младшему сыну.

   В таком своеобразном состоянии между сном и бодрствованием у Поля опять появилось чувство, что все события последних нескольких дней просто морок. Ему не стоило пить снотворное, больше всего была нужна ясная голова. Теперь еще проклятая обязанность помочь маме в организационных вопросах! Держать ее за ручку может и Ахим, если, конечно, не нашлось еще охотников. Правда, можно было надеяться, что в ожидании скорой встречи с сыновьями она некоторое время будет держать любовника на расстоянии.
   Чем дольше Поль валялся в кровати, тем яснее он осознавал, что отца больше нет. Мысли крутились вокруг одного: насколько мать, брат и даже он сам виноваты в смерти отца. Через полчаса босиком, в пижаме он прошлепал в кухню и заварил себе растворимый кофе, уселся на неудобный высокий табурет и долго сидел, уставившись на черную жидкость.
   В последние недели он часто думал об отце и жалел, что они так редко разговаривали друг с другом. Поль очень мало знал о детстве и юности отца. Были л и у него подружки до женитьбы? Ходил ли он на сторону во время лечения в санаториях или командировок? Любил ли свою семью, несмотря на то что вел себя как тиран? Как он пережил то, что у матери, получившей наследство, денег стало гораздо больше, чем он заработал за всю жизнь? Вопросы, вопросы… Ответы на которые Поль уже никогда не получит.

   Хотя Поль и осуждал мать за измену отцу, ее глухой, срывающийся голос встревожил его. Он достаточно хорошо знал ее – мать была в отчаянии. Поскольку она не поехала с утра в больницу к мужу только для того, чтобы провести несколько часов с любовником, основания для угрызений совести вполне могли быть. Поль снова и снова пытался найти объяснение ее поведению. Может быть, родители давно уже договорились между собой закрыть глаза на внебрачные связи? С другой стороны, едва ли можно было себе представить, что их консервативно настроенный и авторитарный отец способен на такое.
   Но ведь и сам Поль обманывал жену – ему не пристало осуждать мать за то же самое. Перед его мысленным взором тек Майн, а в потоке, как сорванный цветок, плыла мать в розовом платье. Испугавшись своих видений, Поль схватился за телефон. К сожалению, на этот раз в трубке звучали только сигналы «занято».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация