А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Воронье" (страница 10)

   12. Адонис

   Вообще-то Аннетта надеялась, что сломанную руку не надо будет еще раз смотреть на рентгене.
   – Выглядит неплохо, – заключил хирург. – Три недели покоя!
   Снова подвесили съемный гипсовый лубок, небольшие царапины от осколков обработали еще раз. К сожалению, шейный воротник рекомендуется носить еще минимум четыре дня. Наконец сестра помогла ей натянуть платье, и Аннетта попрощалась с медперсоналом. Она поискала Маркуса, но тот оказался на конференции. Некоторое время размышляла, стоит ли рассказать, как она ночью встретила Ольгу, – уж очень хотелось досадить коварной подруге. Но как она объяснила бы собственное присутствие в его кабинете?

   Ахим сидел в приемном покое и читал. Когда Аннетта появилась, он подскочил:
   – Привет, малышка, выглядишь отлично, словно заново родилась!
   Он взял у нее из рук полиэтиленовый пакет с туалетными принадлежностями и ночной сорочкой и повел Аннетту к машине. Аннетта погладила золотисто-коричневый лак и спросила:
   – Это, мне кажется, «тойота»?
   – Совершенно верно, – ответил Ахим. – Точнее сказать, это «королла-версо», сто тридцать пять лошадиных сил. Есть еще такая же модель, работающая на дизельном топливе, – девяносто лошадиных сил. Полю я готов продать этот демонстрационный образец дешево.
   – Как ваша мама? – спросила Аннетта. – Когда мы говорили по телефону, мне показалась, что она вполне владеет собой. И несмотря ни на что, рада, что дети рядом с ней.
   – Без меня она бы обошлась, а вот Поль для нее сейчас незаменим. Впрочем, так было всегда.
   Аннетта усмехнулась:
   – Я постоянно слышу обратное. Поль считает, что это ты с рождения ходишь у мамы в любимчиках! Давай заедем ненадолго к нам домой, хочу переодеться и захватить кое-какие вещи.
   – С удовольствием, – ответил Ахим. – Что же касается остального, тут Поль ошибается. Родители всегда считали меня бестолочью, человеком, которому ничего нельзя доверить. Брат был умником, философом, чуть ли не гением. А я – дурачком, легкомысленным и не способным ни с чем справиться без посторонней помощи. Как думаешь, это пошло мне на пользу?
   Аннетта попыталась перевести сильные эмоции деверя в более спокойное русло и с улыбкой возразила:
   – Ты самый милый дурачок из всех, кого я знаю. И к тому же привлекательный, тонко чувствующий мужчина. Твоя мама наверняка тобой гордится.

   Как она и ожидала, в гостиной и на кухне царил беспорядок; ей оставалось лишь надеяться, что домработница справится. Аннетта исчезла в спальне – Поль, разумеется, ее не проветрил, – с трудом стащила с себя одежду и выхватила из шкафа единственное черное платье.
   Глубокий вырез был бы гораздо уместнее на новогодней вечеринке. Поскольку Ахим приехал в джинсах и рубахе, никаких рекомендаций по поводу траура свекровь, видимо, не дала. Аннетта выбрала серый костюм. С ним уж ни в коем случае не промахнешься. Раздеваться и одеваться было очень трудно, если можешь пользоваться только одной рукой, а на шее у тебя фиксирующий воротник.
   – Ахим, – крикнула Аннетта жалобно, – ты не мог бы выступить в роли моей горничной и застегнуть мне «молнию» и пуговицы?
   Ахим скептически посмотрел на свою невестку в деловом костюме.
   – А как ты собираешься одной рукой натягивать колготки? Не хочешь одеться во что-нибудь более удобное? – спросил он.
   – А что ты предлагаешь? – Она удивилась тому, что мужчина думает о том, удобно ли одной рукой надевать колготки.
   – Свободный свитер, спортивные штаны и шерстяные носки, – решительно заявил Ахим. – В машине тебе должно быть удобно! Когда приедем домой, сама будешь рада, что сразу сможешь полежать.
   Он был прав. Аннетта уже сейчас чувствовала усталость. Она нетерпеливо начала стаскивать с себя жакет.
   – Позволь мне. – И Ахим принялся помогать ей. Снял юбку, жакет и блузку, пока наконец она не осталась перед ним в нижнем белье. Аннетта с облегчением позволяла ему себе помочь и даже не имела ничего против поцелуя, который с некоторой натяжкой можно было назвать братским. Чтобы скрыть легкое возбуждение, демонстративно клацнула зубами и немедленно потребовала передать ей толстый норвежский свитер Поля.
   Когда они наконец были готовы отправляться в путь, у Аннетты потемнело в глазах и все вдруг стало кружиться; покрывшись потом, она упала на незастеленную кровать. Ахим неправильно истолковал этот приступ слабости, потому что с готовностью улегся рядом, и его второй поцелуй был каким угодно, но только не братским. У Аннетты не было сил сопротивляться.
   Только когда процесс раздевания начался сначала, она на полпути попыталась смирить его порыв. Самым сестринским жестом, каким только смогла, погладила Ахима по волосам.
   – Пожалуйста, прекрати! – мягко попросила она. – В конце концов, я жена Поля, а ты все-таки его брат.
   Он немного полежал, обиженно затихнув, но через какое-то время они все же сели в машину.
   Примерно через четверть часа бешеной езды Ахим поинтересовался, хранит ли Поль верность Аннетте. На всякий случай она сделала вид, что не имеет об этом никакого понятия.
   Прошло еще несколько минут, прежде чем Ахим продолжил:
   – Если ты пообещаешь, что ничего ему не скажешь… Аннетта поклялась молчать.
   – А тебе не странно, что у Поля в последнее время нет никаких дел в суде? Во время твоей командировки он даже не собирался прилежно трудиться, а хотел с какой-то девкой поехать отдохнуть.
   – Он сам тебе об этом рассказал? – спросила Аннетта, изображая потрясение.
   – Так или иначе, – договорил Ахим, – из-за этой аварии у них расстроились все планы. Дульсинея, видимо, улетела без него.
   Аннетте очень хотелось сказать, что это не так: во-первых, Ольга не девка, а во-вторых, еще в полночь она бродила по больнице как призрак.
   Некоторое время в салоне бубнило только радио, но они его едва слушали. «Пожалуй, вполне можно позволить себе получить удовольствие, завести интрижку с Ахимом», – подумала Аннетта. Вот уже целую вечность Поль не ложился с нею в постель. Мало того что месяцами лгал ей, так еще и хвастался перед братом своими победами. Разве он заслужил верность с ее стороны?

   Немного смущенно вместе с Ахимом она вошла в дом в Майнце. Мать Поля, вся в белом, сидела с сыном в гостиной, перед ними лежал альбом.
   Аннетта порадовалась, что она не единственная здесь, кто не одет в темное. Поздоровалась сначала со свекровью, а потом с мужем. Оба не обратили никакого внимания на ее бледность.
   – Смотрите! – вдруг воскликнул Поль, словно сделал какое-то потрясающее открытие. – Папа на этой фотографии ужасно похож на меня!
   – Наоборот, Жан-Поль, – поправила его мать.
   – Прошу прощения, мне нужно лечь, – извинилась Аннетта. – Врач дал мне бюллетень на две недели, поездка меня немного утомила.
   Поль не услышал ее слов.
   – Ахим, пойди-ка сюда, – сказал он и со зловещим выражением лица потянул брата за собой в соседнюю комнату.
   Свекровь вздохнула:
   – Бедная Аннетточка, я даже не приготовила тебе пока комнату. Ничего, если ты пока отдохнешь на кровати Поля?
   Аннетта поднялась по крутым ступеням наверх, жалея, что не осталась дома. Без всякого ухода там ей было бы лучше.

   Поль уехал из дома родителей сразу после окончания школы, и неотапливаемая комната в мансарде по-прежнему выглядела как в те времена. Психоделический плакат группы «Пинк Флойд» на двери, Фрэнк Заппа на скошенной стене, узкая кушетка, популярные книги для юношества по естествознанию. Еще стоял старомодный сундук, а на нем сосланные сюда допотопные телевизор и утюг.
   Без помощи Аннетта не захотела бороться с одеждой и прямо в брюках и свитере залезла под сырое одеяло в голубую клетку. От слабости у нее закрывались глаза.
   Когда она проснулась, Поль перебирал свои детские книжки.
   – Который час? – сонно спросила Аннетта.
   – Вот, разве это не чудесная находка?! – воскликнул Поль и сунул ей под нос растрепанную книжку. – Этот том я обязательно заберу с собой, а еще лучше – все свои любимые книги.
   – Какой? – переспросила Аннетта, зевая.
   Поль вытащил свои сокровища, чихая от поднявшейся пыли. Она прочитала названия: «Биология ручья», «Мир под микроскопом», «1000 экспериментов для юных исследователей».
   Аннетта улыбнулась.
   – Ах ты, старый чудак, – сказала она. – Конечно, у нас дома найдется место для всех твоих любимцев. Но сейчас вам придется поискать место для меня, потому что тут, наверху, кровать только на одного.
   – Мы только что это обсудили, – ответил Поль. – Ты займешь комнату для гостей на втором этаже, между мамой и Ахимом.
   – А если твой брат захочет соблазнить меня сегодня ночью? – спросила она.
   Поль уставился на жену.
   – Пожалуйста, без дурацких шуток, на это у меня сейчас никаких нервов не хватит, – отрезал он и вышел из комнаты.

   Аннетте еще ни разу не приходилось ночевать в доме родителей Поля, потому что после редких визитов вечером они с мужем всегда возвращались домой. В детской комнате Поля она чувствовала себя заброшенной, о комфорте и заботливом уходе пока не было и речи. В мансарде не было ни ванны, ни туалета, ни даже просто водопровода. Насмотревшись с умеренным отвращением на красно-желтый плакат «Пинк Флойд», Аннетта проголодалась. После завтрака в больнице прошло порядочно времени. Хочешь не хочешь, пора было спускаться вниз.
   Дом родителей мужа был построен в шестидесятые годы и в те времена считался шикарным. Позже здесь отремонтировали ванную комнату и установили в центре ванну. Сиденье унитаза было украшено мнимым гербом, на марокканских кафельных плитках было написано: «Ma salle de bain».[7] В доме было удивительно тихо. У Аннетты было достаточно времени, чтобы оценить косметику свекрови: благородно, дорого, консервативно. Решив помыть руки, она почувствовала запах фиалкового мыла. Неужели Поль до такой степени ненавидит мать, что даже у жены не смог вынести этот запах? Или мать для него как мадонна и всякая другая женщина, пользуясь этим мылом, оскверняет его собой? И то и другое объяснение Аннетте не понравилось.

   Двери спальни были открыты. Белые батистовые гардины, белое дорогое постельное белье. Кровать отца была застелена, явно указывая на то, что она лишняя. Аннетта очень надеялась, что свекрови не придет в голову самой перебраться в комнату для гостей, а спальню освободить для них с Полем. Она ни в коем случае не хотела бы спать в постели покойника.
   На первом этаже тоже было тихо, – видимо, все ушли. На кухне она обнаружила остатки пирога, за который и принялась.

   Утолив голод, Аннетта снова отправилась на второй этаж проинспектировать отведенную ей комнату для гостей. Войдя, Аннетта сразу поняла, что она просторнее и светлее, чем комната Поля в мансарде. За какие же грехи старшего сына сослали наверх?
   Комната Ахима была также обустроена с размахом. На деревянных полках для цветов расставлен целый полк мягких игрушек, причем среди них не было ни одного плюшевого мишки. Аннетта быстро оглядела коллекцию и поняла, что здесь собраны только представители африканской фауны: лев, горилла, слон и носорог, гиппопотам, змея, зебра, жираф и антилопа. Ахим показался ей еще более инфантильным, чем Поль, с трогательным восторгом зарывшийся в свои детские книги.
   Потом она обнаружила шикарный ноутбук и опять не смогла побороть любопытство. По сути, она знала об Ахиме слишком мало, а о его сексуальной жизни почти ничего. Аннетта открыла крышку и включила компьютер, но виртуальный мир с предполагаемыми любовными письмами не раскрылся перед ней. Аннетта не знала пароль, и, как ни старалась, все ее попытки запустить программу провалились; к сожалению, имена подружек Ахима ей были неизвестны.
   Внезапно раздался очень требовательный звонок во входную дверь, и Аннетта торопливо захлопнула крышку ноутбука. За дверью оказались вовсе не родственники, забывшие ключи, а двое посторонних мужчин. Комиссары полиции предъявили удостоверения и сообщили, что им надо задать обычные вопросы.
   – Сейчас я дома одна и, видимо, не смогу вам помочь, – ответила Аннетта. – Я приехала на похороны только сегодня.
   Полицейские попросили все-таки разрешения войти, и Аннетта не сумела отказать.
   – Вы, вероятно, слышали, что в нашем мирном Бретценхайме было совершено убийство? – спросил у нее старший. – Убит, к несчастью, некий Хайко Зоммер. Вы его знали?
   – Мне очень жаль, – ответила Аннетта, – вам лучше спросить моего мужа или свекровь.
   – Мы пришли потому, что машину убитого недавно видели перед этим домом. Когда вернутся ваши родные?
   В этот момент Аннетта услышала шум мотора и почти бегом направилась к двери.
   – Поль, иди скорее в гостиную, – крикнула она, – здесь пришли люди из криминальной полиции. Ты что-нибудь знаешь об убийстве в Бретценхайме?
   Поль отозвался не сразу, он сосредоточенно выгружал пакеты с продуктами из багажника.
   Ахим сориентировался быстрее.
   – Мама, будет очень мило с твоей стороны, если ты заберешь Аннетту с собой на кухню, иначе она у нас умрет с голоду, а мы с Полем пока займемся легавыми.
   Аннетте показалось, что так называть двух вежливых мужчин несколько неуместно, но все же Ахим проявил чуткость, желая избавить мать от неприятного общения; Полю такое в голову никогда не пришло бы.

   На кухне свекровь надела поверх белого платья передник цвета тыквы и спросила:
   – Может быть, пока выпьешь какао? Нам сейчас же надо приступать к готовке, есть молодая картошечка и ростбиф под соусом, Жан-Поль это очень любит.
   Аннетта напряженно вслушивалась, пытаясь уловить, что обсуждают четверо мужчин в соседней комнате.
   Один из них наконец открыл дверь в коридор, и теперь можно было разобрать слова Ахима:
   – Когда именно это было, я не помню. Господин Зоммер хотел купить машину у меня на фирме и вел переговоры со мной лично. Опрашивать мою мать нет необходимости, они наверняка не были знакомы.
   Аннетта засомневалась в его словах, потому что, по ее разумению, Ахим давно не жил в доме родителей и уж тем более не занимался продажей автомобилей в родительской гостиной.
   – Аннетточка, с одной рукой ты все равно не сможешь покрошить зелень, – произнесла свекровь. – Расскажи мне что-нибудь о твоих увлекательных поездках! Впрочем, в мое время после сотрясения мозга рекомендовалось лежать три недели.
   Наконец они услышали, как хлопнула входная дверь. Но Поль и Ахим, по всей видимости, не жаждали помогать на кухне, потому что продолжили разговаривать, но теперь невозможно было разобрать ни слова.
   – И в печальных событиях можно найти хорошую сторону, – сказала свекровь. – Я всегда очень хотела, чтобы мои сыновья всю жизнь оставались друзьями. К сожалению, в последние годы они не слишком часто общались – разные сферы интересов… А теперь они снова живут душа в душу, все же кровь не водица.
   Аннетта часто слышала из уст свекрови эту поговорку и ненавидела ее от всей души. Разве это не означало, что она для семьи мужа так, седьмая вода на киселе?

   За ужином, который накрыли раньше обычного, Поль спросил брата:
   – Когда же, в конце концов, ты познакомишь меня со своей подругой?
   Аннетта заинтересованно подняла глаза от тарелки, когда Ахим ответил:
   – Понятия не имею. Она вернется из отпуска через несколько дней и, судя по всему, в первые дни будет очень занята.
   – А как ее зовут? – не удержалась Аннетта.
   Поль и свекровь ответили одновременно: «Джина» и «Грация».
   Все рассмеялись, а Аннетта спросила:
   – И все-таки?
   Но Ахим не пожелал углубляться.
   – Не будь такой любопытной, малышка. – Он посмотрел на Аннетту взглядом самого настоящего Адониса.
   Как всегда после хорошей еды, настроение было отличным, о покойном больше не говорили. Выпив два бокала красного вина и пару раз посмеявшись, Аннетта раскраснелась и похорошела прямо на глазах. Все же скоро она почувствовала усталость, поскольку еще не отвыкла от больничного ритма жизни.
   Свекровь сжалилась, спросив, не хочет ли она уже лечь в кровать, и наконец приготовила ей постель в комнате для гостей. Аннетта сразу задремала и не слышала, когда разошлись по спальням остальные.
   Глубокой ночью Аннетта почувствовала, что рядом с ней кто-то лежит, и застонала от давно сдерживаемого желания. Она еще толком не проснулась, когда самоконтроль вновь взял верх.
   – Рядом спит твоя мать, – шепнула она, решив дружеской лаской смягчить свой вторичный отказ. Но, коснувшись начавшей лысеть головы, вскрикнула от неожиданности.
   Поль включил ночник и посмотрел на жену, качая головой.
   – Нет так нет, – сказал он и ушел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация