А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кастинг на чужую роль" (страница 2)

   – Предлагаю перемирие, – прохрипела она.
   Нина Прокопьевна кивнула и протянула ей грязный шарфик, Ангелина тоже кивнула и обмотала боа вокруг шеи.
   – Козел! Какой же Мурзик козел! Ненавижу! – вздохнула Мадлен, продолжая бережно прижимать к себе пакет.
   Ангелина и Вишняковская вновь кивнули, выразив свое полное согласие.
   Некоторое время дамы сидели молча и, задрав головы, задумчиво смотрели на крышу, откуда на Шалинского свалился кирпич.
   – Что будем делать? – первой нарушила молчание Нина Прокопьевна, восстановив наконец способность говорить.
   – А не выпить ли нам для начала? Что-то погодка больно мрачная, – внесла свое предложение Заречная, и вдовушки одобрительно загудели.
   Через полчаса кирпич, найденный Мадлен в песочнице рядом с домом Шалинского, лежал на журнальном столике в небанальной гостиной писательницы Ангелины Заречной, а бывшие конкурентки, сидя на софе и любуясь на улику, пили коньяк, запивали его кофе с лимоном и делились друг с другом полученной информацией. Всепоглощающая ненависть к супругу сплотила вдов – дамы решили поймать убийцу совместными усилиями, а после поделить деньги гада Шалинского на троих.
   Удалось частично воссоздать картину происшествия. Ангелина, опросив жильцов подъезда и консьержку, нашла свидетеля, проживающего на последнем этаже, он видел, как за пару часов до трагедии на крышу дома поднялся некто в рабочей спецовке, темных очках и кепке. Свидетель знал в лицо всех работников местного домоуправления, но этого человека видел впервые, поэтому решил проявить бдительность и уточнил, с какой целью неопознанный субъект лезет на крышу. Незнакомец объяснил, что он телевизионный наладчик из коммерческой фирмы, работает по вызовам жильцов, у которых установлены спутниковые антенны, уверил также, что с местным домоуправлением все согласовано и там ему выдали ключ. Объяснение показалось убедительным, и свидетель на этом успокоился. Консьержка рассказала Заречной похожую историю про мастера, домоуправление и ключи. Нина Прокопьевна же выяснила, что в тот день в домоуправлении ключей от крыши никому не выдавали. Посовещавшись и сопоставив факты, вдовы пришли к выводу, что субъект в спецовке и убийца Шалинского – это один человек. Дальше расследование зашло в тупик. Где искать загадочного мужика, никто из вдовушек не знал.
   – Вера! Принеси нам еще коньяку! Немедленно принеси нам еще коньяку! – крикнула Заречная и заходила по комнате. – Послушайте, дамы, а вам не кажется странным, что Шалинский именно нам поручил расследовать его смерть?
   – Ага, – подтвердила Мадлен. – Колбаснуло его не по-детски.
   – Верно! Чувствую я, здесь кроется какой-то подвох, – согласилась Нина Прокопьевна, опрокинув в себя остатки коньяка и с надеждой косясь на дверь.
   – Возможно, Шалинский подозревал в покушении на его жизнь одну из нас? В том смысле, что одна из нас могла его заказать? – продолжила Ангелина.
   – Я не заказывала, – Мадлен обиженно поджала губы.
   – И я тоже не заказывала, у меня и денег на киллера нет, – тихо сказала Нина Прокопьевна.
   – А если бы я запланировала убить эту мразь, то придумала бы более оригинальный способ! – Ангелина в раздражении уселась за рабочий стол спиной к собравшимся, посидела так с минуту и обернулась. – Тем не менее Шалинского кто-то убил. И кто бы это ни был, ему памятник нужно поставить за благое дело, а не ментам сдавать. У меня есть идея! Предлагаю убийцу Шалинского не искать!
   – То есть как? – растерялась Мадлен. – А деньги?
   – Какая вы мелочная, Мадлен! – ехидно поддела Ангелина.
   – Ниче себе мелочная! Пять лимонов, не считая недвижимости!
   – Все пред богом ответ будем держать за прегрешения наши тяжкие, – встряла Вишняковская и задумчиво добавила: – Может, нам адвоката подкупить? Все равно пять на три не делится.
   – Фиг ему – деньги мы в любом случае получим, – возразила Ангелина.
   – Как? – одновременно воскликнули Вишняковская и Мадлен.
   – Очень просто. – Заречная прикурила сигарету, присела на подоконник, обвела присутствующих долгим взглядом и сказала: – Мы выследим и засадим за решетку какого-нибудь другого убийцу.
   – Какого другого? – Мадлен окончательно растерялась.
   Нина Прокопьевна, напротив, уловив в словах Заречной смысл, оживилась.
   – Какая разница, какого убийцу, – отмахнулась Ангелина. – Ну… допустим, серийного маньяка какого-нибудь.
   – Вы предлагаете подставить маньяка! – наконец дошло до Мадлен. – Офигеть!
   – Идея потрясающая! – воскликнула Вишняковская. – Вам, Ангелиночка, не любовные романы надо писать, а детективные. Но позвольте спросить, голубушка, у вас уже есть на примете подходящая кандидатура?
   – Пока нет, но разве в наше время найти маньяка проблема? Можно поискать информацию в газетах или Интернете.
   – Слушайте! – подскочила на диване Мадлен. – Не надо ничего в прессе искать – у меня одноклассница работает секретарем в ГУВД. Деньги вечно клянчит и никогда не отдает. Такая чувырла! Лохушка мрачная! О! Если бы вы видели, какой отстой она на себя напяливает!
   – Мадлен, ближе к теме! – напряженно попросила Ангелина.
   Нина Прокопьевна подалась вперед, почувствовав удачу.
   – Так я и говорю! А что, если мне ей долг простить, а взамен попросить данные на подозреваемых по каким-нибудь ужасно кошмарным преступлениям? Ведь у ментов как бывает, подозреваемый есть, а улик нет!
   – Браво! – радостно взвизгнула Ангелина, а Вишняковская радостно захлопала в ладоши.
   В дверь заглянула домработница.
   – Коньяк еще желаете? – полюбопытствовала она.
   Но дамы не обратили на нее внимания, сосредоточенно прислушиваясь к щебетанию Мадлен по сотовому телефону.
   – Не желают дамы коньяк, – пришла к выводу Вера, плотно прикрыла дверь и вернулась на кухню довольная. Ни к чему девочкам напиваться перед столь ответственным мероприятием.
* * *
   На следующее утро на мейл писательницы Ангелины Заречной пришло письмо с вложенным файлом. Там содержалась информация о тяжких преступлениях, совершенных на территории одного из округов Москвы, предварительное расследование по которым было приостановлено. И полное досье на главных подозреваемых, чью причастность к преступлениям так и не удалось доказать. Дело осталось за малым – провести кастинг и выбрать подходящую кандидатуру на роль убийцы Шалинского.
   – Во! Учитель географии. Подозреваемый по делу об изнасиловании четырех несовершеннолетних девочек, – Мадлен ткнула длинным акриловым ноготком в фото одной из кандидатур и добавила: – Ненавижу географию.
   – Я тоже ненавижу географию, но этот маньяк нам не подходит, – возразила Заречная.
   – Почему это?
   – Потому что специализация не та.
   – А вот этот? – Нина Прокопьевна застенчиво указала пальцем на другую фотографию.
   – Убийство с особой жестокостью. Семь жертв. Нет, тоже не подходит, – покачала головой Ангелина. – Этот трупы после расчленяет, а у Шалинского травма другого рода. Ближе к теме, девочки. Ищите аналогичные преступления.
   – Удушения, значит, не берем? – уточнила Мадлен. – Смотрите, какой красавец – блондин с голубыми глазами. Подозревается в убийстве своих трех жен.
   – Мадлен, не нервируйте меня! – разозлилась Ангелина.
   – Так нет же аналогичных! – обиделась Мадлен. – В нашем округе маньяки никого кирпичами по балде не лупят.
   – М-да… – вздохнула Нина Прокопьевна. – Столько мрази, а найти подходящую кандидатуру так сложно. Погодите! А вот этот папарацци не подойдет?
   Дамы заинтересованно склонились над досье.
   – Есть! – стукнула ладонью по столу Ангелина. – Правда, тут всего один труп – но зато какой! Глава управы района! Однозначно заказуха. Шалинский подозревал, что его заказали. Так пусть теперь радуется, что мы нашли ему киллера. Так, что нам известно о нашем кандидате? Бывший спецназовец, в настоящий момент – свободный фотограф. Проживает в Москве. Единственное «но»: главу управы грохнули на соседней улице от дома Шалинского в тот же день, когда на нашего муженька свалился кирпич. Как думаете, не будет ли перебором, если наш киллер в одном районе приблизительно в одно и то же время сразу двоих прибил?
   – Подумаешь, – пожала плечами Нина Прокопьевна. – Киллеры же люди подневольные, получил два заказа и выполнил.
   – А если это не он главу управы грохнул? – засомневалась Мадлен.
   – Ты посмотри, какая по нему ведется оперативная разработка! Сразу вопросы все отпадут. Короче, Склифосовский! Берем его в оборот. Мадлен, твоя задача с ним познакомиться и добыть какую-нибудь его вещичку.
   – Да вы что, офигели совсем! Почему я? – Мадлен округлила глаза и побледнела.
   – На нас с Ниной Прокопьевной он вряд ли клюнет, – вздохнула Заречная. – А ты молодая и привлекательная, к тому же блондинка, – добавила она сквозь зубы.
   Мадлен повела плечиком и жеманно заправила за ушко прядь волос – с Ангелиной она была полностью согласна.
   – Ладно, значит, моя задача с ним переспать? – придвинув к себе досье и внимательно изучая фотографию, поинтересовалась Мадлен.
   – Кто про что, а вшивый про баню! Твоя задача улики раздобыть, чтобы мы могли их подбросить на крышу. Можно ведь и другим каким-нибудь способом завладеть его личной вещью. Ну мало ли способов, придумай что-нибудь. Главное, чтобы отпечатки на ней остались. Или микрочастицы. Можно еще нитки с костюма, пуговицы. Или волосы на худой конец.
   – Ага, супер! И как я, по-вашему, волосы у него из головы понадергаю?
   – Впрочем, сама решай, спать с ним или нет, – мило улыбнулась Заречная, поняв, что способ, предложенный Мадлен, наиболее эффективный.
   – А мне что делать? – спросила Вишняковская.
   – Ваша задача раздобыть в домоуправлении ключи от крыши. Ясно, что киллер отмычкой замок вскрыл, но нам это не по силам. Ну а я пробегусь с фотографией этого гоблина по этажам подъезда Шалинского. Консьержке фото покажу, она все равно лица не рассмотрела. Суну ее опять же в рожу свидетелю и постараюсь его убедить, что в тот день, когда на Шалинского свалился кирпич, он видел на своем этаже именно этого человека. У меня все. По коням, девочки! Настал наш звездный час. Скоро будем пить коктейли на Багамах и кушать ложками черную икру.
   Последнее высказывание подстегнуло энтузиазм вдовушек, и квартиру писательницы Заречной они покинули в боевом настроении и полные радужных надежд на успех рискованного мероприятия.
* * *
   Мадлен шпионила у подъезда дома кандидата в убийцы и нервно курила одну сигарету за другой. Соблазнить мужчину для Мадлен было сущим пустяком, но прежде ей никогда не доводилось обольщать и затаскивать в постель киллера! Хотя… по сравнению с Шалинским любой убийца казался ей ангелом. С будущим мужем Мадлен познакомилась, когда ей только исполнилось восемнадцать. Он был староват, но красив, богат, галантен и в отличие от хамоватых юношей, которые вились вокруг и тащили ее в постель, казался настоящим джентльменом. Красивый роман, цветы, дорогие подарки, предложение руки и сердца. Мадлен ответила согласием – ей хотелось создать семью, она мечтала о ребенке и прекрасно отдавала себе отчет в том, что глуповата от природы и, кроме красоты и молодости, у нее ничего нет. Сказка кончилась сразу после свадьбы. Пять лет кошмара, унижения и слез. Вспоминать об этом было мерзко. Шалинский не просто сломал ей жизнь, он вынудил ее сделать аборт. Операция прошла неудачно, и мечты о ребенке навсегда остались лишь мечтами. Когда Мадлен сообщили, что муж отправился на небеса, она расплакалась от счастья.
   Выслеживать киллера оказалось делом утомительным, Мадлен вся извелась, пока ждала. И главное, отъехать хотя бы в магазин было невозможно: как только она припарковалась у подъезда, то сразу спустила колесо у своей машины. Так было задумано по плану. Заключался он в следующем: когда киллер выйдет прогуляться, она бросится к нему с мольбой о помощи. Киллер, конечно же, не сможет отказать, а после она его поблагодарит, как умеет. Кто же знал, что этот гад такой домосед. Время приближалось к одиннадцати. Стемнело, двор опустел. Хотелось есть, спать и в туалет.
   Наконец кандидат вышел из дома с большим пластиковым пакетом, направился к мусорным бакам, швырнул его в помойку и потопал обратно к подъезду. Мадлен выпрыгнула из машины, изобразила на лице соблазнительное выражение и встала в позу «не проходите мимо».
   – Мужчина! – с придыханием окликнула она его. Киллер остановился и заинтересованно посмотрел в ее сторону. – Будьте добры! Пожалуйста! – Мадлен с мольбой сложила холеные ручки на груди и часто-часто задышала. – Помогите мне запаску поставить! Колесо спустило. Стою тут уже часа два. И никто, никто не хочет помочь несчастной девушке! Я замерзла и устала вся…
   – Щас все сделаем. И колесико заменим, и погреем! – послышалось за спиной. Мадлен застыла, медленно обернулась – позади нее стоял усатый коротышка и улыбался во весь рот.
   – А… Э… – сказала Мадлен.
   – Запаску давай, красавица, – деловито попросил коротышка и подмигнул.
   Мадлен растерянно полезла в багажник. Пока она доставала запасное колесо, киллера уже и след простыл.
   – Блин! – выругалась она, чуть не плача. И тут в ее голову пришла новая гениальная идея.
   Она вручила запаску неожиданному помощнику и зашагала к помойке. Вернулась Мадлен с пакетом, полным отбросов, аккуратно положила его в багажник и, поблагодарив одуревшего мужика за услугу, рванула на квартиру Заречной.

   Удача сама плыла вдовушкам в руки. В пластиковом мусорном мешке, который, к ужасу домработницы Веры, распотрошили прямо на полу в гостиной Ангелины и тщательно перебрали, нашлось много нужных и полезных вещей: стеклянная бутылка из-под «Нарзана», 0,3 литра, с отпечатками пальцев, сломанная зажигалка «Крикет», смятая пачка сигарет «Парламент», пара окурков, обрезанные ногти в количестве четырех штук, несколько волосков и порванная кожаная перчатка!
   Ночью все приготовления к подставе киллера были закончены: кирпич с кусочком ногтя и филигранно прилепленным к нему клеем «Момент» волоском возвращен в песочницу, перчатка, зажигалка, пачка сигарет и бутылка пристроены на крышу, там же вдовушки рассыпали остальные неопровержимые улики (ногти, волосы и окурки). Консьержку Ангелина нейтрализовала еще вечером, подарив ей за прошлую любезность тортик, щедро посыпанный измельченными в порошок таблетками пургена. Все прошло гладко, и утром следующего дня на машине Мадлен невыспавшиеся, но возбужденные дамы выехали в сторону прокуратуры, чтобы поведать следствию свою версию убийства мужа. Идти всем было нельзя, наличие трех жен могло насторожить сотрудников правопорядка, поэтому на эту роль общим голосованием единогласно выдвинули кандидатуру Нины Прокопьевны, как внушающую наибольшее доверие. Вишняковская перекрестилась и скрылась в двери невзрачного здания из серого кирпича.
* * *
   Старший следователь прокуратуры Потемкин рассеянно смотрел на даму в шляпке и, зевая, слушал историю о несчастье, которое приключилось с ее мужем. Дама его раздражала. Несла какой-то бред. И вообще, не до дамочек в шляпках ему сейчас было. Последнее громкое дело об убийстве главы управы никак не сдвигалось с места, и вчера следователь получил строгое внушение от прокурора. Потемкин с горя надрался и, пребывая в тяжелом алкогольном опьянении, разбил витрину продуктового магазина – случайно, головой. Поэтому в данный момент следователь пребывал в унынии, ожидая, что с минуты на минуту вести об этом нехорошем поступке дойдут до ушей начальства и его уволят с работы. Дама, однако, оказалась очень навязчивой – талдычила и талдычила нудно про какой-то кирпич.
   – Не понял я ничего! – разозлился Потемкин. – Какой еще киллер? Какой кирпич? Какой Шалинский?
   – Какой же вы непонятливый! – нахмурилась старая перечница. – Говорю же, я провела свое независимое детективное расследование и выяснила, что моего мужа Эдуарда Шалинского убили. У меня и фото убийцы есть. – Вишняковская извлекла из лаковой сумочки лист бумаги и сунула его под нос следователю. – Свидетель видел, как этот человек 22 апреля проник на крышу дома, расположенного по адресу… – Нина Прокопьевна назвала адрес и промокнула сухие глаза платочком. – Так вот, у меня есть все основания подозревать, что именно он сбросил кирпич на голову моего мужа Эдуарда Шалинского, в результате чего он впоследствии скончался.
   – Погодите! Какой адрес, вы говорите? Какого числа это было? – подался вперед Потемкин и вытаращился на фотографию.
   Нина Прокопьевна терпеливо повторила информацию и ошеломленно уставилась на следователя, который вдруг вскочил на ноги и, как полоумный, роняя стулья, забегал по кабинету. Периодически сотрудник правопорядка совершал неадекватные движения: пританцовывал, виляя бедрами, как кокотка, и боксировал воздух. Наконец «психический» угомонился, уселся за стол и нежно посмотрел на Нину Прокопьевну.
   – Спасибо за службу, гражданка Вишняковская. Вы даже не представляете, какую важную информацию нам предоставили.
   Нина Прокопьевна вышла из прокуратуры слегка озадаченная и расстроенная. Дело об убийстве Шалинского следователь возбуждать не стал, лишь клятвенно заверил, что обязательно во всем разберется, записал ее координаты и, рявкнув в трубку: «Группа на выезд!», выпроводил Вишняковскую за дверь.
   Звонка ждали несколько дней, но так и не дождались. Решено было вновь собраться на квартире Заречной и обсудить сложившуюся ситуацию. Нина Прокопьевна приехала позже всех. Ангелина встретила ее растрепанной и взволнованной. Мадлен тоже выглядела не лучшим образом, выражение ее лица походило на посмертную маску.
   – Что случилось? – испугалась Вишняковская, рухнув на софу.
   Заречная молча протянула ей газету.
   – «Заказное убийство главы управы раскрыто». «Найдены неопровержимые улики». «Киллер, за которым прокуратура охотилась несколько лет, схвачен». «Одним из свидетелей по делу выступает господин Шалинский, который пострадал в результате проникновения преступника на крышу и находится в настоящий момент в больнице с серьезной травмой головы», – прочитала она и растерянно уставилась на писательницу.
   В этот момент зазвонил телефон, Ангелина взяла трубку.
   – Дмитрий Евгеньевич просит нас приехать в контору, – мило улыбнулась Заречная, блеснув глазами.
   Мадлен и Нина Прокопьевна тоже улыбнулись и поднялись.
   Туманова били долго, с азартом и наслаждением: никого не интересовало оправдание адвоката, что он человек подневольный и лишь выполнял поручение Шалинского, который, подозревая своих жен в покушении на его жизнь, решил их проверить на причастность к преступлению и разработал коварный план. Гнев разъяренных бывших вдов стих лишь после того, как адвокат признался, что Шалинский, убедившись в их непорочности, составил и заверил у нотариуса другое завещание, в котором отписал женам все свое имущество, поделив деньги на троих в равных долях. Дамы притихли, переглянулись и вышли за дверь, оставив избитое тело адвоката Туманова на полу в кабинете.
Год спустя…
   Горячее солнце Атлантики, застыв в небе, плавило океан и белоснежный песок. Но здесь, под пальмами, было прохладно. Ангелина сделала несколько глотков ледяного коктейля, украшенного взбитыми сливками и фруктами, отставила стаканчик на столик рядом с шезлонгом и повернулась к Мадлен.
   – Ну, что интересного в русских газетах пишут? – спросила она.
   – Суд закончился. Убийцу Шалинского осудили, – лениво ответила девушка. – Правда, бедняжка так и не признал свою вину. Но зато сознался в других преступлениях, удушении трех своих жен. Нет, он определенно мне нравится! Такой красавчик – блондин с голубыми глазами.
   – Слава богу, никаких конфузов с уликами больше не вышло, – вздохнула Нина Прокопьевна, зачерпнула ложечкой из хрустальной розетки черную икру и отправила в рот.
   – Да уж, – хихикнула Мадлен, – никогда не забуду суд над киллером, который застрелил главу управы района и случайно сбил с крыши кирпич. Я чуть не скончалась, когда следователь заявил, что никак не может понять, каким образом убийца ухитрился сломать на крыше дома четыре ногтя на ногах.
Чтение онлайн



1 [2] 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация