А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Легкой дороги" (страница 2)

   Парень в шапке быстро прошел вперед. Перегнулся в кабину, протянул руку к рулевому колесу, однако ожидаемого сигнала почему-то не последовало. Через несколько секунд он обернулся и удивленно сказал:
   – А знаете, гудок-то не работает! Вот же гад, а? В рейс идти с неисправным сигналом, в такую погоду, по такой дороге, на ночь глядя… Ох, вернется, я ему покажу!
   – Пусть сначала вернется! – резонно возразила Люсенька, и ее спутник жизни неожиданно согласился:
   – Вот именно, пусть сначала вернется!
   – Да, интересное дело! – пробормотал парень в ушанке, растерянно озираясь. – Что ж теперь делать?
   Народ безмолвствовал.
   – Может, покричать? – предложила Алена.
   – Ау! – дурашливо заблажил кто-то из пассажиров, но тотчас сконфузился и умолк.
   Парень в ушанке только головой покачал с досадой:
   – Да не здесь! Какой смысл орать в автобусе? Надо на улицу выйти.
   И выскочил вон.
   Спустя некоторое время он забрался обратно и прохрипел разочарованно:
   – Никакого толку.
   – Да ты ж не кричал! – возмущенно воскликнула Люсенька.
   – Ничего себе не кричал! – возопил парень и закашлялся. – Вон, голос сорвал. Ветер, снег, звук моментально глохнет.
   – Пустите меня, уж я крикну, так крикну! – Люсенька с бойцовским огнем в глазах ринулась к выходу.
   Укротитель влачился за ней с привычным стоном:
   – Люсенька, тише…
   – Да без толку одному глотку рвать, – махнул рукой парень в ушанке. – Чтобы этот ветер одолеть, нужен целый хор! Нет, ну что вы так смотрите на меня? – сердито обозрел он оторопевших пассажиров. – Дело-то общее, всем дальше ехать надо!
   Мгновение поразмыслив, народ молчаливо согласился и начал пробираться наружу. Дольше всех задержался Аленин попутчик из электрички. Он даже еще глубже осел, совсем вжался в сиденье.
   – Вам что, особое приглашение нужно? – скандальным голосом выкрикнула Люсенька, завидев это.
   Тяжко вздохнув, мужик начал выбираться со своего насиженного местечка. Алена как раз в это мгновение проходила мимо. Посмотрела на его руку, схватившуюся за спинку переднего сиденья, и невольно споткнулась. Быстро оглянулась, но ничего нового не увидела: заросшие щетиной щеки, черная засаленная шапчонка, надвинутая на лоб, мрачный взгляд исподлобья.
   Алена прошла к выходу и спустилась с занесенной ступеньки, угодив прямиком в сугроб. Поскорей нагнулась и отогнула отвороты сапог. Не хватало еще начерпать снегу, который потом растает и промочит носки. Это удовольствие редкостное, особенно когда на дворе градусов пятнадцать мороза и неизвестно, когда сможешь переобуться…
   – Ну что, все здесь? – спросил парень в ушанке, вошедший в роль неформального лидера и озирающий пассажиров с видом заботливой наседки, пересчитывающей своих цыплят. – Тогда все вместе давайте… Нет, погодите, повернитесь в разные стороны, чтобы звук дальше отлетал.
   – Чего кричим-то? – спросила Люсенька. – Ау? Эй? Ого-го? Мы здесь?
   Последовал короткий спор, какой именно крик окажется наиболее действенным. Наконец достигли консенсуса и решили орать «Мы здесь!».
   – На счет «три»! – велел лидер. – Раз, два… три! Мы зде-есь!
   – Мы зде-есь! – заблажили остальные.
   Никакого эффекта. Умолкнув, все напряженно вслушивались в завывания ветра.
   – Нет, это не дело, – озабоченно сказал лидер. – Надо немножко рассредоточиться вдоль автобуса и кричать постоянно, минуты три подряд. Потому что такой короткий крик никакой возможности сориентироваться не дает. Только, ради бога, никто от автобуса не отходите, а то еще не хватало кому-нибудь тоже потеряться.
   Придерживаясь за грязные, с налипшим снегом стенки автобуса, пассажиры рассредоточились и принялись орать кто во что горазд, пока то один, то другой не начали заходиться кашлем.
   – Я не могу больше! – осипшим голосом сообщила наконец Люсенька и вскарабкалась на подножку, волоча за собой своего мужчину, который от криков совсем ослабел и еле шел, заплетая ногу за ногу. Вслед за ними начали подниматься в автобус и остальные, сметая с себя снег, громко кашляя и сообщая, что они думают обо всем случившемся вообще и о пропавшем водителе в частности.
   Те, у кого были термосы, немедленно достали их и принялись смачивать горло. Двое использовали для этой же цели содержимое водочных бутылок. Мужик из электрички плюхнулся на свое место и безучастно отвернулся к окну. Видимо, ни термоса, ни бутылки у него не было.
   – Эй, а где этот, как его? – вдруг громко вопросила Люсенька.
   – Кто? – слабо выдавил спутник жизни.
   – Ну этот, который нас кричать заставлял?
   А и впрямь: неформального лидера в автобусе не было.
   – Сейчас придет небось, – предположил кто-то из пассажиров, однако ни сейчас, ни через несколько минут томительного ожидания парень в ушанке не появился.
   – Да что за напасть? – закричала Люсенька. – Сначала один, потом второй… Главное, всех из автобуса выгнал, а сам пропал… Стойте-ка! – вдруг вскрикнула она. – А ну-ка, проверьте свои вещи! Может, он воришка какой? Может, он нарочно все это затеял?
   Пассажиры суетливо принялись проверять свой багаж. Люсенька, у которой этого багажа было больше, чем у прочих, металась вдоль полок, шевеля губами и загибая пальцы сначала на одной, потом на другой руке.
   Попутчик из электрички заглянул под сиденье, попинал для надежности свой рюкзак и с прежним равнодушием уставился в окно. Алена тоже поддалась было всеобщей подозрительности и хотела посмотреть, на месте ли ее немудреный багаж, но Люсенька сновала туда-сюда по проходу и мешала.
   «Ладно, куда он денется!» – легкомысленно подумала писательница.
   – Да вроде ничего не пропало, – сообщил кто-то из пассажиров.
   Его поддержали несколько голосов.
   – Неужели? – выкрикнула Люсенька торжествующе. – Пропало! Я же говорила! Говорила, что он ворюга!
   – Господи! – обморочно простонал ее охрипший от крика мужчина. – Не томи! Говори! Что пропало-то?..
   – Вон той девушки рюкзак! – Люсенька ткнула пальцем в Алену.
   Наша писательница, давно уж перешагнувшая бальзаковский возраст, с особенной нежностью относилась к людям, которые называли ее девушкой. Однако сейчас было не до признательных улыбок. Она вскочила и внимательнейшим образом оглядела полку, на которую втиснула меж Люсенькиных вещей свой рюкзак.
   – Да, – растерянно проговорила Алена. – То есть нет. В смысле, рюкзака и правда нет. Ну надо же, а?!
   – Вот именно! – возбужденно воскликнула Люсенька. – Я сразу поняла: что-то не то! Потом вспоминаю: мама дорогая, синяя сумка есть, красная есть, а между ними ведь что-то черное торчало… У тебя рюкзак черный был, правильно?
   – Черный, – уныло кивнула Алена.
   – Импортный небось?
   – Импортный.
   – Конечно, сразу понятно, что импортный, на нем что-то не по-русски написано было!
   Право слово, Люсенька оказалась редкостно наблюдательна!
   – Не по-русски, – в очередной раз кивнула Алена. – Написано было по-английски: «Easy way!», это означает «Легкой дороги!».
   Попутчик из электрички, доселе безучастно смотревший в окошко, вдруг подскочил, сунулся под сиденье и выволок на свет божий собственный рюкзак. Близко поднес его к лицу, как будто хотел обнюхать, помял так, что в нем что-то громко захрустело, а потом растерянно уставился на Алену.
   – Да вот же он, рюкзак! – радостно заорала Люсенька. – Вот он! Нашелся! Ты зачем его под сиденье сунул? Девушку нервничать заставил, мы тут все переживали… Отдавай девушке ее рюкзак!
   Попутчик проворно спрятал рюкзак за спину от Люсенькиных цепких ручек и тихо, каким-то извиняющимся тоном сказал:
   – Это мой рюкзак.
   – Чего? – проревела Люсенька, всем телом подавшись к нему. – Как это твой: черный, буквы импортные! Отдавай рюкзак девушке!
   – Это его рюкзак, – устало подтвердила Алена. – В самом деле. У нас рюкзаки оказались одинаковые, я еще в электричке заметила. Мы в одном вагоне ехали.
   Попутчик метнул на нее быстрый темный взгляд исподлобья, потом, прижав рюкзак к груди, вдруг бросился к выходу.
   – Куда вы? – испуганно вскрикнула Алена. – Что случилось?
   – Надо остановить того человека! – на миг обернулся попутчик. – Который украл ваш рюкзак! Он не мог далеко уйти!
   – Ошалел? – хохотнула Люсенька. – Остановишь его, как же! Ищи ветра в поле!
   И тут вместе с очередным порывом упомянутого ветра в кабину вдруг влетел… нет, не похититель Алениного рюкзака, как можно было бы подумать. Пропавший водитель!
   – Приветик! – вскликнул оживленно. – Вы меня небось потеряли, ребята?
   Он смахнул с волос снежную пыль, похлопал себя по груди.
   – Прошу пардону. Сошел с дороги, мигом в сугробе увяз, пошел не в ту сторону, сразу потерял правильную сексуальную ориентацию! – Он хихикнул, весьма довольный собой, но тотчас уловил общий пассажирский настрой и, обхватив себя за плечи, демонстративно защелкал зубами. – Ох, задубел я! Думал, уже все, молитвы последние читать придется! В этой пуржище не видно ни хрена. Слава богу, услышал, как вы орете, наконец-то сообразил, куда идти. Сейчас домчимся с ветерком!
   Он начал было перебираться через перегородку, отделяющую салон от кабины, и в это мгновение Аленин знакомец из электрички вскрикнул:
   – Погодите! Мы не можем ехать!
   – Это еще почему? – изумленно уставился на него водитель.
   – Вон у той девушки рюкзак пропал, – кивнул на нее попутчик.
   – Не понял? – удивился водитель. – Как у девушки пропал рюкзак?!
   – Вот такой же у нее рюкзак был, – он потряс в воздухе своим, – ну и пропал невесть куда.
   – И совсем не невесть куда! – вмешалась Люсенька. – Его тот парень спер, которого ты на бензоколонке посадил. Вот как подаст она, – кивок в сторону Алены, – на тебя в суд, потребует возмещения ущерба – будешь знать, как кого ни попадя на дороге подбирать!
   – Елы-палы! – простонал водитель, отирая лоб, и видно было, что его и впрямь бросило в пот. – Это что ж на белом свете делается? В моем автобусе какие-то с-сволочи крадут вещи? – И он яростно стукнул по рулевому колесу.
   Клаксон взревел.
   – Так он работает? – выкрикнул кто-то из пассажиров.
   – А почему бы ему не работать? – изумился шофер.
   – Ну тот, ворюга, уверял, что гудок не работает. Ах, аферист!
   – Слушай, у тебя в рюкзаке что-то ценное было? – перегнувшись через пышные колени супруги, спросил у Алены Люсенькин муж.
   – Да нет, не особенно, – пожала она плечами. – Рождественские подарки подруге и ее мужу, ну, кое-какая вкусная еда: ананас, манго, семга малосольная в вакуумной упаковке, баночка икры… конфетки шоколадные… А кошелек, паспорт, ключи у меня в карманах куртки, мобильник вот на шее висит. – И в доказательство она подергала за шнур. – Так что… ну, жалко, конечно, но подруга, надеюсь, меня простит.
   И тут она вспомнила, что ее несчастная подруга, очень может статься, все еще стоит, занесенная по самую макушку снегом, посреди маленькой площади деревни Маленькой, и даже руками всплеснула:
   – Ой, поехали скорей! Поехали!
   – Поехали! Поехали! – раздались голоса тут и там, но мужик из электрички вдруг пробежал через салон, потрясая своим рюкзаком, и встал на ступеньках, бормоча:
   – Ну как же так? Мы уедем… а вещи этой девушки? Нет, я не поеду дальше. Я сойду!
   Алена воззрилась на него вытаращенными глазами. Аналогично смотрели и все остальные пассажиры.
   – Не сходите с ума, – сказала она как могла спокойно. – Мои друзья простят мне отсутствие подарков, я же сказала! А рюкзак я вполне смогу новый купить, велика проблема!
   Попутчик не слушал.
   – Какая подлость! – твердил он, топчась на ступеньке. – Нет, какая подлость, а?
   Он ударил кулаком по дверце, и Алена снова обратила внимание на его руки.
   Что бы все это значило, интересно знать?..
   Ладно, у нее еще будет время поразмышлять обо всем этом на досуге. А пока…
   – Поехали, а? – попросила она водителя. – Черт с ними, с моими вещами, но сколько можно мучить людей?
   Водитель пощелкал какими-то штучками, повертел руль и вдруг сообщил, что не может завести мотор. То есть он-то готов ехать дальше, всей душой готов, однако автобус почему-то ехать не хочет.
   – Издеваешься? – раздались выкрики. – Ты что, очумел? Да хоть бы двери закрыл, мы ж тут уже задубели все!
   Двери, однако, закрыть водитель не мог, потому что на подножке все еще топтался возмущенный владелец рюкзака-близнеца и продолжал причитать насчет человеческой подлости.
   И вдруг что-то защекотало Аленин живот. Словно бы какое-то уютное, стрекочущее существо ползало по свитеру под дубленкой, мелодично напевая мелодию танго «Брызги шампанского».
   Боже! Да ведь это Аленин мобильный телефон звонит! Вибрирует и звонит! Ожил! Значит, только на передачу он здесь не работает, а сигнал принимает. Наверное, Инна.
   Совершенно верно!
   – Инна, дорогая! – Алена распахнула дубленку и подтянула телефон к уху. – Я в такую передрягу попала, ты не представляешь!
   – Кажется, представляю, – донесся голос подруги. – Судя по тому, что автобуса до сих пор нет, он где-то застрял?
   – Да! – в отчаянии выкрикнула Алена. – Тут вообще столько всякого случилось, что я совершенно не представляю, когда до вас доберусь. Погоди-ка. Водитель, послушайте! Это звонит моя подруга. Она может вызвать машину техпомощи.
   – Техпомощь! – хохотнул водитель. – Какая может быть техпомощь в десять вечера перед Рождеством?! Да все мужики уже под лавками валяются, в зюзю пьяные. Будем сами справляться.
   И он принялся терзать стартер.
   – Девушка! – позвал кто-то из пассажиров.
   Алена за этот вечер настолько привыкла в подобному обращению, что уже отзывалась без всяких сомнений и колебаний.
   – Девушка, а нельзя вашу подружку попросить, чтоб ко мне домой позвонила? – попросила плачущим голосом молодая женщина, сидевшая в первом ряду. – А то у меня мужик такой ревнивый, спасу нет!
   – И ко мне пусть позвонит, а то мне теща потом всю плешь проест!
   – Ой, говорите ей все это сами, – засмеялась Алена, – а то я что-нибудь обязательно перепутаю.
   Ее телефон пошел по рукам. Все приняли участие в переговорах с Инной, а Алена исподтишка поглядывала на попутчика, который все так же торчал в дверях.
   – Эй, водила! – вдруг воскликнул кто-то. – Вон машина приближается! Выйди, махни, вдруг там человек получше тебя в моторах петрит?
   – Она не приближается, а удаляется, – резонно сообщил водитель. – Да и ладно, мужики, нашел я поломку, сейчас исправлю, все будет в порядке.
   – Что, скоро поедем? – раздался недоверчивый вопрос.
   – Уже, считай, едем! – откликнулся водитель и обратился к стоявшему в дверях человеку с рюкзаком: – Все в порядке, ладно переживать, поехали.
   Тот зачем-то выглянул из дверей, словно все еще не мог решить, что делать: сойти или остаться, но потом все же поднялся в салон и уселся на своем прежнем месте, прижав к себе свой рюкзак.
   И автобус тронулся! В самом деле – тронулся!
   Люсенька, которая в это время как раз давала Инне руководящие указания, вернула Алене телефон. Та поднесла трубку к уху.
   – Алло, Алена? – перепуганным шепотом вопросила подруга. – Ты меня слышишь? Они мне там столько всего наговорили, что я ни одного адреса не запомнила. Я перепутаю все, я никуда не пойду!..
   – И не ходи, – усмехнулась Алена. – Все, уже наладили наш автобус. Поехали мы. Но погоди, не отключайся. У меня к тебе вопросик.
   Она прошла на задний ряд кресел, забилась в уголок, да еще ладонью загородилась, чтобы никто ничего, не дай бог, не услышал, и задала свой вопросик. Вернее, несколько вопросиков.
   – С ума сошла, – растерянно сказала Инна, выслушав подругу. – Ладно, я попробую…
   Алена спрятала телефон под дубленку и повернулась к заднему окну. Вдали маячили два желтых глаза. Алена усмехнулась. Если она правильно понимает ситуацию, их сейчас должна нагнать машина, но это будет уже не черный «бумер», конечно… Ага, вот и машинка. Ну-ка, что там? Ого, знакомая желтая «копейка».
   Погоди, не заносись, писательница Дмитриева. Ситуация разрешится только в Маленькой, и очень может статься, что ты, как всегда, слишком доверилась своей разнузданной фантазии. Ох, скорей бы позвонила Инна.
   Они ехали уже минут двадцать в сонном оцепенении и молчании (у всех пассажиров, видимо, наступила реакция на тот небольшой шок, который пришлось недавно испытать), когда телефончик на Алениной груди снова ожил. Алена успела схватить трубку прежде, чем мобильник разразился «Брызгами шампанского».
   – Алло? Инка, ты?
   – А кто еще? – послышался всполошенный голос. – Ну, тебе повезло. Я все узнала! Слушай.
   – Инночка, ты… самая лучшая на свете, – сказала Алена прочувствованно, когда подруга умолкла. – Мы уже минут через десять или пятнадцать приедем, наверное, только ты меня не встречай, ладно? Мне будет проще тут разобраться одной. Не беспокойся, дом ваш я найду, я отлично помню дорогу. И скажи Леньке, пусть уже вытащит шампанское из холодильника. Я не люблю перемороженное, ты же знаешь.
   Автобус въехал в Маленькую не через десять, а через семь минут, и развернулся около заметенной чуть ли не под самую крышу остановки.
   – Прибыли! – выкрикнул водитель, отметив торжественный момент длинным гудком, а потом распахнул двери. Народ начал выгружаться, однако первым умудрился выскользнуть бывший попутчик из электрички, прижавший к сердцу черно-серый рюкзак.
   Алена продолжала сидеть. Строго говоря, ей тоже следовало выскочить как можно скорей, но, во-первых, она упустила момент, и теперь весь проход был загорожен Люсенькиными сумками, а во-вторых, Алену вдруг затрясло от волнения.
   «Да ладно! – сказала она себе. – Даже если ты ошиблась – ну что в этом такого?!»
   Для нее – ничего. Но это означает, что для того, другого человека поездка обернется горем и отчаянием…
   – Чего сидишь? – полуобернулась к ней Люсенька, которая как раз закончила сгружать с багажных полок сумки. – Переживаешь?
   – Да, – честно призналась Алена, которая и в самом деле переживала. Даже очень!
   – Слушай… – Люсенька запнулась и потупила глаза. Эта застенчивость в восьмипудовом теле выглядела невероятно трогательно! – Мы от родни с Киева едем… У меня, конечно, мангов с ананасами нету, но, может, возьмешь сальца украинского и колбаски домашней? Кровяная, с гречкой! Ты не думай, мы же все понимаем! А чтоб про семгу не сокрушаться, я тебе чехони дам свежепосоленной. Чехонь днепровская, ну просто сладкая!
   – Люсенька!.. – Алена, нервы которой были на пределе, вдруг так растрогалась, что привскочила и обняла толстуху. – Спасибо тебе огромное, но ты не беспокойся обо мне. Ничего не нужно.
   – Понятно, – протянула Люсенька, делая губы в ниточку и неодобрительно оглядывая Алену. – Сала с колбасой не ешь, да? Фигуру соблюдаешь? Ну давай, давай, соблюдай, дособлюдалась вон до того, что Рождество праздновать к подружке едешь, к чужой семье притуляешься, своей не завела. А я на ночь пельмени ем и сало с утра, и кровяную колбасу на обед, и кожа гладенькая, и мужик при мне мой, мой собственный!
   Она выдернула из сиденья спутника жизни и воздвигла поверх баррикады сумок как венец своих жизненных достижений.
   Алена кивнула молча, признавая свое поражение. А и в самом деле, ну что тут скажешь?
   Люсенька вытаскивала свое движимое и недвижимое имущество просто невыносимо долго. Алена истерзала ногтями ладони, пока дождалась своей очереди выйти. Но вот наконец-то путь был свободен, и она сорвалась с места и выскочила вон, с наслаждением вдыхая напоенный морозом воздух.
   Метель утихла, и сразу словно бы занавес раздвинулся над красотой земной и небесной. Нарисовался праздничный, рождественский узор созвездий – это на небесах, а на земле ярко загорелись фонари, освещающие небольшую уютную площадь перед деревенским магазинчиком. Алена окинула площадь взглядом – и вздохнула с облегчением, потому что прямо под фонарем увидела то, что так надеялась увидеть, надеялась, но все же боялась, что ошибается.
   Некоторое время она постояла, умиленно наблюдая за своим бывшим попутчиком, который одной рукой прижимал к себе мальчишку лет двенадцати в грязной джинсовой куртке, а другой неуклюже держал черно-серый рюкзак, а потом медленно приблизилась к ним, краем глаза отметив, что коренастый человек, нервно куривший рядом с желтой «копейкой», насторожился и даже отбросил сигарету.
   Алена успокаивающе улыбнулась ему и, осторожно потрогав за плечо попутчика, сказала негромко:
   – Извините, Валентин Михайлович… Мне очень неловко вам мешать в такую минуту, но… если мой рюкзак вам больше не нужен, может, отдадите его мне?
   Он обернулся и уставился на Алену влажными, измученными глазами. Мальчик высунулся из-под его руки. Лицо у него было усталым и зареванным, однако в глазах уже заплескалось любопытство:
Чтение онлайн



1 [2] 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация