А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Анатомия страсти" (страница 5)

...
   Вид голого тела в мелькающих телевизионных рекламных роликах, сперва с улюлюканьем встречаемых нашими детьми, с течением времени стал повседневным и обыденным, не привлекая ни особого внимания, ни необычных эмоций.
   Исторически двойственное отношение к морали наблюдалось и у целого ряда политических деятелей недавнего прошлого – начиная от сексуального извращенца Гитлера и его соратника Рэма до респектабельного Миттерана и «образцового» семьянина Клинтона. Страсть овладения чужим телом проходит невидимой для общества нитью не только через карьеры и письменные столы политических и общественных деятелей – она разрушает все, что только можно разрушить. Последствия иногда сиюминутных увлечений и побед порой сопровождают «грешников» до конца жизни, заставляя испытывать раскаяние в содеянном.
   Многие судебные процессы последнего времени замешаны на громких сексуальных скандалах, происходящих и в религиозных кругах: известны случаи, когда высоконравственные духовники подвергали насилию малолетних послушников. То, что многие ужасающие факты выявлялись только десятилетия спустя, говорит, что до раскаяния еще очень далеко, а сильные мира сего и впредь будут использовать безграничную власть для достижения низменных целей.
   В сфере интимных сексуальных отношений многое находится во власти традиций, а правовые нормы с трудом пробивают себе дорогу вследствие неоднозначности применения и сложности создания доказательной базы. Правда, в последнее время она значительно усовершенствовалась. Хотя трудно регламентировать морально-этические концепции самых скрытых и потаенных человеческих отношений, и каждый толкует их по-своему, можно с уверенностью сказать: если низменные животные инстинкты одерживают победу над моральными и культурными достижениями общества, то возникают одни из самых негативных явлений, свойственных человеку – измена и презрение. Апологеты, основатели и толкователи современной морали сами испытали на себе ее двойное влияние. Создавая объемные тома сочинений, погружаясь в мир грез и иллюзий, не имеющих ничего общего с действительностью, они выдвигали собственные приоритеты, узнав о которых, герои их сочинений могли бы сгореть от стыда за своих создателей.
   Ницше и Шопенгауэр, Достоевский и Некрасов, Чайковский и Мусоргский стали жертвами сексуальной необузданности и прочих пороков, причем не каких-то банальных шалостей среднестатистического развращенного человека, а тяжелых извращений и распущенности, не совместимых ни с какими моральными нормами. Поступки и поведение этих выдающихся личностей XIX–ХХ вв. всегда являлись темой для обсуждения.
   Вот что вспоминает, например, в 1923 г. А. Нашина-Евреинова: «Разговаривая как-то с К. И. Чуковским, раздобывшим интересные и совершенно новые материалы о Некрасове и Достоевском (см. «Каменное сердце»), я с чрезвычайным интересом выслушала от него такую характеристику Достоевского: «Да, для меня совершенно ясно, что как Некрасов, так и Достоевский недели не могли прожить без женщины». И далее, пытаясь найти ответ на слухи об изнасиловании Достоевским несовершеннолетней девочки, муссируемые в то время в обществе, Нашина-Евреинова продолжает: «Вероятно, сплетня о насилии имела все-таки свои основания. Говорят, что Страхов «определенно утверждал», Венгеров слышал об этом от Тургенева и Висковатова, а Булгаков мог только сказать: «Может быть, это и клевета». И многие другие исследователи и лица, близко знавшие Достоевского, не совсем склонны считать это за чистую клевету. Я не знаю ничего, наверное (да и кто же знает?) и вместе с К. И. Чуковским, с которым говорила по данному поводу, могу только сказать – это не то, что про человека наболтать, будто он на базаре дыню съел».
...
   В сфере интимных сексуальных отношений многое находится во власти традиций, а правовые нормы с трудом пробивают себе дорогу вследствие неоднозначности применения и сложности создания доказательной базы. Правда, в последнее время она значительно усовершенствовалась. Хотя трудно регламентировать морально-этические концепции самых скрытых и потаенных человеческих отношений
   Еще небольшое дополнение о Достоевском от знакомых с ним людей. Страхов характеризует его так: «Он был зол, завистлив, развратен.
   Заметьте, что при животном сладострастии у него не было никакого чувства женской красоты и прелести. Лица, наиболее на него похожие, это герои «Записок из подполья», Свидригайлов и Ставрогин». Все это изложено в письме Страхова к Толстому от 28.11.1883 г., изданном в книге Толстовского музея «Переписка Страхова с Толстым». Л. Достоевская, дочь писателя от первого брака, называет Страхова в числе лучших друзей отца. «Насколько это впечатление изложено беспристрастно, я не знаю, но сказано поистине сильно. Руковожусь здесь только одной житейской незыблемой истиной: нет дыма без огня.
   А из такого столба едкого дыма, как обвинение Страхова, беру ту правду, которая неизбежно должна таиться в Достоевском, тем более что Страхов являлся одним из его ближайших друзей и именно с этой стороной его характера был хорошо знаком» (Нашина-Евреинова А. Подполье гения. Сексуальные источники творчества Достоевского. Изд-во «Третья стража», 1923).
   Далее Евреинова вспоминает, что Чешихин-Ветринский, другой близкий Достоевскому человек, во вступительной статье к книге о Достоевском замечает: «Молодость Достоевского богата одинаково и страстями, всепокрывающим тяготением к миру духовных интересов и, по-видимому, увлечениями вполне низменного порядка. В нем, как в его Мите Карамазове, бушевал Содом и рвался наружу, чтобы поругать и осквернить образ Мадонны».
   Евреинова замечает, что почтенный критик, имевший, несомненно, основания для такой характеристики молодости Достоевского, не поясняет, к сожалению, в каких границах понимается им молодость.
   Ту же тему затрагивает и провокационный вопрос К. Чуковского к В. Маяковскому: «Как Вы относитесь к распространенному мнению, будто Некрасов был человек безнравственный?» И дерзкий ответ В. Маяковского: «Очень интересовался в одно время вопросом, не был ли он шулером. По недостатку материалов дело прекратил». Л. Фуко говорил: «Великие люди имеют великие пороки». Может быть.
   Приведенные примеры не имеют целью унизить или оскорбить незаурядных людей прошлого, они лишь констатируют наличие двойной морали, свойственной обществу в целом и его конкретным представителям, в том числе и выдающимся, в частности.
   Исследователям стоит большого труда докопаться до роковых поворотов жизни великих людей, со всеми их странностями и аномалиями. Гораздо чаще рассуждают о несправедливости судьбы по отношению к ним. В частности, к великому Моцарту, который, как обычный гражданин, был похоронен на кладбище для бедных в окрестностях Вены. Никакие траурные процессии, никакие прощальные речи, марши и мессы, которые он, кстати, в большом количестве сочинил и которые до сих пор звучат не только в церквях всего мира, но и во всех концертных залах нашей планеты, в тот дождливый пасмурный день не сопровождали убогий обряд погребения. Даже столько раз воспетая композитором жена Констанция не шла за гробом. И дело вовсе не в том, что гения отравил менее талантливый завистник Сальери, легенде о котором так искренне поверил другой сердцеед – Пушкин. Просто, говоря современным языком, сексапильный Моцарт при наличии законной жены слишком часто пользовался услугами проституток, что и доказал недавно, спустя двести лет, немецкий математик и статистик, доцент из Кельна Л. Коммен. Половину своего последнего года жизни Моцарт, согласно немецкому исследователю, был заражен сифилисом и начал по совету влиятельных личностей того времени лечиться ртутью. Эксперимент не удался, композитор стал жертвой как развивающейся болезни, так и смертельного отравления организма. Поэтому звуки музыки, которые услаждают слух не одного поколения людей, вызывая в нас самые лучшие чувства, и которые американский губернатор советует, образно говоря, класть в колыбель каждого новорожденного, видя в этом колоссальный воспитательный эффект, имеют очень мало общего с моралью самого их создателя. Не удивительно и то, что любимая и воспетая им жена впервые появилась у могилы покойного лишь семнадцать лет спустя.
...
   Л. Достоевская, дочь писателя от первого брака, называет Страхова в числе лучших друзей отца. «Насколько это впечатление изложено беспристрастно, я не знаю, но сказано поистине сильно. Руковожусь здесь только одной житейской незыблемой истиной: нет дыма без огня.
   Еще Ю. Олеша накануне свержения монархии говорил, что «люди спариваются от сладострастия». Советский архитектор И. Кузьмин уже в 1927 г. разработал Дом Коммуны. Основной задачей проекта было повернуть процесс размножения на рельсы полигамии. В архитектуре дома был учтен элемент плотского тяготения, согласно которому жители расселялись по половозрастным группам – отдельно юноши, девушки, мужчины, женщины, старики и старухи. Жить в комнатах по шесть человек – какая прелесть! Для максимальной активизации функции размножения и создания подлинной атмосферы сладострастия были предусмотрены комнаты для совокупления, после чего оплодотворенная женщина отправлялась в подгруппу беременных, а мужчина – на прежнее место жительства. Дети изолированы, едят и моются сообща и т.д. Вперед, со всеми остановками, к коммунальному быту советской власти, включающему даже совместное загорание на крыше.
   Подобне попытки предпринимались и раньше. В первые годы становления советской власти люди из близкого окружения великого основоположника зарождающейся социалистической морали товарища Ленина были недалеки от реализации подобных проектов. Во главе стояла его жена Н. К. Крупская, которая с 1920 г. по совместительству занимала пост заведующего «Главполитпросвета» при Наркомпросе, а уже с 1929 г. – заместителя наркома просвещения СССР.
   Пусть трепещут тираны от такой консолидации власти не только в одних руках, но и в одной постели с величайшим мыслителем. А если добавить к этому дуэту и тов. А. Коллонтай, то немудрено рождение новой исключительной идеи у яростных противников института брака и сторонников свободной любви, присущей только социалистическому строю, – идеи повсеместного обобществления полов.
   В одном из районов Поволжья руководящим товарищам из Москвы даже удалось добиться справедливого распределения женщин между мужчинами во временное пользование. Предварительная заявка рассматривалась органами советской власти на местах. К счастью, бредовую идею удалось похоронить, а не на шутку разгулявшимся участникам акции было указано на границы обобществления, что и было отмечено в брошюре «Революция и молодежь», изданной Коммунистическим университетом им. Я. М. Свердлова в 1924 г. В п. 7 (а всего их было двенадцать) сказано: «Любовь должна быть моногамной, моноандрической (одна жена, один муж)».
   Но все это будни становления нового общества давно канувшей в Лету страны с ее бурными периодами «разброда и шатаний». В угаре раскрепощения страстей и чувств, в эйфории свободы, очевидно, многие ассоциировали себя с дельфинами, пребывающими в состоянии счастья и вседозволенности на волнах мирового океана. Однако новая Россия приобщается к средствам массовых коммуникаций и знает уже значительно больше об окружающем мире, его аномалиях и курьезах.
   В начале 2009 г. источники массовой информации сообщили об удивительном случае в Америке, когда молодая мама родила двух непохожих близнецов от разных отцов, что было подтверждено анализом ДНК. При этом юная женщина признала факт адюльтера и призвала молодежь не следовать ее примеру, несмотря на то, что законный муж простил ей измену и усыновил ребенка-близнеца. А может быть, это было всего-навсего продолжением своеобразного эксперимента обобществления полов, начатого и неосуществленного на заре строительства социалистического общества, позаимствованного у тех же дельфинов. Практика показала, что эмбрионы от разных отцов способны на нормальное сосуществование.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация