А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Анатомия страсти" (страница 28)

   Мы и старость

   Все желают достигнуть старости, а достигнув, все обвиняют ее.
Цицерон
   На протяжении истории развития медицины и связанных с ней новых технологий и отраслей наук первоочередной задачей было увеличение продолжительности жизни. Самые большие достижения приходятся на последнее столетие. С 1900 г., когда средняя продолжительность жизни мужчин составляла чуть более сорока восьми лет, а женщин – сорока шести, эти показатели возросли соответственно до семидесяти четырех и почти восьмидесяти лет. И человечество гордится тем, что благодаря достижениям, в первую очередь, медицины ХХ столетия сумело достигнуть этого возрастного пика. А современная геронтология обещает уже новые рубежи, считая биологически обоснованными сто двадцать – сто сорок лет. Интересно, какое влияние окажут последствия демографических всплесков, аккумулирующие в себе все достижения ушедшего века, на формирование личности и общества в целом.
   Соотнося высказывание товарища Сталина «Жить стало лучше, жить стало веселее» с достижениями всеобщей цивилизации и дополняя его определением эмигранта-возвращенца профессора А. Зиновьева о «прагматичности» отдельных «западоидных» членов общества, можно увидеть, что максимальное удовлетворение потребностей в условиях жестокой конкурентной борьбы определяет появление у современного человека преобладающего чувства эгоизма, желания максимально урвать для себя, не упустить удачу, стремление как можно изощреннее использовать выгодную ситуацию. Такой эгоизм нашел свое выражение в резком сокращении рождаемости в развитых странах – Японии, Италии, Испании. Степень воспроизводства, т.е. количество детей, рождаемых женщиной в период своей жизни, драматически падает до полутора, в то время как норма поддержания воспроизводства поколений составляет два с половиной.
   Это нежелание обременять себя узами воспитания и содержания детей происходит на фоне увеличения продолжительности жизни. Общество само создает благоприятные условия для погони за сиюминутными удовольствиями.
   Если средний возраст населения США в 1850 г. составлял девятнадцать лет, то в девяностые годы прошлого столетия – уже тридцать четыре года. А какой потенциал кроется в прогнозах дальнейшего его повышения до 2050 г.! Ученые ожидают увеличения среднего возраста до сорока лет. При этом доля времени, необходимого для создания семьи и воспитания детей, также возрастет вместе с увеличением репродуктивного времени.
   А что говорить о таких высокоразвитых странах, как Германия, Япония или Италия! По данным ООН, средняя продолжительность жизни населения там ожидается пятьдесят четыре, пятьдесят шесть и пятьдесят восемь лет соответственно. При интервале рождаемости в двадцать лет можно предположить массовое совместное проживание трех-четырех поколений семьи, причем старшее будет еще относительно молодым – до шестидесяти пяти лет.
   При таком сосуществовании еще более усилится возрастной антагонизм не только между «отцами и детьми» – в конфликт поколений будут втянуты внуки и правнуки. Этот антагонизм найдет выражение прежде всего в борьбе за рабочие места, ибо старшие поколения, желая сохранить возможность удовлетворять свои потребности, не захотят добровольно сдавать свои профессиональные позиции. Люди будут значительно чаще обращаться к медицине с целью профилактики болезней. Возрастет роль и значение медицинского освидетельствования, чтобы получить возможность избавиться от заболеваний на ранних стадиях развития и тем самым обеспечить себе длительную и полноценную старость. Принимая за пенсионный возраст шестьдесят пять лет, следует различать две фазы жизни за его порогом.
   В первой фазе – от шестидесяти пяти до восьмидесяти – человек не будет ущемлен ни душевно, ни физически. Именно в этой фазе, освобожденный от целого ряда обязанностей, он захочет реализовать в полную силу все то, на что у него никогда не хватало времени – предаться хобби и увлечениям.
   Вторая фаза, которая начнется примерно в восемьдесят лет, станет фатальным биологическим финалом. К этой заключительной фазе человек подойдет с последним остатком физических и душевных сил.
   Конечно, мы заинтересованы продлить первую фазу старости и сократить вторую. И если причиной начала второй фазы может стать неизлечимая длительная болезнь, то конец всегда один и тот же – физическая смерть.
   Теориям и механизмам процесса старения и смерти нет конца, однако единой концепции, почему люди стареют и умирают, не существует. Первая теория ориентируется на эволюционную биологию, согласно которой организмы стареют и умирают вследствие того, что в природе не существует таких жизненных сил, которые бы обеспечили жизнь индивидуумов или видов дольше, чем это необходимо для их воспроизводства. Определенные гены, очевидно, вызывают и обеспечивают размножение организмов в зрелые фазы жизни, а затем остаются невостребованными. Вторая теория связана с геронтологией (наукой о старости), базирующейся на теории деления клеток, и относится к микробиологии. Она рассматривает клеточное строение нашего организма как систему передачи информационных и энергетических потоков, которая обеспечивает жизнедеятельность организма и с течением времени дряхлеет и выходит из строя.
...
   При интервале рождаемости в двадцать лет можно предположить массовое совместное проживание трех-четырех поколений семьи, причем старшее будет еще относительно молодым – до шестидесяти пяти лет.
   Биологические причины старости и ее финала связаны, кроме всего прочего, как с энергетическим внутриклеточным балансом белкового обмена веществ, так и с дефектами внутриклеточного строения. Надев на конец клеточной белковой цепи «колпачок», можно предотвратить процесс роста и деления цепи, обеспечивая и имитируя вечность. В 1965 г. Л. Хейфлик (L. Hayflick) установил, что клетки нашего организма могут делиться около пятидесяти раз, причем число делений уменьшается по мере старения клетки, что является, по мнению ученых, результатом накопления случайных генетических дефектов в процессе клеточного деления. Факторы, которые оказывают влияние на этот процесс повреждения и разрушения клеточных мембран, а также пограничных клеточных соединений, мешают беспрепятственному и безошибочному процессу воспроизводства клеток. И это происходит, несмотря на различные механизмы защиты здоровых и уничтожения дефектных клеток с помощью множества энзимов, организующих также восстановительные работы по ремонту клеток. Однако часто случается, что механизмы защиты и восстановления не срабатывают, что ведет к различным тяжелым заболеваниям.
   Ученые предполагают и другую причину, лежащую в процессе ограниченного числа деления клетки. Эта причина кроется в некодированных частичках ДНК, которые находятся на конце каждой хромосомы и при каждом клеточном делении укорачиваются. Итогом такого укорачивания может быть остановка процесса деления. Очевидно, в этом и есть причина ранней смерти клонированной овцы Долли, что и предсказывали ученые-генетики: она была воссоздана из клеточной массы взрослого донора и уже с самого начала своей жизни имела укороченные ДНК.
   Группа британских ученых проанализировала ДНК более двенадцати тысяч человек. В результате было выявлено одно звено ДНК, которое явно убыстряло процесс старения. Согласно полученным данным, до 7% людей в Британии имеют две копии найденного звена ДНК. Это значит, они выглядят на восемь лет старше одногодок. Еще у 38% по одному звену, что заставляет их выглядеть на три-четыре года старше. А вот счастливчики – их 55% – не имеют данного звена вовсе, надолго обеспечивая себе свежий вид. Вместо него в их структуре ДНК по две копии «гена Питера Пена», благодаря которому можно объяснить, почему одни стареют не столь стремительно, как другие. Существуют три вида клеток, которые не подчиняются закону Хейфлика – это эмбриональные, раковые и определенные виды стволовых. Они образуют энзим теломеразу или используют другие механизмы, предотвращающие укорачивание теломеров. Как следствие – бесконтрольное деление клеток и образование заболеваний, в частности раковых, являющихся лишь составной частью того арсенала болезней, которые подбрасывает человечеству хитроумная эволюция, стремясь не допустить роста продолжительности жизни. Они посещают и истребляют нас в виде кратковременных массовых эпидемий, а зачастую, как злой демон, преследуют по пятам на протяжении многих лет, делая инвалидами до самой смерти.
   Для того чтобы понять, как влияют процессы увядания на различные человеческие органы, катализируя общее старение, необходимо осознавать, что функции организма выстроены иерархически. Все они заложены в генетическом коде, находящемся в ядре клетки в форме двух ниток ДНК, на которых в определенном порядке расположены сорок шесть хромосом.
   Каждая клетка нашего организма наделена общим кодом (всех генов), но от того, к какому типу относится клетка, зависит, какие гены будут активизированы. Клетки ткани хряща, например, производят только одни виды коллагена – своеобразные протеины, в то время как клетки кости должны создавать другие виды коллагена, хотя те и другие изначально несут в себе гены обеих коллагеновых структур. Эмбриональные стволовые клетки не дифференцированы и могут превращаться в различные типы клеток, а поэтому пригодны для воспроизведения любого органа, являясь своеобразным «парком запасных частей».
   Соединения идентичных типов клеток образуют клеточную ткань, а окружающая клетки субстанция составляет локальное окружение. Органы состоят из одного или многих типов клеточной ткани, и все вместе образуют единую взаимосвязанную многофункциональную систему. В генетическом коде заложены «рецепты» клеточного обмена веществ, но некоторые отклонения от них ведут к нарушению предписания различных генов.
   Неполадки на клеточном уровне оказывают негативное влияние на соответствующие ткани, органы и системы органов в том случае, если достаточно большое количество клеток вовлечено в этот разрушительный процесс. Нарушения могут возникать и на уровне ткани или органа, и тогда негативное воздействие может распространяться как на ниже-, так и на вышестоящие уровни клеток или систем. Если отказывает какой-либо жизненно важный орган или система органов, вне зависимости от того, на каком уровне произошла ошибка, отказывает весь организм.
   С течением времени и старением человеческий организм становится полем сражений для наступательных операций всевозможных болезней и недугов. Происходит естественное увядание с ухудшением сопротивляемости и работы различных органов.
   С течением времени и старением человеческий организм становится полем сражений для наступательных операций всевозможных болезней и недугов. Происходит естественное увядание с ухудшением сопротивляемости и работы различных органов. Однако ослабление функциональной деятельности сердца, почек и легких в возрастном интервале от тридцати до восьмидесяти лет составляет всего только от двадцати до сорока процентов. Следовательно, главные причины заболеваний внутренних органов у пожилых людей следует искать не в самом процессе старения, а, например, в генетической предрасположенности, окружающей среде или жизненных факторах, которые со временем все интенсивнее оказывают негативное воздействие. Кроме того, сама связь с окружающей средой, ее восприятие и взаимодействие с ней изменяются, ведь стремительно идет ухудшение функций органов чувств.
   Поддержание нормальной температуры тела во время жаркой или холодной погоды становится проблематичным, поскольку требуется регулирование многих механизмов чувствительных восприятий и их взаимодействие с работой различных важных органов жизнедеятельности. Например, при экстремально высокой жаре летом 2003 г. в Париже умерло значительно больше пожилых людей. В покрытой смогом от лесных пожаров Москве летом 2010 г. ежедневно умирало в два раза больше людей, чем обычно. Исследования показали, что во время жары умирают в десять раз больше людей в возрасте девяноста-ста лет, чем семидесяти-восьмидесятилетних. Однако, как пишет А. Видик, большинство органов даже очень старых людей показывают весьма обширный ресурс функций, необходимых для жизнедеятельности организма. Различные повреждения этих функций проявляются сначала на таком уровне, когда несколько органов или их систем работают взаимозависимо по совместной программе. Так, к примеру, отдельный мускул, производящий изолированное усилие, в процессе старения проявляет повреждение позже, чем задействованные одновременно несколько мышц нервной системы, координирующей их движение в комплексе.
...
   С течением времени и старением человеческий организм становится полем сражений для наступательных операций всевозможных болезней и недугов. Происходит естественное увядание с ухудшением сопротивляемости и работы различных органов.
   Внутреннее равновесие не может быть восстановлено, если оно разрушено несчастным случаем или болезнью. Примером тому является ожог кожи третьей степени, когда содержание воды, солей и протеина выходит из-под контроля. Чем больше кожной поверхности подвержено ожогу, тем драматичнее последствия.
   Смертность при ожогах кожи зависит и от возраста. Статистика показывает, что люди среднего возраста при ожогах в 40% выживают, в то время, как уже менее чем 20%-е ожоги у пожилых для большинства, даже при медицинской поддержке, уже не способной восстановить равновесие, означают смерть. Относительно просто установить степень повреждения или разрушения органа, имеющего одну-единственную функцию, например сердца, обеспечивающего посредством системы кровоснабжения жизнедеятельность нашего организма. Но неизмеримо сложнее установить и оценить отклонение от нормальных параметров функций головного мозга, состоящего из миллиардов клеток.
   Клетки мозга, соединенные друг с другом посредством 300 000 000 000 синапсов, создают сложности для установления степени поврежденности определенных функций, с тем, чтобы правильно соотнести психологические отклонения в поведении с физиологическими изменениями в структуре мозга. Так, например, пациент с развившейся болезнью Альцгеймера имеет нормальное количество нервных клеток, в то время как пациент со СПИДом может потерять 30% клеток мозга без каких-либо признаков деменции.
   Процесс старения мозга отличается тем, что его увядание наступает значительно позже, чем у других органов, которые начинают утрачивать степень реализации своих функций после тридцати лет. Многие изменения и нарушения в нервной системе начинают заявлять о себе примерно в шестидесятилетнем возрасте, набирая темп с каждым десятилетием. Новые исследования показывают, что потеря нервных клеток в области коры больших полушарий мозга составляет не двадцать и более процентов, как раньше считали, а лишь около 10%, причем эта потеря распределяется неравномерно. Многие сечения полушарий, особенно центры зрения и обоняния, практически не теряют клеток. Однако отдельные участки, например гиппокампа, ответственного за память, теряют до половины своих клеток.
   Пока еще невозможно соотнести изменения психологических функций с конкретными анатомическими областями мозга. Потеря нервных клеток может быть частично компенсирована пластичностью нейронов. Выжившие нервные клетки образуют новые ответвления, восстанавливающие потерянные связи. Установлено, что этот процесс продолжается до восьмидесяти пяти лет и зависит от душевного здоровья. Поэтому так важно не оставлять больных Альцгеймером представленными самим себе, необходимо непрерывно вовлекать их в процесс интенсивной терапии психологического и физиологического характера.
   Клетки мозга взаимодействуют между собой посредством сигнальных веществ – нейротрансмиттеров, количество которых со временем уменьшается, существенно ослабляя эти связи, и сами клетки в процессе старения теряют чувствительность к этим сигнальным веществам. Изменяется и кровоснабжение мозга, что можно объяснить сокращением размеров сечений кровеносных сосудов.
   Ученые сумели доказать, что прохождение потока крови через различные участки мозга старых людей и молодых различно. Следствием этого может быть то, что старые люди при решении проблем часто выбирают другие стратегии поведения, задействуя при этом наименее поврежденные участки мозга.
   Благодаря своему значительному резерву, мозг даже очень пожилых людей в большинстве случаев функционирует хорошо. Включается так называемый многоступенчатый контроль и дублирование, когда одна программа реализуется одновременно за счет нескольких участков. Если одна из функций не срабатывает на определенном уровне, ее перенимают другие ступени, продолжая регулировать работу мозга. Именно в этом лежит потенциальный резерв клеток, которые под воздействием различных причин возбуждают свои еще неиспользованные нервные окончания, повышая их чувствительность и компенсируя утерянные связи с соседними клетками. Таким образом, коммуникационные связи, утерянные в течение многих лет процесса старения, восстанавливаются вновь. Мозг шестидесятилетнего человека может иметь различные аномалии и патологии в структуре, но в повседневном поведении его хозяина, в реализации различных физиологических и когнитивных функций (память, воображение, представление, принятие решений) мы не найдем никаких отклонений.
   Резерв работоспособности мозга может на протяжении многих лет компенсировать отмирание большого количества клеток, обусловленного стрессовыми ситуациями, например тяжелыми и длительными заболеваниями. И только тогда, когда этот резерв полностью исчерпан, возникают симптомы депрессий, плохой памяти и потерянности. На протяжении человеческой жизни с каждым прожитым новым десятилетием различия в деятельности мозга между людьми увеличиваются, хотя существуют девяностолетние и более старые люди с достаточным резервом его работоспособности.
   При этом в первую очередь утрачивается способность воспроизводить недавно полученные знания, в то время как события прошлого, детства помнятся лучше и дольше; сложные понятия забываются раньше, чем простые, имена собственные – раньше, чем нарицательные, индивидуальные понятия – раньше, чем общие; менее усвоенные навыки и знания утрачиваются быстрее, чем прочно усвоенные, автоматизированные; многолетние профессиональные навыки сохраняются, а способность выучить что-либо новое, пусть и элементарное, теряется.
   В прошлом люди достигали апогея своей деятельной жизни в возрасте сорока-пятидесяти лет. При этом терялся большой человеческий потенциал. В девяностые годы ХХ столетия уже 83% населения достигли возраста в шестьдесят пять лет, а 28% переступили восьмидесятипятилетний рубеж. Вместе с потерей и недостатком человеческих ресурсов все заметнее проблема дряхления общества.
   В ближайшие годы «многодетные» поколения 1950–1964 гг. уйдут на пенсию и сотрясут всю западную цивилизацию до состояния чрезвычайности вследствие нехватки рабочих рук. Люди, находящиеся сейчас в возрасте тридцати-пятидесяти лет, могут не надеяться на нынешнюю безмятежность и стабильность пенсионного обеспечения.
   «Наша старость не будет такой удобной, – предупреждает Ширрмакер (Schirrmacker), издатель газеты «Frankfurter Allgemeinen Zeitung», автор нашумевшего бестселлера «Метусалемский сговор». – Мы, которым сегодня двадцать, тридцать или пятьдесят лет, будем стариками, когда начнется «война поколений». Мы должны бороться за наше будущее до тех пор, пока мы еще сильны. Вместо того чтобы идти на пенсию в шестьдесят лет, сегодняшнее поколение должно ориентировать себя на тот отрезок жизни, который будет продолжительнее, чем детство, обучение и первые рабочие годы вместе взятые. При этом количество детей, которые могли бы заботиться о родителях, будет драматически сокращаться.
   Необходимо своевременно позаботиться о том, чтобы возраст после пятидесяти лет протекал полноценно. Мы должны осознать, что нас ожидает, и как мы сможем это выстоять и преодолеть, не теряя при этом своего достоинства», – призывает Ширрмакер. Действительно, поколение, которому сейчас за пятьдесят, чувствует себя оттесненным на задворки жизни, невостребованным. Оно борется за собственное достоинство, страдая от дискриминации, сравнимой порой с примитивным расизмом. Сегодня тот, кто старше сорока пяти, не имеет возможности получить работу; тот, кому за шестьдесят, должен обходиться без кредитов; семидесятилетние для сегодняшнего общества, ориентируемого на «культ юности», считаются практически мертвецами, несмотря на то что потенциально могут прожить еще около двадцати лет. «Такая идеология смертельна», – предупреждает Ширрмакер.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация