А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Анатомия страсти" (страница 18)

   Рождение интеллекта

   Талант работает, гений творит.
Роберт Шуман
   Сегодня со всей определенностью можно утверждать, что интеллектуальный потенциал человека, в широком смысле этого слова, закладывается в самом раннем возрасте (Lise Eliot. Was geht da drinnen vor? Die Gehirnentwicklung in den ersten fьnf Lebensjahren, Berlin Verlag).
   Все согласны с тем, что на интеллект ребенка влияют наследственность и среда обитания. Вопрос только, в какой мере. Именно генетическая память и пластичность мозга уже в младенчестве определяют будущий интеллектуальный уровень личности, который во многом зависит от индивидуальных особенностей функционирования мозга.
   По словам Р. Худоеркова, заместителя директора по науке НИИ мозга, который в течение уже более восьмидесяти лет занимается, в частности, исследованиями индивидуальных особенностей мозга выдающихся деятелей науки, культуры и государства, «гена гениальности» не существует. Но путем многолетних экспериментов ученые твердо определили, что важнейшим фактором в достижении интеллектуальных высот является правильная работа с ребенком в первый год его жизни. В течение первого года мозг маленького человечка увеличивается более чем в два с половиной раза, и в этом возрасте с ним нужно интенсивно и системно заниматься: читать, разговаривать, играть, показывать развивающие картинки. С первого и до самого последнего дня жизни мозг человека развивается и перестраивается, поэтому его надо постоянно подпитывать: читать, тренировать память, насыщать его полезной информацией.
   Ученым удалось выяснить, что у глухих и слепых людей происходят серьезные изменения структуры головного мозга, при которых возникает своеобразная компенсация утерянных функций зрения слухом, и наоборот.
   Поэтому при определении IQ ребенка необходимо учитывать все факторы, как врожденные, так и приобретенные. Вытягивает ли ребенок в генетической лотерее счастливый билет, имея от рождения достаточно быструю сигналопроводящую систему нервных окончаний и больше серого вещества в левом полушарии головного мозга? Или это – результат накопленного опыта бесчисленных негенетических факторов, которые с момента зачатия влияют на развитие мозга? Ответ на эти вопросы дает наука, в частности психология, одним из разделов которой является «генетика поведения».
   Известно, что люди с большим генетическим сходством имеют примерно одинаковый IQ. Наибольшее соответствие обнаруживается у выросших вместе однояйцевых близнецов. У родителей и детей оно примерно такое же, как между братьями и сестрами. Надо учитывать, что большая часть близких родственников имеет, помимо совпадающих генов, много общего и в образе жизни. Интересными и показательными являются исследования, проводимые с родственниками, не живущими вместе, например, приемными детьми и их кровными родителями или однояйцовыми близнецами, выросшими отдельно друг от друга. Они и являются идеальным объектом: даже если родные по крови были разлучены, то период совместного девятимесячного пребывания в чреве матери не может не отразиться на развитии мозга, формирование которого происходит именно в это время.
...
   Ученым удалось выяснить, что у глухих и слепых людей происходят серьезные изменения структуры головного мозга, при которых возникает своеобразная компенсация утерянных функций зрения слухом, и наоборот.
   Кроме того, учеными были исследованы специфические стороны духовных способностей человека, из которых память является наименее подверженной влиянию генетического наследия.
   Сравнение однояйцевых и двуяйцевых близнецов показало, что в каждой группе школьников только 20% успехов можно отнести за счет генов, остальное зависит от окружения, общего семейного прошлого и отношений в коллективе. Другими словами, хотя гены и являются важной составляющей в освоении школьной программы, основным фактором остается семья (требовательность, поощрение, внимание, дисциплина, многообразие возможностей).
   Можно утверждать, что с возрастом интеллектуальность человека все более зависит от генетической наследственности. У детей за интеллектуальность ответственны 15% генов. Эта цифра увеличивается в подростковый период до 50%, еще немного повышаясь в зрелом возрасте (Plomin R. Nature and Nurture). Со временем гены начинают играть преобладающую роль. Исследования людей старше шестидесяти лет дают возможность предположить, что IQ примерно на 80% можно считать унаследованным. Эти данные частично подтверждаются исследованиями приемных детей, которые именно в дошкольном возрасте по интеллекту ближе приемным родителям, сестрам и братьям (Scarr S. and Weinberg R.A. «The Minnesota adoption studies: Genetic differences and malleability»). В подростковом возрасте IQ приемных детей возвращается на уровень, характеризующий кровных родителей (Eliot Lise Was geht da drinnen vor?, Child Development, 54,1983).
   Дети появляются на свет с заложенным темпераментом и различной мерой таких качеств, как дружелюбие, спокойствие, активность, общительность. Но не только эти генетические характеристики определяют поведение малыша – большую роль играет и то, как его «опекает» окружение. Порой мы, наивно полагая, что контролируем окружение, в котором растут наши дети, считаем, что влияние и контроль взаимны. В одной и той же семье два ребенка, имеющие одинаковые генетические данные, обладают различным восприятием и жизненным опытом.
   Между тем известно, что ранний опыт очень важен для последующего развития интеллектуального потенциала. Развитие мозга требует стимуляции. Гены «предоставляют» строительный план, но конкретная реализация нейронной схемы в голове каждого ребенка требует постоянного общения с людьми, объектами и явлениями окружающего мира. Интересно, что маленькие дети усваивают в течение четырех месяцев больше, чем студенты за четыре года. Ни в какой другой фазе человеческой жизни развитие мозга не происходит так бурно, как в первые три года. Новорожденный имеет примерно сто миллиардов клеток мозга, которые затем образовывают сеточную структуру, для чего необходимы биллионы синапсов. Эти связи образуются большей частью в раннем возрасте. Количество взаимосвязей зависит от генов, качество их определяет внешнее окружение. Здоровая пища и полный любви и заботы уход положительно влияют на развитие мозга. Детям, лишенным достаточной стимуляции, трудно будет компенсировать этот дефицит в будущем. В первые годы жизни мозг запрограммирован на самую высокую активность. Количество синапсов быстро увеличивается – одна единственная клетка может устанавливать до десяти тысяч связей.
   Таким образом, внешняя среда определяет развитие значительной части структуры мозга, благодаря которой младенец узнает, изучает, переживает и воспринимает мир. Это развитие продолжается до самой смерти. Ненужные синапсы исчезают, часто употребляемые усиливаются. Одновременно постоянно образуются новые синапсы, что очень важно для нормального функционирования памяти.

   Современные исследования интеллекта

   Интеллектуалы делятся на две категории: одни поклоняются интеллекту, другие им пользуются.
Гилберт Честертон
   Главным направлением исследований в настоящее время является установление прямых связей между интеллектом и проявлением способностей в разных областях. Например, в 1973 г/ интенсивно изучался вопрос о том, чем можно объяснить высокие достижения в математике или игре в шахматы – высоким интеллектом или специальными знаниями.
   Как и следовало ожидать, личности с высоким интеллектом решают поставленные задачи значительно лучше, чем те, кто имеет ограниченные знания и опыт в этих областях. Однако иногда наличие низкого интеллекта может быть компенсировано наличием большого опыта. Люди с большим специальным опытом, например эксперты, могут достигать одинаковых результатов с одаренными новичками.
   Но и практикам необходим высокий интеллект. Может быть, он и не участвует напрямую в достижении успеха, но способствует ему, помогая в усвоении учебного материала и навыков.
   Если человек обладает фундаментальными знаниями в определенной области, то его достижения будут такими же, как у человека с высоким интеллектом. Сегодня ученые определяют и оценивают интеллект иначе, чем в совсем недавнем прошлом, распространяя это понятие на сферы, имеющие мало общего с обычными познавательными областями мышления, усвоения знаний и решения проблем. В последнее время стало популярным понятие EQ – «эмоционального» или «социального» интеллекта, благодаря которому представляется возможным распознавать и оценивать в себе и окружающих эмоциональный фактор. Это так же дает возможность проявлять, регулировать и контролировать свои чувства, сохраняя объективность при решении проблем.Часть нашего мозга, ответственная за быстрое и простое принятие решений, называют обычно «адаптированной бессознательностью», и исследования этих процессов являются решающими в одной из важнейших областей современной психологии. Эта адаптированная бессознательность не имеет ничего общего с бессознательностью или подсознанием по Фрейду. Вместо этого ее можно представить чем-то вроде компьютера, который очень быстро и тихо обрабатывает поступающие данные, которые необходимы для нашего выживания.
   Если, например, выйдя из дома, мы неожиданно встречаем взглядом несущийся на нас автомобиль, то у нас нет времени выбирать вариант для оптимального реагирования. Именно в этом и состоит базис такого долгого выживания человека на Земле, так как наш аппарат принятия решений в процессе эволюции так развился, что с его помощью мы можем в короткие мгновения при наличии минимальной информации принять спонтанные решения, имеющие для нас порой и жизненно важное значение. Психолог Т. Вильсон (T. D. Wilson) описывает это в своей книге «Strawers to Ourselves» так: «Мозг работает очень рационально в том плане, что большую часть сложного мышления он перекладывает на бессознательность, точно так же, как современный пассажирский самолет посредством автопилота в состоянии без помощи или с минимальной помощью человека прокладывать свой путь к цели».
   Адаптационная бессознательность очень хорошо иллюстрирует, как с учетом информации, полученной из окружающей среды, можно предостеречь человека и направить его действия. Каждый раз решения принимаются в разных частях нашего мозга и каждый раз касаются различных черт личности.
   Конечно, если врач должен принять очень важное решение для постановки сложного диагноза, ему необходимы дополнительные анализы, мало того, мы хотим услышать мнение другого врача или целого консилиума. Даже нашим детям мы говорим: «Сперва думай, а затем действуй», и тогда мы доверяем только нашим сознательным решениям. Но бывают такие стечения обстоятельств, когда из-за недостатка времени, стресса и тяжелых условий больше пользы нам приносит спонтанное принятие решений под первым впечатлением без долгих раздумий, что дает нам возможность полнее понять наш мир. Конечно, можно и нужно говорить не только об эффективности первого взгляда, но и о том, что инстинкт может ошибаться.
   Так когда же мы должны доверять нашему инстинкту, а когда проявлять осторожность, прежде чем довериться ему? Если мы, прислушиваясь к инстинкту, принимаем решения, которые всегда ведут к неправильным решениям, это значит, что мы все время совершаем ошибку по все время повторяющимся причинам, которые должны определить и осознать. Это доказывает эксперимент, проведенный Университетом Вашингтона в лаборатории психологии Дж. Готтмана, в котором приняла участие супружеская пара в возрасте около тридцати лет. Первое впечатление от них – модно одетые, приятные и интеллигентные люди. Те, кто позже посмотрел видеоролик, снятый Готтманом, получили такое же впечатление. Муж, назовем его Биллом, обладал выигрышным и слегка игривым шармом, его жена Сюзанна – острым и бойким язычком.
   Их привели в небольшую комнату, усадили на расстоянии двух метров друг от друга и подвели к пальцам и мочкам ушей электроды, чтобы замерять частоту сердечных сокращений, потоотделение и температуру кожи. Под каждым из стульев был размещен складной метр для замера движений подопытных на стульях. Две камеры, по одной на каждого, записывали все, что происходило и говорилось. Супругов оставили на пятнадцать минут одних под работающими камерами и дали указание вести дискуссию на тему, которая, возможно, вызовет ссору. Для Билла и Сюзанны это была собака, о которой мечтала она, но не хотел он, о чем они и дискутировали все четверть часа.
...
   Адаптационная бессознательность очень хорошо иллюстрирует, как с учетом информации, полученной из окружающей среды, можно предостеречь человека и направить его действия. Каждый раз решения принимаются в разных частях нашего мозга.
   На первый взгляд видео этого разговора почти не отличалось от бесконечных ежедневных бесед между супругами. Ни один из них не был особенно раздражен, между ними не возникало «сцен» и яростных вспышек. Спокойным тоном Билл в начале беседы заявляет, что «он не особый любитель собак», после чего немного ворчит, не обвиняя жену, которая со своей стороны ему немного пеняет. Возникают моменты, когда кажется, что оба просто забыли о том, что должны поругаться. Например, когда они обсуждают запах псины, разговор принимает комический оборот, и оба начинают смеяться.
   Можно ли сделать какие-либо выводы из пятиминутной беседы супругов о собаке, чтобы решить, насколько счастлив или несчастлив их брак? Ведь в нем имеется множество более важных вещей: дети, секс, деньги, родственники или работа. В любой семье бывают дни, когда пары живут в гармонии, а бывает, что они ссорятся. Бывают времена, когда супруги действуют друг другу на нервы, а вскоре планируют совместный отпуск и чувствуют себя как в медовый месяц. У сторонних наблюдателей возникает чувство, что для распознания отношений между супругами необходимо провести с ними недели или месяцы, переживая различные ситуации, при которых они счастливы, усталы, рассерженны, возбуждены, радостны, напряжены. Но что может рассказать расслабленное состояние, в котором Билл и Сюзанна болтают о собаке?
   Готтман имеет на этот счет особое мнение: чтобы оценить будущее отношений между супругами, совсем не нужно проводить с ними много времени. Еще в восьмидесятые годы он начал свои исследования в «лаборатории любви» неподалеку от кампуса Университета Вашингтона, опросив с тех пор более трех тысяч пар, подобных Биллу и Сюзанне, каждую из которых снял на видео и проанализировал по собственной методике, называемой Gottman SPAFF (специфический аффект). Это система кодирования, разбитая на двадцать различных категорий, соответствующих каждому из возможных настроений супружеской пары. Готтман обучил своих сотрудников распознавать в жестах и мимике тестируемых малейшее проявление чувств, а также интерпретировать их словарный запас. Анализируя видео, сотрудники давали каждой из персон за каждую секунду определенную цифру, и в конце 15-минутного видео набиралось 1800 цифр – 900 для мужчины и 900 для женщины. К примеру, ряд «7, 7,14, 10, 11, 11» говорит о том, что один из двух в период из шести секунд сначала сердился, потом чувствовал себя нейтрально, переходил к фазе защиты и в конце концов начинал жаловаться. Кроме того, к видео присоединялись данные электродов и сенсоров, показывая, когда учащался пульс мужа. Иногда жена ерзала на стуле, дополняя картину исследования.
...
   В любой семье бывают дни, когда пары живут в гармонии, а бывает, что они ссорятся. Бывают времена, когда супруги действуют друг другу на нервы, а вскоре планируют совместный отпуск и чувствуют себя как в медовый месяц.
   Казалось бы, выводы Готтмана не имеют ничего общего с инстинктом и интуицией. Не принимая спонтанных решений, он сидит перед монитором и анализирует научную достоверность видеосъемок, секунда за секундой, олицетворяя собой классический пример сознательного и целенаправленного мышления. Но от него мы можем почерпнуть многое о структуре быстрого принятия решений, называемой «thin-slicing» – «рассечение на тонкие ломтики», что означает не что иное, как способность нашего подсознания на основе мельчайших составляющих любого события обнаруживать определенные характеристики исследуемых объектов в различных ситуациях и выявлять их отражение в поведении человека.
   На основании своих расчетов, связанных с поведением в течение часового разговора сидящих на стуле перед экранами мониторов супругов, Готтман делает очень важное заключение, с 95% вероятностью определяя крепость брака двух партнеров на последующие пятнадцать лет. Если время наблюдения сокращается до пятнадцати минут, квота вероятности предсказания снижается до 90%. Но даже трехминутного наблюдения достаточно, чтобы с большой степенью вероятности определить, надолго ли останутся эти партнеры мужем и женой. Опубликованная им работа «Математика брака» полностью испещрена формулами и кривыми, напоминая мне спрятанный у меня на антресолях в свое время доклад О’ Кинси.
   Итак, ученые берут себе на вооружение открытия, которые они делают при исследовании интеллекта для широкого использования их в нашей повседневной жизни. Ученые сходятся во мнении, что эмоции возникли в ходе эволюции, обеспечивая быструю реакцию в критических ситуациях. Такие новые критерии оценки интеллекта многообещающи, и ученые связывают с ними надежды.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация