А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Танцовщица в луче смерти" (страница 4)

   Глава 7

   ...Они молча подышали морозным воздухом в темном пустынном дворе.
   – Какие планы на ночь, девушки? – вежливо осведомился Сергей.
   – Ко мне поедем, – ответила Юля. – Ну, что ты скажешь, Сережа, как профессионал?
   – Только то, что тебе скажет любой непрофессионал. Выперли нас в принципе по делу. Типа вмешательство в частную жизнь.
   – С мордобоем?
   – Ты даже не представляешь, какой разнообразной порой бывает частная жизнь чужих людей, в которую нас, как правило, не приглашают. Люба, извините меня, но эти ваши чисто семейные разборки – соседка-подстилка в халате, трусы в сумке, – над ними может поработать адвокат, если вы действительно решили разводиться, но следователю здесь нечего делать.
   – Люба тебя и не звала, – запальчиво ответила Юля. – Это мне в голову пришло позвать тебя на помощь.
   – Ну, и как ты решила, мое появление чему-то помогло?
   – Помогло, – буркнула Люба. – Он трусливый. Что бы он там ни орал, но поджилки у него затряслись, когда вы удостоверением повертели. В другой раз подумает, прежде чем кулаками махать...
   – Вам именно так показалось? – с сомнением произнес Сергей. – Ну, тогда я рад способствовать прекращению военных действий. Больше, пожалуй, ничем не могу быть полезен. Юля, вы на машине?
   – Да, Сережа. Спасибо тебе. А ты не хочешь к нам заехать? Поужинали бы. Артем бы обрадовался.
   – Я б со всем удовольствием. У меня от слова «ужин» желудок затосковал. Только я на дело свое подлое как раз ехал. Пасу одного типа по заказу его богатой жены. Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены...
   – Серьезно? – Люба посмотрела на него с интересом. – А если и нам...
   – Люба, вам это точно не нужно. Мы найдем хорошего адвоката, который и отобьет вашу двушку. У той жены ставки повыше. Ей надо прибрать к рукам парочку островов, замков, отелей... В общем, милые бранятся, игрушки отбирают друг у друга.
   – А, – задумалась Люба. – Ну да. Мне нужно, чтоб он свалил к себе в коммуналку, – и все.
   Они вошли в квартиру, когда Ирина Ивановна уже накрывала стол к ужину. Артем лежал на диване и сосредоточенно смотрел мимо экрана включенного телевизора. Юля очень хорошо знала этот взгляд. Ему сейчас понадобится время, чтобы вернуться из своих мыслей туда, где он на самом деле находится.
   – Привет, – нежно сказала она с порога. – Артем, вставай. Я не одна. Люба к нам в гости пришла. Ирина Ивановна, я сейчас сама еще один прибор поставлю.
   – Да я все сделаю, – мать Артема взглянула на гостью и отвела взгляд от ее синяков. – Раздевайтесь, мойте руки, в общем, располагайтесь.
   – Проходите, пожалуйста, – сказал Артем Любе, надевая очки. – Похоже, у вас неприятности.
   – Ну да, – легко сказала Юля. – Я даже Сережу Кольцова вызывала к Любе домой. В общем, он нас защищал. Я потом расскажу. Если честно, мы просто падаем от усталости.
   После ужина Ирина Ивановна быстро убрала со стола и оставила их втроем. Она не любила чужие проблемы и не особенно радовалась тому, что жена сына постоянно пытается кого-то спасти в ситуации, которую этот кто-то не должен был создавать.
   – Я приблизительно все понял, – сказал Артем после эмоционального Юлиного рассказа. – Значит, требуется просто развестись. И в идеале остаться при квартире. Если Сережа обещал помочь с адвокатом, значит, надежда есть.
   – Я засыпаю, – вдруг сказала Юля. – Я только что чуть со стула не свалилась, мне даже коротенький сон приснился. Правда, не помню, о чем. Люба, кто первый в ванную идет? Ирина Ивановна тебе постелила в кабинете Артема.
   – Иди ты, раз со стула падаешь. А я бы покурила. Здесь можно?
   – Кури, – сказала Юля и направилась в ванную, не веря своему счастью: неужели этот день закончился? Неужели она сейчас залезет под свое одеяло? – Так я сразу лягу, ладно? Люба, ты потом все сама. В ванной будет чистое полотенце, ночная рубашка, халат, – Юля так вкусно зевнула, что Артему тоже захотелось спать.
   Он поставил перед Любой пепельницу, какое-то время каждый из них думал о чем-то своем. Потом Артем спросил:
   – Ты не боишься все это начинать – адвокаты, имущественный спор, – а вдруг обида или злость, не знаю, пройдут, захочется вернуть все назад, но будет поздно?
   – А на черта мне такие отношения, – мрачно ответила Люба. – Вы с Юлькой любите друг друга, вам просто не понять, как жить с человеком, который и убить может, такой придурок...
   – Но вы когда-то любили друг друга?
   – Вот не помню, честно скажу. Что-то было, конечно. Свадебную фотографию до сих пор в сумке ношу... Хочешь посмотреть?
   – Да, конечно.
   Артем взял из рук Любы бумажник, в пластиковом окошке которого была маленькая фотография. Она в белом платье, рядом высокий худой серьезный мужчина... «Чудовищно, – подумал Артем. – Белое платье, роза в петлице, поцелуи, близость... А потом эта грязь, которую они льют друг на друга, драки, война за квартиру... Что-то не так с ними обоими».
   – Ну как? – Люба сунула бумажник в сумку.
   – Нормальный вроде человек...
   – Вроде.
   – Ты уверена, что он тебе изменяет с соседкой? А вдруг она на самом деле за солью пришла.
   – Ха! За солью. Трахаются они. Я вообще уверена, что он трахается с кем попало. Может, даже проституток снимает. Мы с ним давно не спим.
   – Ну, раз так... Тогда, конечно... Люба, Юля ванную уже освободила, твоя очередь. Потом я.
   Юля была в сладком полусне, когда он лег рядом. Но она его почувствовала, прижалась горячим телом:
   – Давай быстренько уснем. Вместе. В одну секунду.
   – Давай... Она говорит, муж ей изменяет со всеми подряд. Это так?
   – Наверное, раз говорит. Правда, он тоже про какие-то найденные в ее сумке трусы орал, – Юля сладко засопела, уткнувшись носом в его плечо.
   Артем закрыл глаза, глубоко вздохнул, предвкушая отдых... И вдруг... Это худое лицо на фото рядом с Любой. Он опять увидел четкую картинку: девушка, лежащая в снегу с завязанным ртом, три мужских фигуры... Один стоит в профиль, у него худое, удлиненное лицо. С усами...
   – Юля, – Артем резко повернулся к жене. – Юля, проснись на одну секунду, скажи, у Любиного мужа есть усы?
   – Усы? – сонно пробормотала Юля. – Есть. А что?
   – Ничего. Спи.
   Абсолютно ничего. Ведь все решено: он забыл то, что случилось тем вечером. Он ничего не может изменить. Только нужно поставить какую-то защиту от этих воспоминаний... Он придумает. Артем тихонько поднялся, босиком вошел в гостиную, взял сумку Любы, достал бумажник и долго рассматривал под светом настольной лампы худое лицо мужчины. Здесь у него нет усов. Значит, нужно посмотреть на этого человека теперь, причем в профиль. Убедиться в том, что все худые мужчины с усами издалека похожи. И покончить с этим бредом.

   Глава 8

   Артем встал раньше обычного, когда Юля еще спала, быстро собрался, вошел в кухню, где мать готовила завтрак:
   – Мама, я сегодня должен выйти пораньше, да и есть не особенно хочется. Мне только кофе с чем-нибудь...
   Он быстро выпил чашечку крепкого кофе с двумя гренками и почти побежал к машине. От навязчивых идей надо избавляться, наверное, одним способом: осуществлять их. Он завел машину и поехал по адресу, который прочитал в паспорте Любы. Залез в чужую сумку! С ума сойти...
   Во дворе Любиного дома он вышел из машины, походил, нашел ее подъезд... Дальше-то что? Может, этот Василий на работу ездит среди бела дня, может, он вообще безработный или надомник – этот вопрос Артем не выяснял у Любы. Он посмотрел на часы. Времени в обрез. Дел полно. Да и холод собачий. В это время молодая пара стала вывозить коляску с ребенком из подъезда. Артем помог, придержал дверь и вошел внутрь. Шестьдесят пятая квартира оказалась на четвертом этаже... Артем терпеть не мог даже в гости к знакомым ходить. Но в эту чужую квартиру он позвонил решительно. Дверь открыли быстро. Худой мужчина в джинсах и майке уставился на него отнюдь не гостеприимно.
   – Извините, я без звонка, – начал Артем, не зная, что скажет дальше. – Я, собственно, и телефона вашего не знаю. Только адрес.
   – Я не понял: а чего это вы должны знать мой телефон и адрес. Вы вообще кто?
   – Меня зовут Артем. Я муж Юли Соколовой, подруги вашей жены... Она была у вас вечером... А войти нельзя на минутку? Как-то неудобно на площадке говорить.
   – Ладно. Заходите. Вы с женой у нас дежурство, что ли, установили? Вечером – она, спозаранку – вы...
   – Да, я понимаю, это для вас неудобство определенное, но я как раз заехал, потому что... Ну, вы же не знаете, наверное, что ваша жена у нас ночевала... Чтоб не беспокоились.
   – А. В этом смысле. Спасибо. Что-нибудь еще?
   – Попить не дадите?
   – Чего?
   – Да хоть воды из-под крана.
   – Пошли на кухню. Жалко, что ли.
   На кухне хозяин взял со стола немытую чашку, сполоснул ее, спустил холодную воду, стал наливать. Артем сосредоточенно разглядывал его профиль. Потом сделал пару глотков и произнес:
   – А знаете, я вот до сих пор не понимаю, как близкие люди вдруг врагами становятся.
   Василий зыркнул на него маленькими, настороженными глазами.
   – Че тут понимать-то. Если об тебя ноги вытирают и чуть что – мозг выносят: моя квартира, пошел вон в свою коммуналку... Вот ты бы как: розами ее посыпал за это?
   – Я не в состоянии пока вообще оценить такой уровень отношений. У нас все несколько иначе. Розами я свою жену в принципе не «посыпаю», как вы выразились. Не настолько хороший муж. Но ударить женщину?! Бить ее регулярно? Как это можно, не понимаю.
   – Ты б послушал, как она меня несет, как унизить старается, тогда понял бы. Ты что, думаешь, я бедняжку по морде бью, а она тихо слезы льет? Дерется она, понял? Вот, смотри, – Василий продемонстрировал глубокие царапины на своей шее.
   – Но вы ей изменяете, как я слышал?
   – А она? Ты про нее ничего не слышал? Как она утром приходит, а ее трусы...
   – У нее в сумке. Знаю об этом вашем обвинении. Извините, мне пора. На работу опаздываю. А вы работаете?
   – Да так. В фирме одной по ремонту телевизоров. А что, Любка сказала, что я не работаю?
   – Да нет, об этом вообще разговора не было. Просто я хотел предложить вас подвезти.
   – Не. Заказов на сегодня нет пока.
   Артем быстро простился, приехал в офис, вошел в свой кабинет. Сотрудники начнут приходить минут через пятнадцать. Он откинулся на спинку стула, прикрыл глаза, вызвал в памяти профиль Василия, затем того человека в парке... Похожи, конечно. Ну, и чего он добился? Можно найти еще двадцать человек, худых, с длинными лицами, усами, – и убедиться в том, что на расстоянии они все кажутся похожими... Да нет, не двадцать, а двадцать тысяч худых мужиков с усами. И все-таки... Все-таки он должен что-то сейчас сделать хотя бы с собой. Он, «ботаник», профан полный во всяких расследованиях. Пусть это такая психотерапия: он вроде бы не виноват в сокрытии преступления, раз ищет людей, похожих на убийц. Ведь кроме него никто их не видел! Если бы, например, оказалось, что у этого Василия есть два приятеля, и у одного из них массивная, широкая спина, что они бывают в этом парке, может, кто-то рядом живет или работает... Может, они, к примеру, ужинают в ближайшем кафе, встречаясь. Тогда... Собственно, что тогда? Он, Артем, в полицию, что ли, пойдет с этим бредом? Разумеется, нет. Он не пойдет туда даже в том случае, если будет убежден на сто процентов в том, что встретил насильника и убийцу. Потому что девушку уже не спасти. А возмездие – это не его занятие и не его цель. Бог накажет, как иногда говорит мама. И все-таки мозг сверлит и сверлит одна мысль: все непараллельные линии рано или поздно пересекаются. То есть теоретически не исключено то, что он может вычислить убийцу. Артему вдруг страшно захотелось увидеть Юлю... Он набрал по внутреннему телефону номер Максима Дайнеко, своего неформального зама. Рассказывать он ему, конечно, ничего не будет, но как-то намекнет, чтоб немножко его подстраховал. Работать в полную силу Артем сейчас не может, что ужасно.
   – У меня заказчик, – сказал Макс, – мы должны уехать, но я забегу к тебе обязательно через пять минут.
   Когда Артем проводил свое первое рабочее совещание в качестве владельца интеллектуального агентства и бесспорного руководителя коллектива, состоящего из однокурсников, он смущенно сказал:
   – Ну, в общем, начальники здесь никому не требуются, подчиненных нет. Я верю в нашу идею, в вас и в демократию. Не знаю, что еще сказать. Давайте работать.
   – Можно я уточню? – улыбаясь, спросил Максим, не самый сильный ученый среди них, но, наверное, самый харизматичный парень – в меру коммуникабельный, достаточно самоуверенный и умеющий в случае необходимости поставить любого на место. – Это называется – сам себе режиссер, ребята. Но не стоит увлекаться. Нам всем приятно грызть гранит науки до потери сознания, но здесь, за зарплату, нужно обслуживать состоятельных клиентов и вовремя останавливаться.
   Так Максим стал неформальным заместителем Артема, что все сразу приняли как должное.
   Когда он вошел в кабинет, как всегда, собранный, уверенный в себе, крепко пожал руку, Артему сразу стало легче. Конечно, на него можно все оставить... Ненадолго, пока получится справиться с этой мутью в душе, в голове...
   – Макс, я коротко. Извини, что задерживаю. Мне немного не по себе, вирус, мама говорит, подхватил. В общем, я могу задерживаться, а сейчас уехать хочу, полежать. Решил тебя попросить: подстрахуй, а?
   – Ты считаешь, меня нужно об этом просить? Артем, ты меня обижаешь. Мне кажется, тебе стоит раз в жизни нормально поболеть дома. Выбросить все из головы, попить таблетки.
   – Да в том-то и дело, что выбросить все из головы не получается. Таблетки пью... Спасибо тебе. Все в порядке? Выглядишь ты отлично.
   – И тебе спасибо, Люлек, – рассмеялся Макс. – Стараюсь.
   Дайнеко быстро вышел из кабинета, Артем проводил его взглядом. Уж на что он ничего не понимает в одежде, но и то замечает, какие хорошие костюмы носит Максим, как здорово они сидят на его крупной, ладной фигуре. В принципе им всем нужно так выглядеть. Но Артем покупает то, что выбирает Юля, пройдя перед этим пытку примеркой. То, что результат хуже, чем у Максима, это однозначно. Ну, и остальные – кто во что горазд. Хуже всех выглядит Лева Ежов, практически гений. Где он достает такие страшные джинсы, – было загадкой еще в университете. Они сохранились! Равно, как и его свитера. Однажды Максим ему сказал:
   – Слушай, Лева, я бы повез тебя в нормальный магазин, купил бы костюм твоего размера. Но если с костюмом так обращаться, как с этими несчастными псевдоджинсами, ты станешь еще большим чучелом, чем сейчас. Хоть постирай их.
   Лева поправил свои страшные, как и все остальное, очки и ответил:
   – Вот сейчас все брошу и поеду с тобой... Мне б твои заботы. Кстати, тебе не удалось меня обидеть, жалкий ты фраер, – он беспомощно улыбнулся неизвестно кому и надел другие очки – для компьютера, тоже страшные.
   Макс тогда взглянул на Артема и пожал плечами.
   – Лева – это аксиома, – объяснил Артем. – Лично мне он нравится.
   Ему стало легче от сознания, что друзья рядом, в деле, он скоро вернется к ним совершенно прежним... Артем подошел к окну и увидел, как Максим с заказчиком с озабоченным видом идут к золотистому джипу, о чем-то оживленно разговаривая. Это тоже было достоинством Максима – он со всеми умел найти общий язык.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация