А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Танцовщица в луче смерти" (страница 16)

   Глава 2

   Юля работала в доме Степанова. Она привезла образцы обивки, обшивки, наличников, плитки... Хозяин, непривычно тихий и даже несколько побледневший, робко ходил за ней из комнаты в комнату, со всем соглашался, радостно кивал в ответ на любой вопрос. Наконец она устало опустилась на диван. Он тут же появился перед ней с подносом, на котором стояли бутылка вина, вазы с фруктами, пирожными, коробки с конфетами. Юля пригубила из бокала, взяла яблоко. Роман осторожно сел рядом с ней. Она резко положила яблоко и встала.
   – Ну, что за дела... – заныл Роман. – Я же просто хотел по-хорошему...
   – То есть вы можете захотеть по-плохому? Чего именно?
   – Да ничего! Что ж ты злая такая! Я просто хочу, чтобы мы подружились... Ну, ты мне нравишься, конечно, но я ж не навязываюсь, я просто...
   – Послушайте, у меня уже голова болит от ваших «просто». Или мы работаем, или я уезжаю. И отстаньте от меня, пожалуйста, со своей дружбой. Не будет этого, ясно? Да, мой муж – настолько благородный человек, что оставил вас на свободе. Но я уверена, что это ненадолго. Найдется кто-то менее благородный.
   – Ты чего? Какой благородный? То есть я не против, он мужик справедливый. Только он тогда налетел на нас чисто не по делу, вот чем хочешь клянусь. Ну, мы по пьяни, конечно, погорячились. Но обидно же. Мы ничего такого.... А он меня по морде, Ваську – тоже... Ты что, не веришь?
   – Во что? В то, что вы просто хотели рядом с девушкой пройтись? В то, что Артем ни с того ни с сего человека ударил?.. Допустим, я поверила. Роман, подойди ко мне близко, посмотри в глаза, только не вздумай до меня дотрагиваться. Не бойся, я серьезно. Я подумала, может, мы и на самом деле подружимся...
   Роман, не веря своим ушам и глазам, сделал шаг к Юле, остановился, вопросительно заглянул в ее глаза... Ее лицо оставалось серьезным, но ему показалось, что в глазах мелькнула ласковая улыбка. Он приблизился вплотную, она не отодвинулась.
   – Юля, Юлечка, – неровно задышал он, пытаясь своими толстыми руками обнять ее...
   И всхлипнул от острой боли в паху, отлетел к стене от меткого удара ее колена. Какое-то время тупо стоял, запоздало прикрываясь ладонями. Потом в безграничном изумлении спросил:
   – Ты че? Свихнулась? Я че такого сделал?
   – Я предупредила. Не трогать! Это был эксперимент. Могли ли вы просто так рядом с девушкой одинокой постоять. Не только тебя проверила, но и Артема. Не знаю, зачем он мне врет, зачем вас выгораживает... Но ты, Роман Степанов, – мне враг. Бойся меня. Работу я сделаю. Но... ты ответишь за то, что с моим мужем сделал.
   Она быстро собралась, вылетела из дома, он услышал, как рванула с места ее машина, развел в растерянности руками... Его маленький мозг реально страдал, не в силах понять, что произошло и что ему следует делать дальше. Он одно сумел придумать. Набрал телефон Артема и, когда тот ответил, жалобно заныл:
   – Слушай, Тем... Юлька у меня была. Работу привозила. То да се. Слышь, я ниче ей не делал... Я хотел как лучше и все такое... А она... Ты прикинь. Она мне так вмазала промеж ног, сказала... Типа, не верит ни мне, ни тебе, типа, враг я ей навеки. Вроде говорит: достану тебя... Артем, я не понял.
   – Ты к ней приставал?
   – Так нет же. Она говорит: постой рядом, я, мол, подумаю. Потом как вмажет, стоять больно, веришь... Ну, и вроде я враг... Это как?
   – Юля – человек принципиальный. Что я могу поделать. Послушай, Роман, мы тут с другом одним в твою сторону едем. Ты не против, если заскочим? Мы устали, как собаки. Хочется посидеть в тихом месте. Ну, и поговорили бы обо всем.
   – Тема, какие вопросы. Я вас жду. Стол накрою. Тема, я ж хочу по-хорошему, а она...
   – Ладно, жди.
   Артем и Сергей застали Романа в состоянии полного самоуничижения. Он был готов во всем каяться, просил Артема звонить Юле – извиняться за него... Готов был жизнь начать с чистого листа.
   – Мой совет, – участливо приблизился к нему Сергей, – Юлю на время оставить в покое. Ей нужно время самой во всем разобраться. И вообще: нельзя слезть с этой темы? Бесперспективная она. Что мы, собственно, можем решить за Юлю? Я так понял, нас отдохнуть пригласили, может, даже более того...
   – Более, – с готовностью ответил Роман. – Я все накрыл. Столовая там.
   Еда была обильной, напитков много, хозяин не в форме. Сергей и Артем усиленно ему подливали с разных сторон, произносили тосты, выводили на воспоминания.
   – Бывает так, – вдруг сказал Сергей. – Встречаешься с человеком первый раз, а вроде бы уже виделись. Вот ты, Роман, меня нигде не видел?
   – Не скажу, брат. Память у меня хреновая. Может, и видел.
   – Я бываю в той кафешке в парке, где вы с Артемом так удачно посидели. Кстати, поздравляю с успешным завершением дела. Знаешь, срок за хулиганство там был – раз плюнуть.
   – Да, я знаю. Артем, я отблагодарю, не сомневайся, если вы в этом смысле приехали.
   – Что вы, Роман. Конечно, нет. По-моему, мы все решили, все логично. Юле трудно это принять, дела, в принципе, мужские.
   – Во-во, логично. Какой ты умный. Давай на брудершафт выпьем, а то ты мне как скажешь «вы», я прям пугаюсь. Будто в СИЗО, чесслово, – Роман заискивающе засмеялся.
   – Давай на «ты», – легко согласился Артем. – Только без брудершафта. Так что ты, Сережа, сказать хотел? Ты встречал, что ли, там Романа?
   – Ну, точно не скажу. Сейчас кажется, что видел. Вроде еще кто-то с ним был. И девушка...
   – А что за девушка? – заинтересовался Роман. – Не помнишь?
   – Запомнил. Понравилась мне. Такая небольшая, стройненькая, волосы коротко постриженные, личико вроде детское, маленькое... Не знаешь такую, Рома? Я потом ходил, думал, встречу ее...
   – Такая маленькая, личико детское? Люблю таких. Волосы короткие? – Язык у Романа уже сильно заплетался.
   – Да. Не помнишь?
   – Не-а... Так у меня таких... А по имени не знаешь?
   – Ниной вы ее называли.
   – Нина? Этих Нин у нас было... А че еще помнишь?
   – Бровка одна у нее как бы рассечена.
   – Да ты что! Это как же так... я не понял... Я вообще не понял, че ты мне тут лепишь... – Роман встал из-за стола, покачнулся, грузно плюхнулся опять на стул. – Ребята, а вы меня споили, – придурковато засмеялся он. И вдруг увидел рядом с собой серьезное лицо Артема. – Ты че? Ты че лезешь? Опять?
   – Все нормально, – сказал Артем. – Тебя спросили: знаешь Нину, девушку с разорванной бровью? Сережа тебя с ней видел.
   – Я не знаю. Честно, не знаю. А, может, и знаю, но не помню. Я че, с ней трахался? Приведи ее, я вспомню.
   – Идиот чертов, – брезгливо произнес Артем. – Пошли, Сережа. Ему нечем вспоминать.
   Роман попробовал опять встать и стукнуть кулаком по столу:
   – Ты что... Думаешь, я пьяный... Да я щас...
   Они оставили его выковыривать собственное тело из-за стола, вышли, сели в машину.
   – И чего мы добились? – спросил Артем.
   – Все того же, – скучно ответил Сергей. – Не исключено, что это был он.
   – Как узнать? Он же действительно не может ничего вспомнить. Он – идиот!
   – Убийство помнят все. Даже идиоты. А если он так здорово валял дурака, то... получается, что мы не большие умники. Артем, ты должен вспомнить: он или не он. Иначе это абсолютно бессмысленное занятие. Мария перелопатила дела армии отсидевших насильников. Тех, кто мог оказаться в то время в том месте, допрашивают. Сейчас составляют списки домов, куда приглашали эту группу стрип-данса. Девчонки жмутся, плохо идут на контакт. Боятся, конечно.
   – Чего, например?
   – Хотя бы того, что звать перестанут, если их почитателей следствие трясти начнет. Они завтра на одном корпоративе выступают. Не хочешь со мной? Посмотрим, может, получится поговорить в непринужденной обстановке. В отделе они произносят два слова «да» и «нет».
   – Я поеду с тобой.

   Глава 3

   Елена Васильевна в трауре молча сидела в кресле и смотрела на зятя. Он, кажется, уже подготовил речь для процесса. Ораторствует минут сорок. В том смысле, что любовница Вадима коварно заставила его переписать на нее часть семейного имущества, чтобы затем его убить. «Зачем убить?» – думала Елена Васильевна, не находила ответа, но не у него же спрашивать, у этого зятя, который считает себя великим адвокатом. Валерий Козырев. Имя, конечно, на слуху. Но попробовал бы Вадим не сделать мужа Варвары великим адвокатом. Дочь у них с характером. Впрочем, не было бы такого папочки, не было бы и такого характера. Нашла кем-то забытого на папиной вечеринке тусклого юриста, неизвестно, как там оказавшегося, велела отцу раскрутить его, как звезду. А тому что... Надо отдать должное покойному, он всегда чувствовал вину перед семьей, по крайней мере, дочери никогда не отказывал. Да и ей, жене... Напакостил с этими дарственными исподтишка. Если бы она не наняла сыщика, неизвестно, когда бы об этом узнала. Теперь, правда, знает. Прикончила его эта содержанка, хотя вполне могла бы доить и дальше. Ничего не сходилось у Елены Васильевны. Как узнала про то, какую страшную, нелепую смерть принял ее супруг, так не перестает задавать себе вопросы, на которые у нее нет ответа. И все время ловит себя на странной мысли. Пойти в тюрьму и спросить у этой женщины: в чем дело? Почему она это сделала? Может, она сумасшедшая? Да, нужно обязательно узнать. А это может только Сережа.
   – Валера, ты иди, – Елена Васильевна приложила к носу батистовый платочек. – Увлекаешься ты сильно. Мне подумать надо, одной побыть.
   – Боюсь, вы не понимаете, насколько все серьезно, – остановить красноречие зятя не так уж просто.
   – Это ты не понимаешь. У меня мужа убили. Все остальное решим по порядку. Дома не исчезнут. Убийца никуда из тюрьмы не денется. Ты тоже не успокоишься, пока наследство Вадима к рукам не приберешь. Ты особенно клювик не разевай. Не забывай, что есть я, Варвара. А ты вообще у нас на заднем плане просматриваешься.
   – Этот ваш тон, Елена Васильевна, неуместен. Я имею в виду интересы нашей общей семьи...
   – Опять – двадцать пять. Тебе негде лекции читать? Иди домой, стань перед зеркалом и выступай. Устала я.
   – Я все-таки хочу обратить ваше внимание на то, что речь идет не только о домах. Мы понятия не имеем, какие драгоценности, какие ценные бумаги перешли к этой женщине. Надо все переписать, передать следствию и получить обратно.
   – Что, закон такой есть – подарки возвращать? Не уверена. Ты знаешь, Валера, чем дольше ты говоришь, тем больше мне хочется с другим адвокатом посоветоваться...
   – Давно хотел вам сказать, – лицо Валерия покрылось красными пятнами, – что дочь унаследовала от вас и ваше хамство, и вашу неблагодарность.
   – Чего-чего? Что ты тут прочирикал? Наше хамство? Неблагодарность? А кого это мы приняли в одних штанах с недвижимостью тридцать метров в Люблино? Это я у тебя, как у известного адвоката, спрашиваю? Да пошел ты, Валера. Хамки мы или нет, ты все равно будешь землю рыть своим утиным носом, искать то, что тебе как раз сроду не принадлежало. Уходи, пока я еще чего-нибудь не сказала. Ты мне даже соболезнование не выразил, между прочим.
   – Соболезнование? Так он...
   – Заткнись. Не твое дело. Закрой дверь с другой стороны.
* * *
   Когда зять выполнил ее распоряжение, Елена Васильевна набрала номер Сергея.
   – Ты далеко? Может, заедешь? Что-то я не пойму ничего.
   Сергей приехал через час, Елена Васильевна сидела в том же кресле. Он посмотрел на нее с сочувствием. Она выглядела, как всегда. Исчезло главное: ее неудержимое стремление действовать, находиться сразу во всех местах, особенно там, куда ее не звали. И все знать.
   – Мои соболезнования, – он пожал ей руку и с изумлением отметил, что в ее глазах блеснули слезы. Знать она все же что-то хотела.
   – Сережа, ты можешь мне объяснить, почему она это сделала? Или это не она, а на нее просто свалили?
   – Похоже, она. Почему... Там были сложные отношения, мне не очень удобно об этом с вами говорить.
   – Говори.
   – Это нервная, гордая женщина с тяжелой судьбой... Причина... Это версия... Вроде бы унижения, издевательства... Сексуального характера.
   – А... Ты не можешь мне устроить с ней свидание?
   – Вас в любом случае вызовут для дачи показаний, можете попросить.
   – Нет, ты мне устрой. Ну, так, чтоб поговорить дали. Ты ж еще на меня работаешь?
   – Да, собственно, вроде бы и смысла нет. Сейчас тот вопрос, из-за которого вы меня наняли, решится легко.
   – Ну, а я задала другой вопрос. Мучает он меня. Мне ведь не восемнадцать. Скоро – не скоро придется там с ним встретиться. Хочу все знать, как говорится.
   – Договорились. Я попробую.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация